<<
>>

Тема семинарского занятия № 11: Возникновение полисной демократии в Аттике.

План:

1. Сравнительная характеристика источников по теме.

2. Социальная борьба в Аттике в к. 7 - н.6 вв. до н.э. «Килонова смута» и законы Драконта.

3. Реформы Солона

4. Тирания Писистрата и писистратидов.

5. Реформы Клисфена, афинское государство в к. 6 в. до н.э.

Литература:

Античная демократия в свидетельствах современников. М., 1996.

История древней Греции./Под ред. Авдиева В.И., Бокщанина А.Г., Пикуса Н.Н. М., 1972, гл. 6 (автор - Савостьянова О.И.).

История Древнего Мира.

Кн.2. Расцвет древних обществ. М., 1989. Лекция 4: Греция в архаический период и создание классического греческого полиса. История Древней Греции./Под ред. В.И. Кузищина. М., 2000. Гл. VIII, IX. Дополнительная литература:

Колобова К.М. Возникновение и развитие Афинского государства (IX-VI вв. до н.э.). Л., 1958.

Колобова К.М. К вопросу о возникновении Афинского государства//ВДИ, 1968, № 4.

Доклады:

1) . Образование афинского полиса.

2) . «Старшая» тирания в Греции.

Проблемно-логические задания:

- Сравните политическое устройство Афин и Спарты.

- Сравните реформы Солона и реформы Клисфена.

-Сравните постановления Солона о долговом рабстве с законодательством древневосточных стран о долговой кабале (законы Хаммурапи, законы Ману).

- Заполните таблицу:

Даты События истории Афин Содержание этих событий
Ок. 640 г. до н.э.
Ок. 621 г. до н.э.
Ок. 594 г. до н.э.
560-527 гг. до н.э.
509-506 гг. до

н.э.

Методические указания.

Цель данного семинара - рассмотреть историю возникновения афинского государства, бывшего наиболее ярким примером античной демократии. Процесс начался с 7-го века до н.э., когда процесс разложения старых родовых отношений выразился в установлении политического господства землевладельческой знати, аристократов-эвпатридов, росте их богатства. Одновременно положение демоса значительно ухудшалось, росло долговое рабство, обострялась социальная борьба в общинах. Килон предпринял неудачную попытку свергнуть власть аристократической верхушки, аристократы же волею Драконта провели первые опубликованные законы - запись норм обычного права, прославившаяся своей жестокостью.

Против власти евпатридов объединились различные слои демоса, включая торговцев и ремесленников. Проведение реформ Солона было результатом компромисса между демосом и аристократией, целью которого было предотвращение социального взрыва. Хотя и компромиссные, мероприятия Солона по сути дела содержали в себе ряд революционных мер: освобождение закабалённых, разделение общества на разряды в соответствии с величиной имущества (ценз исчислялся по натуральным доходам), отмена долгов. Реформы Солона нанесли сильный удар по господству аристократии. Важно обратить внимание на то, что отмена долгового рабства сделала неизбежным развитие «классического» рабства. До известной степени Солон сделал возможным отчуждение земли (благодаря свободе завещаний), а, значит, развитие частнособственнических отношений.

Тем не менее, потребовалась ещё эпоха антиаристократической тирании, а затем реформы Клисфена, чтобы завершить дело, начатое Солоном, и закрепить строй первой античной демократии. Изучая реформы Клисфена, стоит обратить внимание на то, что они (в отличие от реформ Солона) были не экономическими, а исключительно политическими (административнотерриториальное деление, остракизм).

Источники по истории Афин этой эпохи, в основном, принадлежат афинским же авторам. Основным источником по данной теме служит труд Аристотеля «Афинская полития». Аристотель - крупнейший греческий философ и учёный-энциклопедист, был таким редким античным автором, который интересовался не политической историей, а историей учреждений. Ему принадлежит большой обобщающий трактат о сущности государства, «Политика», где рассматриваются различные формы государственного устройства и высказываются суждения об идеальном политическом строе для свободных граждан. Он составлен на основании описаний государственного строя ряда греческих полисов. Таких трактатов (политий) было составлено Аристотелем и его учениками около 150, но дошел до нашего времени один — «Афинская полития». Он был открыт на папирусе, найденном в Египте в конце XIX в.

Трактаты Аристотеля написаны на основании внимательного изучения современных ему источников, а также личных наблюдений. По своим политическим взглядам Аристотель был приверженцем умеренной демократии (политии, в его терминологии) и противником радикальной демократии (охлократии).

Другим источником по указанной теме является биография Солона, написанная Плутархом (46—420 гг. н. э.). Согласно античным данным, Плутарх написал около 227 сочинений, из которых до наших дней дошло более 150. Из них наиболее интересными для историка являются биографии выдающихся политических деятелей древней Греции и Рима.

Плутарх не историк, а писатель моралист, и для него характерна психологическая точка зрения на движущие силы истории. В его повествованиях много чудес и анекдотов, но много и таких подробностей, которые Плутарх заимствовал из не дошедших до нас сочинений других историков.

Источниками по истории тирании Писистрата являются труды Геродота, Фукидида и Аристотеля. Книга Геродота посвящена грекоперсидским войнам. Рассказ его занимателен, но похоже, что даже сам автор не претендует на полную достоверность повествования. Он пишет: «Я обязан передавать то, что говорят, но верить всему не обязан» (Геродот, VII, 152). Много внимания уделяет он судьбе и вмешательству богов, верит предсказаниям оракулов и в чудеса. Но есть в его повествовании и моменты рационалистического подхода, а собранный материал ценен своим разнообразием. По своим политическим взглядам Геродот — сторонник афинской демократии.

Другим источником по данной теме является труд величайшего историка античной Греции Фукидида (около 460—399 гг. до н. э.). Хотя Фукидид писал, в основном, об истории Пелопонесской войны, участником которой был, но первая книга его труда посвящена предыдущей истории Греции. Этот историк прославился критичностью и объективностью. По политическим взглядам он был сторонник умеренной демократии, но Перикла оценивал необыкновенно высоко.

Для изучения реформ Клисфена большое значение имеют те же авторы, а, кроме того, отрывки из сочинения аттидографа (составителя истории Аттики, «Аттиды») Филохора, жившего в конце IV века до н. э. Филохор — сторонник афинской демократии и противник македонской власти в Греции.

Подборка документов, представяемая здесь, заимствована из хрестоматии Саратовского университета, вышедшей под редакцией В.Г.

Боруховича. Некоторые из документов взяты из «Хрестоматии по истории древней Греции»./Под ред. Д.П. Каллистова. М., 1964.

Тексты источников:

Социальная борьба и государственный строй Аттики в VII веке до н.э.

Аристотель. Афинская Полития.

3. Порядок древнего государственного устройства, существовавшего до Драконта, был следующий. На высшие должности выбирали по благородству происхождения и по богатству; правили должностные лица сначала пожизненно, а впоследствии в течение десяти лет. (2) Важнейшими и первыми по времени из должностей были царь, полемарх и архонт. Из них первой была должность царя, она была унаследованной от отцов. Второй присоединилась к ней должность полемарха, ввиду того, что некоторые из царей оказались в военных делах слабыми. ... (3) Последней является должность архонта. ... А что эта должность установлена последней из высших должностей доказательством служит и то, что архонт не распоряжается никакими из дел, унаследованных от отцов, как царь и полемарх, а всё только вновь заведёнными[251] [252]. Поэтому лишь недавно эта должность приобрела важное значение, будучи расширена дополнительными обязанностями. (4) Что же касается фесмофетов, то они были избраны много лет спустя, когда уже выбирали должностных лиц на год. Они должны были записывать правовые положения и хранить их для суда над спорящими сторонами. Вот почему из высших должностей эта одна не была более как годичной. (5) Итак, по времени вот в какой последовательности эти должности идут одна за другой.

Архонты имели право решать дела окончательно, а не так, как теперь, производить только предварительное расследование. Вот как обстояло дело с должностями архонтову.

259

(6) Наконец, совет ареопагитов , хотя имел обязанность быть только блюстителем законов, распоряжался большинством важнейших дел в государстве, налагая кары и взыскания безапелляционно на всех нарушителей порядка. Это объясняется тем, что выбор архонтов производился по благородству происхождения и по богатству, а из них-то и избирались ареопагиты...

(Перевод С.И.Радцига)

Законы Драконта

Аристотель. Политика.

II, 9,9. Драконту принадлежат законы, но он их составил для существовавшего уже государственного строя. Особенного, что заслуживало бы упоминания, в этих законах нет ничего, разве только суровость их вследствие величины наказаний.

(Перевод С.И.Радцига)

Плутарх. Солон.

XVII. ...Солон прежде всего отменил все законы Драконта, кроме законов об убийствах; он сделал это ввиду жестокости их и строгости наказаний: почти за все преступления было назначено одно наказание - смертная казнь; таким образом, и осуждённые за праздность подвергались смертной казни, и укравшие овощи или плоды несли то же наказание, как и святотатцы и человекоубийцы. Поэтому впоследствие славилось выражение Демада, что Драконт написал законы кровью, а не чёрной краской. Когда Драконта спросили, почему он за большую часть преступлений назначил смертную казнь, он, как говорят, отвечал, что мелкие преступления, по его мнению, заслуживают этого наказания, а для крупных он не нашёл большего.

(Перевод С.И.Соболевского)

Предпосылки реформ Солона.

Аристотель. Афинская Полития.

2. После этого[253] в течение долгого времени происходили раздоры между знатью и народом. (2) Надо иметь в виду, что вообще

государственный строй был олигархическим, но главное было то, что бедные находились в порабощении не только сами, но также их дети и жены. Назывались они пелатами и шестидольниками[254], потому что на таких арендных условиях обрабатывали поля богачей. Вся же вообще земля была в руках немногих. При этом, если эти бедняки не отдавали арендной платы, можно было увести в кабалу и их самих, и детей. Да и ссуды у всех обеспечивались личной кабалой вплоть до времени Солона. Он первый сделался простатом народа. Конечно, из тогдашних условий государственной жизни самым тяжелым и горьким для народа было рабское положение. Впрочем, и всем остальным он был тоже недоволен, потому что ни в чем, можно сказать, не имел своей доли.

(Перевод С. И. Радцига)

Аристотель. Афинская Полития

5. Ввиду того, что существовал такой государственный порядок и большинство народа было в порабощении у немногих, народ восстал против знатных. (2) Смута была сильная, и долгое время одни боролись против других; наконец, они избрали сообща посредником и архонтом Солона и поручили ему устройство государства...

(3) По происхождению и по известности Солон принадлежал к первым людям в государстве, по состоянию же и складу своей жизни—к средним. Все вообще данные говорят за это, да, кроме того, и сам он свидетельствует об этом в следующем стихотворении, предупреждая богатых от чрезмерных притязаний:

Вы же в груди у себя успокойте могучее сердце:

Много досталось вам благ, ими пресытились вы.

Знайте же меру надменному духу: не то перестанем

Мы покоряться, и вам будет не по сердцу то,

И вообще виновниками этой смуты он всегда выставляет богатых. Поэтому и в начале своей элегии он говорит, что боится «как сребролюбья людей, так и надменности их», значит, предполагает, что из-за этого и возникла вражда.

(Перевод С. И. Радцига)

Плутарх, Солон

XIII. .. Так как в то время[255] неравенство между бедными и богатыми достигало как бы наибольшей остроты, то государство находилось в чрезвычайно неустойчивом положении и, казалось, могло устоять и избавиться от смуты только при условии, если установится тирания. Надо иметь в виду, что весь простой народ был в долгу у богатых, так как или обрабатывал, их землю, платя за это шестую часть урожая[256], — этих людей называли шестидольниками и фетами — или, делая займы, подлежали личной кабале у своих кредиторов, причем одни были рабами на родине, других продавали на чужбину. Многие вынуждены были продавать даже собственных детей (этого не запрещал ни один закон) или бежать из отечества вследствие жестокости кредиторов. Но большинство, и притом самые сильные, стали действовать заодно, призывая друг друга не относиться к этому равнодушно, но избрать одного верного человека в качестве простата, освободить должников, пропустивших срок уплаты, произвести передел земли и совершенно изменить государственный строй.

XIV. Вот тут-то наиболее рассудительные из афинян, видя, что Солон — единственный человек, не причастный ни к каким злоупотреблениям, и что он не был сообщником богатых в их несправедливостях, но и не испытывал тяжелого положения бедняков, просили его заняться наконец государственными делами и положить конец раздорам. Однако Фаний Лесбосский[257] рассказывает, что Солон сам прибегнул к обману и тех и других для спасения государства: бедным он тайно обещал раздел, богатым же — обеспечение долговых обязательств. Но, по словам самого Солона, сначала он колебался взять в свои руки управление, и притом боялся «как сребролюбья людей, так и надменности их». Он был избран ... в качестве примирителя и законодателя одновременно, причем богатые его охотно приняли как человека зажиточного, а бедные как честного.

(Перевод С. И. Радцига)

Экономические реформы Солона

Аристотель, Афинская Полития

6. Взяв дела в свои руки, Солон освободил народ и в текущий момент и на будущее время, воспретив обеспечивать ссуды личной кабалой. Затем он издал законы и произвел отмену долгов, как частных, так и государственных, что называют сисахфией, потому что люди как бы стряхнули с себя бремя. (Перевод С. И. Радцига)

Аристотель, Афинская Полития

10. Итак, вот те пункты в законах Солона, которым он, по-видимому, придал демократический характер. Но раньше законодательства он произвел отмену долгов, а после всего этого увеличение мер, весов и монеты. (2). Именно при нем и меры были увеличены в сравнении с фидоновскими и мина, имевшая прежде вес в 70 драхм, доведена была до 100[258]. Старинный тип чеканки представлял собой монету двухдрахмового достоинства. Он сделал и вес сообразно с монетой, так что 63 мины равнялись таланту и эти

три мины, пропорционально распределенные, прибавились на каждый статер

266

и на другие меры веса .

(Перевод С. И. Радцига)

Аристотель, Афинская Полития

12(3} И еще где-то в другом месте он говорит относительно тех, которые хотели поделить между собой землю:

Кто пришел затем, чтобы грабить, полон был надежд больших И рассчитывал богатство тут великое найти,

Ждал, что я, лаская мягко, нрав суровый проявлю.

Но тогда они ошиблись, а теперь, сердясь за то,

На меня косые взгляды мечут все как на врага Нужды нет: что обещал я, сделал с помощью богов И трудился я не даром. Мне равно не по душе—

Силой править тирании, как и в пажитях родных

Дать худым и благородным долю равную иметь[259] [260].

(4) Также и об отмене долгов и о людях, порабощенных сначала, а

после освобожденных благодаря сисахфии:

Какой же я из тех задач не выполнил,

Во имя коих я тогда сплотил народ?

О том всех лучше перед Времени судом Сказать могла б из олимпийцев высшая—

Мать черная Земля, с которой снял тогда Столбов поставленных я много долговых,

Рабыня прежде, ныне же свободная.

На родину, в Афины, в богозданный град Вернул я многих, прежде в рабство проданных,

Кто кривдой, кто по праву, от нужды иных Безвыходной бежавших, уж забывших речь Аттическую — странников таков удел, —

Иных еще, в позорном рабстве бывших здесь И трепетавших перед прихотью господ,

Всех я освободил. А этого достиг Закона властью, силу с правом сочетав,

И так исполнил все я, как и обещал.

Законы я простому с знатным наравне,

Для каждого прямую правду указав,

Так написал. А если б кто другой, как я,

Стрекало[261] взял — недобрый, алчный человек—

Народа б не сдержал он. Если б я хотел Того, что нравилось тогда противникам,

Потом того, что указали б их враги,

Тогда мужей бы многих наш лишился град.

Затем-то, на борьбу все мужество собрав,

Я, точно волк, вертелся среди стаи псов.

(Перевод С. И. Радцига)

Аристотель, Политика

II, 4, 4 Что уравнение собственности имеет свое значение в государственном общении, это, по-видимому, ясно сознавали и некоторые из древних законодателей. Так, например, Солон установил закон, действующий также и в других государствах, по которому запрещается приобретение земли в каком угодно количестве...

(Перевод С. А. Жебелева)

Плутарх, Солон

XV. .. Солон был первым, кому принадлежало изобретение назвать отмену долгов сисахфией. Эту политическую меру он пустил в ход первой, предложив отменить существующие в данное время долги, а впредь запретив обеспечивать ссуду личной кабалой. Впрочем, некоторые, и в их числе Андротион, писали, что бедные удовольствовались тем, что получили облегчение не в виде отмены долгов, а в виде умеренной высоты процентов, и сисахфией назвали это благодетельное мероприятие и цроизведённое одновременно с ним увеличение мер и изменение ценности денег. Так, из мины, которая прежде стоила 73 драхмы, он сделал 100 драхм. Таким образом, плательщики, когда возвращали по числу ту же самую сумму, по стоимости же меньшую, значительно выигрывали, а получавшие нисколько не теряли[262]. Однако большинство авторов говорят, что сисахфия была отменой вообще всех долговых обязательств, и с этим более согласуются стихотворения Солона. Именно Солон в них с гордостью говорит, что с земли, раньше заложенной, снял

Столбов поставленных он много долговых—

Рабыня лрежде, ныне же свободная.

Из числа граждан, закабаленных за долги, одних он вернул с

чужбины,

...Уж забывших речь

Аттическую — странников таков удел,—

Иных еще, в позорном рабстве живших здесь, сделал свободными, говорит он.

Между тем с ним случилось, как говорят, чрезвычайно прискорбное обстоятельство из-за этой меры. Именно, когда он задумал произвести отмену долгов и подыскивал подходящие основания и приличное начало, он сообщил своим друзьям, которым более всего доверял и с которыми более всего имел дело, из кружков Конона, Клиния и Гиппоника, что земельные владения он не собирается трогать, но решил произвести отмену долгов. Они тотчас же поспешили до издания этого закона занять у богачей большую сумму денег и скупили большие земельные участки. Потом, когда вышло постановление, имущество осталось в их пользовании, а деньги кредиторам они не отдали. Этим они навлекли серьезные обвинения и нарекания на Солона; говорили, что он не жертва мошенничества, а, наоборот, сам принимал в этом участие. Однако это обвинение скоро было опровергнуто суммой в пять талантов; это была та сумма, которую, как оказалось, он дал взаймы, и первый же отказался от нее на основании закона. Некоторые же, в том числе Полизел Родосский, называют сумму в 15 талантов. Этих друзей

270

его так всегда и называли хреокопидами .

(Перевод С. И. Радцига)

Плутарх, Солон

XX. .. Странным и смешным кажется закон, который женщине- наследнице, в случае, если человек, ставший по закону ее властелином и главою, окажется неспособным к сожительству, дает право вступать в связь с ближайшими родственниками мужа. Некоторые говорят, что это и правильно по отношению к тем, которые, будучи неспособны к брачному, сожительству, берут в жены наследниц ради денег и, пользуясь законом, [263]

производят насилие над природой. Именно они будут видеть, что наследница вступает в связь, с кем хочет, и тогда или откажутся от брака, или, оставаясь в браке, будут терпеть позор, неся наказание за свое корыстолюбие и надменность. Хорошо еще и то, что наследница может вступать в связь не со всеми, а с одним из родственников мужа по собственному выбору, потому что в таком случае ребенок будет не чужой, а принадлежащий к этому роду.

XXI. .. Солон прославился также и законом о завещаниях. Прежде нельзя было делать завещания, так как имущество и домашнее хозяйство должны были оставаться в роду умершего; он же предоставил право всякому отдать свое имущество, кому хочет, если только у него нет законных детей; он дружбу почтил выше, чем родство, и личное расположение выше, чем обязанность, и сделал имущество достоянием собственников. Правда, опять- таки он допустил дарение не без оговорок и не безусловно, а с ограничением: «Буде не действовал в состоянии болезни, не был околдован зельем, не был заключен в оковы, или не был вынужден необходимостью, или не находился под влиянием женщины». Он хорошо и совершенно правильно признавал, что согласие, данное вопреки настоящим интересам, нисколько не отличается от принуждения, но поставил наравне обман и необходимость, мученье и удовольствие, потому все это одинаково может лишить человека рассудка.

XXII. .. Солон видел, что город Афины наполняется вечно людьми, стекающимися со всех сторон в Аттику; а между тем земля в большей части страны бедна и неплодородна, люди же, занимающиеся морской торговлей, обычно ничего не привозят, поскольку местные жители ничего не могут им дать в обмен. Поэтому он заставил граждан обратиться к ремеслам и написал закон о том, что сын не обязан содержать отца, если отец не обучил его ремеслу... Солон приспособлял скорее законы к жизни, чем жизнь к законам, и видя, что природа страны едва-едва удовлетворяет потребности земледельцев, а не имеющую занятий и праздную толпу не в состоянии кормить, обратил серьезное внимание на ремесла и поручил Ареопагу наблюдать за тем, откуда каждый человек получает средства к жизни, и наказывать не имеющих занятий...

XXIV. Из урожая своей страны Солон разрешил продавать иноземцам только плоды маслины, все другое вывозить запретил и вменил в обязанность архонту подвергать проклятию тех, кто стал бы вывозить, под угрозой в противном случае самому платить в казну штраф в сто драхм.

(Перевод С. И. Радцига)

Политические реформы Солона Аристотель. Афинская Полития

7. Государственный строй, который установил Солон, и законы, которые он издал, были новые; законы же Драконта перестали применять, за исключением законов об убийствах. Написав эти законы на кирбах, афиняне поставили их в царском портике, и все поклялись их соблюдать. Девять же

271

архонтов, принося присягу у камня , давали обет посвятить золотую статую, если преступят какой-нибудь из законов. Вот почему они и теперь еще дают такую клятву.

(2) Солон установил эти законы на сто лет и дал государству следующее устройство. (3) На основании оценки имущества он ввел разделение на четыре класса, каковое разделение было уже и раньше, — на пентакосиомедимнов, всадников, зевгитов и фетов. Притом все вообще должности он предоставил исправлять гражданам из пентакосиомедимнов,

272

всадников и зевгитов — должности девяти архонтов, казначеев, полетов ,

271 274

одиннадцати и колакретов . Каждому классу он предоставил должность сообразно с величиной имущественной оценки, а тем, которые принадлежат к классу фетов, дал участие только в народном собрании и судах.

(4) К пентакосиомедимнам должен был принадлежать всякий, кто со

275

своей земли получает 500 мер в совокупности сухих и жидких продуктов ; к [264] [265] [266] [267] [268] всадникам — получающие 300 или, по утверждению некоторых, такие люди, которые могли содержать коня. В доказательство они приводят, во-первых, название этого класса, установившееся будто бы от этого факта, а во-вторых, древние посвящения. На Акрополе, например, стоит изображение, на котором написано следующее:

Дифилов, Анфемион, дар сей богам посвятил,

Как из простых батраков всадником сделался он.

И возле стоит конь, явно свидетельствуя о том, что всаднический ценз имеет в виду этот признак. Впрочем, вернее, что этот класс характеризовался по количеству мер дохода так же, как класс пентакосиомедимнов. К классу зевгитов должны были принадлежать те, которые получали 200 мер того и другого вместе, а остальные — к классу фетов, и эти последние не имели доступа ни к какой государственной должности. Поэтому и теперь, когда председательствующий спросит у человека, который хочет избираться по жребию на какую-нибудь должность, к какому классу он принадлежит, никто не скажет, что к фетам.

8. Высшие должности Солон сделал избирательными по жребию из числа предварительно выбранных, которых намечала каждая из фил. Намечала же в коллегию девяти архонтов каждая десятерых, и между ними бросали жребий. Вследствие этого еще и теперь остается за филами такой порядок, что каждая избирает по жребию десятерых, а затем из этого числа баллотируют бобами. Доказательством же, что высшие должности Солон сделал выборными по жребию из людей, обладающих цензом, может служить закон о казначеях, который продолжает оставаться в силе еще и теперь: он повелевает избирать казначеев по жребию из

пентакосиомедимнов. (2) Вот какие законы издал Солон относительно высших должностей. (В старину совет Ареопага приглашал к себе кандидата и, обсудив в своей среде его кандидатуру, назначал на каждую из должностей подходящего человека на год, после чего отпускал его).

(3) . Что касается фил, то их было четыре, как и раньше, и четыре филобасилевса. Каждая фила разделялась на три триттии и, кроме того, на 12 навкрарий. Во главе навкрарии стоял «навкрар»; эта должность была установлена для приема поступающих взносов и для ведения текущих расходов. Поэтому и в законах Солона, которые теперь уже вышли из употребления, во многих местах значится: взыскивать предоставляется навкрарам и расход производить из навкрарских сумм.

(4) Далее, он учредил совет четырехсот, по сто из каждой филы, а совету ареопагитов назначил охранять законы; как и прежде, он имел надзор за государственным порядком, причем он обязан был не только следить вообще за большинством самых важных государственных дел, но, между прочим, и привлекать к ответственности виновных, имея власть налагать взыскания и кары, причем штрафы вносили в «город»[269], не указывая, по какому поводу платится штраф. Наконец, он судил тех, кто составлял заговор для низвержения демократии, в силу того, что Солон издал замой о внесении относительно их чрезвычайного заявления.

(5) Видя, что в государстве часто происходят смуты, а из граждан некоторые по беспечности мирятся со всем, что бы ни происходило, Солон издал относительно их особый закон: «Кто во время смуты в государстве не станет с оружием в руках ни за тех, ни за других, тот предается бесчестию и лишается гражданских прав».

9. Итак, что касается высших должностей, то дело обстояло таким образом. По-видимому, вот какие три пункта в солоновском государственном устройстве являются наиболее демократичными: первое и самое важное — отмена личной кабалы в обеспечение ссуд; далее — предоставление всякому желающему возможности выступать истцом за потерпевших обиду; третье, отчего, как утверждают, приобрела особенную силу народная масса,— апелляция к народному суду. И действительно, раз народ владычествует в голосовании, он становится властелином государства.

(Перевод С. И. Радцига)

Аристотель, Афинская. Полития

12. Что это было именно таким образом, об этом все говорят в один голос, да и сам Солон в своих произведениях упоминает в следующих выражениях:

Да, я народу почет предоставил, какой ему нужен, —

Не сократил его прав, не дал и лишних зато.

Также подумал о тех я, кто силу имел и богатствам Славился — чтоб никаких им не чинилось обид.

Встал я, могучим щитом своим тех и других прикрывая,

И никому побеждать не дал неправо других.

(2) В другом месте, высказываясь относительно народной массы, как надо с ней обходиться, он говорит:

Будет тогда лишь народ всего лучше идти за вождями,

Коль не живет без узды, не угнетен выше сил.

От пресыщенья родится надменность, коль средства большие Людям приходят таким, меры не знает чей нрав.

(Перевод С. И. Радцига)

Аристотель, Политика

II, 9 (2). Солона некоторые считают хорошим законодателем. Он, как говорят, низверг олигархию, которая была в то время чрезмерной, избавил от рабства народ и установил демократию по заветам отцов, удачно установив смешанный строй: именно Ареопаг есть олигархическое учреждение, замещение должностей по выборам — аристократическое, суд присяжных — демократическое. Солон, по-видимому, не упразднил существовавших прежде учреждений — совета Ареопага и избрания должностных лиц, но установил демократию тем самым, что сделал суды присяжных из всего состава граждан. Вот поэтому-то некоторые и обвиняют его: он, говорят они, упразднил и первое, когда предоставил над всем власть суду, поскольку суд избирается по жребию. Именно, когда суд приобрел силу, тогда народу как тирану стали угождать, и наконец превратил политию в современную

демократию... . Что же касается Солона, то он, по-видимому, имел в виду

дать народу только самую необходимую силу — именно право избирать и контролировать должностных лиц; без этих прав народ был бы в положении раба и настоящим врагом государству. Государственные должности он все предоставил занимать только людям из знатных и богатых — из пентакосиомедимнов и зевгитов и так называемого всадничества; четвертый же класс — феты — не имел доступа ни к какой высшей должности.

(Перевод С. И. Радцига)

Плутарх, Солон

XVII. Итак, прежде всего он отменил все законы Драконта, кроме законов об убийствах...

XVIII. Во-вторых, Солон, желая оставить все высшие должности за состоятельными людьми, как это и было раньше, а остальное управление, в котором простой народ не участвовал, распределить между всеми, ввел оценку имущества граждан. Людей, получающих пятьсот мер продуктов, как сухих, так и жидких, поставил на первое место и назвал пентакосиомедимнами, на второе место — людей, которые могут содержать коня или получать триста мер, — этих называли принадлежащими к всадническому разряду; граждане, относящиеся к третьему разряду по цензу, у которых состояние измерялось доходом в двести мер того и другого, получили название зевгитов. Все остальные назывались фетами... их политические права выражались лишь в том, что они принимали участие в народном собрания и в суде. Это право с самого начала представлялось ничего не значащим, но впоследствии оказалось чрезвычайно важным потому, что большинство спорных дел поступало к судьям. Дело в том, что одинаково и по всем делам, по которым он определил судить высшим должностным лицам, он предоставил желающим право подавать аппеляцию в суд... Он сам подтверждает за собой значение этого дела в следующих выражениях: [270]

Да, я народу почет предоставил, какой ему нужен,

Не сократил его прав, не дал и лишних зато;

Также подумал о тех я, кто силу имел и богатством Славился, чтоб никаких им не чинилось обид.

Встал я могучим щитом своим тех и других прикрывая,

И никому побеждать не дал неправо других.

Далее, считая необходимым оказывать помощь большинству народа, Солон предоставил каждому право выступать о защиту пострадавшего и привлекать виновных к ответственности. Например, если кого-нибудь избили, подвергли насилию или причинили ущерб, всякому, кто мог или хотел, предоставлялось право подавать жалобу на обидчика и преследовать его судом: законодатель правильно поступал, приучая граждан, как бы людей одной судьбы, сочувствовать друг другу и разделять чужое горе. Упоминают и слова Солона, находящиеся в согласии с этим законом. Когда его как-то опросили, о каком государстве жизнь устроена наилучшим образом, он ответил: «В том, в котором за обиженных не менее их самих вступаются и наказывают обидчиков люди, не задетые этим лично».

XIX. Солон образовал совет на Аресовом холме из ежегодно сменяющихся архонтов и в этом совете стал принимать участие и сам как бывший архонт. Видя, однако, что народ становится кичливым и дерзким под влиянием отмены долгов, он учредил еще второй совет, предоставив выбирать для этого по сто человек от каждой из четырех фил. Этому совету он поручил составлять предварительные решения для народа и не допускать вносить в народное собрание каких-либо предложений без предварительного обсуждения их в его составе. А верхнему совету он предоставил надзор за всеми делами и охрану законов, рассчитывая, что государство при двух советах, как корабль, стоящий на двух якорях, меньше будет подвержено качке и что народ будет чувствовать себя спокойнее. Большинство писателей утверждает, что совет Ареопага, как уже было сказано, учредил Солон. И, по их мнению, в пользу этого говорит более всего то, что Драконт нигде не упоминает и не называет ареопагитов, но всегда по делам об убийствах

278

обращается к эфетам . Однако тринадцатый столб Солона имеет восьмой закон, сформулированный буквально следующим образом: «Те из людей, подвергшихся лишению гражданской чести в годы, предшествовавшие архонтству Солона, должны быть восстановлены в правах, за исключением только тех, которые в пору издания этого закона находились в изгнании, осужденные судом Ареопага или у эфетов, или в пританее под председательством царей за убийство, или за массовые убийства во время смуты, или за стремление к тирании». Этот закон, наоборот, показывает, что до архонтства и законодательства Солона совет Ареопага уже существовал. В самом деле, кто же были эти осужденные IB Ареопаге до Солона, если Солон первый предоставил совету Ареопага право судить? Или, быть может, тут есть какая-нибудь неясность выражения, или пропуск в тексте и надо понимать дело так, что должны были оставаться лишенными чести, когда остальным были возвращены права, люди, осужденные за преступления, по которым теперь, когда появился этот закон, судят ареопагиты и пританы? Об этом уже суди сам.

XX. Из остальных законов Солона особенно своеобразным и странным является тот закон, который требует, чтобы гражданской чести был лишен человек, не примкнувший изо время смуты ни к той, ни к другой партии. Но он, по-видимому, хочет, чтобы никто не относился равнодушно и безучастно к общему делу, оградив от опасности личное достояние и отговариваясь тем, что не разделяет горя и страданий своей родины;. он хочет, чтобы всякий немедленно примкнул к тем, которые преследуют лучшие и более справедливые цели, делил с ими опасности и помотал им, а не выжидал в безопасности того, что предпишут победители.

(Перевод С. И. Радцига)

Последствия реформ Солона [271]

Аристотель. Афинская Полития

11. Когда Солон устроил государство таким, как сказано образом, к нему стали то и дело обращаться с докучливым разговорами о заколах, одни пункты порицая, о других расспрашивая. Ввиду этого он, не желая ни изменять их, ни навлекать на себя вражды, оставаясь в своем отечестве, предпринял путешествие в Египет отчасти по торговым делам, отчасти из любознательности, сказав, что не вернется в течение 10 лет. Он не считал себя вправе, если бы лично присутствовал, истолковывать законы, но думал, что каждый обязан исполнять написанное ((2). А вместе с тем многие из знати сделались его противниками вследствие отмены долгов. И обе партии переменили свое отношение к нему оттого, что установленный им порядок не оправдал их ожиданий. Именно народ рассчитывал, что он произведет

279

передел всего , а знатные — что он вернет опять прежний порядок или только немного его изменит. Но Солон воспротивился тем и другим и, хотя имел возможность, вступив в соглашение с любой партией, достичь тирании, предпочел навлечь на себя ненависть тех и других, но зато спасти отечество и дать наилучшие законы.

(Перевод С. И. Радцига)

Плутарх, Солон

XVI. Солон не угодил ни той ни другой стороне: богатых он озлобил тем, что упразднил долговые обязательства, а бедных — еще больше тем, что не произвел передела земли: .как они надеялись, и не уравнял совершенно, как Ликург, всех по образу жизни... Солон, будучи приверженцем народа и человеком среднего положения, своим государственным устройством этого не осуществил, но он сделал все, что мог, в пределах бывшей у него власти, руководясь только желанием и доверием сограждан. О том, что он не удовлетворил большинства людей, ожидавших от него другое, об этом он сам говорит:

Но тогда они ошиблись, а теперь, сердясь за то, [272]

На меня косые взгляды мечут все, как на врага.

Но он прибавляет, что, если бы кто-нибудь другой получил такую же силу,

Народа б не сдержал и не отстал бы сам,

Пока не сбил бы масла, снявши молоко.

Однако вскоре афиняне поняли пользу этой меры и, оставив личные нарекания, устроили общее жертвоприношение, назвав это

жертвоприношение сисахфией, и Солона назначили исправителем государственного строя и законодателем и поручили ему не ту или другую область, но всё решительно: определять высшие государственные должности, народные собрания, суды, советы и срок их деятельности, упразднять или сохранять из существующих, сложившихся порядков то, что найдет нужным.

ТИРАНИЯ В АФИНАХ

Политическая борьба в Аттике и причины установления тирании

Аристотель, Афинская Полития

13...(4) Этих партий было три: одна — паралиев с Мегаклом, сыном Алкмеона, во главе, которые, по-видимому, преимущественно добивались среднего образа правления; другая — педиаков, которые стремились к олигархии (ими предводительствовал Ликург); третья — диакрийцев, во главе которой стоял Писистрат, казавшийся величайшим приверженцем демократии. (5) К этим последним примкнули, с одной стороны, те, которые лишились денег, отданных взаймы, ввиду стесненного положения; с другой — люди нечистого происхождения — вследствие страха. Это видно из того, что после низвержения тиранов афиняне произвели пересмотр гражданских списков, так как многие пользовались гражданскими правами противозаконно. Все эти партии имени название по тем местам, где они обрабатывали землю.

(Перевод С. И. Радцига)

Борьба Писистрата за власть Аристотель. Афинская Полития

14. Наиболее рьяным Приверженцем демократии казался Писистрат, стяжавший большую славу во время воины с мегарцами. Он сам себе нанес раны и под предлогом, будто это было делом его политических противников, убедил народ дать ему телохранителей. Письменное предложение об этом внес Аристион. Получив в свое распоряжение отряд так называемых

дубинщиков[273] [274] [275], он с помощью их восстал против народа и занял Акрополь на

281

тридцать втором году после законодательства, при архонте Комее...

(3) ...Писистрат же, взяв в свои руки власть, управлял

общественными делами скорее в духе гражданского равноправия, чем тирании. Но так как власть его еще не укрепилась, то приверженцы Мегакла

и Ликурга, придя между собой к соглашению, изгнали его на шестом году

282

после его первого прихода к власти, при архонте Гегесии . (4) На двенадцатый же год после зтого, наоборот, сам Мегакл, поставленный в безвыходное положение своими противниками, завел переговоры с Писистратом и, условившись, что тот возьмет замуж его дочь, устроил его возвращение на старинный лад и слишком простым способом. Распространив предварительно слух, будто Афина собирается возвратить Писистрата, он разыскал женщину высокого роста и красивую, как утверждает Геродот, из дема Пеанийцев или, как некоторые говорят, из Коллита, продавщицу венков, фракиянку, по имени Фия, нарядил ее наподобие экой богини и ввел в пород вместе с ним. И Писистрат въезжал на колеснице, на которой рядом с ним стояла эта женщина, а жители города встречали их, преклоняясь ниц в восторге.

15. Вот при каких условиях произошло первое возвращение Писистрата. А после этого он был изгнан вторично на седьмом приблизительно году после возвращения.

Недолго удерживал он власть в своих руках, но, вследствие того, что не хотел жить с дочерью Мегакла, бежал, побоявшись обеих групп . Сначала Писистрат основал поселение около Фермейского залива, в местечке, которое называется Рекел, а оттуда переехал в окрестности Пангея. Запасшись там деньгами и навербовав наемных солдат, он на одиннадцатом году приехал опять в Эретрию и пытался тогда впервые вернуть ce6e власть силой, причем многие оказывали ему поддержку, в том числе особенно фиванцы и наксосец Лигдамид, а также всадники, в руках которых была тогда государственная власть в Эретрии. (3) Победив в сражении при Паллениде, Писистрат занял город и, отобрав у народа оружие, уже прочно утвердил свою тиранию. Затем он взял Наксос и поставил правителем Лигдамида.

(4) Отобрал Писистрат оружие у народа следующим образом. Устроив смотр войска у Тесейона, он пробовал обратиться к народу с речью и говорил недолго. Когда же присутствующие стали говорить, что не слышат, он попросил их подойти к преддверью Акрополя, чтобы могли лучше слышать его. А в это время, как он произносил свою речь, люди, специально получившие такое распоряжение, подобрав оружие[276] [277], заперли его в близлежащем здании—Тесейоне — и, подойдя, знаком сообщили об этом Писистрату. Окончив говорить о других делах, он сказал и об оружии, что по поводу случившегося не надо ни удивляться, ни беспокоиться, но следует возвратиться по домам и заниматься своими делами, а о всех общественных делах позаботится он сам.

(Перевод С. И. Радцига)

Геродот

I, 59... И вот родился у него после этого тот самый Писистрат, который во время политической борьбы в Афинах между жителями Побережья и жителями Равнины — во главе первых стоял Мегакл, сын Алкмеона, во главе жителей Равнины — Ликург, сын Аристолаида, — задумал сделаться тираном и составил третью партию. Собрав приверженцев и провозгласив себя предводителем горного населения, он задумал такого рода дело. Поранив себя и своих мулов, он приехал в повозке на площадь так, как будто только что спасся от врагов, которые якобы хотели убить его, когда он ехал и деревню, и под этим предлогом он просил народ, чтобы дали ему какой-нибудь отряд телохранителей. Он уже прежде составил себе известность во время похода, предпринятого против мегарцев, когда взял Нисею и совершил еще другие крупные дела. Народ афинский, поддавшись на хитрость, удовлетворил его ходатайство и набрал ему отряд из граждан. Это были у Писистрата не копейщики, а дубинщики; они провожали его, идя позади с деревянными дубинами. Эти люди, подняв восстание с Писистратом во главе, заняли Акрополь. И вот тогда Писистрат стал править Афинами. При этом он не только не нарушил существовавшего правления в государстве, но и не изменил законов, а правил государством на основании установившихся порядков, устраивая его прекрасно и ко благу.

60. Однако спустя недолгое время сторонники Мегакла и Ликурга, достигнув соглашения между собой, изгоняют его. Так, Писистрат в первый раз захватил власть над Афинами, и он потерял тиранию, так как не успел еще прочно взять ее в руки. Между тем среди изгнавших Писистрата снова начались по-прежнему раздоры. Поставленный в безвыходное положение вновь вспыхнувшими волнениями, Мегакл завел сношения с Писистратом, предлагая ему, не хочет ли он взять замуж его дочь, с тем, чтобы сделаться тираном. Писистрат принял предложение и согласился на эти условия. Тогда они, чтобы устроить ему возвращение, затевают дело, далеко превосходящее, на мой взгляд, своей наивностью все остальное. В Пеанийском деме была одна женщина, по имени Фия, ростом в четыре локтя без трех пальцев и весьма красивой наружности. Нарядив эту женщину в полное военное вооружение, они велели ей стать на колесницу и, показав ей, как она должна держаться, чтобы производить впечатление как можно более прекрасной, поехали в город, а вперед предварительно дослали вестников. Последние, придя в город, говорили, как им было приказано, речи приблизительно такого рода: «Афиняне, примите с добрым чувством Писистрата: его сама Афина почтила больше всех людей и вот теперь возвращает в свой Акрополь». Это повторяли они, проходя через разные места. Тотчас же по селам распространилась молва, будто Афина возвращает Писистрата; да и в городе население готово было поверить, что эта женщина есть сама богиня; поэтому молились на нее и принимали Писистрата.

61. Получив тиранию упомянутым способом, Писистрат, согласно условию, заключенному с Мегаклом, женится на дочери Мегакла. Но так кик у его были уже взрослые сыновья, да, кроме того, Алкмеониды считались за «нечестивцев», то Писистрат, не желая иметь детей от этой новой жены, жил с ней не так, как бы следовало по закону. С самого начала жена скрывала об этом, а потом, отвечая ли на расспросы матери, или, может быть, и без этого, рассказала ей, а та своему мужу. Тот пришел в негодование, видя в этом для себя оскорбление со стороны Писистрата. В гневе он тотчас же примирился со своими противниками. Тогда Писистрат, узнав о том, что предпринимается против него, удалился совершенно из страны и, придя в Эретрию, стал совещаться со своими сыновьями. Тут одержало верх мнение Гиппия, что надо вернуть себе обратно тиранию; ввиду этого стали собирать пожертвования с тех городов, которые еще с прежнего -времени сохраняли к ним некоторую преданность. Многие из них доставили им большие деньги, но всех превзошли суммой своего взноса фиванцы. Впоследствии же — не будем вдаваться я подробности — прошло порядочное время, и наконец всё у них было подготовлено к возвращению. Именно аргивские наемники пришли из Пелопоннеса; один наксосец, приведший в качестве добровольца, по имени Лигдамид, проявлял величайшее усердие, доставив и деньги, и людей.

62. На одиннадцатый год, выступив в поход из Эретрии, они прибыли на родину, и первое место, которое они заняли в Аттике, был Марафон. Когда они стояли лагерем в этом месте, к ним пришли их сторонники как из города, так и из деревень, люди, которым тирания была более любезна, чем свобода. Так вот эти люди там собирались. Между тем афиняне в городе, пока Писистрат собирал деньги и после, когда занял Марафон, не придавали этому никакого значения. Когда же они узнали, что из Марафона он идет к городу, тут только они выступили против него. Они со всеми своими силами пошли против возвращавшихся изгнанников. А с другой стороны, и армия Писистрата, выступив из Марафона, пошла по направлению к городу. И вот обе армии сошлись для битвы к храму Палленской Афины я остановились друг против друга, положив оружие. Тут, ведомый божественным наитием, пришел к Писистрату один предсказатель, акарнанец Амфилит, который, приближаясь к нему, изрек следующие слова размером гекзаметра:

Вот уж невод закинут, широко расставлены сети:

Много тунцов набежит при сиянье луны полуночной.

63. Этот человек изрекает такие слова в приступе божественного вдохновения. Писистрат же понял смысл этого прорицания и, заявив, что принимает пророчество, повел войско. Афиняне из города расположились уже в это время к завтраку, и после завтрака некоторые из них занялись игрой в кости, другие легли поспать. Сторонники Писистрата, ворвавшись в лагерь афинян, обратили их в бегство. Когда те бежали, тут Писистрат придумал хитрейший план, чтоб не дать афинянам собраться снова и чтобы они оставались рассеянными. Он велел своим сыновьям сесть на коней и послал их вдогонку, те, нагоняя бегущих, говорили им, как было приказано Писистратом, именно уговаривали быть спокойными; и каждому уходить к себе домой.

64. Так как афиняне послушались совета, то Писистрат таким образом в третий раз подчинил себе Афины и тут же прочно утвердил свою тиранию благодаря помощи многих союзников и большим средствам, получавшимся частью на месте, частью с берегов реки Стримона, а также благодаря тому, что он взял в качестве заложников детей афинян, оставшихся на месте и не убежавших немедленно, и поместил их на Наксосе. Этот остров Писистрат также покорил военной силой и передал под власть Лигдамида...

(Перевод С. И. Радцига)

Социальная политика Писистрата

Аристотель, Афинская Полития

16. Так вот тирания... с самого начала установилась таким образом и столько имела перемен. (2) А руководил государственными делами

Писистрат, как сказано, с умеренностью и скорее в духе гражданского равноправия, чем тиранически. Он был вообще гуманным и кротким человеком, снисходительным к провинившимся; бедных он даже снабжал вперед деньгами на сельские работы, чтобы они могли кормиться, занимаясь земледелием. (3) Это он делал по двум соображениям: с одной стороны, для того, чтобы они не находились в городе, но были рассеяны по всей стране, с другой — для того, чтобы, пользуясь средним достатком и занятые своими личными делами, они не имели ни желания ни досуга заниматься общественными. (4) А вместе с тем и доходов поступало к нему больше при условии, если обрабатывалась земля, так как Писистрат взимал десятину с получавшихся доходов. (5) По этим оке соображениям он учредил и «судей

285

по демам» ; да и сам часто ездил по стране, наблюдая за ходом дел и

примиряя тяжущихся, чтобы они не запускали своих работ, отправляясь в город. (6) Во время одного такого путешествия Писистрата случилось, как рассказывают, приключение с земледельцем, обрабатывавшим на Гиметте местечко, получившее впоследствии прозвание «безоброчного». Увидав, что какой-то человек копается и трудится над одними камнями, Писистрат подивился этому и велел рабу спросить у него, сколько дохода получается с этого участка. Тот ответил: «Какие только есть муки и горе; да и от этих мук и горя десятину должен получить Писистрат». Человек этот ответил так, не зная его. Писистрат же в восхищении от его прямоты и трудолюбия сделал его свободным от всех повинностей.

(7) Вообще простой народ он старался ничем не раздражать во время своего правления, но всегда обеспечивал мир и поддерживал спокойствие. [278]

Вот почему и говаривали часто, что «тирания Писистрата — это жизнь при Кроносе». Впоследствии же, когда преемниками Писистрата сделались его сыновья, правление стало гораздо более суровым. (8) Но самым важным из всего сказанного было то, что он по своему характеру был демократичным и обходительным человеком. Во всех вообще случаях он хотел руководить всеми делами по законам, не допуская для себя никакого преимущества. Так, например, однажды, вызванный на суд в Ареопаг но обвинению в убийстве, он сам вышел на суд, чтобы оправдаться, но вызвавший его к ответу обвинитель побоялся и оставил дело. (9) Поэтому-то и пробыл он долгое время у власти и, если бывал изгнан, легко возвращал себе эту власть нова. За него стояло большинство как знатных, так и демократов. Одних он привлекал к себе, поддерживая с ними знакомство, других тем, что оказывал им помощь в их личных делах; он отличался таким характером, что умел ладить с теми и с другими.

17. Писистрат состарился, оставаясь у власти, и умер от болезни при архонте Филонее[279] [280].

(Перевод С. И. Радцига)

Тирания Писистратидов

Аристотель. Политика

V, 9, 23... Третья по продолжительности тирания — тирания Писистратидов в Афинах. Правда, она была с перерывами. Писистрат во время своей тирании два раза был изгоняем, так что из 33 лет только 17 приходится на его тиранию, 18 — на тиранию его сыновей, а всего, значит, тирания Писистратидов продолжалась 35 лет,

(Перевод С. А. Жебелёва)

Аристотель. Экономика21

II, 2, 4 Гиппий афинский обложил налогом балконы, выступающие в верхних этажах на улицы, также лестницы, барьеры и двери, открывающиеся наружу. Ввиду этого владельцы их откупались деньгами, и у него таким образом составились большие средства. Точно так же и монеты, ходившие у афинян, он обесценил; назначив им стоимость, он велел приносить их к нему. Когда же они сосредоточились у него, он перечеканил их с новым знаком и пустил в обращение то же самое серебро. Далее, если кто должен был исполнять триерархию, быть филархом, исполнять хорегию или нести расходы еще на какую-нибудь литургию, он установил умеренную расценку и предоставил всякому желающему внести эту сумму, чтобы числиться в ряду людей, исполнявших литургию. Наконец, в пользу жрицы Афины на Акрополе он установил за всякого умершего вносить по одному хенику ячменя, и еще по хенику пшеницы и по оболу, точно так же у кого родится ребенок, тому делать то же самое.

(Перевод С. И. Радцига)

Фукидид

VI, 54... В течение очень долгого времени Писистратиды, хотя были

тиранами, поступали благородно и разумно, взимали с афинян только

288

двадцатую часть получаемых с земля доходов , прекрасно украсили их город, выдерживали войны и совершали жертвоприношения в священных местах. В остальном государство управлялось ранее установленными законами, за исключением того, что Писистратиды всегда заботились о том, чтобы назначить на государственные должности кого-либо из своих родственников.

(Перевод Ф. Г. Мищенко-C. А. Жебелева)

Аристотель. Афинская Полития

289

19 После этого тирания стала гораздо более суровой, так как Гиппий, мстя за брата, многих перебил и изгнал и вследствие этого стал всем внушать недоверие и озлобление. (2) На четвертый приблизительно год после смерти Гиппарха положение Гиппия в городе стало настолько [281] [282]

ненадежным, что он начал укреплять Мунихию[283], намереваясь туда переселиться. Но в то время как он был занят этим делом, его изгнал лакедемонский царь Клеомен, так как лаконцам все время давались повеления оракула о низвержении тирании. А это происходило по следующей причине. (3) Как ни пытались изгнанники, среди которых, первое место занимали Алкмеониды, своими собственными силами добиться возвращения, они не могли этого сделать и всякий раз терпели неудачу. Все их попытки оставались тщетными. Так, между прочим, они укрепили в самой

291

стране местечко Липсидрий на Парнете , и туда собрались некоторые из жителей города; однако они были выбиты оттуда тиранами. Оттого-то впоследствии, уже после этого несчастья, постоянно пели в сколиях:

Ах, Липсидрий, ах друзей предатель!

Ты каких воителей отважных Погубил там — знать-то всё какую!

Впрямь они там род свой оправдали!

Итак, терпя во всем неудачу, они взяли на откуп постройку храма в Дельфах; отсюда-то и явилось у них достаточно денег, для того чтобы призвать на помощь лаконцев. А пифия постоянно объявляла лакедемонянам, когда они вопрошали оракула, что надо освободить Афины. Кончилось дело тем, что она склонила к этому спартанцев, хотя Писистратиды были с ними в отношениях гостеприимства:

(Перевод С. И. Радцига)

Фукидид

I, 20, 2 Большинство афинян думают, что Гиппарх был убит Гармодием и Аристогитоном как тиран, и не знают того, что правителем тогда был Гиппий как старший из сыновей Писистрата, а Гиппарх и Фессал были его братьями; на самом же деле у Гармодия и Аристогитона в намеченный для их дела день вдруг явилось подозрение, будто сообщниками о чем-то сделан донос Гиппию, и потому они обратились не против него, воображая, что он уже предуведомлен, но так как все-таки хотели, прежде чем будут арестованы, сделать что-нибудь серьезное, хотя бы с риском для самих себя, то, встретившись с Гиппархом у так называемого Леокория[284] [285] [286], когда он устраивал панафинейскую процессию, они убили его.

(Перевод С. И. Радцига)

Геродот

VI, 123 Алкмеониды были... ненавистниками тиранов. Все время, пока длилась тирания, они находились в изгнании... Вследствие их ловкости Писистратиды потеряли тиранию, и таким образом, Алкмеониды были освободителями Афин в гораздо большей степени, как я полагаю, чем Гармодий и Аристогитон. Эти последние, убив Гиппарха, только ожесточили оставшихся из Писистратидов и вовсе не заставили их отказаться от тирании. Между тем Алкмеониды явно освободили Афины, поскольку именно они убедили пифию давать предписания лакедемонянам об освобождении Афин. (Перевод С. И. Радцига)

РЕФОРМЫ КЛИСФЕНА И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ АФИНСКОЙ ПОЛИСНОЙ ДЕМОКРАТИИ Борьба Клисфена за власть

Геродот

V, 66. Афины и прежде были велики, а тут, освободившись от тиранов, сделались еще более сильными. В них тогда два человека имели большую силу: Клисфен Алкмеонид — тот самый, который, как ходили слухи, подкупил пифию, и Исагор, сын Тисандра, человека из известной семьи; однако происхождения его я не могу указать, но его сородичи приносят жертвы Зевсу Карийскому. Вот эти-то люди и стали спорить из-за

293

власти .

70. В свою очередь побеждаемый теперь Исагор придумал следующее. Он призвал к себе на помощь Клеомена лакедемонското, который еще со времени осады Писистратидов сделался ему гостем. Сначала Клеомен послал в Афины герольда и предлагал изгнать Клисфена, а вместе с ним — еще многих афинян, называя их «нечестивцами». Это говорил он через посланца своего по наущению Исагора. Дело в том, что на Алкмеонидов и на их сторонников падало обвинение в этом убийстве[287], однако ни сам он, ни его друзья не принимали в нем участия...

72.. Когда Клеомен через своего герольда стал требовать изгнания Клисфена и «нечестивцев», Клисфен сам тайно удалился. Но и после этого все-таки пришел в Афины Клеомен с небольшим отрядом. Прибыв сюда, он изгнал как нечестивцев семьсот семейств, на которых ему указал Исагор. Сделав это, он пытался затем распустить Совет и вручить должности тремстам сторонникам Исагора. Когда же против этого восстал Совет и отказался повиноваться, тогда Клеомен и Исагор со своими сторонниками захватили Акрополь. Все остальные афиняне, придя к соглашению между собой, осаждали их в течение двух дней. На третий день, договорившись о безопасном проходе, все лакедемоняне, которые тут были, удалились из страны... Клеомен тогда снова был изгнан вместе с лакедемонянами. Все же остальные были заключены в оковы и осуждены на смерть.

73. ...Афиняне же после этого пригласили Клисфена и семьсот семейств, изгнанных Исагором...

(Перевод С. И. Радцига).

Аристотель. Афинская Полития

20. После низвержения тирании началась распря между Исагором, сыном Тисандра, другом тиранов, и Клисфеном, происходившим из рода Алкмеонидов. Побеждаемый гетериями, Клисфен привлек на свою сторону народ, обещая предоставить народной массе политические права. (2) Тогда Исагор, видя ослабление своих сил, снова пригласил Клеомена, который был с ним в отношениях гостеприимства, и убедил его принять участие в «изгнании скверны» под тем предлогом, что Алкмеониды считались

принадлежавшими к числу оскверненных .

(3) Клисфен ввиду этого тайно удалился, а Клеомен, придя с небольшим отрядом, начал изгонять из города под видом очищения от скверны семьсот афинских семейств. Приведя это в исполнение, он пытался низложить Совет и отдать город под власть Исагора и трехсот его приверженцев. Однако Совет оказал сопротивление, и собрался народ.

Тогда сторонники Клеомена и Исагора убежали на Акрополь, а народ, обложив их там, осаждал в течение двух дней; на третий день отпустили Клеомена и всех бывших с ним, обеспечив им свободный выход, а Клисфена и остальных изгнанников призвали обратно.

(4) Когда народ взял в свои руки управление, Клисфен стал вождем и простатом народа. Это произошло потому, что чуть ли не главными виновниками изгнания тиранов были Алкмеониды и они же большей частью вели непрестанную политическую борьбу, (5) Но еще раньше Алкмеонидов пытался вести борьбу с тиранами Кедон. Поэтому-то в честь его и пели в сколиях;

И за Кедона налей, виночерпий: всегда его помни,

Если за добрых мужей очередь кубок налить.

Введение Клисфеном территориального деления

Геродот

V, 66. ..Потом афинское население, составлявшее до сих пор четыре филы, он разделил на десять; при этом он отменил прежние названия их по именам сыновей Иона — Гелеонта, Эгикорея, Аргадея и Гоплета — и придумал для фил прозвища по именам других героев — все местных, за исключением Эанта. Этого последнего,хотя и чужого, он взял как ближайшего соседа и союзника, с которым были отношения гостеприимства.

69. ...Клисфен афинский был внуком по матери сикионского Клисфена и имя свое получил в честь него, он так же, как и тот, мне кажется, презирал 294 ионян, и, чтобы у афинян не было таких же фил, как у ионян, он взял пример с Клисфена, своего тезки. Именно, когда Клисфен привлек на свою сторону афинский народ, который прежде был отстранен от всех преимуществ, он переименовал филы и увеличил число их против прежнего. Он назначил десять филархов вместо четырех, и, кроме того, во все филы он включил по

296 гр

десять демов . Так, привлекши на свою сторону народ, он получил значительное превосходство над своими противниками.

(Перевод С. И. Радцига)

Аристотель. Афинская Полития

21. Так вот по этим-то причинам народ и верил Клисфену. И тут, находясь во главе народной партии, на четвертом году после низвержения тиранов при архонте Исагоре (2) он начал с того, что распределил всех граждан между десятью филами вместо четырех. Он хотел смешать их, чтобы большее число людей получило возможность участия в делах государства. Отсюда и пошло выражение: «не считаться филами» — в ответ тем, кто хочет исследовать происхождение.

(3) Затем он установил Совет пятисот вместо четырехсот, по пятидесяти из каждой филы, а до тех пор было по сто. Разделил же он не на двенадцать фил из того соображения, чтобы это деление не совпадало с существовавшим ранее делением на триттии; именно в четырех филах было двенадцать триттий, так что в этом случае не удалось бы смешать народ.

(4) Кроме того, Клисфен разделил и страну по демам на тридцать частей: десять взял из демов пригородных, десять — из демов прибрежной полосы, десять — из демов внутренней полосы. Назвав эти части триттиями, в каждую филу он назначил по жребию три триттии, так чтобы в состав

297

каждой филы входили части из всех этих областей . Далее, он заставил считаться демотами жителей каждого из демов, чтобы люди не выделяли [288] [289] [290] новых граждан, называя их по отчеству, но чтобы публично называли по имени демов. Вот отчего афиняне и называют себя по имени демов. (5) Учредил он и должность демархов, которые имеют те же обязанности, что прежние навкрары, так как демы он образовал вместо навкрарий. Что касается названий; то некоторым из демов он дал их по местечкам, некоторым — по основателям, так как уже не все демы связаны были с

298

местами .

(6) Роды же, фратрии и жречества он предоставил всем иметь по отеческим заветам. Филам он дал в качестве эпонимов из ста предварительно намеченных архегетов десятерых, которых изрекла пифия.

22. В результате этих изменений государственный строй стал более демократичным, чем солоновский. Это и понятно: законы Солона упразднила тирания, оставляя их без применения; между тем, издавая другие новые законы, Клисфен имел в виду интересы народа. В их числе издан был и закон об остракизме.

(Перевод С. И. Радцига)

Остракизм

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Аристид

VII. ...Остракизм не был наказанием за какой-нибудь низкий поступок; благопристойности ради он назывался и «усмирением и обузданием гордыни и чрезмерного могущества», но по сути дела оказался средством утишить ненависть, и средствам довольно милосердным: чувство недоброжелательства находило себе выход не в чем-либо непоправимом, но лишь в десятилетнем изгнании того, кто это чувство вызвал.

...Обыкновенно суд происходил так. Каждый, взяв черепок, писал на нем имя гражданина, которого считал нужным изгнать из Афин, а затем нес к определенному месту на площади, обнесенному со всех сторон отрадой. Сначала архонты подсчитывали, сколько всего набралось черепков: если их было меньше шести тысяч, остракизм признавали несостоявшимся. Затем все [291] имена раскладывались порознь, и тот, чье имя повторялось наибольшее число раз, объявлялся изгнанным на десять лет без конфискации имущества.

(перевод С. П. Маркиша)

Филохор, фрагмент № 30

...Народ производил предварительное голосование перед восьмой пританией по вопросу, находит ли он нужным «подавать черепок». Если это признавалось нужным, рыночная площадь (агора) огораживалась досками, причем оставляли десять входов; через них входила каждая фила отдельно, а черепки подавали, поворачивая их надписью вниз. Наблюдали за этим девять архонтов и Совет[292]. Затем черепки подсчитывали, и тот, против кого было подано больше всего голосов, и притом не менее шести тысяч[293], должен был удалиться из города на десять лет (впоследствии на пять). Перед этим он должен был в течение десяти дней дать другим и сам получить удовлетворение по своим личным делам; он сохранял право пользоваться доходами, но не имел права приближаться к черте Гереста, мыса на Эвбее...

.Из людей малоизвестных один только Гипербол был изгнан посредством остракизма за свою нечестность, а не потому, что его подозревали в стремлении к тирании. После него прекратился этот обычай, который вел свое начало от законодательства Клисфена, когда этот последний изгнал тиранов и хотел также изгнать их друзей.

(Перевод А. И. Зайцева)

Предоставление гражданских прав иностранцам

Аристотель. Политика

III, 1, 10... Вот что, например, сделал в Афинах Клисфен после изгнания тиранов: он включил в состав фил много иностранцев проживавших в Аттике) и рабов-метеков (вольноотпущенников). По отношению к таким гражданам спорный вопрос не в том, кто из них гражданин, но в том, по праву или не праву (он стал таковым).

(Перевод С. А. Жебелева)

<< | >>
Источник: Шарыкин Б.В.. Древний мир. Учебно-методическое пособие для семинарских занятий по древней истории./Составитель Б.В.Шарыкин. - Тула: Изд-во ТулГУ.2006. - 313 с.. 2006

Еще по теме Тема семинарского занятия № 11: Возникновение полисной демократии в Аттике.:

  1. Тема семинарского занятия № 11: Возникновение полисной демократии в Аттике.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -