<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Категории "национальная безопасность", "общественный порядок", "общественная безопасность", являются ключевыми в правовой науке и правоприменительной практике. Исследованию сущности и содержания этих понятий посвящено значительное число публикаций и на сегодняшний день их библиография в виде диссертационных исследований и монографий, статей в журналах и различных сборниках насчитывает сотни наименований.

С большой степенью уверенности можно констатировать, что вообще проблема национальной безопасности как таковая является специфическим компонентом или, "фирменным знаком" прежде всего, именно российской (советского и постсоветского периодов) правовой науки.

Действительно, давно выявились и стали фактически стереотипными методологические подходы к рассмотрению национальной безопасности. Установился примерный перечень сюжетов их рассмотрения в рамках отдельных юридических наук государственно-правового (теория права и государства, конституционное, административное право) или криминального (уголовное и уголовно-исполнительное право, уголовный процесс, теория оперативно-розыскной деятельности, криминология, криминалистика) цикла. Однако любая из имеющихся теорий и концепций при ближайшем ознакомлении обнаруживает недостаточную полноту, пробельность, дискуссионность заключенных в ней идей. Это естественно, поскольку познание так же бесконечно, как бесконечен мир. Однако даже с учетом этой оговорки приходится признать, что накопление знаний о самом феномене национальной безопасности затрагивает в основном количественную сторону, в гораздо меньшей степени обогащая их качественную сторону.

С сожалением приходится констатировать, что в юридической науке пока нет достаточной четкости ни в дефиниции национальной безопасности, ни в ее содержательном разграничении. Многозначностью отличается трактовка понятий "общественный порядок" и "общественная безопасность".

К этому следует добавить, что пока нет достаточной четкости и в определениях таких понятий, как "правоохранительная деятельность", "правоохранительные органы". В связи с актуализацией проблем обеспечения национальной безопасности и безопасности отдельных сфер жизнедеятельности общества и развертыванием соответствующих научных исследований оказалась размытой смысловая и содержательная грань между понятиями "правовой порядок" и "национальная безопасность", "правоохранительные органы" и "силы обеспечения безопасности".

Запаздывание в научном освещении этих проблем негативным образом сказывается на правоохранительной практике, препятствуя четкости нормативно-правового закрепления полномочий, функций государственных структур и органов местного самоуправления в охранительной сфере, правовом регулировании форм и методов их деятельности по обеспечению прав и законных интересов личности, общества, государства.

В этой связи исследование данной проблематики можно рассматривать как попытку "связать в систему" накопившийся теоретический и эмпирический материал и осмыслить его с позиций административно-правовой науки, в рамках которой традиционно исследуется организационно-правовая проблематика формирования и функционирования органов внутренних дел в административно-политической сфере, охватывающей такие, непосредственно связанные с обеспечением национальной безопасности области государственной деятельности, как оборона, безопасность, внутренние дела, юстиция.

Особую значимость расширению когнитивных горизонтов административно-правовой науки придает сложность нынешней ситуации с обеспечением национальной безопасности в Российской Федерации, испытывающем мощное дезорганизующее воздействие преступности и беззакония во всех формах ее проявления, включая коррупцию государственного аппарата, непринятие должных мер по реагированию на заявления и сообщения и преступлениях и правонарушениях.

Предпринятая в начале 90-х годов завершившегося столетия попытка идеологов государственной политики "нового курса" поменять традиционные для России ценностные приоритеты, в основу которых было положено представление о государстве как об основной системообразующей субстанции, на идеалы западного либерализма с характерной для них эгоцентричной системой взаимоотношения индивида и государства, не привела да и не могла привести к одномоментному изменению правосознания общества.

Вместе с тем закрепление на конституционном уровне ряда либеральных ценностей, провозглашавших приоритетность индивидуальных интересов перед государственными, повлекло за собой принижение роли государства в качестве субъекта политической системы общества, что в свою очередь не могло не сказаться на эффективности государственной деятельности по обеспечению правопорядка.

В этом контексте особую значимость приобретают идеи Ю.А. Тихомирова об обновлении концепции административного права, поскольку в условиях политической, экономической, криминологической нестабильности в стране спасение необходимо искать не в частном или публичном праве, а "в мирном сосуществовании публичного и частного права как парных категорий, как двух опор правового здания", одной из несущей конструкции которого и является административное право.

Административное право, являясь одной из базисных отраслей российской правовой системы, регулируя широкий круг общественных отношений, имеющих ведущее значение для нормальной жизнедеятельности личности, общества и государства, испытывает настоятельную потребность в обновлении и смене ведущих парадигм. За основу концепции модернизации содержания и структуры административного права не могут быть взяты те варианты, которые направлены не на консолидацию административно-правовой материи, а на искусственное расчленение предмета регуляции, вплоть до уровня самостоятельных нормативных массивов.

Учитывая процессы формирования новой российской государственности, следует иметь ввиду и перспективу формировании двух компонент административного права: федерального административного права и административного права субъектов Федерации. Федеральное административное право должно выполнять роль фундамента правового регулирования не только применительно к соответствующим сферам, отнесенным к ведению Российской Федерации и совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, но и предопределять принципиальные основы становления и развития административного права всех субъектов Российской Федерации, которые обязаны при юридическом оформлении механизма организации и осуществления региональной исполнительной власти и административной ответственности за правонарушения учитывать единые начала (в том числе и в части правового обеспечения) построения и деятельности государственных органов исполнительной власти на федеральном и региональном уровнях, а также единые начала и принципы административной ответственности физических и юридических лиц.

С учетом уже существующих и возможных в перспективе коллизий в построении и применении федерального и регионального административного законодательства необходима выработка "правовой логики" их соотношения, как с нормами других отраслей права, так и с точки собственной соотноси-мости составных частей, общих принципов, норм, актов, институтов, предметов регулирования. Решению этой проблемы способствовала бы разработка модельных законодательных актов.

Обосновывая авторское видение совершенствования форм и методов обеспечения национальной безопасности, основных направлений укрепления исполнительной власти, придания ей большей динамичности, оперативности, научной обоснованности, приводятся возражения против попыток отдельных ученых обосновать тезис о "первородстве" исполнительной (административной, управленческой в его определении) власти и подсобном характере законодательной и судебной власти, о неприемлемости для России парламентаризма, о экзистенциональности административного права и культуротворческих функциях государственного и гражданского права, о моральной обязанности органов исполнительной власти на всех уровнях при решении вопросов экономического, культурно-духовного и бытового характера.

Учитывая эти национальные особенности обеспечения безопасности и современную практику функционирования органов внутренних дел, формулируется вывод, что в их основе помимо иных причин лежит несоответствие между социальным предназначением и правовым назначением данных органов, приводящее к искаженному закреплению в законодательстве и ведомственных нормативных актах целей их деятельности, оценок их достижения.

Деятельность органов внутренних дел должна быть правовой по своей природе и социально ориентированной по своей сути. Для этого необходимо, прежде всего, добиться, чтобы юридическое закрепление процесса строительства и модернизации системы органов внутренних дел было подчинено внятной, юридически зафиксированной государственной политикой в сфере обеспечения национальной безопасности.

<< | >>
Источник: Амельчакова В.Н.. Административно-правовое регулирование деятельности органов внутренних дел по обеспечению национальной безопасности в Российской Федерации: Монография. – М.: Московский университет МВД России,2007. – 103 с.. 2007

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 3.1. Утверждение прокурором обвинительного заключения как процессуальное решение о доказанности обвинения
  2. 3.3. Выявление и устранение прокурором ошибок в определении пределов доказывания при утверждении обвинительного заключения
  3. 3.1. Умозаключение как форма мышления. Виды умозаключений
  4. 4.1. Умозаключение как форма мышления.
  5. § 3. Умозаключение по аналогии. Место аналогии в судебном Исследовании
  6. 447. Как соотносятся понятия "заключение договора банковского счета" и "открытие банковского счета"?
  7. Брак: понятие, условия и порядок его заключения; препятствия к заключению брака; прекращение брака. Недействительность брака
  8. 2.1. Брак, его требования и заключение
  9. От тюремного заключения арест отличался тем, что он мог отбываться в домах трудолюбия, и даже заменен общественными работами.
  10. Глава третья УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ (DER SCHLUSS DER REFLEXION)
  12. а) Умозаключение общности (Der Schlufi der Allheit)
  13. b) Индуктивное умозаключение (Der Schiup der Induktion)
  14. с) Умозаключение аналогии (Der Schluft der Analogic)
  15. а) Категорическое умозаключение (Der kategorische Schiup)
  16. Ь) Гипотетическое умозаключение (Der hypothetische Schlufi)
  17. 1. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов
  18. 2. Умозаключение и связь предложений
  19. 40. изучение мышления в психологии и логике. Логические формы мышления понятие суждение умозаключение