<<
>>

ОТЗЫВЫ ОФИЦИАЛЬНЫХ ОППОНЕНТОВ


Отзыв официального оппонента
Академика Международной академии информатизации, Заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук, профессора Альберта Семеновича ПИГОЛКИНА
Актуальность предпринятого автором исследования не вызывает сомнений.
Проводимая в стране судебная реформа пока еще не закончена и осуществляется медленно и непоследовательно, хотя ее важность в современных условиях неоспорима. От последовательности и глубины ее проведения во многом зависят демократические преобразования в нашей стране, забота о личности и охрана ее прав и интересов. Основная цель судебной реформы — это повышение качества работы судов, их авторитета как защитника интересов личности, их независимости и компетентности.
Незавершенность реформы во многом связана с отрицательными традициями и чертами предшествующего тоталитарного режима. Это консерватизм мышления и деятельности судейского аппарата, коррупция, посягательство на независимость суда органов исполнительной власти и других внешних сил, непонимание роли суда как арбитра между государством, его органами и личностью, гаранта свободы человека.
Диссертация направлена на то, чтобы предложить пути дальнейшего проведения судебной реформы, повысить авторитет и значимость суда в демократических преобразованиях российского общества и формировании правового государства, способствовать внедрению в нашу жизнь общемировых гуманистических юридических ценностей.
Очевидно, что в теории права имеются работы, прямо или косвенно посвященные применению права, и в том числе судебному правоприменению. Однако не все проблемы этой многогранной темы получили достаточную разработку, да и написаны они были достаточно давно. В целом же специального, многоотраслевого исследования судебного правоприменения в теории права нет, и это опять же свидетельствует об актуальности избранной диссертантом темы.
Теоретическое поле исследования чрезвычайно широко. Автор поставил перед собой задачу исследовать в общетеоретическом плане понятие и основные стадии процесса применения права, виды правоприменительных актов и в первую очередь правоприменение в судебной деятельности: научно-правовое мышление судебных работников, процесс познания обстоятельств дела и достижение юридической истины, толкование норм права, вопросы судебных доказательств и доказывания в судопроизводстве. Автор коснулся механизма взаимодействия правотворчества и судебного правоприменения, их связи и взаимопроникновения.
В работе все указанные проблемы удачно связаны с принципиальными вопросами существа права, его нормативного характера, а также связи и взаимодействия трех самостоятельных ветвей власти, роли судебной власти в общей системе разделения властей. Как из-вестно, эти вопросы ныне, будучи весьма спорными, носят осново-полагающий, методологический характер и определяют пути дальнейшего развития всей юридической науки.
Автор поставил перед собой задачу на базе теоретического анализа разработать рекомендации, практические предложения по совершенствованию действующего законодательства РФ и в первую очередь те из них, которые связаны с проведением судебной реформы в Российском государстве, укреплением законности и повышением эффективности судебной деятельности в стране.
Представляется, что автор успешно справился со своей весьма трудной задачей.
Диссертация представляет собой серьезное научное произведение творческого плана, содержит новые плодотворные выводы, которые развивают и обогащают юридическую науку. Теоретический уровень диссертации достаточно основателен, аргументы в пользу новых, выдвинутых автором положений обоснованы и, как правило, убедительны, возражения против точек зрения других авторов также в основном приемлемы. Характерная черта работы — ее творчески-критическая направленность. Автор много и аргументированно критикует недостатки нашей судебной системы, неубедительные, по его мнению, судебные решения и точки зрения ученых по тем или иным затронутым в работе проблемам.
Следует отметить также широкую эрудицию автора, активное использование философской, исторической, социологической и специальной юридической литературы. Особенно активно используется последняя, причем как общетеоретическая, так и отраслевая. Задействованы многие не только современные источники, но и доре-волюционная и зарубежная литература, древние религиозные тексты (Коран, Библия и др.). Весьма интересен и оригинален историко-юридический анализ процесса по обвинению Христа.
Отчетливо виден философский аспект диссертации. Оригинальность, творческие особенности мышления автора наглядно проявляются в рассуждениях об эмпирическом и теоретическом уровнях познания в праве, об объективной и юридической истине, о соотноше-нии отражения в индивидуальном сознании образа как вторичного по отношению к объекту отражения, об опыте, разуме и т. д. Все рассуждения подобного рода автор старается связать с юридической действительностью, деятельностью судей по разрешению дел.
Широко представлены в диссертации примеры из судебной практики, причем они, как правило, удачно иллюстрируют выдвинутые теоретические положения. В целом научно-практический характер работы представлен весьма основательно. Правда, большинство примеров, используемых диссертантом, касаются главным образом уголовного судопроизводства. Что же касается практики гражданского, арбитражного, административного судопроизводства, то она используется значительно реже. Глава работы о доказательствах и доказывании также опирается в первую очередь на теорию и практику уголовного процесса.
Особо хотелось бы отметить научно-прикладной аспект диссертации. Автор не ограничивается формированием теоретических постулатов по теме, а на их основе вносит серьезные и обоснованные предложения о дальнейшем совершенствовании российской правовой системы, об улучшении работы судебного аппарата, повышении ее эффективности. Научно-практическое значение рецензируемого произведения представляется особенно ценным. Среди наиболее значимых хотелось бы отметить, например, предложения о ликвидации трехлетнего испытательного срока для юриста, впервые наделенного полномочиями судьи, который, по мнению диссертанта, противоречит принципу независимости суда, о создании специальных научно-аналитических отделов при высших судах общей юрис-дикции субъектов РФ и др.
Одной из основных положительных черт диссертации является четкое, принципиальное и последовательное отстаивание концепции нормативной трактовки права. Диссертант правильно отмечает, что вопрос о правопонимании — отправной, стержневой, главный в юридической науке и практике, что для любого общества идея жесткого разграничения права и закона является сомнительной и социально деструктивной.
При всей своей привлекательности и кажущейся демократичности так называемая либертарная теория права, основанная на идеях свободы личности, справедливости и гуманизма, объективно ведет к беззаконию, ослаблению порядка в обществе, волюнтаризму. Диссертант справедливо отмечает, что эта теория дает возможность отдельному индивиду по своему усмотрению поступать не по действующему праву, а решать, какой из действующих законов правовой, а какой неправовой, что дает ему возможность в последнем случае отходить от его точного смысла.
Нет сомнения, что авторы так называемой либертарной теории — вполне достойные, уважаемые и весьма авторитетные ученые, а сама теория вполне имеет право на существование, но объективно их идеи ослабляют порядок в обществе, общую упорядоченность общественных отношений, способствуют проявлению произвола и беззакония со стороны государственного аппарата.
Диссертант обоснованно не соглашается с идеей либертарной теории о том, что право в современном обществе может быть, а может и не быть. Современное общество не может существовать без установленного и обеспеченного государством регулирования, хотя по своему содержанию оно может быть несовпадающим в различных государствах. Поэтому автор прав, когда говорит, что право нужно воспринимать таким, какое оно есть.
Еще одна из основных позитивных черт диссертации сводится к обоснованию конструктивной идеи, что в основе доктрины разделения властей лежит идея осуществления такой организации механизма государственной власти, при которой в обществе будет достигнуто господство права, т. е. государство будет связано правом. Эта основополагающая идея должна лежать в основе современной концепции правового государства. Каждая ветвь власти призвана быть сдерживающим фактором, противовесом другим ветвям, а осуществляться это должно на основе права, а не силы. Каждая ветвь власти связана правом (имеет четкие полномочия) и опирается на право (имеет при-нудительный механизм воздействия).
Следует приветствовать также мысли диссертанта о неприемлемости довольно широко распространенных идей о том, что толкование правовых норм высшими судебными инстанциями страны может выступать своеобразной формой правотворчества, создания новых юридических норм (официальное толкование положений Конституции РФ Конституционным Судом РФ, официальные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ). Автор справедливо утверждает, что судебное толкование права призвано обеспечить научно и практически обоснованную интерпретацию содержания, смысла толкуемой нормы в целях однообразного и правильного применения, а не создание общего правового предписания, отступающего от данной нормы или подменяющего его.
Интересны и в своей основе правильны соображения диссертанта о том, что юридические законы были, есть и будут несовершенными хотя бы потому, что они составляются (оформляются) людьми и не могут претендовать на абсолютную ясность для правопримените-ля, который в каждом случае применения закона сталкивается с конкретной жизненной обстановкой. Действительно, абсолютного совершенства закона достигнуть практически невозможно, так как он, будучи единым масштабом поведения, разрешает весьма различные индивидуальные и неповторимые по содержанию дела, которые основываются на большом спектре разнообразных жизненных ситуаций, индивидуальных судеб и характеров.
Как известно, на базе идей о несовершенстве закона и в зарубежной, и отечественной юридической литературе сложилось мнение, что решение дела на основе собственного усмотрения судьи, его правосознания более предпочтительно, чем следование общим абстрактным предписаниям закона, поскольку такое решение может лучше учесть личность правонарушителя, участника судебного спора, конкретные фактические обстоятельства дела, чем то, которое основано на норме закона. Однако если принять на подобный порядок решения судебных дел, у судьи возникает легальная возможность творить произвол, издавать субъективные решения на основании усмотрения, что едва ли будет способствовать укреплению правопорядка в стране, обеспечению прав личности. Поэтому точное и последовательное исполнение любого действующего закона независимо от субъективного отношения к его содержанию, оценки его правильности, справедливости, соответствия современным условиям, технических качеств и т. д. должно быть незыблемым правилом, непреложной аксиомой. Закон свят для исполнителя до тех пор, пока он действует, не отменен или не заменен законодателем.
Научный фундамент диссертации достаточно солидный — не каждый докторант идет на защиту с тремя солидными монографиями, не считая большого числа других научных трудов. Следует отметить также четкий и понятный стиль изложения, точность и яркость выражения мысли, отсутствие словесных штампов и абстрактного теоретизирования.
Все сказанное дает основание сделать вывод, что рецензируемая диссертация — это законченное, многолетнее и теоретически обоснованное произведение творческого, новаторского плана, которое вполне соответствует «докторскому» уровню.
Вместе с тем по работе хотелось бы отметить и ряд замечаний, которые в основном касаются дискуссионных, до конца не разработанных проблем, по которым автор имеет право отстаивать свою точку зрения.
Диссертант сформулировал очень важную, методологически перспективную и весьма увлекательную теоретическую проблему. Он сформулировал абстрактное понятие так называемого абсолютного правового идеала (права в философском смысле), который представляет собой меру, эталон, идеальный образ отношений в конкретном обществе на конкретном этапе его исторического развития. Это основанные на идеальном соответствии уровня абсолютной свободы каждого уровню совокупной свободы всех, мера, эталон идеальных правил поведения, которые объективно необходимы и абсолютно точно отражают потребности данного общества в достижении им наиболее гармоничного уровня существования на конкретном этапе его исторического развития.
Но существует ли такой идеал и возможно ли его существование? При анализе данной проблемы сразу же возникает ряд вопросов:
каково внешнее воплощение этого идеала, в чем он выражает-ся — в идеях, концепциях или в объективной природе вещей, независимой от сознания людей, или, наконец, в каких-то материальных носителях (законах, судебных решениях и т. д.)?
кто его создает, определяет его основные параметры?
каковы критерии, во-первых, его познания и оценки, а во-вторых, создания и действия, имеют ли такие критерии объективный либо субъективный характер?
каковы пути изменения этого идеала, поскольку, по мысли автора, он связан с постоянно изменяющимися общественными отношениями?
На эти вопросы автор пока не дает достаточно убедительных ответов. Его трактовка абсолютного правового идеала как субъективного мыслительного образа, сформулированного сознанием на теоретическом уровне отражения действительности, не убеждает.
Думается, что такого абсолютного идеала в правовом регулировании общественных отношений не может быть создано. Может ли он существовать вне и независимо от воли и сознания людей? Видимо, нет.
А люди мыслят во многих случаях неодинаково и даже прямо про-тивоположно — одни отстаивают усиление государственного воздействия на экономику, а другие, наоборот, требуют полной свободы рыночных отношений; одни — за разрешение абортов под предлогом обеспечения свободы личности, а другие называют аборты убийством и требуют их запрещения. Разброс мнений есть и по вопросам клонирования живых существ и человека, однополых браков, использования наркотиков и т. д. Как же в таких условиях может существовать единый правовой идеал? Существует ли он, если одни теоретики видят право в народном духе, другие — в психологии личности, третьи — в идеальном естественном праве и т. д.? Представляется, что идея существования абсолютного правового идеала весьма спорна и во всяком случае нуждается в серьезном дополнительном исследовании.
Хотелось бы также возразить против позиции автора по поводу юридической (судебной) истины и ее взаимоотношений с объективной истиной, достигаемой в процессе судебного разбирательства. Диссертант утверждает, что судья не познает объективную реальность, он познает юридическую реальность, что юридическая (судебная) истина существует в юридической действительности, отражает юридическую правду. Он выступает против смешения социальной (житейской) и юридической жизни, четко разграничивает юридическую и объективную истину на уровне теоретического осмысления судебного познания.
Однако философия исходит из положений о всеобщем характере объективной истины, о том, что она имеет место в любой форме че-ловеческого познания, что нет другой истины, кроме объективной. Поэтому представляется спорным разделение объективной (по терминологии автора «житейской») и так называемой юридической реальности, объективной и юридической истины. Юридическая реальность (истина) — это форма, одно из специфических проявлений объективной реальности (истины).
Когда суд в процессе решения дела исследует фактические обстоятельства, он определяет истинность или ложность тех или иных конкретных жизненных факторов, т. е. устанавливает так называемую «житейскую» (объективную) истину. Когда же он устанавливает соотносимость доказанных фактов, обстоятельств с применяемой нормой, то есть определяет, имеют ли они непосредственное отношение к применяемой норме, суд опять же устанавливает объективную истину — имеют ли юридическое значение добытые в процессе расследования факты, обстоятельства. Поэтому и в этом случае противопоставлять объективную и юридическую истины представляется неубедительным.
Недостаточно последовательно, как представляется, диссертант относится к проблеме законности в судебной деятельности. В принципе, отстаивая тезис о тесной связанности судьи законом, о необходимости его точного и неукоснительного исполнения, он в то же время предполагает возможность отхода в процессе судебной дея-тельности от тех норм, которые противоречат общепринятой морали. Автор предлагает закрепить в нормативном порядке такое положение, когда в исключительных случаях суд, давая полную правовую характеристику конфликта, мог бы воспользоваться правом выйти за рамки правовой регламентации аналогичных отношений для того, чтобы принятое им решение согласовывалось с нормами морали.
Такая лазейка таит в себе достаточно серьезную угрозу для режима законности в судебной деятельности. Она дает возможность судье под предлогом аморальности закона отходить от его точного смысла, творить произвол, действовать по собственному усмотрению. Ведь известно, что мораль существует в сознании людей, обычно нигде не записана и представляет собой, в первую очередь, общие принципы поведения, а не четкие правила, рассчитанные на конкретную ситуацию. Судья может ошибиться при оценке закона как аморального, а кроме того, сознательно творить беззаконие, используя этот предлог. Пока закон действует, он свят, обязателен для исполнения, как бы к нему ни относился судья — приветствовал и одобрял его содержание или, наоборот, считал его ущербным, устаревшим, аморальным, не соответствующим современным условиям, технически незрелым и т. д. В этом заключается один из основных принципов формирующегося в нашей стране правового государства.
Думается, что к числу обоснованных в диссертации четырех требований к порядку применения норм права судом — законность, обоснованность, целесообразность и справедливость — можно было бы добавить еще два — гуманизм и компетентность, которые имеют не менее важное значение в работе суда. Кстати, сформулированное в диссертации положение, что деятельность суда подчинена правовой регламентации и должна соответствовать процессуальным правилам, относится не к требованию обоснованности применения права, как утверждает автор, ведь под обоснованностью обычно понимается подтвержденное™ дела достаточными и достоверными доказательствами. Оно относится к требованию его законности.
Высказанные замечания касаются сложных, до конца не разрешенных проблем, по которым автор вполне правомочен иметь свою самостоятельную позицию, и ни в коей мере не снижают общего положительного впечатления от работы как серьезного теоретического исследования творческого плана.
Автореферат соответствует основному содержанию диссертации. В трех монографиях и других теоретических трудах автора с достаточной степенью полноты отражены основные положения работы.
Обший вывод: диссертационная работа Александра Валентиновича Аверина на тему «Судебное правоприменение и формирование научно-правового сознания судей (проблемы теории и практики)», соответствует требованиям п. 8 «Положения о порядке присуждения ученых степеней», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.01.2002 года № 74, а ее автор — Александр Валентинович Аверин — заслуживает присвоения ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.01 — Теория и история права и государства; история правовых учений.
Официальный оппонент
Академик Международной академии информатизации,
Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Альберт Семенович ПИГОЛКИН 1 сентября 2004 г.
Отзыв официального оппонента
доктора юридических наук, профессора,
Заслуженного юриста РФ, заведующей сектором общей теории и социологии права Института государства и права Российской академии наук Светланы Васильевны ПОЛЕНИНОЙ
Право. Правовая наука (теория и социология права). Судебное правоприменение. Субъективный фактор судебного правоприменения (правосознание носителей судебной власти)...
Научный труд А. В. Аверина, представленный на соискание ученой степени доктора юридических наук, являет собой творческое теоретическое исследование, в котором авторская интерпретация взаимосвязи, взаимозависимости, взаимообусловленности названных социальных явлений (в ряду со многими другими) позволила не только сформулировать проблему необходимости формирования научно-правового сознания судей, обосновать ее актуальность и социальную значимость, но и создать основу для дальнейшего развития этого нового научного направления в общей теории государства и права, имеющего существенное научно-практическое значение для российской юриспруденции в целом.
Прогрессивное развитие любого современного общества немыслимо без науки, благодаря достижениям которой человечество за последние полтора столетия достигло впечатляющих результатов в вопросах постижения Законов Мироздания (фундаментальные знания), а также в вопросах непосредственного использования достижений науки и техники (прикладные знания).
Сегодня о взаимосвязи, взаимозависимости и взаимообусловленности теории и практики говорят как о чем-то естественном, само собою разумеющемся, не требующем доказательств, подразумевая при этом очевидную ущербность разрыва этих видов человеческой деятельности. Последнее полностью относится и к жизни права во всех его проявлениях.
Наметившаяся на современном этапе российской истории тенденция нигилистического отношения к правовой науке со стороны как правотворческих, так и правоприменительных органов, свиде-тельствует о явной недооценке обществом и государством социальной ценности взаимосвязи правовой теории и практики, что приводит в том числе к возникновению таких явлений, как законодательная эйфория и ее обратная сторона — правовой нигилизм. Эти социальные явления, в свою очередь, способствуют снижению активности должностных лиц и граждан в ходе правореализации. В свою очередь, теснейшая связь между двумя важнейшими стадиями механизма правового регулирования — правотворчеством и пра- вореализацией — имеет в своей основе не только функциональное взаимодействие, но и общие генетические корни, обусловленные в конечном счете неправовыми явлениями и процессами. Объективным выражением их внутренне единой социальной природы является наличие закономерной зависимости социальной эффективности реализации норм права от полноты и точности выявления, измерения и учета в ходе создания законов факторов, отражающих существующие в обществе потребности в правовой регламентации.
Осознание и осмысление перечисленных правовых явлений и тенденций без правовой науки исключено. Ни в процессе правотвор-ческой, ни в процессе правоприменительной деятельности (в отрыве от правовой науки) невозможно выявить то обстоятельство, что на право в процессе его создания и реализации действует комплекс социальных факторов, который един в своей основе, хотя и состоит из подсистем, обладающих известной спецификой в структуре и механизме действия. Ни в процессе правотворчества, ни в процессе реализации права (в отрыве от правовой науки) невозможно обосновать, что позитивная и негативная направленность действия факторов на этапе реализации права, т. е. способность содействовать либо препятствовать осуществлению норм права в соответствии с заложенными при их создании целями, определяется прежде всего тем, насколько выявлены и отражены в процессе законотворчества главные линии общественного развития, вся сумма взаимодействующих фак-торов. Без правовой науки проблематично говорить и о закономерности, согласно которой соответствие права состоянию общества и тенденциям его развития в немалой степени обусловливает его способность обеспечить целенаправленные социальные изменения.
Очевидно, что появление научной работы, в которой с позиций общей теории права и государства анализируются социально-правовые явления, характеризующие как динамику проведения правовой реформы в России, так и факторы, влияющие на процесс реализации поставленных задач в рамках проводимой судебной реформы, является значимым событием. Но ценность настоящего научного исследования определяется тем, что лейтмотивом работы является последовательно и аргументированно проводимая мысль о необходимости восстановления исторически необходимого соотношения между правовой теорией и практикой, о формировании механизма органической связи правовой науки с правоприменительной (в первую очередь — судебной) и правотворческой практикой, а в качестве цементирующего начала реализации в социальной практике указанной идеи предложено начать с одного из важнейших направлений — формирования научно-правового сознания судей.
Сказанным подтверждается актуальность темы диссертационного исследования, а также новизна научных положений и сделанных автором выводов и рекомендаций.
В качестве общей оценки работы следует отметить умение диссертанта вести научную полемику по наиболее острым проблемным вопросам правовой теории, проявляя при этом необходимый уровень научной этики и высокую степень корректности.
Автором четко сформулированы объект, цель и задачи проведенного исследования. Поставленные диссертантом задачи выполнены, в связи с чем в работе полно освещена содержательная сторона поставленной цели, состоявшей в комплексном исследовании основных проблем теории судебного правоприменения под углом зрения формирования научно-правового мышления судей и судебной практики, раскрыта взаимосвязь теории судебного правоприменения и самой судебной практики как в целом, так и отдельных ее сторон.
Научные положения, выводы и рекомендации, сформулированные в диссертации, свидетельствуют о самобытном и творческом подходе А. В. Аверина к исследованию любого затрагиваемого во-проса, об оригинальности мышления диссертанта, являются убедительными, воспринимаются как обоснованные и достоверные.
Обращает на себя внимание убежденность автора в правильности своих теоретико-практических взглядов, которые формировались на протяжении 20 лет, в течение которых он соединял практическую деятельность в области правоприменения с постоянным теоретико-правовым осмыслением этой деятельности. Очевидно, данное обстоятельство способствовало выбору темы научного исследования, убедительному обоснованию теоретических выводов эмпирическим материалом, личному вкладу соискателя в разработку научной проблемы.
Диссертационное исследование, проведенное А. В. Авериным, отличается выверенной логикой последовательности раскрываемых правовых проблем и рациональностью при определении объема исследования каждого поставленного вопроса. Диссертация состоит из введения, 6 глав, объединяющих 27 параграфов, заключения и списка использованной литературы. Структура диссертации видится оправданной, поскольку позволяет изучение любого поднятого частного вопроса подчинить общей цели и основной задаче, в связи с чем
все основные выводы, которые выносятся на защиту, взаимосвязаны, взаимозависимы, расположены сообразно логике научного исследования во всей диссертации, а основные выводы и практические рекомендации выполненной работы содержатся в заключительных положениях. Оправдано и расположение автором подраздела «Выводы и положения, выносимые на защиту» в разделе «Общая характеристика работы» автореферата.
В результате проведенного научного исследования диссертант совершенно обоснованно пришел к выводу о том, что наряду с высокими моральными, человеческими качествами юрист, желающий посвятить свою жизнь делу отправления правосудия, обязан обладать пониманием сущностной стороны этого сложнейшего вида юридической деятельности, для чего ему необходимо иметь хотя бы минимум научно-правовых знаний о проблемах, составляющих стержень истинно судейского менталитета. Вопросы о правопонимании, разделении властей, применении права, юридическом познании в процессе судебного правоприменения, толковании закона, доказательствах и доказывании в рамках судебного правоприменения, по утверждению автора, — это тот минимальный теоретико-правовой багаж, без которого крайне опасно заниматься отправлением правосудия.
Следует полностью поддержать вывод диссертанта о том, что современное нормативное правопонимание — единственно возможный подход, имеющий прикладное значение, и что формирование научно-правового сознания судей начинается задолго до того, как Президент РФ своим Указом наделяет юриста судейскими полномо-. чиями, а вопросы качественной подготовки юристов в современной России стоят исключительно остро и требуют своего незамедлительного разрешения на государственном уровне.
Интересен подход диссертанта к освещению вопроса юридического познания в процессе судебного правоприменения. Вполне очевидно, что судья, приступая к изучению правового конфликта, дол-жен четко понимать предмет своего исследования. Думается, автор прав в том, что главным критерием в уяснении судьей направленности поиска исследования при изучении любого правового конфликта является правовая оценка конкретных отношений, причем принципиальным в отграничении деятельности судьи от деятельности любого другого исследователя (представителя естественных наук) видится
то, что судья не должен смешивать судебное исследование с естественно-научным, поскольку юридическая реальность, конечно же, имеющая в своей основе конкретные факты социальной жизни, отличается от объективной реальности тем, что не может восприниматься иначе, кроме как через призму правовых норм (юридических предписаний). Значимость этого теоретического положения, по мнению диссертанта, столь высока, что заслуживает характеристики «краеугольного камня оценки профессионального сознания судьи».
Совершенно обоснованными в связи с поставленной задачей теоретического исследования видятся главы 5 и 6, в которых на основе ранее сделанных выводов анализируются научно-правовые проблемы юридической герменевтики и теории доказательств и доказывания в судебном правоприменении. Оригинальность постановки и разрешения вопросов, в частности вопроса обращения к общему смыслу и духу законодательств, о необходимости общетеоретической разработки теории доказательственного права в рамках общей теории процессуального права, о достаточности доказательств и профессиональном менталитете судьи, о проблеме разумности и доступности судебной достоверности способствует формированию представления о научном исследовании как целостном, завершенном труде, направленном на создание основы для развития этого нового научного направления в общей теории государства и права.
Анализируя вопросы соответствия конкретных норм права уровню общественного развития, диссертант делает вывод, согласно которому своевременность изменения конкретных правовых норм требует использования законодателем своеобразного индикатора — судебной практики.,!? частности, диссертант предлагает создать специальные научно-аналитические центры при высших судах общей юрисдикции субъектов Федерации, которые должны собирать, анализировать, систематизировать и обобщать наиболее острые проблемы, возникающие в судебной практике данного региона. Обобщение такой информации, полученной из всех субъектов РФ, позволит, по мнению диссертанта, составить довольно четкое представление о действенности конкретных норм права, наличии «болевых» точек в вопросах правового регулирования, а также обозначить социальные потребности либо в урегулировании тех или иных отношений, либо в качественно новой их правовой регламентации.
Вероятно, не стоит идеализировать и преувеличивать возможности таких центров. Однако общая направленность идеи, связанной с привлечением научного потенциала для реального участия в правотворческих процессах путем осмысления судебной правоприменительной деятельности, совершенно верна.
Безусловно, диссертация А. В. Аверина, при всей ее фундаментальности и научно-правовой значимости, не лишена дискуссионных и спорных моментов, как и любая творческая работа.
В параграфе 1.4 «К вопросу о разрешении противоречий между нормами права и морали» проблема поставлена в общеправовой плоскости, а попытка ее разрешения делается только в рамках гражданских правоотношений, при этом предложение автора разработать процессуальную норму, которая бы позволяла судье в гражданском процессе в исключительных случаях при явном противоречии норм морали и норм права (в каждом конкретном случае) отступить от действующей правовой регламентации в угоду моральным установлениям вызывает ряд возражений. Главное из них то, что автор отступает от основного принципа, проходящего красной нитью через всю его работу, а именно принципа святости закона для судьи, который, безусловно, следует поддержать. Второе возражение лежит на поверхности — кто и как сможет регламентировать (одинаково оценить) пусть даже единичные случаи отступления судьи от правового предписания? И можно ли юридическим предписанием провести классификацию возможных случаев противоречия норм права и норм морали? Ведь если речь идет о злоупотреблении правом, то этот вопрос сам по себе является правовым. Если же контрсубъект правоотношений своими правами не злоупотреблял, то как ему можно объяснить, что он, действуя в рамках субъективных прав и соблюдая возложенные на него обязанности, не смог воспользоваться в полной мере предоставленными ему правами постольку, поскольку судья имеет свое специфическое, например, видение ценности моральных установлений?
Вопрос о трехлетнем испытательном сроке для судьи, впервые назначенного на должность, поставлен автором в необычном (как и многие другие вопросы) ракурсе и требует серьезной дискуссии. Приводимые диссертантом доводы заслуживают внимания, однако, думается, вопрос об исключении данного института может быть подготовлен лишь в комплексе с дополнительной правовой регламентацией возможности досрочного прекращения полномочий судьи.
Вопрос о разграничении процесса обучения праву студен- та-юриста и процесса научных поисков ученого-юриста, безусловно, актуален. Однако требует осмысления идея административного вмешательства в процесс составления учебников по праву.
Работа А. В. Аверина подтверждает ранее сделанное наблюдение о необходимости тематической систематизации проведенных отечественными и зарубежными учеными научных разработок в разных областях знаний, в том числе и в области правовых исследований. Очевидно, недостаточным уровнем информированности можно объяснить то обстоятельство, что успешно предпринятое двадцать лет назад научное исследование профессора Н. Я. Соколова «Профессиональное сознание юриста», являвшееся его докторской диссертацией, не нашло своего отражения в научном труде докторанта.
Высказанные замечания, имеющие дискуссионный или частный характер, безусловно, не колеблют общей положительной оценки диссертационного исследования, проведенного А. В. Авериным на соискание ученой степени доктора юридических наук «Судебное правоприменение и формирование научно-правового сознания судей (проблемы теории и практики)».
Настоящая диссертация является научной квалификационной работой, вносящей существенный вклад в развитие общей теории права и государства, в которой на основании выполненных автором исследований разработаны теоретические положения, содержащие решение крутой и актуальной научной проблемы общей теории права, имеющей важное социальное значение:
Автореферат точно отражает содержание диссертации. Основные положения диссертации опубликованы в работах, перечисленных в конце автореферата.
Сформулированные диссертантом положения и выводы могут быть использованы в правотворчестве, в правоприменительной деятельности суда, в процессе преподавания на курсах повышения квалификации судей и в высших юридических учебных заведениях таких дисциплин, как общая теория государства и права, судебная власть, прокурорский надзор, а также при подготовке учебников и методических пособий по таким темам теории права, как правопони- мание, правотворчество, правоприменение, законность, правопорядок и др.
Диссертационная работа соответствует требованиям п. 8 «Положения о порядке присуждения ученых степеней», утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.01.2002 года № 74, а ее автор — Александр Валентинович Аверин — заслуживает присвоения ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.01 — Теория и история права и государства; история правовых учений.
Официальный оппонент
Заслуженный юрист РФ,
доктор юридических наук, профессор,
заведующая сектором
общей теории и социологии права
Института государства и права
Российской академии наук С. В. Поленина
Отзыв официального оппонента
Заслуженного юриста РФ, доктора юридических наук, профессора Тимофея Николаевича РАДЬКО
Социально-экономические и политические проблемы, возникшие во второй половине прошлого века в нашем обществе, закономерно привели к необходимости системного реформирования эко-номических, политических, правовых устоев России. Современное общество, если оно претендует на статус демократического и цивилизованного, немыслимо без самостоятельной и независимой судебной власти, которой принадлежит ведущая роль в утверждении принципа верховенства закона, защите конституционных прав и свобод человека и гражданина. Этим объясняются принципиальные преобразования, осуществляемые в России при реформировании суда и судебной деятельности. Несомненно, в рамках судебной реформы важнейшее место должно быть отведено вопросу формирования научно-правового мышления судей. К сожалению, этому важному аспекту судебной реформы в науке и практике уделяется незаслуженно мало внимания, он остается почти незамеченным.
Вполне понятно, что без комплекса экономических и правовых мер невозможно осуществить и претворить в жизнь планы и задачи, стоящие перед обществом в рамках проводимой судебной реформы. Вместе с тем отправление правосудия осуществляется судьями — носителями судебной власти, обремененными величайшим грузом ответственности (по верному замечанию диссертанта — перед государством, обществом и собой) за правильное разрешение того или иного правового конфликта.
Автором правильно сформулированы объект и предмет исследования, отчетливо очерчены рамки научного поиска. Не вызывает нареканий методологический инструментарий, подобранный в соответствии с современными требованиями к научному обеспечению диссертации.
Задачи диссертационного исследования в полной мере раскрывают содержание поставленной цели, связываемой автором с формулированием и обоснованием с позиций теории государства и права судебного правоприменения.
Выводы и предложения, которые выносятся на защиту, убедительны, воспринимаются как достоверные и обоснованные. Особую убедительность и фундаментальность диссертации придает очень широкий по кругу источников и квалифицированный по содержанию анализ литературы по истории и теории государства и права, конституционному, уголовйо-процессуальному, гражданско-процессуальному и административному праву.
При подготовке диссертационного исследования автором использована обширная библиографическая база, изучению подвергнуты множество исторических источников и нормативно-правовых актов, находящихся в прямой взаимосвязи с предметом исследования. Особо хотелось бы отметить высокую степень корректности научной полемики со стороны диссертанта, проявленную научную этику.
Изучение диссертации убеждает, что речь идет об исследовании, в котором существенный акцент сделан как на общенаучных, так и на прикладных, практически значимых аспектах темы.
Гармоничная структура работы в значительной степени предопределена хорошо продуманным планом.
А. В. Аверин подошел творчески как к определению темы диссертационного исследования, так и к его осуществлению. Выполненная работа представляется своевременной и актуальной, поскольку раскрывает ту сторону судебной реформы, которая исключительно важна, которая требует сегодня усиленного внимания. Бесспорно, принимаемые в рамках проводимой судебной реформы меры по материально-техническому снабжению судов, по вложению значительных финансовых средств в судебную систему, по увеличению штатной численности судей и технических работников судов, по осмыслению зарубежного опыта судопроизводства представляются абсолютно необходимыми. Но, как верно отметил соискатель, сущностью учреждения является его содержание, его дух, которые скопировать или не-посредственно передать от одного поколения другому нельзя, а они-то и составляют главное.
Автору удалось убедительно аргументировать необходимость формирования научно-правового сознания судей как одной из важнейших сторон проводимой судебной реформы. Содержание работы свидетельствует о том, что диссертант по любому освещаемому вопросу имеет четкую позицию, а доводы и аргументы в обоснование той или иной идеи убедительны, поскольку проверены автором в течение его многолетней практической деятельности, сочетавшейся с научными исследованиями. А. В. Аверину удалось высказать немало ценных мыслей и сформулировать ряд интересных предложений по совершенствованию законодательства, улучшению подбора судейских кадров, их подготовки, повышению квалификации.
Вопросы, которые освещаются в диссертационном исследовании, в том числе о правопонимании, разделении властей, примене-нии права, юридическом познании в процессе судебного правоприменения, толковании закона, доказательствах и доказывании в рамках судебного правоприменения оцениваются автором как базовые для формирования научно-правового сознания судей. Эта мысль заслуживает не просто поддержки, а дальнейшего углубления и развития, ибо оттого, какое правопонимание будет сформировано у судьи, будет во многом зависеть решение вопросов законности и справедливости в принимаемых решениях.
Очевидная новизна, оригинальность выводов характерны для четвертой главы диссертации «Юридическое познание в процессе судебного правоприменения», в которой рассмотрены такие вопросы, как судебное познание, природа юридического познания в правоприменительной деятельности, а также для главы пятой «Толкование закона в рамках судебного правоприменения», где анализируется обращение к общему смыслу и духу законодательства в процессе судебной деятельности, место и роль юридической герменевтики в правоприменительной деятельности суда.
Диссертация А В. Аверина, бесспорно, является не только работой творческой и оригинальной, но и исключительно актуальной в силу того, что затрагивает важнейшую грань судебной реформы, ту грань, которая характеризует человеческий фактор в судебной деятельности.
Постановка проблем, аргументация позиции по каждому вопросу, выводы, которые делает автор, свидетельствуют о самобытности и оригинальности авторской мысли, о глубоком понимании диссертантом предмета исследования. Это проявляется, в том числе, и в логике структуры диссертации, которая полностью подчинена общей проблеме исследования; и в освещении важнейших теоретико-прикладных вопросов судебного правоприменения — юридического познания, толкования закона, доказательств и доказывания; и в том, что автор, излагая свои взгляды и убеждения и переходя от освещения общих проблем к исследованию частных вопросов или их граней, постоянно сверяет точность своих выводов по частным вопросам с выводами по общим проблемам. Такой подход к исследованию вопроса соотношения судебного правоприменения и формирования научно-правового сознания судей позволил автору поднять осмысление темы диссертационного исследования до государственного уров-ня решения задач по реформированию судебной деятельности.
Одной из особенностей диссертации является удачное сочетание теоретического обоснования темы исследования с ее методологическими особенностями. Диссертант не только убедительно доказал необходимость формирования научно-правового сознания судей в рамках проводимой судебной реформы, но и осуществил научное исследование таким образом, что изучение диссертации, его работ по теме диссертационного исследования создает предпосылки для формирования у судей научно-правового мышления и способствует выполнению этой задачи.
Нельзя не отметить и такую особенность научного исследования, как четкость позиции автора по каждому из освещаемых вопросов, его глубокую убежденность, базирующуюся на сочетании многолетнего практического опыта и проводимых им научных исследований. Ярко выраженная гражданская позиция и умение видеть в частных вопросах и проблемах методологические и фундаментальные свойст-ва позволили А. В. Аверину достаточно аргументированно сформулировать и высказать много оригинальных мыслей и предложений как прикладного, так и общего плана.
По верному замечанию диссертанта, вопросы о правопонима- нии, разделении властей, применении права, юридическом познании в процессе судебного правоприменения, толковании закона, до-казательствах и доказывании в рамках судебного правоприменения — это тот минимальный теоретико-правовой багаж, без которого крайне опасно облачаться в мантию судьи и брать в руки весы и меч Правосудия. При теоретическом освещении всех перечисленных вопросов А. В. Аверин постоянно обращается к духовными устоям общества, чем напоминает об истинных ценностях, ради которых и должно осуществляться правосудие.
Еще раз необходимо подчеркнуть, что теоретическая и практическая ценность выполненного А. В. Авериным научного исследования «Судебное правоприменение и формирование научно-правового сознания судей (проблемы теории и практики)» несомненна.
Вместе с тем не все предложения диссертанта абсолютно бесспорны, что присуще любой творческой работе. Например, требует дальнейшего более глубокого обсуждения вывод автора о необходимости существования гражданско-процессуальной нормы, позволяющей судье в исключительных случаях при явном противоречии норм морали и норм права (в каждом конкретном правовом конфликте) отступить от действующего нормативно-правового предписания. Гипотетически такое положение могло бы способствовать более глубокому осмыслению как обществом, так и правотворческими органами сущностной стороны взаимосвязи и взаимообусловленности норм морали и норм права, поскольку эти сочетания безграничны в своем многообразии. Однако, с Другой стороны, останется открытым вопрос: какие критерии должны будут находиться в основе характеристики норм морали? Очевидно, что нормы права не могут противоречить основополагающим, базисным нормам морали — «не убий», «не укради» и т. д. Но чем дальше от базовых отстоят те или иные моральные установления, тем неоднозначнее их оценка в обществе. И то, что для одного является аморальным, д ля другого с моральной стороны вполне нейтрально, а для третьего — приемлемо и допустимо. Как в данном случае оценить обоснованность отступления судьи от правовой регламентации в угоду моральным установлениям?
К числу спорных положений диссертации следует отнести материал главы шестой «Доказательства и доказывание в судебном правоприменении».
В указанной главе рассматриваются вопросы теории доказательств, которая сегодня еще не входит в предмет теории государства и права. Логика диссертационного исследования, возможно, требовала рассмотрения таких вопросов, как оценка доказательств в уголовном процессе, относимость, допустимость, достоверность доказательств, разработка теории доказательственного права, но этого не требует, на мой взгляд, логика предмета теории государства и права.
Требовали более глубокой аргументации затронутые диссертантом проблемы равноправия сторон в уголовном процессе, трехлетнего испытательного срока для судьи, научной разработки теории доказательств и ее процессуального закрепления, законодательного разрешения проблемы соотношения норм морали и норм права в рамках правоприменительной деятельности суда и др.
Высказанные замечания не колеблют общей положительной оценки диссертации. Считаю, что представленная А. В. Авериным диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук «Судебное правоприменение и формирование научно-правового j сознания судей (проблемы теории и практики)» соответствует предъ- j являемым требованиям ВАК к такого рода работам и ее автор заслуживает присуждения ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.01 — Теория и история права и государства; история правовых учений.
Официальный оппонент
Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук,
профессор Т. Н. Радько
<< | >>
Источник: Аверин А. В.. Истина и судебная достоверность (Постановка проблемы). 2-е изд., доп. — СПб.. Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007,—466 с.. 2007

Еще по теме ОТЗЫВЫ ОФИЦИАЛЬНЫХ ОППОНЕНТОВ:

  1. ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ПОДГОТОВКИ И ИЗДАНИЯ «НЕКРОПОЛЕЙ» МОСКВЫ И ПЕТЕРБУРГА
  2. ПРИЛОЖЕНИЯ
  3. Приложение 1 Этос Петербурга (материалы дискуссии)
  4. Глава 1. Судьба Н. Я. Данилевского (школа жизни, наук и общений)
  5. Глава 3. Европа и славянский мир
  6. ОТЗЫВЫ ОФИЦИАЛЬНЫХ ОППОНЕНТОВ
  7. ОТЗЫВЫ НЕОФИЦИАЛЬНЫХ ОППОНЕНТОВ НА АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ
  8. § 35. Московский университет*(883)
  9. § 36. Петербургский университет*(899) 1. Кафедра международного права юридического факультета
  10. § 39. Казанский университет*(949) 1. Кафедра международного права юридического факультета
  11. § 41. Другие университеты 1. Новороссийский (Одесский) университет*(971)
  12. 6. Отдельные нормы права войны
  13. ПРЕДИСЛОВИЕ
  14. КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ, КАК ИСКРЕННЕ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ЛЮБИЛИ...
  15. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов
  16. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.
  17. ВОКАТИВЫ
  18. Эпилог
  19. Введение
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -