<<
>>

Проблемы организации и деятельности адвокатуры в отечественной историографии

Характеристика исторических условий формирования в России института адвокатуры, специфических особенностей организационной структуры и функционирования адвокатских корпораций России в начале XX столетия была почерпнута автором из работ К.К. Арсеньева1, Д.Н. Бородина[11] [12], Е.В. Васьковского[13], М.М. Винавера[14], И.В. Гессена[15], Г.А. Джаншиева[16], В. Ильинского[17], А.Ф. Кони[18], П. Котляревского[19], П.Н.

Обнинского[20] [21], В.В. Птицына11, И.Я. Фойницкого1, и др.

Могут и должны рассматриваться в числе исследований, посвященных институту адвокатуры работы руководителей советского государства и органов юстиции В.И. Ленина, П.И. Стучки, Д.И. Курского, А.Я. Вышинского[22] [23], иных партийных и советских руководителей. Апологетика классового подхода ко всем сферам общественной жизни не могла не отразиться на их восприятии института. Налицо враждебное отношение руководителей советского государства к дореволюционной присяжной адвокатуре, стремление обеспечить управляемость адвокатским сообществом, обеспечить его служение не закону, а пролетарскому государству и классовому правосудию - в этом отношении данные работы представляют своего рода антипод исследований дореволюционного периода.

Первые исследования научного характера, посвященные проблемам организации системы советской адвокатуры появляются еще в 1920-е годы. В их числе следует отметить работы М. М. Исаева, В.И. Вегера и Э.С. Ривлина. Содержание этих трудов характеризует известное противоречие: с одной стороны, авторы постоянно подчеркивают

необходимость классового подхода к организации защиты и отказа от «буржуазных» способов ведения защиты и приемов гонорарной практики, превращения защитника из простого гаранта соблюдения прав граждан в пропагандиста советского права, с другой - утверждается необходимость профессиональной правовой помощи, которая, в свою очередь, нуждается в государственной поддержке, восприятии у дореволюционных российских

адвокатов всего лучшего из их опыта. В отличие от звучавших в первые послереволюционные годы утверждений об отсутствии необходимости в профессиональной адвокатуре как таковой, авторы уже не подвергают сомнению необходимость привлечения к защите профессионалов из числа старых кадров, указывая при этом на обязательность отказа от враждебного отношения советской власти к институту1. Так, по мнению Э.С. Ривлина, высказанному в монографическом исследовании «Советская адвокатура», в условиях социалистического строительства институт советской адвокатуры, выступая как гарант прав и свобод, должен сохранить лучшие черты дореволюционной защиты, и это не противоречит классовому подходу ее построения.

Следует отметить, что на содержании исследований, посвященных адвокатуре, не могли не отразиться изменения в системе судоустройства и судопроизводства на этапе перехода к новой экономической политике. Вслед за принятием в 1922 г. Постановления 3-й сессии ВЦИК «Об адвокатуре»[24] [25] и «Положения о коллегии защитников»[26] абстрактные рассуждения о целесообразности сохранения профессиональных коллегий защитников в советской судебной системе уступают место осмыслению сугубо практических вопросов, связанных с внутренней организацией советской адвокатуры и ее функционированием.

Проблема формирования кадрового состава коллегий защитников рассматривалась в статье члена коллегии Верховного суда РСФСР, а впоследствии профессора судебного отделения факультета советского

строительства и права Московского государственного университета С.М. Прушицкого1. По мнению исследователя, основу адвокатских объединений могут и должны составить члены большевистской партии.

Работа И.А. Ростовского была посвящена поиску наиболее действенных и в то же время приемлемых для советской системы форм и способов адвокатской практики в сфере защиты нарушенных прав граждан[27] [28].

В трудах члена коллегии Наркомата юстиции и члена Законодательной комиссии СНК СССР Я.Н. Бранденбургского[29] также не подвергается сомнению необходимость существования профессиональной советской адвокатуры, более того, утверждается общественный характер данного института. Тем не менее, работы автора также не лишены идеологического подтекста: одним из основных направлений адвокатской практики, по его утверждению, должна стать пропаганда революционной

законности.

В некоторых научных публикациях сер. 20-х гг. затрагивалась и проблема частной юридической практики, возродившейся, пусть и в ограниченных масштабах, в условиях НЭПа. Авторы не скрывали своего отношения к т.н. «подпольной адвокатуре», однако не предполагали ее искоренения с помощью исключительно репрессивных мер. Так, по мнению М. М. Исаева, ликвидация частной практики станет возможной путем последовательной реализации государственной политики поддержки правозащитной деятельности советской адвокатуры[30].

Отказ от «нэповского вольнодумства» и ужесточение политического режима в период сталинской модернизации отразилось как на количестве, так и на качестве исследований в интересующей нас области.

В работах 30-х гг., посвященных проблема адвокатуры, количество которых крайне невелико, явно доминирует влияние жесткого авторитарного политического режима и его цензурной политики, приводящее к сглаживанию существовавших противоречий, замалчиванию существовавших проблем в организации защиты, предопределенных общей репрессивной направленностью политического курса. Характерной особенностью этих работ являлось постоянное отстаивание тезиса о необходимости сохранения партийного руководства и обеспечения еще большего влияния партийной идеологии на деятельность адвокатских объединений.

При этом адвокатура чаще всего не рассматривается в качестве самостоятельного объекта научного анализа. В довоенное десятилетие увидели свет лишь несколько работ, непосредственно посвященных самому институту адвокатуры. Работы М.П. Шаламова1 содержат в себе утверждения о том, что дореволюционный институт присяжных поверенных являл собой образчик буржуазного судоустройства, со всеми его пороками и несовершенствами. Столь жесткая критика была призвана обосновать один и тот же сущностный тезис - новая советская адвокатура ни в коем случае не может рассматриваться в качестве правопреемницы института поверенных[31] [32].

Характеризуя исследование М.П. Шаламова, обратим внимание на то, что в данной работе впервые обосновывается весомая роль адвокатуры в общественно-политической жизни советского общества. При этом автор утверждает, что полная реализация адвокатурой своего предназначения возможна лишь при условии сохранения организационной самостоятельности института, «... а не органа, формально сопровождающего работу судов»[33].

В вышедшем практически одновременной с работой М.П.

Шаламова монографическом исследовании М.В. Кожевникова, присутствует претендующий на объективность сравнительный анализ деятельности дореволюционной и советской адвокатуры. Примечательно, что характеризуя основные черты институтов присяжных поверенных и советских защитников, обосновывая тезис о преимуществах советской модели защиты перед буржуазной, автор высказывает предложение полного отказа от термина «адвокатура» в обозначении советской защиты1. Позиция эта, однако, не встретила поддержки ни со стороны органов советской юстиции, ни со стороны научного юридического сообщества, и термин «адвокат» продолжает использоваться в законодательстве и официальном делопроизводстве, более того, к началу 1940-х гг., практически вытеснив из юридического лексикона термин «защитник».

В опубликованной в разгар «ежовского террора» в журнале «Советская юстиция» статье М.С. Равича впервые предпринималась попытка осмысления двадцатилетней истории развития советской адвокатуры, определялись ее основные этапы, подчеркивались особенности каждого из них. Данной работе свойственна попытка анализа сильных и слабых сторон адвокатской практики; при этом автор акцентировал внимание на успехах, оценивая недостатки как «отдельные» факты[34] [35]. По справедливому замечанию Е.А. Быковской - «...кризис, переживаемый адвокатурой в годы «большого террора» 30-х годов, массовые репрессии в отношении защитников отражения в (этой) работе, конечно же, не нашли»[36].

В работах всех упомянутых авторов, безусловно, содержится богатый фактический материал, касающийся взаимоотношений большевистской власти и адвокатуры, анализируются, шаг за шагом, достаточно

противоречивые большевистские преобразования в системе правоохранительных органов, приведшие, в конце концов, к ликвидации адвокатуры в 1920 г., однако типичным недостатком этих исследований является их чрезмерная идеологизированность.

Историография периода Великой Отечественной войны и «позднего сталинизма» (1945-1953 гг.) характеризуется полным отсутствием интереса к истории отечественной адвокатуры, как дореволюционной присяжной, так и советской. Обрывочные сведения об особенностях деятельности адвокатов в эти годы можно почерпнуть лишь из редких газетных и журнальных статей, принадлежащих, в основном, перу практиков.

Главные проблемы, привлекавшие их внимание, были связаны с характеристикой чрезвычайных условий военного времени, в которых оказалась адвокатура и ее способностью в этих условиях обеспечивать реализацию своей миссии. Так, обострившаяся кадровая ситуация, связанная с мобилизацией значительной части адвокатов в действующую армию, переводом многих из них на службу в органы прокуратуры объективно обусловила ускоренное пополнение коллегий стажерами. Поиску наиболее оптимальных решений этой задачи была посвящена работа М. Красногорского1. Специфика участия представителей коллегии в развитии системы бесплатной юридической помощи участникам и инвалидам войны, членам их семей, нуждавшимся в разного рода помощи (решении жилищных вопросов, оформлении льгот и пр.) нашла свое отражение в статье Т. Круглова[37] [38].

В период сер. 1950-1960-х гг. адвокатура вновь становится объектом научного исследования, однако чаще к этому институту обращаются авторы специальных исследований по уголовному и гражданскому

процессуальному праву.

Проблемы функционирования института нашли свое отражение в трудах, посвященных устройству советской судебной и правоохранительной системы. Так, адвокатская практика и взаимоотношения коллегий защитников с судом, прокуратурой и милицией стали одним из «сюжетов» монографии И.Д. Перлова, увидевшей свет в 1964 г.1

Что же касается историко-правового анализа деятельности советской адвокатуры, то, по сути, мы можем отметить лишь диссертационное исследование Е.П. Дубкова, выгодно отличавшееся от иных научных работ использованием архивных материалов. Достоинством данной работы является и то обстоятельство, что в ней впервые рассматривалось такое направление адвокатской практики, как обеспечение юридической помощи организациям и предприятиям[39] [40]. На основе характеристики действующего союзного и республиканского законодательства автор подверг детальному анализу систему государственного руководства адвокатурой, охарактеризовал динамику взаимоотношений адвокатских объединений и территориальных комитетов ВКП (б). Сама советская адвокатура, с точки зрения реализуемых ею функций, характеризовалась автором как публично­правовой институт.

Эта точку зрения разделял А.Д. Бойков. В работах этого исследователя советская адвокатура характеризовалась как добровольная, самоуправляющуюся общественная организация, тесно связанная в своей деятельности с государственными органами в выявлении и устранении обстоятельств, способствующих совершению преступлений. В отличие от многих прежних исследователей, рассматривавших деятельность института в целом, автор более подробно останавливался на характеристике задач

самих адвокатов. По его мнению, ролевая функция защитника заключается в том, чтобы указать на конкретные обстоятельства, анализ которых может иметь существенное значение не только для определения судьбы обвиняемого, но и возможных профилактических мер в будущем - условия работы и быта обвиняемого, его окружение, обстоятельства, облегчившие достижение преступного результата и т.д. При этом, по мнению

А.Д. Бойкова, пределы процессуальной активности члена коллегии в установлении обстоятельств, способствовавших совершению преступления, детерминируются определяются не только уголовно-правовым значением этих обстоятельств, но и профессиональными качествами самого адвоката, его отношением к законным интересам обвиняемого, его профессиональной этикой1.

Активизация историко-правовых исследований института адвокатуры относится к периоду 1970-1985 гг. Проблемы участия защитника в уголовном процессе рассматривались в диссертации И.Ю. Сухарева[41] [42] и трудах Ю.И. Стецовского. Представляется, что в одной из его работ - «Адвокат в уголовном судопроизводстве» представлено достаточно критическое отношение к объекту своего исследования. По мнению автора, в 1930-е гг., в условиях складывающейся в государстве административно- командной системы, право на защиту носило декларативный характер. Участие защитника в отправлении правосудия и малозначительность его влияния в процессуальной деятельности на исход дела обусловливались своеобразным подходом к революционной законности и прессинге властных структур на процесс судопроизводства. Осторожной критике подверглись и методы управления адвокатской корпорацией со стороны органов юстиции и в последующий период[43].

В работах Г.В. Любарской, Т.В. Варфоломеевой, Б.В. Русанова и др. подробно освещался вопрос о важности и необходимости участия защитника в суде и на предварительном следствии. По мнению исследователей, это не только явится действенным средством защиты лиц, обвиняемых в совершении преступлений, но и существенно укрепит общественный статус самой адвокатуры

В трудах В. М. Курицына и А. Д. Святоцкого[44] [45] подвергаются скрупулезному анализу отдельные периоды в истории советской адвокатуры[46]. Так, одна из статей В.М. Курицына, посвященная истории формирования советской адвокатуры в 1920-е гг., содержала в себе характеристику достаточно противоречивых воззрений партийно­государственного руководства на проблему законности, и негативного воздействия отмеченных противоречий на процесс развития правоохранительных и судебных институтов, в том числе, и адвокатуру.

Та же мысль прослеживается и в совместном труде В.В. Семенникова и И.Ю. Сухарева. Данное сочинение является одной из немногих работ, в которых на основе характеристики фактического положения адвоката в СССР формулируются предложения по усовершенствованию некоторых аспектов деятельности коллегий защитников[47].

К проблемам деятельности отечественной адвокатуры в рассматриваемый период обращаются исследователи истории государственного управления. Так, в монографии Е.Н. Городецкого обосновывается необходимость существования профессиональной

адвокатуры на этапе социалистического строительства. При этом автор демонстрирует достаточно критичное отношение к государственной политике в отношении института, ставя под сомнение целесообразность привлечения защитников к кампании по пропаганде советского права и рассматривая подобные усилия власти как одно из средств пропаганды коммунистической идеологии, не имевшее никакого отношения к адвокатской практике1.

Примечательно, что в отличие от исследователей истории государственного управления, авторы работ, посвященных формированию советского права, проблему законодательного регулирования адвокатской корпорации фактически обходили стороной. Так, в работе М.П. Ирошникова констатировалось, что в 1917 - нач. 1920-х гг. правовая регламентация правозащитной деятельности фактически отсутствовала[48] [49]. С подобной точкой зрения можно согласиться лишь условно, принимая во внимание тот факт, что в первых законодательных, равно как и подзаконных актах советского периода, действительно нет ни упоминаний о правозащитной деятельности, как таковой, ни самого понимания целесообразности и необходимости существования профессиональной адвокатуры в новых исторических условиях. В то же время, представляется, что мнение другого исследователя, В.В. Журавлева, о том, что «...в первых законах советской власти институту адвокатуры не было уделено никакого внимания», совершенно ошибочно[50].

Проблемы кадрового состава адвокатской корпорации на этапе формирования советской адвокатуры рассматривались в издании «В.И. Ленин, КПСС о работе с кадрами». Составители издания разместили в нем документы, свидетельствовавшие о настороженном, а зачастую

враждебном, отношении к представителям присяжной адвокатуры и стремлении государства обеспечить полный контроль за создаваемыми коллегиями правозаступникові В работе достаточно подробно описан порядок приема в ряды защитников, исключение из сообщества, виды санкций за нарушение дисциплины.

В целом, в 1970-1980-е гг. был предпринят ряд успешных попыток осмысления проблем формирования и генезиса судебных и правоохранительных институтов советского периода истории российской государственности, в том числе и адвокатуры. Однако многие недостатки историко-правовых исследований данной проблемы, свойственные работам, написанным ранее, так и не были преодолены. Постоянное подчеркивание руководящей роли партийных организаций, преимуществ социалистической демократии и советского судопроизводства, умолчание о тех страницах истории адвокатуры, которые были связаны с периодом массовых репрессий, отсутствие трудов, посвященных проблемам организации адвокатуры на местах - заметно снижали качество научных исследований.

Начало 1990-х гг. характеризуется началом нового этапа историко­правовых исследований, продолжающегося по сей день. Политические реформы в СССР, критика избранной в конце 1920-х гг. сталинской концепции социалистического строительства, последующий отказ от социалистической модели общественного развития, кризис союзной федерации и становление самостоятельной российской государственности, способствовали переоценке деятельности всех государственных и правоохранительных институтов, преодолению многих т.н. «белых пятен» в российской истории.

Публикация работ М.В. Немытиной, В.П. Портнова, М.М. Славина, Е.Г. Гимпельсона, Н.Н. Ефремовой, В.Н. Кудрявцева, А.И. Трусова,

В.И. Шишкина, М.А. Ефремова, коллективной монографии «История российского правосудия» способствовали лучшему пониманию основных этапов развития российской судебной системы дореволюционного и советского периодов1.

Необходимо отметить, что авторы, изучавшие проблему становления советской адвокатуры, акцентировали внимание на значимости деятельности защитников и невозможности существования системы правоохранительных органов без адвокатуры. Например, Т.П. Коржихиной обозначена суть каждого госучреждения и на их фоне обоснованы причины восстановления разрушенного Великой Российской революцией института защиты[51] [52].

Осмыслению проблем истории адвокатуры способствовали работы М.Ю. Барщевского[53], А.В. Гавриловой[54], Ю.Ф. Лубшева[55] и В.И. Смолярчука[56]. Этим проблемам достаточное место уделено в учебниках и учебных пособиях В.М. Ануфриева и С.Н. Гаврилова[57], Л.А. Стешенко и Т.М. Шамба[58].

Применительно к интересующей нас проблеме истории советской адвокатуры необходимо особо отметить выход в свет исследований

А.П. Галоганова, В.В. Гошуляка, И.С. Яртых1. Особый интерес для нас представляла работа последнего, в которой подробно анализируется проблема взаимодействия адвокатуры и государства, отмечая, что в советское время суды осуществляли управление адвокатами через процессуальные права. Рассматривая вопрос о взаимоотношениях государства и адвокатуры, автор допускает ограниченное воздействие государства на адвокатуру через правовое, судебное, административное регулирование.

Преодолению прежних стереотипов в осмыслении феномена советской адвокатуры способствовала публикация на русском языке работы зарубежного исследователя Ю. Хаски[59] [60]. В его монографии анализируются вопросы государственной политики по отношению к адвокатуре, а информационная насыщенность издания подтверждает достоверность авторских выводов. Однако в силу того, что Ю. Хаски исследовал довоенный период деятельности советской адвокатуры, за пределами его внимания остались многие проблемы дальнейшего развития института.

Проблемы истории советской адвокатуры нашли свое отражение в диссертационных исследованиях И.Н. Чорного, П.И. Зайцевой,

С.Н. Гаврилова, А.П. Галоганова, М.В. Ивановой и А.И. Кучерена, посвященным теории института и его роли в становлении и развитии гражданского общества[61].

В диссертационных исследованиях А.В. Клевцова и Т.Г. Мишиной, посвященных исследованию исторического опыта адвокатских объединений советского периода, предпринимаются попытки определения институциональных основ советской модели адвокатуры, особенностей ее организационного построения, кадрового состава и адвокатской практики. Тем не менее, данным работам присущ и ряд недостатков. Так, диссертация А.В. Клевцова имеет «обезличенный» характер - в ней практически отсутствуют упоминания о наиболее известных представителях советской адвокатуры, работниках судебных учреждений и органов юстиции1. Диссертационное исследование Т.Г. Мишиной отличает достаточно поверхностная характеристика нормативных правовых оснований деятельности адвокатских объединений, что, впрочем, свойственно многим работам, вышедшим из-под пера представителей исторической науки.

Диссертация Д.В.Ануфриева определяет адвокатуру как институт, влияющий на процесс формирования гражданского общества. Автором отражено поэтапное становление адвокатуры и охарактеризованы положительные и отрицательные черты защиты на разных временных этапах[62] [63] [64].

Существенным для понимания природы адвокатуры служит диссертационное исследование Н.В.Лазаревой-Пацкой. В данной работе отражена не только история становления корпорации адвокатов, но и дана сравнительная характеристика адвокатуры России с адвокатским сообществом США и организацией адвокатуры в странах Европейского

Союза1.

Представляется, что значимость диссертационных исследований Д.В. Ануфриева и Н.В.Лазаревой-Пацкой, не являющихся трудами историко-правового характера, заключается в том, что в них проводится детальный анализ деятельности корпорации, со всеми ее достоинствами и недостатками, содержатся предложения по оптимизации системы адвокатуры в рамках реализации концепции укрепления правой государственности.

Современный период историко-правовых исследований института адвокатуры характеризуется появлением первых работ историографического характера. К ним, в частности, относится статья А.Я. Кодинцева, опубликованная в 2008 г.[65] [66]

Наконец, особенностью современного этапа развития историографии отечественной адвокатуры советского периода является публикация исследований, посвященных истории института на региональном уровне.

Помимо трудов, посвященных истории организации и деятельности правоохранительных органов на местном уровне, в которых создание и развитие адвокатских объединений является лишь одним из сюжетов[67], увидели свет работы, посвященные истории адвокатуры на территории отдельных регионов страны. Коллективная монография М.П. Астапенко, Е.М. Астапенко и Д.П. Баранова, посвященная истории адвокатуры Дона, диссертационная работа В.В. Терещенко по истории адвокатских объединений Курской области, исследования С.В. Щепалова, В.Н. Смирнова

и Р.Р. Усманова по истории адвокатуры Карелии и уральской адвокатуры, диссертация Е.А. Быковской, статьи С.О. Гаврилова, А.В. Слепынина, С.И. Святкина и Д.О. Свиридова, в которых анализируются отдельные проблемы организационного построения и практики отдельных адвокатских объединений Сибири, имеют большое значение как для понимания процессов становления института советской адвокатуры, так и их региональной специфики[68].

Несомненный интерес для нас представляли диссертационные исследования А.В. Гавриловой и С.Л. Шахеровой, посвященные истории дореволюционной присяжной и частной адвокатуры Сибири, многие представители которой вошли в первоначальный состав коллегий правозаступников на территории региона и чей практический опыт и теоретические знания способствовали формированию советской адвокатуры на этапе ее становления2.

Подводя итоги историографии проблемы, следует признать, что в историко-правовом осмыслении феномена советской адвокатуры до сих пор сохраняется ряд лакун, к числу которых относится анализ

институциональных основ адвокатуры (кадрового состава, механизма построения, основных направлений адвокатской деятельности) и процессов их трансформации. Ждут своего исследователя и процессы организационного оформления и последующего развития адвокатских объединений на территории восточных окраин страны, в том числе, в западносибирском регионе. К числу недостатков историко-правовых исследований в данной области могут быть отнесены и малая информативность, фактическое отсутствие в исследованиях архивных материалов, обезличенность исторического процесса.

<< | >>
Источник: ГАВРИЛОВ СТАНИСЛАВ ОЛЕГОВИЧ. Институциональные основы и региональные особенности советской адвокатуры в период с 1917 до начала 60-х гг. (на примере Западно-Сибирского региона). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме Проблемы организации и деятельности адвокатуры в отечественной историографии:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Оглавление
  3. Проблемы организации и деятельности адвокатуры в отечественной историографии
  4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ источников И ЛИТЕРАТУРЫ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -