<<
>>

История формирования нормативных правовых актов в правовой системе исторического и современного Таджикистана

Общеизвестно, что нормативный правовой акт с момента его разработки занимал ключевую позицию в качестве письменного источника права. На современном этапе нормативный правовой акт используется как более эффективная форма права во многих странах.

Разработка нормативных актов древности была неотъемлемой частью исторического процесса возникновения права, точнее, позитивного законодательства. Потребность в нормативных актах была обусловлена необходимостью письменной фиксации действовавших в древнем обществе обычаев, религиозных норм, принципов морали, а также новых норм, выражающих волю властных институтов и нацеленных на регламентацию все более расширяющихся общественных отношений на этапе развития производственной экономики. Возникновение первых письменных источников права связано с закреплением архаичных правил поведения с целью регулирования общественных отношений с участием членов первых типов государственно организованного общества. Первые письменные документы или источники права условно можно назвать первыми нормативными правовыми актами. Их условная характеристика обусловлена тем, что порядок их принятия был крайне упрощен по современным меркам (ввиду несовершенства законодательной деятельности, отсутствия парламента и т.д.). Помимо этого, свойства архаичных нормативных актов не проявлялись в полной мере и, во всяком случае, отражали особенности древних, в большей мере традиционно-религиозных, правовых систем.

Происхождение права и его письменных форм было предметом исследования нескольких поколений философов и мыслителей. Благодаря их усилиям выработаны различные теории, в которых дается оценка факторам, причинам, времени возникновения права и форм его выражения.

Потребность в нормативных актах как удобных средствах правового регулирования была обусловлена объективными требованиями общественной жизни, прежде всего, необходимостью упорядочения усложняющейся системы общественных отношений ввиду следующих причин: совершенствование форм хозяйственной деятельности; развитие процессов производства, обмена, потребления, распределения; активизация государственного вмешательства в общественные процессы; обеспечение стабильности и порядка в обществе; осуществление государством экономической, политической, идеологической функций; выполнение государством задач, крайне необходимых для поддержания нормального функционирования общественной жизни (строительство ирригационных сооружений, регламентация ремесленного, кустарного и иного производства, оборона владений и др.); реализация государством классово­политических функций, необходимых для поддержания господства правящих классов, групп, прослоек (удержание людей в рабстве, захват рабов, подавление сопротивления неугодных режиму людей, захват чужих территорий и др.). В процессе реализации указанных функций государства возникала потребность в правотворческой, правоисполнительной, правоохранительной, контрольной деятельности. Не случайно первые памятники права (Законы Ману, Законы Хаммурапи, Авеста, Сасанидский Судебник и др.) нормативно закрепляли правовое положение рабов, социально-политическое неравенство, привилегии господствующих классов, регламентировали имущественные, семейные и иные отношения.

Исторический процесс разработки нормативных актов характеризуется следующими особенностями: а) разработка нормативных
правовых актов была неразрывной частью исторического процесса возникновения права, главным образом, формирования позитивного законодательства; б) она была обусловлена объективными потребностями жизнедеятельности общества (регламентация имущественных, хозяйственных, экономических, семейных, социально-политических, трудовых, процессуальных и иных отношений); в) имела субъективную направленность, поскольку отражала стремление, политическую волю, интересы господствующих верхов по поддержанию угодного им общественно-политического режима; г) нормативный акт первоначально выступал как подходящая форма письменной фиксации действовавших к тому моменту норм обычаев, моральных принципов общества, религиозных норм и в этом смысле выполнял интегративную функцию в сфере упорядочения и систематизации социальных норм; д) по мере развития общества нормативный акт как форма права все более доказывал свое жизнеутверждающее начало в качестве наиболее удобного средства регламентации и упорядочения общественной жизни, ее нормального функционирования.

Разработка нормативных актов была неразрывной частью процесса рационализации сознания, преследовала определенные цели их инициаторов и авторов, выражала сознательно-волевую деятельность людей, главным образом древних царей, королей и др. В то же время первые творцы позитивного законодательства не могли не считаться с существовавшей тогда социально-нормативной, главным образом, традиционно-религиозно-моральной системой социального регулирования. Кстати, в литературе существует мнение о том, что первые законодатели «руководствуются, прежде, всего, соображениями целесообразности и логики, хотя, конечно, их представления о целесообразном и логичном испытывают на себе влияние и морали, и религии»[11].

О.В. Богатева различает два способа возникновения нормативного правового акта как источника права - естественный и обычный[12]. В рамках указанных способов уделяется внимание разнородным линиям преемственности между поколениями людей, передачи опыта старших молодым. В то же время точка зрения о естественном процессе возникновения нормативного акта вызывает некоторые сомнения. Естественным характером обладает в большей мере процесс возникновения права (обычного права, естественно-правовых требований). Возникновение же нормативного акта главным образом связано с возникновением позитивного законодательства, прежде всего закона. Необходимо различать процессы первоначального возникновения права и формирования позитивного законодательства. Процесс формирования права (первоначальный этап) и выработки закона (последующий этап) отличаются друг от друга по целому комплексу факторов и причин.

Разработка закона - это этап рационализации мышления, формирования права как самостоятельной отрасли знания в сравнении с религией и моралью, когда закон стал выполнять собственные функции в системе соционормативного регулирования наряду с обычаями, религией, моралью. Как утверждает Г.В. Мальцев, «законодательство можно охарактеризовать в качестве серьезного, требующего высокого уровня социального и культурного развития средства политической стратегии, долгосрочного фактора, обеспечивающего общественный порядок, и, наконец, политического господства»[13].

Формированию позитивного законодательства способствовало так­же усложнение общественных отношений, всплеск социальных противо­речий, социально-политического антагонизма. Этому предшествовала
простота общественных отношений, длительный период формирования обычаев, религиозных и нравственных норм, их способность регулиро­вать существовавшие отношения вне проявления социальных катаклиз­мов и противоречий.

Многие исследователи возникновение первоначального (первобытного, примитивного) права связывают с функционированием первобытных (догосударственных) обществ, которые функционировали в условиях коллективизма, солидарности, взаимопомощи, вне социально­политической и экономической конкуренции. К примеру, М.М. Ковалевский писал, что на почве солидарности «человеческих групп, предшествующих во времени образованию государства, и возникает право, еще ничем не отличающееся от нравственности, подобно ей имеющее религиозную окраску»[14]. О первобытном праве писали также М.М. Ковалевский, С.Д. Гельперин, Н.Н. Харузин и др[15].

Классики марксизма также признавали факт очередности возникновения сначала обычаев, а затем - закона. По замечанию К. Маркса: «... Солон только превратил в положительное право обычное»[16]. Логику происхождения обычаев и закона Ф. Энгельс описывает следующим образом: «На известной, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена. Это правило, вначале выражающееся в обычае, становится затем законом»[17].

А.В. Мальцев проводит четкую линию водораздела между процессами происхождения права и разработки закона. По его мнению, возникновению закона предшествовал довольно длительный период
функционирования обычного права, которое, будучи никак не связанным с государством, в то же время «выступало активным фактором политогенеза и образования государства»[18]. И именно с появлением «авторизованной государством формы права - закона - эра господства обычного права заканчивается, хотя само оно на протяжении всей человеческой истории продолжало непрерывно существовать и, как известно, действует на своем месте и в наши дни»[19].

По мнению Р.Ш. Сативалдыева, по мере формирования обычно - правовых и позитивных норм совершенствуется также процесс социально-нормативного регулирования общественных отношений. Уже в рамках ранних государств сочетаются социальное регулирование, главным образом, посредством обычно-правовых норм, и государственное регулирование через судебно-административную деятельность[20][21]. Правовое регулирование посредством закона получает широкое распространение на этапе, когда законотворчество становится

„ 23

монополией государства .

Процесс формирования правовой системы, включая, естественно, его главные элементы - право и закон - довольно длительный. По мнению Т.В. Кашаниной, в отношении подавляющего большинства социальных явлений нельзя указать с определенностью день, год, а иногда и столетие их появления. По ее мнению, процесс их зарождения занимает годы, десятилетия, столетия, а иногда и тысячелетия[22]. Это в полной мере относится и к процессу возникновения государства, и к процессу возникновения права, в том числе такой его формы, как нормативный правовой акт. Применительно к нему допустимы и такие определения, как право племенное, народное, обычное, варварское, примитивное.

Нормативный акт, выступавший формой внутригосударственного права, издавна являлся начальным звеном формирования системы национального права. Благодаря нормативным актам процесс возникновения права в исторической ретроспективе постепенно приобретал национальную (внутригосударственную) направленность и отображал необходимые черты и свойства национальной системы права тех или иных государственных образований. Древние правовые памятники служат отражением специфики соответствующих типов правовой культуры тех или иных народов - древних египтян, китайцев, индийцев, персов, греков, римлян и др.

Система права - это, по сути, «строение национального права, заключающееся в разделении единых по назначению, внутренне согласованных норм на определенные части, называемые отраслями и институтами»[23]. Существуют также и другие определения системы права. Однако все они сходятся к мнению, что система права представляет собой внутреннее строение (структуру, организацию) определенных частей права[24]. Таким образом, именно в русле внутреннего строения права система права выходит на передний план человеческого бытия и становится практически главным средством социального регулирования. В такой роли она, безусловно, не могла существовать в прежних, неправовых, формах.

Возникновение древних нормативных правовых актов отражало особенности господствовавших тогда правовых систем, было неотъем­лемой частью древних типов правовой культуры. Так, один из древ­нейших письменных источников права народов Персии - Декларация Кира II Великого (539 г. до нашей эры)[25] - был нормативным актом, от­
ражающим господствовавшие тогда тенденции по ассимиляции различ­ных типов древних культур в рамках Ахеменидской империи. Она про­возглашала свободу слова, вероисповедания и передвижения с целью сосуществования различных религий и верований, культур и традиций. По словам Ф.Т. Тахирова, нормы данной Декларации предусматривали право на самоопределение, право поддерживать внешние сношения, способствующие амальгамации материальных и духовных традиций и

28 культур разных народов .

Другим источником древнего права была «Авеста» - священная книга религии зороастризма, которую исповедовали народы Средней Азии и Ирана[26][27]. Она состояла из собрания религиозных текстов индоевропейцев, населявших Бактрию, Согд, Хорезм, Фергану, Памир, Хорасан, часть Закавказья и другие территории западного Ирана. Различные ее аспекты изучены отечественными и зарубежными исследователями. Среди отечественных исследователей привлекают внимание труды Ю. Якубова[28], Д. Саймудинова, Ф.Т. Тахирова[29], А.Г. Халикова[30], И. Буриева[31] и др. Названные исследователи пришли к мнению, что «Авеста» содержит нормы права различного характера. Их можно классифицировать по содержанию и предмету регулирования, по отраслям государственного, семейного, гражданского, уголовного, водного права.

Среди правовых норм «Авесты» государственно-правовые нормы занимают ведущее место. Они легитимировали религиозную и политическую власть, права, полномочия и привилегии царей и правителей, определяли взаимоотношение правителей и народа, устанавливали основные права и обязанности зороастрийцев[32].

Гражданско-правовые нормы «Авесты» определяют понятие и виды договоров. К примеру, в «Авесте» различаются шесть разновидностей договора поручительства: 1) договор поручительства без совершения каких-либо формальных действий; 2) договор поручительства, сопровождающийся ритуальным действием - рукопожатием; 3) договор поручительства овцой; 4) договор поручительства головой крупного рогатого скота; 5) договор поручительства рабом; 6) договор поручительства областью[33][34].

В Авесте содержится достаточно много правовых норм и институтов семейного права, которые в последующем были реципированы в законодательство возникших позднее государств. Они в большей мере содержатся в Вендидаде - части Авесты. Данные нормы активно использовались при регулировании семейно-брачных -36 отношений .

Одним из важных исторических этапов в развитии законодательной деятельности стала эпоха правления Сасанидской династии (224-651 гг.н. э.). В этот период действовали такие правовые памятники, как судебник Ишобохта, разработанный на основе христианских норм и правил поведения, Динкард («Деяния веры»), Бундахишн, Ардавирафнома («Книга об Ардавирафе»), Шайст-на-шайст («Дозволенное и недозволенное»)[35]. Они занимали особое место в механизме правового регулирования общественных отношений. Среди них наиболее значимое место занимал Сасанидский судебник «Матакдан-и хазар-дастан» («Книга тысячи судебных решений») или Сасанидский судебник, который, по сути, был первым нормативно-правовым актом, принятым в результате систематизации действовавших норм. Сасанидский судебник представляет
собой сборник юридических казусов, который регулировал договорные, семейные отношения, вещное право, уголовное право, судебный процесс. А.Г. Халиков пишет, что в Судебнике не только объединены нормы права эпохи Сасанидов, но и нормы «Авесты», включая основные принципы права, заложенные в нем с момента зарождения классового общества[36][37].

По мнению А. Нематова, одним из значительных направлений Сасанидского государства была правотворческая деятельность местных правителей. В свою очередь автор отмечает, что сасанидские правовые источники, продолжая традиции нормотворческой деятельности предшествующих Сасанидам государств, отличались системностью, привнесенной в законодательную деятельность, и упорядоченностью норм писаного права, что стало основой появления традиции систематизации

39 законодательства .

Таким образом, можно утверждать, что общественные отношения древних предков таджиков регулировалась не только нормами обычаев и религии, но и нормами писаного - позитивного - права.

Следующий этап развития нормативных правовых актов на территории исторического Таджикистана связан с эпохой распространений ислама. В этот период источники зороастрийского права вытесняются нормами ислама, в частности, исламского шариата. Происходит смена теории источников права. Коран, Сунна, иджма и аналогия (кияс) получают всеобщее признание как источники мусульманского права. Наряду с действием священных первоисточников (Коран и Сунна) активизируется процесс формирования исламских юридических норм в рамках мусульманских правовых школ. На территории Средней Азии широкое распространение получает
ханифитская школа права, основателем которой был Великий Имам Абуханифа. На фоне распространения ислама как системы религиозных, моральных, этических, политических, социальных норм трансформируется общественное сознание.

Это не могло не повлиять на формы правотворческой деятельности в среднеазиатских мусульманских государствах. Наряду с указанными выше религиозными и рациональными источниками мусульманского права в среднеазиатских теократических монархиях протекает также правотворческая деятельность правителей. При этом она была строго подчинена общепризнанным исламским канонам и протекала под строгим контролем главы исламского Халифата, центром которой был Багдад, а позднее центр Османской империи. Однако постепенно местные правители стремились к освобождению из-под опеки Багдадского и Османского халифов. Ярким тому доказательством служит тот факт, что на территории Саманидского государства, выступавшего первой формой консолидации таджиков, действовали как исламские, так и местные (обычные) нормы.

К тому же ханифитская правовая школа допускала такой источник, как «урф» (местные обычаи). Кстати, именно по причине лояльного отношения данной школы к местным традициям и обычаям (при условии, естественно, их соответствия исламским канонам) учение Абуханифы, в частности в сфере мусульманской юриспруденции, получает широкое распространение во многих странах, в том числе в Средней Азии.

Одним из первых исламских нормативно-правовых актов на территории Таджикистана являлись договоры, заключенные между арабскими правителями и местными военачальниками[38]. Согласно этим договорам, распространение исламских норм на территории Средней
Азии, прежде всего, касалось финансовых, налоговых и уголовных норм исламского права, т.е. процесс их распространения берет начало от финансовых исламских норм. В более конструктивной форме источники исламского права классифицированы в рамках кодификации его первостепенных источников, в результате которой были сформулированы хадисы, имеющие высшую юридическую силу после Корана.

Знаменитый хадисовед Мухаммад Исмаил ал-Бухари собрал около 7400 хадисов[39] пророка Мухаммада и создал на их основе Свод хадисов под названием «Ал-Джами ас-сахих» («Сборник, полный достоверных хадисов»). Его кратко называют «Ас-Сахих». Он является самым грандиозным после Корана сборником исламских норм в исламском мире.

На этапе присоединения Средней Азии к царской России начинает трансформироваться правовая система в условиях распространения в среднеазиатских мусульманских государствах российских нормативных правовых актов. Именно на данном этапе начинается процесс приобщения народов Средней Азии к ценностям и традициям российского права. Уголовное уложение 1903 года является одним из основных нормативных правовых актов, применявшихся также на территории исторического Таджикистана. Свод законов Российской империи от 1832 г.,

подготовленный под руководством М.М. Сперанского, также действовал на территории современного Северного Таджикистана. Так, в Свод законов Российской империи было включено Положение об управлении Туркестанским краем[40]. Оно включало раздел о порядке управления северными территориями Таджикистана. Свод законов Российской империи содержал как нормативные правовые акты общеимперского
характера, так и нормативные правовые акты Российской империи, изданные специально для Туркестанского генерал-губернаторства.

После революционных событий в России, Туркестане и Бухаре (1917 - 1920 гг.) на территории Таджикистана, как и иных среднеазиатских государств, начинает формироваться новая, советская, правовая система. Начинается процесс правотворчества по образу советских, преимущественно российских, нормативных правовых актов

(конституция, декрет, декларация и др.). На этом этапе принимаются Конституции Туркестанской социалистической (1918 г.) и Бухарской Народной Советских Республик (1921 г.). В указанных республиках издаются законы, декреты, декларации, кодексы и иные нормативные правовые акты (постановления высших органов власти и др.). Параллельно получают распространение советские нормативные правовые акты. При этом особенностью правовой системы данного периода было то, что на начальном этапе победы Советской власти наряду с советскими нормативными правовыми актами продолжали применяться религиозные (мусульманские) и обычные нормы. На данном этапе советская правовая система формировалась в условиях трансформации мусульманской правовой системы и имела смешанный характер.

Национально-территориальное размежевание 1924 года и образование Таджикской АССР явилось началом формирования новой системы государственных органов, проведения массовой правотворческой деятельности и совершенствования действующего законодательства. Первым систематизированным нормативно-правовым актом в истории законодательства Таджикистана стало Собрание узаконений и распоряжений рабоче-дехканского Правительства Таджикской АССР. Настоящее Собрание издавалось ежемесячно и преследовало цель скорее ознакомления населения автономной республики с действующим законодательством, нежели упорядочения нормативно-правовых актов
Таджикской АССР. Как отмечает академик Ф.Т. Тахиров, уже с первых дней существования автономного Таджикистана возник вопрос об ознакомлении широких масс трудящихся с законодательством республики,

43 своевременном его доведении до сведения исполнителей.

Следует согласиться с мнением, что данный законодательный акт как правовой регулятор в жизни таджикского народа был действительно новым. Как уже было отмечено, до установления советской власти на территории Средней Азии в целом основными регуляторами общественных отношений выступали нормы мусульманского права и обычного права (адата), а на территории Северного Таджикистана, который входил в состав Туркестанского генерал-губернаторства, отчасти законодательство Российской империи.

А.Р. Нематов отмечает, что на территории Бухары и Туркестана, частью которых являлся и Таджикистан, вначале ХХ в. принималось такое количество нормативных правовых актов, что выявить среди них именно законодательные акты оказалось невозможным. Практически отсутствовало четкое разграничение между законодательными и подзаконными актами, что, конечно, усложняло процесс исследования развития форм законодательных актов, особенно в 1918-1924 гг. Исследование также усложнялось многообразием сопутствующих или вспомогательных органов, которые широко применяли правотворчество, а их акты имели почти силу закона. К примеру, Чрезвычайная диктаторская комиссия Бухарского ЦИКа по делам Восточной Бухары также имела

44

право издавать нормативные акты .

Называя все это особенностями революционного периода, Г.С. Азизкулова отмечает, что в связи с этим не существовало четкой

43 Тахиров Ф.Т. «Собрание узаконений и распоряжений рабоче-дехканского Правительства Таджикской АССР» как юридический источник // Государственная власть и защита прав личности в Республике Тад­жикистан: история и современность. - Душанбе : Сино, 1992. - С. 3-8.

44 Нематов А. Указ. соч. - С.109.

взаимосогласованности нормативных актов, отсутствовала и четкая система создающих их государственных органов. Декрет, постановление, приказ, резолюция, инструкция, обращение - наиболее часто

45 встречающиеся названия нормативных актов того времени .

С другой стороны, к решению этой проблемы необходимо выработать иной подход, т.е. не с позиции формы и названия акта, а с позиции пределов ее действия, решения существующих проблем и, конечно же, юридической силы данных нормативных правовых актов. Следует согласиться с мнением А.Р. Нематова относительно несовпадения формы законодательных актов Таджикистана начала ХХ в. (особенно с 1918 по 1924 гг.) с современным пониманием формы законодательных актов. Единственной тому причиной, на наш взгляд, также является переплетение и сумбурность функций органов государства в сфере управления и надзора.

С победой Советской власти происходило распространение законодательных актов РСФСР и принятие новых нормативных актов. 23 сентября 1921 г. на II Всебухарском курултае была принята Конституция Бухарской Народной Советской Республики. Ранее, 15 октября 1918 г., на основе Конституции РСФСР была принята первая Конституция Туркестанской АССР, а 24 сентября 1920 г. - вторая. В целом форма законодательных актов Туркестанской АССР, являвшейся составной частью РСФСР, совпадала с законодательными актами РСФСР, которые распространяли свою силу на всей территории автономии. Первые нормативные акты того времени издавались в форме декретов. Второго февраля 1921 г. Правительство БНСР издало «Декрет о земле», который провозглашал национализацию земли в БНСР [41][42].

В октябре 1923 г. IV Всебухарским курултаем Советов был принят Земельный кодекс БНСР. Изданием декретов в 1918-1924 гг. активно занимался ЦИК Туркестанской АССР[43][44]. По справедливому замечанию Н.Ф. Тахирова, именно Туркестанский ЦИК рассматривал и утверждал проекты декретов и предложений, вносимые Совнаркомом Туркестанской Республики, а также издавал собственные законы, декреты, приказы и 48 распоряжения .

При исследовании нормативных правовых актов, принятых в период с 1929 по 1991 гг., можно столкнуться с фактом того, что в этот период на территории исторического Таджикистана определенное время использовались нормативные правовые акты Узбекской ССР.

Так, в Таджикской ССР, впредь до издания соответствующего кодекса Таджикской ССР, продолжает действовать Кодекс законов о браке, семье и опеке и об актах гражданского состояния Узбекской ССР (Постановление ЦИК и СНК Таджикской ССР от 19.12.1929 г.). Пунктом 4 этого Постановления СНК Таджикской ССР было поручено разработать проект семейного законодательства Таджикской ССР и представить на утверждение.[45] Таким же образом обстояли дела с другими кодифицированными законами. Только к середине 1930-х гг. ХХ века были отменены эти нормативные правовые акты. Например, 9 мая 1935 г. были приняты первые Уголовный и Уголовно-процессуальный Кодексы Таджикской ССР и отменено действие Уголовного и Уголовно­процессуального Кодексов Узбекской ССР.[46]

В 1932 г. впервые в истории Таджикской ССР была

осуществлена подготовка и издание «Систематического собрания
действующих законов Таджикской ССР», которое как по форме, так и по единству представляет собой своеобразное явление в истории законодательной деятельности Таджикистана»[47].

Одной из первых систематизированных работ в форме нормативных правовых актов республиканского законодательства выступило Систематическое собрание действующих законов Таджикской ССР, подготовленное комиссией Наркомюста и изданное в 1932 г. Систематическое собрание состояло из семи частей, подразделяющихся на разделы, а разделы - на главы, включающие последовательно пронумерованные правовые акты[48]. Часть первая Систематического собрания под названием «Советское строительство» охватывала четыре раздела и 115 последовательно приведенных правовых актов; вторая часть включала последующие акты (с 116 по 256). Таким образом, систематическое собрание состояло из 458 правовых актов (лучше было бы их назвать статьями).

Также Верховным Советом Таджикской ССР были утверждены новые Уголовный, Уголовно-процессуальный, Гражданский и Гражданский процессуальный кодексы Таджикской ССР.

Были приняты также Законы о судоустройстве Таджикской ССР, об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в Таджикской ССР, об охране природы Таджикской ССР, о бюджетных правах Таджикской ССР, о кишлачном, поселковом Совете депутатов трудящихся Таджикской ССР, а также утверждены Положения об адвокатуре и о постоянных комиссиях Верховного Совета Таджикской ССР и другие законодательные акты.

Президиумом Верховного Совета Таджикской ССР были изданы указы о дальнейшем ограничении штрафов, налагаемых в административном порядке, об усилении борьбы с тунеядцами, а также другими лицами, ведущими антиобщественный образ жизни, об усилении борьбы с пьянством, а также были утверждены Положения о выборах районных народных судов Таджикской ССР, о порядке досрочного отзыва судей и народных заседателей судов Таджикской ССР, о наблюдательных комиссиях при исполкомах районных и городских Советов депутатов трудящихся, о товарищеских судах Таджикской ССР, о комиссиях по делам несовершеннолетних, что говорит о достаточно слаженной практике разработки и принятия нормативных правовых актов.

В Таджикской ССР термин «нормативный правовой акт» использовался для обозначения законодательных и иных актов правотворчества и оценивался в качестве документа, издаваемого или санкционируемого государственным органом. Понятие «нормативный правовой акт» не было легализовано. В юридической литературе нормативный правовой акт определялся как «государственный акт, содержащий нормы права», или «акт правотворческого органа, содержащий нормы (предписания)»[49]. Неотъемлемым свойством всех принимаемых в Советском Таджикистане нормативных актов было то, что они служили формой выражения воли трудящихся, были нацелены на правовое обеспечение диктатуры пролетариата.

Конституция Таджикской ССР 1937 года, принятая в соответствии с Конституцией СССР 1936 года на Шестом Чрезвычайном съезде Советов Таджикской ССР, легализовала классификацию нормативных правовых актов[50], четко установила круг субъектов нормотворчества. Была
конституционно закреплена высокая юридическая сила общесоюзных законов, а также определены формы нормативных актов. К примеру, Президиум Верховного Совета республики принимал указы, Совет Министров - постановления и распоряжения, министры - приказы и инструкции, местные органы власти - решения и распоряжения. Был закреплен принцип подчиненности подзаконных актов законам[51].

Конституция 1978 года закрепила за Союзом ССР полномочие по установлению Основ законодательства Союза ССР и союзных республик. По Конституции 1937 года Основы законодательства принимались лишь по некоторым вопросам. А по Конституции 1978 года большинство отраслей законодательства регулировалось Основами. Нормативные акты советских республик принимались на базе общесоюзных Основ, которые содержали общие нормы, понятия и принципы правового регулирования и служили целям систематизации отраслей и институтов права. На уровне республик основы конкретизировалось кодексами, хотя статус Кодексов как разновидности нормативно-правовых актов Союза ССР и союзных республик во многом оставался юридически неопределенным. Опыт существования Кодексов показал, что они применяются чаще всего для целостной регламентации отрасли права, комплексного законодательства и регулирования общественных отношений.

Одним из немаловажных вопросов было оглашение нормативных правовых актов, которому в Советском государстве уделяли большое внимание. Нормативные акты, к примеру, объявлялись посредством радио и телеграфа. При этом указанные способы информирования не заменяли официальное опубликование нормативных актов. Информация о принятых документах помещалась также в неофициальных изданиях. Причем
некоторые нормативные акты не подлежали опубликованию, например, распоряжения Совета Министров, ведомственные акты.[52]

С опубликованием связывалось вступление в силу нормативно­правовых актов, принимаемых представительными органами власти. Вот что пишет по этому поводу Мария Джоусе-Иванина: «С 1919 года по 1950­е годы акты вступали в силу в момент получения их официальных изданий на местах, поскольку разные территории страны в одно и то же время могли находиться под действием разного законодательства. В результате возникали коллизии, если, например, стороны одного правоотношения находились в разных местах, появлялись ошибки и недоразумения в правовой деятельности. С конца 50-х гг. акты вступали в силу одновременно по всей территории после истечения срока, необходимого для ознакомления с их официальными изданиями»[53].

Таким образом, советская юридическая наука признала нормативно­правовой акт в качестве единственного источника права советского государства и права и основного правового элемента регулирования общественных отношений.

Практика принятия нормативно-правовых актов и правотворческая деятельность в Таджикистане в 90-е годы ХХ в. происходили в условиях политической нестабильности и гражданского противостояния, что не могло не отразиться на правотворческом процессе в целом. Большинство нормативно-правовых актов принималось в годы политического и военного противостояния, осложнения военно-политической и социальной обстановки в стране, в целях примирения конфликтующих сторон, обеспечения мира и национального согласия в республике, создания правовой базы постконфликтного периода. Так, некоторые положения
правовых актов Комиссии по национальному примирению были включены в отдельные нормы Конституции Республики Таджикистан. В то же время были приняты такие первоочередные нормативные правовые акты как Законы Республики Таджикистан «Об усиления ответственности за действия, направленные против общественного порядка и безопасности граждан» от 24 апреля 1990 года[54], «Об упорядочении организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, ответственности за нарушения порядка их проведения» от 29 июня 1991 года,[55] и Указом Президиума Верховного Совета Таджикской ССР от 22 ноября 1990 года были внесены некоторые изменения и дополнения в Уголовный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, Гражданский кодекс, усиливавшие ответственность за нарушения их предписаний.

Вот что пишет по этому поводу А. Имомов: «Эти акты считались репрессивными актами и лишь частично решали вопросы, связанные с режимом чрезвычайного положения»[56]. Однако мы считаем, что законодатель сознательно по политическим соображениям предусмотрел принятие этих нормативно-правовых актов в силу необходимости стабилизации конфронтации назревшего на то время конфликта.

Практика разработки и принятия нормативно-правовых актов в Таджикистане в условиях независимости имела свое назначение сформировать новую систему нормативных правовых актов со строгой иерархией и верховенством Конституции и закона. Однако система и механизм правотворчества в правоприменительной практике Республики Таджикистан совершенствовался быстрыми темпами и соответственно
методом проб и ошибок. Следствием этого явились разработка и принятие трех Законов РТ «О нормативных правовых актах» в 1998, 2003 и 2009 годах.

Все три Закона РТ «О нормативных правовых актах» предусматривали различные их системы в целом и систему законодательных актов в том числе. Так, в иерархию законодательных актов по Закону РТ «О нормативных правовых актах» от 1998 г. входили: Конституция Республики Таджикистан, конституционные законы, законы, кодексы. По своей сути и значению Закон РТ «О нормативных правовых актах» 1998 года лишь незначительно отличался от советской системы законодательных актов. Была введена такая новая форма нормативно­правового акта, как конституционный закон, и исключались Основы законодательства.

Нормы Закона РТ «О нормативных правовых актах» от 2003 г. предусматривали следующую систему нормативных правовых актов: Конституция Республики Таджикистан; законы, принятые путем референдума; конституционные законы, законы[57] и т.д.

Новеллой данного закона было введение понятия «закон, принятый путем референдума». При этом практически такие законы не принимались.А. Нематов считает, что в системе Закона Республики Таджикистан «О нормативных правовых актах» от 2003 г. указаны такие законы, которые крайне редко встречаются в системе законов других государств, а именно - это законы, принятые путем всенародного референдума[58].

По существу, все три закона особо не отличались друг от друга, за исключением отдельно взятых моментов. Так, например, по непонятным причинам из системы законодательных актов, определенных Законом РТ
«О нормативных правовых актах» от 2003 г., был исключен кодекс. Между тем к этому времени в республике уже было принято около 15 отраслевых и межотраслевых кодексов.

Новый Закон РТ «О нормативных правовых актах» от 26 марта 2009 г. предложил следующую систему нормативных правовых актов Таджикистана: Конституция Республики Таджикистан; законы Республики Таджикистан, принятые путем всенародного референдума; международные правовые акты, признанные Таджикистаном; конституционные законы; кодексы, законы и другие акты.

В постсоветское время законодатель главное внимание уделял выстраиванию новой системы нормативных правовых актов, пытаясь при этом ввести некие так называемые «новеллы». К примеру, в соответствии с ныне действующим Законом «О нормативных правовых актах» в систему нормативных правовых актов включены международные правовые акты. В рамках советской доктрины международного права международное и национальное право оценивались как две самостоятельные системы, имела место тенденция отождествления нормативных договоров и нормативно-

63 правовых актов, издаваемых совместно несколькими органами власти.

В действующем Законе РТ «О нормативных правовых актах» международным правовым актам посвящена отдельная статья, которая повторяет конституционное положение о том, что международные правовые акты, признанные Таджикистаном, являются составной частью правовой системы Республики Таджикистан (ч. 1 ст. 7). Однако Закон «О нормативных правовых актах РТ» не определяет соотношение между международно-правовыми актами и нормативно-правовыми актами республики. Закон ограничивается лишь провозглашением международно­правовых актов составной частью национальной правовой системы. Нет [59]
четкого указания на приоритет международно-правовых актов. Более того, ст. 9 Закона «О нормативных правовых актах РТ» содержит положение о том, что в случае противоречия национальных нормативных правовых актов международным актам принимаются нормативные правовые акты республики по выполнению международных обязательств. Это означает, что в случае такого противоречия применяется не международно-правовой акт, а принимается специальный нормативный правовой акт республики по выполнению международных обязательств, хотя ст. 10 Конституции РТ закрепляет положение о приоритете международно-правовых актов по отношению к законам республики. Иначе говоря, попытки законодателя по выстраиванию новой системы нормативных правовых актов привели не столько к ее совершенствованию, сколько к дополнительным дискуссиям о соотношении конституции и международного правового акта, закона и кодекса, о целесообразности включения международных правовых актов в национальную систему нормативных правовых актов и др.

1.2.

<< | >>
Источник: КАМОЛОВ ИЛХОМ ИКРОМОВИЧ. СИСТЕМА НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ ДОКТОРА ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК. ДУШАНБЕ - 2015. 2015
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме История формирования нормативных правовых актов в правовой системе исторического и современного Таджикистана:

  1. ТЕМА 10. ПРАВО В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ И ПРОБЛЕМА МИГРАЦИИ
  2. Военная служба в России иностранных граждан
  3. Глава 2.3. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  4. Источниковедческая база курса «Теория государства и права переходного периода»
  5. 11.2. Механизм действия переходного права
  6. Список источников и литературы Архивы
  7. Зарубежное законодательство о дочерних и зависимых обществах.
  8. СОДЕРЖАНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. История формирования нормативных правовых актов в правовой системе исторического и современного Таджикистана
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -