<<
>>

г) Традиции и реформы в современном Китае.

В том и состоит «специфика китайского социализма», что она строится на традициях китайского образа жизни, на знакомых каждому китайцу идеях и морали, заложенных в глубокой древности.

Мировоззрение китайского народа и его традиции связывают не только идеи конфуцианской морали и порядка в обществе. В Китае сохранились и другие религиозные миропонимания. Их объединяют общие, несмотря на различия, философские принципы жизни, что вполне можно утверждать о »!Диной идеологической системе китайской цивилизации, начиная со времен Конфуция. Многие из этих традиций легли в основу преобразований новейшего времени. Все преобразования, осуществленные «сверху», опирались на традиционное мировоззрение китайского населения и несли отпечаток традиционной культуры Китая, главный принцип которой исходит из примата интересов государства над личными.

Мао Цзэдун, начиная «великую пролетарскую культур- пут революцию», не смог избавиться от старых традиций и обычаев, идей и форм управления обществом. «Красные охотники», разрушая пережитки «старого плохого времени».

возрождали старые традиции в новом облике. Борясь со средневековьем, Мао невольно возвращался к нему, к его принципам, устоям и идеям. Объявляя борьбу против Конфуция, Мао сам попытался стать им. Фактически библией для хунвейбинов и их сторонников, тех, кто осуществлял «культурную революцию», стали цитатники Мао. Величие Мао Цзэдуна было сродни китайскому императору, а некоторые воздавали ему почти божеские почести. Многие авторы отмечали, что Конфуций одержал победу над Мао. Конфуций вернулся в китайское общество, а «красные книжечки», как и сам Мао, постепенно стали частью прошлого.

Новые марксисты-ленинцы, став у руля китайского государства после Мао Цзэдуна, нашли необходимым и полезным использование традиционного сознания в новых начинаниях либерального политического курса. В основе всех реформ, какие бы они ни были, заложены идеи традиционного национализма, древнейшие воззрения, столетиями поддерживавшиеся в Китае — верность нации и благодарность за возможность родиться китайцем, верность семье и уважение к старшим.

Еще одна древняя тенденция, которая приобрела новое звучание в социальной жизни китайцев, — интерпретация борьбы общественного порядка и личного обогащения — получила ясное выражение двадцать пять веков назад. Дэн Сяопин, выдвигая девиз своих реформ «Быть богатым тоже не плохо», опирался на основы конфуцианской морали.

Из конфуцианского наследия Дэн Сяопином для определения целей экономическою развития было взято понятие «сяокан», означающее «малое благополучие». В китайской истории традиционно считалось, что период сяокан предшествовал созданию общества Да тун, общества всеобщего единения и гармонии, когда «Поднебесная принадлежала всем». Сяокан стал рассматриваться как уровень средней зажиточности, который по-разному определялся в разных районах Китая. Цзян Цзэминь, продолжая развивать общий конфуцианский подход, заявил о том, что необходимо к середине нынешнего века значительно повысить уровень материального благосостояния китайцев, перейти от улучшения жизни социальных слоев к улучшению жизни всего народа. В решениях XVI съезда КПК в 2002 году заявлено о продолжении избранного курса, что партия будет способствовать всестороннему строительству «общества средней зажиточности» (сяокан). При этом Цзян обратил внимание на необхо-

димость использования всех людских ресурсов страны, в первую очередь, интеллигенции и предпринимателей. Последователи реформации радикально сменили социальную опору при построении китайского социализма.

Идеи Конфуция были взяты на вооружение правительством Китая для легитимизации проводимых рыночных реформ. Конфуцианские установки и мировоззрение гораздо удобнее ложились на китайскую почву, чем коммунистические идеи. Все то, что определяло сущность земельных реформ Дэн Сяопина, строилось на основе традиционного крестьянского сознания о земле и собственности. Земля в стране исторически рассматривалась, прежде всего, как государственное (общественное) достояние. В «семейном подряде», который лежит в основе земельной реформы, прослеживается тенденция к сохранению традиционных форм хозяйствования на китайской земле.

Этим объясняется кажущаяся половинчатость или незавершенность реформы. Земля не была передана в частную собственность, а отдана в «подрядную ответственность крестьянского двора». В основной массе китайский крестьянин выступал в качестве арендатора, но не собственника земли. Так в Китае было во все времена.

Обращает внимание, что реформаторы Дэн Сяопина не пытались ликвидировать семейно-клановые отношения, издревле сложившиеся в производственных отношениях. Принцип родственно-клановых связей, привнесенных в сферу земельных отношений и коммерции, становится господствующим и в сфере предпринимательских структур. А. Федоровский подчеркнул, что если даже возникают крупные корпорации, то они все равно управляются в соответствии с принципами семейной иерархии. Многое из традиций семейно-клановых структур оказалось полезным при проведении экономических преобразований. Провозглашенная конфуцианством в патриархальной крестьянской семье приоритетность дисциплины, строгая система старшинства, преданность работодателю, вытеснили необходимость «партийно-воспитательной работы», которая, кстати, строилась на этих же основах.

Реформаторы попытались сохранить крестьянство как особую социальную группу китайского населения. Крестьянство составляло и составляет большую часть населения КИР — 800 миллионов. Вплоть до начала нового века в Китае действовала с 1955 года «система регистрации постоянного населения*. Крестьянство оказалось изолированным

от городского населения и, согласно законодательству, прикреплялось к земле, постоянному месту жительства. За жителями села закреплялись обязанности работать на земле, обеспечивать город продовольствием, а промышленность — сырьем. Ограничение самодеятельности населения и закрепление экономического неравенства консервировало отсталость деревни, закрепляло за ней средневековые черты. Для крестьян возможности смены сельской регистрации па городскую были сильно ограничены, разве что получив направление после ВУЗа или сделав карьеру в рамках системы кадровых работников — ганьбу.

Во многом это напоминало своеобразную систему крепостного права, сохранившуюся в условиях китайского социализма вплоть до начала XXI века.

Закрепление крестьянства как социального слоя с его патриархальными порядками давало возможность государству не участвовать в организации социальной защиты, предоставляя им самим решать многие проблемы. Это была политика, направленная на то, чтобы большая часть населения обеспечивала сама себя продовольствием. Кроме того, регистрация служила барьером, сдерживающим наплыв крестьян в города. В 2000 году на селе было сконцентрировано до 100 миллионов человек избыточной для земледелия рабочей силы. В то же время изоляция крестьянства создавала массу проблем. Система регистрации усиливала социальное неравенство. Горожанам гарантировался более высокий уровень ЖИЗНИ за счет социального обеспечения и льгот. Правительство, осуществляя контроль над ценообразованием, субсидировало горожан через гарантированные цены на продовольственные товары. Городское население превратилось в привилегированный социальный слой.

При Дэне в 1984 году было сделано некоторое послабление крестьянам в выезде их в города, но без права регистрации как городского жителя. После событий на площади Тяньаньмынь в 1989 году значительная часть сельских жителей была выслана обратно в деревни. К концу 90-х годов обострились отрицательные последствия системы регистрации. В 1992 году крестьяне получили возможность покупать городскую регистрацию. Стать горожанами могли только состоятельные крестьяне. Лишь в 2002 году была отменена сельская прописка и введена единая система регистрации китайских граждан. Цзян Цзэминь начал эксперименты в целях изменения этого порядка и поставил точку

над средневековой традицией, полностью изжившей в условиях нового политического курса.

Таким образом, особенностью китайского пути к социализму является уважительное отношение к национальным традициям и духовному наследию. Новые руководители Китая не собираются разрывать своих связей с древними мыслителями. В условиях, когда страну настигают кризисные явления, как нельзя лучше имеют место ссылки на великую китайскую «Книгу перемен», в которой сказано, что, достигнув предела своего благополучия, Поднебесная вновь должна вступить в полосу временных бедствий. Но новые правители КНР, учитывая диалектическую цикличность развития Китая, не собираются переживать полосу кризисных явлений и принимают попытки к дальнейшим реформам и преобразованиям в целях обеспечения поступательного развития китайской экономики.

5.

<< | >>
Источник: Бузов В.И.. Новейшая история стран Азии и Африки (1945 - 2004)_Бузов В.И_2005 -574с.. 2005

Еще по теме г) Традиции и реформы в современном Китае.:

  1. НАЧАЛО ФИЛОСОФИИ В КИТАЕ
  2. Трансформация традиционных обществ в контексте модернизации и современных процессов глобализации
  3. Традиционное общество Северной Кореи: ретроспектива и прогноз
  4. § 2. Первая конституция современной Японии (1889) и система разделения властей
  5. Глава двенадцатая Экономические реформы в посткоммунистической России и преобразование собственности
  6. Источники современного права Китая
  7. Тема 5. ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  8. Глава 4. Польская тематика в литературе 1880-х–1890-х годов
  9. Развитие евразийского наследия Л.Н.Гумилева в конце XX века
  10. Современные дискуссии вокруг евразийства
  11. ПОЛИТИКА САМОУСИЛЕНИЯ И ПОПЫТКИ РЕФОРМ В КИТАЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
  12. «РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ» И ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ КНР
  13. б) Современное и традиционное в экономике развивающихся стран.
  14. 6) Особенности, формирования социальной структуры восточных обществ: традиционные и современные черты.
  15. 2. Особенности цивилизационного развития и конфуцианство в современном Китае.
  16. КИТАИ: ПОЛИТИКА И РЕФОРМЫ
  17. 3. Политическая борьба за реформы после смерти Мао Цзэдуна. Дэи Сяопин.
  18. г) Традиции и реформы в современном Китае.
  19. ОГЛАВЛЕНИЕ
  20. 25 ЛЕТ АЛФАВИТА ПИНЬИНЬ ЦЗЫМУ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -