<<
>>

Три слова законодателя — и целые библиотеки становятся макулатурой. (Я.Кирхман, 1848 г.)

Научный жанр очерков был достаточно распространенным в отечественной юридической науке с начала прошлого века. Для трудового права он представляет особую значимость, так как первые работы, затрагивающие проблемы отраслевой теории, в советский период были написаны именно в этом жанре[3].

Очерк предполагает по меньшей мере, следующие количественные и качественные характеристики: относительную краткость; свободный, хотя и тематически обоснованный выбор основных сюжетов; подчеркнутую авторская позиция в изложении материала. Отметим, что более развернутая характеристика некоторых теоретических проблем отрасли давалась авторами в предшествующих исследованиях[4]. Это позволяет нам сосредоточиться преимущественно на актуальных и дискуссионных проблемах теории.

Трудовое право является достаточно зрелым социальным образованием, одной из основных отраслей в системе права стран рома- но-германской правовой семьи[5]. В отечественной традиции оно делится на общую и особенную части. Очевидно, именно первая из них определяет специфическое «лицо» отрасли, ее роль и место в системе права, теоретические построения особенной части. Все это позволяет считать изучение проблем общей части, а в более широком смысле — теоретических аспектов отрасли, важной, приоритетной задачей науки трудового права. Отметим, что принятие в 2001 г. ТК РФ имело до известной степени революционное значение. Впервые кодифицированный трудоправовой акт содержит сравнительно полновесную общую часть, где текстуальное закрепление получили такие важнейшие институты, как социальное назначение, предмет, принципы и источники трудового права, трудовое правоотношение и др. Все это требует комплексного теоретического исследования и до определенной степени критического осмысления предшествующего опыта.

Такое переосмысление может быть произведено только с опорой на имеющиеся теоретические разработки отечественных ученых.

Американский философ и историк науки Т.Кун отмечал: «История, если ее рассматривать не просто как хранилище анекдотов и фактов, расположенных в хронологическом порядке, могла бы стать основой для решительной перестройки тех представлений о науке, которые сложились у нас к настоящему времени»[6]. К сожалению, пренебрежение к предшествующему научному опыту стало своеобразной отечественной традицией. В советский период наблюдалась определенная предвзятость и даже полное игнорирование работ дореволюционного периода, а в постсоветской России проявляется тенденция к недооценке научного наследия советских ученых. Между тем, «современные юридические воззрения...суть только результат всей предшествующей юридической жизни»[7]. Это утверждение известного российского цивилиста Д.И. Мейера в полной мере распространяется и на современное состояние отечественной науки трудового права.

Противостоять негативным тенденциям в развитии теоретической части правовой культуры может помочь возвращение исследователей в широкий исторический контекст. Расширение фактографической базы и углубление фактологического анализа должно способствовать восстановлению критического отношения отечественных ученых к правовой действительности и ее теоретической интерпретации. В этой связи можно выделить по меньшей мере три причины актуальности изучения именно исторического теоретического запаса науки трудового права. Во-первых, в условиях переходного состояния российской правовой системы происходит неизбежная фрагментация, дробление предмета исследования. Ситуация перехода не рассматривалась достаточно полно ни одной правовой или вообще гуманитарной наукой. История, опираясь на сам процесс развития в целом, служит своеобразным «скрепляющим раствором» для восстановления целостной картины эволюции теории. Во-вторых, замыкаясь только на действующем законодательстве и современной правовой доктрине, ученые неизбежно сужают и обедняют результаты исследования. Это обусловлено тем, что теоретические исследования по трудовой проблематике ведутся всего около ста лет и их интеллектуальное освоение даже в силу объема несопоставимо с теоретическими исследованиями, например, в гражданском праве.

В-третьих, одной из сильных сторон марксистской методологии, которая господствовала в отечественной науке многие годы, является комплексный диалектический подход к изучаемым феноменам. Именно в контексте исторического анализа нормативных и нарративных (описательных) источников эта сторона может проявиться в наибольшей степени.

В этой связи теоретико-трудовое исследование не может быть проведено без весомой историко-правовой составляющей, объем которой ограничивается только избранным научным жанром и необходимостью концентрироваться на определенной проблематике. Но в силу ряда объективных и субъективных причин предшествующие научные исследования и в целом историко-правовые аспекты развития отраслевой теории либо недооценивались, либо игнорировались. Между тем, уже в первых работах, посвященных трудовому праву, до одной трети объема отводилось истории вопроса. Именно на вычленении и анализе эволюционных процессов первые ученые- трудовики основывали свои теоретические конструкции. Это были не просто исторические экскурсы или справки, некие историко- правовые введения. Они были посвящены истории зарождения, становления и развития проблемы и только затем — теории вопроса, его догматической стороне и современному состоянию. В советский период работы, посвященные собственно истории развития правового регулирования трудовых отношений в дореволюционной России, публиковались достаточно редко[8]. В целом усиление интереса к этому периоду развития правового регулирования трудовых отношений произошло только в последнее десятилетие[9]. История советского трудового права исследовалась также крайне недостаточно[10], но идеологические запреты деформировали ее еще в большей степени. Возвращение к более объективным оценкам пройденного пути начало происходить только в 90-х гг. XX в., но феномен советского трудового права до сих пор требует углубленного изучения и взвешенной оценки. В целом эволюция отраслевой теории изучена фрагментарно и явно недостаточно. Между тем изучение теории трудового права в историческом аспекте имеет прикладное значение.

По мнению Р.З.Лившица, с которым мы солидарны, «сегодняшние правовые реалии определяются правовым прошлым. Более того, правовые реалии сегодняшнего дня в значительной мере диктуют завтрашний день»[11].

В последнее десятилетие достаточно много говорилось о кризисных явлениях в российском трудовом праве. Их наличие очевидно. Это и определенное размывание предмета отрасли, попытки обосновать «поглощение» трудового права гражданским, отнесение только к административному праву отношений по государственной службе, падение роли профсоюзов и индивидуализация трудовых отношений, количественный рост «нетипичных», не укладывающихся в классическую схему трудовых отношений и усиление «гибкости» найма труда. Эти новые и достаточно неблагоприятные для трудового права тенденции также нуждаются в теоретическом анализе. Простое игнорирование этих проблем или их механическое отрицание только еще больше ухудшит ситуацию. На этот своеобразный вызов постиндустриальной эпохи исследователями должен быть найден адекватный ответ, причем первоначально именно на уровне разработок теоретических проблем отрасли. Изучение отдельных вопросов необходимо, но полную и достаточно адекватную общую картину может создать только комплексное изучение взаимосвязанных проблем общей части трудового права. Английский философ А.Н.Уайтхед отмечал: «Ни один факт не существует сам по себе, как таковой. Он проявляет множество характерных черт одновременно, которые все коренятся в особенностях соответствующей эпохи. Философские обобщения стремятся отобразить устойчивые и важные особенности, отделив их от тривиальных и проходящих... Видеть общее в особенном и сохраняющееся в преходящем — такова цель научного мышления»[12].

Отметим, что трудоправовая наука в конце 80-х— начале 90-х гг. XX в. пережила достаточно острый кризис, вызванный целым рядом причин. Во-первых, продолжала господствовать единственная по сути марксистская парадигма. Парадигма, по Т.Куну, — это система ориентиров научной деятельности (знаний, навыков, норм поведения), которые приняты в научном сообществе, т.

е. среди ученых, работающих в одной области исследования — научной дисциплине. Для каждого, кто стремится стать членом данного сообщества, это своеобразный «профессиональный минимум». В этой связи Т.Кун определял научную парадигму как «дисциплинарную матрицу»[13]. Очевидно, что в настоящее время эта «матрица», говоря кинематографическим языком, нуждается сначала в «революции», а затем в «перезагрузке». Для нас более интересна концепция научно- исследовательских программ, выработанная И.Лакатосом. Эквивалентом парадигмы стало «твердое ядро» такой программы, а собственно теоретические знания составили имеющий служебный характер «защитный пояс» или «мягкую оболочку». Мы вполне признаем тезис И.Лакатоса о существовании и соперничестве нескольких научно-исследовательских программ, причем ни одна из них не может быть признана «единственно верной»[14]. Марксистское «твердое ядро» или парадигма в советской интерпретации уже не может быть основанием современных научно-исследовательских программ. Речь, на наш взгляд, может идти об эволюционном переходе к постмарксизму в социал-демократической интерпретации, который уже очевидно начался. В дальнейшем можно говорить о формировании постпозитивистского «твердого ядра». При этом теоретические исследования в «защитном поясе» должны расширяться и в результате своеобразного естественного отбора новые продуктивные идеи должны оказывать влияние на содержание «твердого ядра». Идеологический ригоризм, методологическое однообразие, узкоклассовый подход и ограниченный идейный инструментарий должны остаться в прошлом. При этом мы считаем, что любой исследователь в самом подходе к исследованию выражает, зачастую неосознанно, представления своего времени — и научно-методические, и понятия о приемах поиска, системе доказательств, терминологии и др. Отсюда труды ученых не могут быть вырваны из контекста времени их написания, но их анализ должен идти в современных методологических рамках. Понять и принять можно любые теоретические посылы, кроме, «аргументации» и оправдания того, что по выражению

Н.М.Карамзина, «терпеть без подлости не можно».

Также стоит отказаться от вызванной всеобъемлющей марксистской тенденцией иллюзии законченности, достаточности теоретического ядра, и, следовательно, попыток достроить экстенсивным путем теоретических конструкций прошлого «до современного уровня». Без новых подходов в данном случае обойтись невозможно.

Второй причиной кризисных явлений в трудоправовой науке стало то, что отечественные исследователи многие десятилетия были практически оторваны от мировой науки. Этому способствовали как идеологические запреты, так и слабое знание иностранных языков. Сейчас этот разрыв начал постепенно преодолеваться, чему способствует активная пропагандистская и издательская деятельность МОТ в России. Но работа в этом направлении, по сути, только начинается. При этом важно не уйти в другую крайность, автоматически распространяя на российскую действительность правовые и социальные стандарты зарубежных стран. Следует исходить из того, что «использование зарубежного опыта требует знания не только юридических норм, моделей, но и условий правовых систем, в которых они существуют и реализуются... Требуется понимание того, насколько эти условия, правовые системы сравнимы с нашими и подходящи для применения заимствуемых образцов»[15].

Следующей причиной кризисных явлений в российской науке трудового права было ослабление межотраслевых связей в теоретических исследованиях. Излишняя вера в «уникальность и неповторимость» социалистического трудового права привели к тому, что ученые уделяли явно недостаточно внимания работам специалистов других отраслевых дисциплин, прежде всего, гражданского и административного отраслей права. В этой связи «пограничные» с предметами этих отраслей области были малоисследованы, либо предпринималась попытка их одностороннего включения в «свой» предмет изучения. Также произошло размывание междисциплинарных связей, особенно с экономической теорией, социологией и философией. До недавнего времени из поля зрения ученых-трудовиков выпадали такие глобальные феномены, как социальная теория

Дж.М.Кейнса, различные теории рыночных отношений, новые комплексные подходы к социальной роли труда и др. В настоящее время начался процесс заполнения этих своеобразных «белых пятен» в исследованиях[16].

Кризисным явлениям в трудоправовой науке сопутствовало отсутствие «социального заказа» на разработку теоретических проблем трудового права. Разработка ныне действующего Трудового кодекса РФ затянулась почти на 10 лет. Помимо очевидных политических и социальных причин этому способствовало отсутствие устоявшихся, признанных теоретико-правовых конструкций регулирования трудовых отношений, отвечающих новым общественным и экономическим реалиям. Ученые-трудовики участвовали в подготовке проектов основных трудоправовых актов, но «конечный продукт», как правило, существенно отличался от предлагаемых проектов, и не в лучшую сторону. Довольно существенный разрыв, наметившийся между законотворческой деятельностью и научной экспертизой, нанес вред не только качеству нормативных правовых актов, но и развитию науки.

Общие подходы к рассматриваемым проблемам определяет и то, что трудовое право можно отнести к числу политически «напряженных» отраслей права наравне с финансовым правом[17]. Очевидно, что проблемы правового регулирования трудовых отношений затрагивают в той или иной мере интересы практически всех граждан. Они тесно интегрированы с проблемами экономики, политики, социальной сферы, культуры, религии. Правовая сторона «рабочего вопроса», как и весь этот вопрос в целом, в России традиционно были достаточно болезненными, оставаясь таковыми и сейчас. Конечно, любая отрасль права отражает различные стороны общественных отношений, но трудовое право в наибольшей степени «встроено» в их совокупность. В этой связи теоретические проблемы отрасли не могут быть рассмотрены без взаимодействия с другими гуманитарными науками, прежде всего экономикой, социологией, политологи- ей и др. Это по определению придает теоретико-трудовому исследованию элементы междисциплинарности. Мы согласны с методологическим требованием, сформулированным русским ученым Б.А.Кистяковским: «Науку о праве следует ориентировать на всю совокупность гуманитарных наук»[18].

Таким образом, глобальные экономические и социальные изменения, принципиальные законодательные подвижки требуют комплексного теоретического осмысления, которое сочетало бы в себе опору на предшествующие научные наработки и новые подходы к обозначенным проблемам. Существенное место при этом должно уделяться анализу трудового законодательства, вне которого отраслевая теория не может быть изучена с достаточной степенью подробности.

Только при наличии у трудового права теоретической основы, отвечающей требованиям сегодняшнего дня, вынесенные в эпиграф слова немецкого юриста и политического деятеля Я.Кирхмана можно считать веселой шуткой, а не грустным пророчеством.

|

<< | >>
Источник: Лушникова М. В., Лушииков А. М.. Очерки теории трудового права. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс»,2006. — 940 с.. 2006

Еще по теме Три слова законодателя — и целые библиотеки становятся макулатурой. (Я.Кирхман, 1848 г.):

  1. Три слова законодателя — и целые библиотеки становятся макулатурой. (Я.Кирхман, 1848 г.)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -