Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

I. ТЕОРИЯ СОЗНАНИЯ В СВЕТЕ ЛЕНИНСКИХ ИДЕЙ[112]

 
В сокровищнице идей, составляющих содержание ленинского этапа в развитии марксистской философии^выдающееся место занимают положения В. И. Ленина о сущности и активной, творческой роли сознания. Значение этих положений определяется не только тем, что проблемы сознания непосредственно включены в основной вопрос философии. В философском наследии Ленина они выходят за пределы этого основного вопроса и собственно гносеологии, освещают обширный круг проблем диалектического и исторического материализма, являются предельно широкой и разветвленной теорией.
Творчески развивая учение основоположников марксизма, В. И. Ленин обогатил его рядом новых положений о психике, сознании и об общественном сознании. Учение В. И. Ленина о сознании представляет собой глубочайший теоретический синтез достижений всех естественных и общественных наук, поражающий единством и логической стройностью диалекти- ко-материалистической концепции.
Психика есть свойство живых существ создавать внутри себя чувственные и обобщенные образы внешней действительности и реагировать на эти отображения сообразно своим потребностям (а у человека — интересам, целям, нормам и идеалам). Под психикой человека разумеется вся совокупность явлений и состояний его внутреннего, субъективного мира, в отличие от внешнего, объективного мира, а также соматических, телесных функций самого человека, его нервной системы, в том числе и системы высшей нервной деятельности, являющейся физиологической основой психики. Сознание — часть психики, ибо в последней имеются не только сознательные, но и подсознательные процессы. Сознательные — это такие психические явления и действия человека, которые проходят через его разум и волю, опосредуются последними, которые, следовательно, совершаются человеком со знанием того, что он делает, мыслит или чувствует.
Можно не любить человека, как говорят, интуитивно, т. е. не зная, за что именно. Но когда известны причины этой неприязни, она приобретает сознательный характер. Можно нанести человеку вред, не понимая этого; причинить вред можно и сознательно. Не только чувства и поступки человека, но и его мысли, которые, казалось бы, целиком (по определению сознания как психического процесса, проходящего через разум) совершаются сознательно, в ряде случаев недостаточно контролируются разумом, содержат момент подсознательного. Данное здесь понятие сознания имеет самый общий характер и потому не полиостью характеризует частные случаи его проявления. Так, например, ложная информация, данная без знания того, что она ложная, будет отличаться от сознательной дезинформации только в смысле отсутствия преднамеренности, ибо информатор и в первом случае действовал сознательно в общем смысле сознания. Это общее понятие сознанияі отличается и от понятия общественного сознания (о котором речь будет идти ниже).
Внутренний мир человека и психика вообще, утверждал еще домарксовский материализм, является свойством материи. Исходя из признания природы, материи единственной мировой субстанцией, материалисты XVII и XVIII столетий сделали из этой фундаментальной философской посылки правильный вывод, что «материя мыслит». В последарвиновский период это положение должно было принять более конкретный вид: психика, сознание есть свойство высокоорганизованной материи. Но эта конкретизация как бы отрывала свойство живой материи от общих свойств природы, лишала психику и сознание их предпосылок в неорганической природе. Известно, что Ф. Энгельс искал корни «мыслящего духа» в общих свойствах природы, считал, что мышление, сознание порождается материей всюду и всегда, где для этого имеются необходимые условия.
Развивая эти идеи, а также догадки Д. Дидро, Э. Гек- келя, Л. Моргана, В. И. Ленин говорил о необходимости «исследовать и исследовать, каким образом связывается материя, якобы не ощущающая вовсе, с материей, из тех же атомов (или электронов) составленной и в то же время обладающей ясно выраженной способностью ощущения».[113] Эта задача является одновременно и экспериментальной, и философской, общеметодологической. Первая сторона ее решается средствами и методами специальных наук, вторая сводится к нахождению того общего свойства природы, которое является основой и предпосылкой психики и сознания.
В. И. Ленин не только поставил указанную задачу, что само по себе является делом величайшего значения, но и блестяще решил ее в философском плане, найдя это общее свойство природы и выразив его в понятии отражения.[114]
Отражение, взятое как всеобщее природное явление, характеризуется иа уровне современных данных тремя признаками: а) вторичностью отражения по отношению к отражаемому; б) подобием отражаемого в отражении либо по содержанию, либо по структуре. Частными случаями этого подобия являются гомоморфизм или изоморфизм отражения; в) преобразование отражаемого в отражении соответственно свойствам той среды, в которой происходит отражение.
Признаки б) и в) требуют некоторых комментариев. Полного подобия отражаемого в отражении, т. е. дублирования, повторения всех свойств первого во втором, не может быть. Речь может идти лишь о подобии в некоторых отношениях,, о переносе тех или иных внешних или внутренних свойств отражаемого объекта. Так, психика и сознание дают нам образы внешнего мира, но не воспроизведение (повторение) последнего: внешний мир просто не мог бы «поместиться», в организме со всеми своими пространственными и иными параметрами. Чтобы внешний мир превратился в свой образ, он должен в организме претерпеть двойное преобразование. А именно в рецепторах, анализаторах, в нервно-проводящих каналах и тканях он преобразуется (кодируется) в хемоэлек- трические процессы. Но в отражении мы переживаем не то, что происходит в нервных тканях и в органах высшей нервной деятельности, а явления внешнего мира: картины природы и действия людей. Поэтому необходимо перекодирование нервного процесса в психический образ, в переживания внешних объектов.
С появлением кибернетики, внесшей свой вклад в развитие и конкретизацию проблем познания, возникла, однако, тенденция противопоставления ленинскому понятию отражения кибернетического понятия информации и даже «замены» первого вторым. Оба эти понятия выражают общие свойства природы, однако тождества между ними в действительности не существует. В процессе отражения обычно содержится информация об отражаемом объекте. В этом смысле информация выступает как момент содержания отражения, но лишь как момент, как одна из его функций, но не как его существо,, ибо суть отражения в том, что оно дает образ, подобие отражаемого. Информация же не обязательно содержит подобие и образ. Информация может быть получена и вне каналов отражения: различные условные знаки и коды дают инфор мацию, но не являются отражениями (за исключением кодов- изображений). Далее. Отражение всегда вторично в отношении отражаемого; информация же осуществляется между объектами, которые могут и не находиться в отношениях указанной субординации (например, между двумя кибернетическими устройствами). Понятие информации в значительной мере лишено психологического и гносеологического плана, который весьма существенен для понятия отражения. Поэтому, хотя данные понятия и пересекаются (ибо биологическая и общественная формы отражения без информационной функции теряют свой смысл), они все же фиксируют различные связи действительности.
Ленинское понятие отражения сохраняет все свое значение для современной и, надо думать, для всей будущей науки и практики. Важнейшей частью марксистско-ленинского учения о сознании является анализ различных сторон последнего. Известно, что сознание выступает как реальное явление действительности. Это составляет онтологическую сторону сознания. В то же время сознание есть отражение внешнего мира, копия, снимок с действительности. Это его гносеологическая сторона.
Рассматривая сознание в онтологическом плане, мы фиксируем внимание на свойствах, отличающих его от других явлений действительности. Процессы, состояния и формы психики (ощущения, восприятия, представления, мысли, чувств ва, память, воображение, воля) не имеют признаков, присущих материальным явлениям, хотя и являются продуктами материальных нейродинамических процессов. Психические процессы и сознательные акты — это внутренние переживания живой материи. Они идеальны, но не имеют особой, отличной от материи субстанциональной природы. Идеальные явления (психика, сознание) «отягощены материей» двояко: во- первых, тем, что их появление и существование есть результат, «продукт», материального .нейродинамического процесса* и, во-вторых, тем, что их содержание, передаваемое другим людям, должно проходить через материальную (физическую) среду и превращено (закодировано) в ту или иную материальную форму. Непосредственные, реальные, проявления сознания (язык, изображения, знаки), имея своего физического носителя (колебания воздушной или электромагнитной вол.иы), обладают в то же время идеальной сущностью, состоящей в смысле, значении слов и других знаков.

Указанные особенности психики и сознания не дают оснований противопоставлять эти явления их субстрату — материи. Свойство не противоположно его носителю, ибо оно проистекает из природы последнего. Однако свойства следует
отличать от их общего носителя, так как каждое из них имеет свои особенности. Идеальные явления нельзя отождествлять с их основой и источником — матерней. Так, информационное содержание сознания отнюдь не тождественно самой материи. Информация в материальных системах по своей природе является материальной, а в идеальных (психических) системах— не просто идеальной, а идеально-материальной, она передается через материальную (физическую) среду. Итак, рассматривая сознание с онтологической стороны, нельзя сводить его к материи или считать материальным, но следует полагать особіьім, а именно идеальным свойством материи, т. е. видеть различие между материей и сознанием.
Но всякое различие в определенном отношении или в определенных условиях, или на определенном этапе своего развития обнаруживает заключенный в нем момент противоположности. В связи с критикой И. Дицгена В. И. Ленин выдвинул положение о гносеологической противоположности материи и сознания, т. е. противоположности взглядов на то, какая сторона в отношениях материи и сознания является первичной, а какая — вторичной, производной. «...Различие материи от духа относительно, не чрезмерно»,ъ — писал В. И. Ленин. Поэтому их противопоставление имеет смысл лишь в указанном гносеологическом отношении, а не абсолютно, не вообще, не во всех отношениях. «Пределы абсолютной необходимости и абсолютной истинности этого относительного противопоставления суть именно те пределы, которые определяют направление гносеологических исследований»,[115] т. е. определяют противоположность материализма и идеализма.
249
10 В. П. Тугаринов
Однако значение указанных ленинских положений обусловливает также и различие определенных сторон исследования сознания. В настоящее время эти исследования в марксистской философии и в специальных науках, занимающихся проблемой психики и сознания (общей и социальной психологии, физиологии высшей нервной деятельности, семиотике, моделировании психических функций), проводятся по м.ногим направлениям: естественнонаучному (психологическому и кибернетическому включительно), семиотическому, философскому (онтологическому и гносеологическому) и социологическому. Предметом изучения сознаниях в социологическом аспекте являются те формы, структуры и уровни, в которых выражается дифференциация сознания людей в современном обществе: индивидуальное, коллективное (групповое) и общественное сознание, обыденное и научное сознание, знание и идеология, общественная психология и др.

Явления сознания объективны по своему содержанию как отражение явлений и законов действительности. Но они одновременно и субъективны как выражение внутреннего мира человека, а также и потому, что в содержании имеются элементы, привносимые человеком. Сознание, указывал В. И. Ленин, не является мертвым, механическим, зеркальным актом. Диалектическое соотношение объективного и субъективного в ощущении, этом элементарном и исходном моменте психики и сознания, замечено было еще домарксовскими материалистами и ближайшим образом Л. Фейербахом, писавшим, что надо отличать соль, как она существует независимо от человека, от соленого вкуса, возникающего при воздействии соли (ее химического состава) на наш язык. Эта мысль, лежащая в основе материалистической теории познания, была развернута Лениным в глубокую диалектическую формулу ощущения как субъективного образа объективного мира. Эта формула справедлива не только для ощущения, но и для всех форм чувственного образного познания. Но и рациональная, понятийная ступень познания и сознания также является субъективным мыслительным отражением явлений и законов объективного мира. «...Для Чернышевского, как и для всякого материалиста,— писал Ленин, — законы мышления имеют не только субъективное значение, т. е. законы мышления отражают формы действительного существования предметов, совершенно сходствуют, а не различествуют, с этими формами...»[116]
Психика и сознание являются единством объективного и субъективного на основе объективного. Это основная структурная характеристика психики и сознания определяется их назначением и в филогенезе, и в онтогенезе: служить средством ориентировки во внешнем мире, приспособления к природе и борьбы с нею, а у человека — и преобразования природной и общественной среды. Для выполнения этого назначения психика и сознание должны давать хотя бы приблизительно (...) правильное, более или менее адекватное внешнему миру отражение. С другой стороны, психика бессознательно или сознательно должна выбирать в отражаемом те стороны, которые, по словам Ленина, «нужны человеку», которые удовлетворяют его потребности и интересы. Кроме того, психика ограничена характером воспринимающих действительность нейрофизиологических аппаратов, а у человека также уровнем развития техники и науки современного ему исторического периода и его личными способностями. Наконец, отражение внешнего мира в сознании человека проходит через различные «сита» и «экраны», полагаемые социальным положением личности, его классовой, национальной, возрастной и проч. принадлежностью, прошлым жизненным опытом, вос- питанием и нормами, установленными обществом или той общественной группой, к которой принадлежит данная личность (установки и ориентации).
Современные теории (физиологические, психологические и гносеологические), раскрывающие преимущественно субъективные стороны психики и сознания (подкорковые формы психики, установки и ориентации, общественную психологию, ценностное отношение), плодотворно развивают учение марксизма-ленинизма о сознании. Однако следует возражать против такого увлечения этими теориями, когда забывается объективная основа психики и сознания, ленинская теория отражения, против чрезмерной психологизации общественных явлений или превращения установок и ориентаций в универсальную отміьічку ко всем явлениям общественной жизни. Сущность психики и сознания — в отражении объективной действительности.
Методологической основой раскрытия природы и значения сознания, характерной для ленинской теории отражения,единства в сознании объективного и субъективного, является идея активности, творческой роли сознания. Идея о творческой роли сознания является теоретическим выражением исторической миссии пролетариата: построения нового общества, основанного на высокой общественной сознательности и самодеятельности трудящихся масс, на их целеустремленности к социализму и коммунизму, общества, построенного на научной основе марксизма и развивающегося не стихийно, а под руководством рабочего класса и его партии, по пути реализации познанных объективных законов общественного развития.
Отражение дает знание, а знание нужно для правильного практического действия. Ленин был не только великим мыслителем, но и великим организатором революционных процессов. Одновременно В. И. Ленин решительно разоблачал всяческие проявления волюнтаризма, т. е. идеалистического преувеличения роли сознания и воли людей: субъективную социологию народничества, анархизм, «левый» коммунизм, троцкизм и проч. %Активность сознания Ленин понимал материалистически. Сознание может выполнять творческую роль лишь на основе использования объективных законов природы и общества, оно не должно игнорировать реальную жизнь, «перепрыгивать» через необходимые стадии экономического развития и революционного процесса. Но в указанных пределах активность революционного сознания есть могучая сила разрушения старого и творчества новой жизни.
Человек пробуждается к активности, к действию своими потребностями, интересами, целями, идеалами. Вопрос о роли и значении этих факторов, особенно классовых, как реальных оснований и стимулов практической деятельности и активности, занимает значительное место в работах В. И. Ленина.
Выполнение нашей ленинской партией, советским народом великих исторических задач построения нового общества было обусловлено именно тем, что ленинская политика соответствовала коренным интересам рабочего класса и широких трудящихся масс.
Активность сознания имеет глубокие генетические корни в психике и физиологии человека. Современное направление «физиологии активности» (П. А. Анохин, Н. А. Бернштейн и др.) раскрыло ql)изиoлoгичecкий механизм активности, выражаемый терминами, «предвосхищающего отражения» и «модели потребного будущего». Согласно этой теории живой организм не только пассивно приспосабливается к среде, но и активно борется с неблагоприятными для вида и индивида условиями этой среды. Уже. перед началом того или иного действия организм вырабатывает представление о желаемых его результатах, руководствуется этим представлением, производит коррекцию своих действий соответственно постановленным его природой «целям». Сознательная целевая деятельность человека является качественно новой, наивысшей ступенью в развитии стихийной целенаправленности, присущей всем живым организмам, обладающим психикой. Целесообразное поведение животных и целевая деятельность человека получают обоснование в физиологии высшей нервной деятельности открытием того фундаментального факта, что управляющие центры нервной системы обладают способностью не только синтезировать внешние .раздражения и давать соответственные им- пульоы для моторных аппаратов, но и предварять результаты действий и корригировать эти действия, осуществлять «обратную афферентацию», аналогичную «обратной связи» в кибернетических устройствах. Традиционная схема рефлекторной дуги превращается в схему рефлекторного кольца, где внешнее воздействие (объективное) и внутренняя реакция (субъективное) объединяются в непрерывное действие, развивающееся по спирали. (...)
В учении Ленина об общественном сознании проблемы сознания в плане диалектического материализма, т. е. «сознания вообще» как свойства высокоорганизованной материи, как функции мозга, как разумности, органически связаны со взглядами на сознание в плане исторического материализма, т. е. общественного сознания. В. И. Ленин указывал, что домарк- совский материализм дошел до понимания сознания лишь в первом общефилософском смысле.
«Сознание вообще», присущее всем людям как существам, обладающим разумом, вплетается в ход обыденной жизни,, участвует во всех актах человеческой деятельности, в том числе и, в области материальных отношений, которые возникают и развиваются, .независимо именно от общественного сознания, т. е.. сначала' появляются в жизни, а потом уже отра- жаются в общественном сознании. Человек всегда и везде действует-сознательно в общем смысле этого слова (за исключением известных патологических случаев).
Ленинское различение сознания вообще (сознания в плане диалектического материализма или просто сознания) и общественного сознания имеет принципиальное значение. Русский махист (эмпириомонист) А. Богданов, не поняв этого различия, сделал вывод: раз все делается людьми сознательно, значит, в обществе не может быть ничего независимого от сознания. Он отождествил общественное бытие и общественное сознание, стал на позиции идеализма. В высказываниях В. И. Ленина об общественном сознании выступают три признака последнего.
Первый признак. Общественное сознание есть выражение того высшего уровня сознания, который называется также общественной сознательностью, т. е. понимание общественных отношений, в которых живет и действует человек, в их цельности или сущности, в отличие от стихийности или общественной несознательности. Этот признак общественного сознания доминирует в работах Ленина. (...)
В. И. Ленин различал, как известно, стихийную и сознательную борьбу рабочего класса. К первой он относил экономическую борьбу, в которой рабочие выступают, как и всякий продавец, стремясь продать свой «товар» (рабочую силу) возможно дороже, т. е. борются за сохранение или увеличение зарплаты и вообще за лучшие условия труда, т. е. действуют вполне сознательно в общем смысле слова. Однако экономическая борьба является стихийной, бессознательной, но не в психологическом смысле этого слова, идентичном понятию «инстинктивный», а как антитеза борьбы сознательной, т. е. борьбы с пониманием общих целей и задач пролетариата. В экономической борьбе, как ука эывал Ленин, можно усмотреть лишь зачатки сознательности, а именно сознание того, что в одиночку бороться с хозяином невозможно, что .необходимы объединение рабочих, их совместные действия. (...)
Второй признак общественного сознания связан с отражаемой им областью действительности. Оно является осознанием именно общественных отношений. Если первый признак характеризует уровень общественного сознания (сравнительно с сознанием вообще), то второй признак определяет границы его содержания сравнительно с тем же сознанием вообще, отражающим не только явления общества, но и природы. На основании этого признака некоторые авторы исключают из общественного сознания различные естественные науки. Считается, что формой общественного сознания может быть лишь наука об обществе, а не наука в целом.
Мы не склонны поддерживать такое мление. Наука, взятая в целом, есть общественное явление и отношение, хотя в нем познается не только общество, но и природа. Предмет познания и сущность явления — не одно и то же. Естествознание, как и вся наука в целом, является продуктом развития общества. В общих суждениях и выводах естествознания много от мировоззрения, от идеологии. Естествознание служит обществу, развитию производительных сил. С точки зрения указанного «жесткого» подхода надо было бы исключить из общественного сознания и значительную часть философии, поскольку она занимается материей, формами ее движения, пространством-временем, категориями и проч., а' также кибернетику, семиотику и другие науки, категории которых имеют общенаучное значение. Вообще говоря, суждения, основанные на одном-единственном признаке, не годятся для таких сложных и многозначных явлений, как наука.
Третий признак. Общественное сознание есть продукт духовной деятельности всего общества, многочисленных поколений людей. Этим признаком общественное сознание отличается от индивидуального.
В современных советских философских работах данный признак является доминирующим. Общественное сознание характеризуется преимущественно как индивидуальное, как «сознание общества». Такой взгляд, будучи правильным по существу, в то же время сводит содержание сложной и многогранной проблемы общественного сознания лишь к одному из указанных признаков.
Индивидуальное сознание, в отличие от коллективного (группового)—классового, национального и проч., а также в отличие от общественного сознания, характеризуется следующими признаками.
а)              Поскольку индивидуальное сознание «помещается» в головах отдельных людей, индивидов, то оно является «вместилищем» всех форм, структур и уровней сознания: сознания, вообще и общественного сознания, обыденного и научно- теоретического сознания и т. д.
б)              Сознание индивида не может охватить всего богатства и многосторонности общественного сознания. Оно ограничено в еще большей степени, чем сознание общества, краткими сроками жизни индивида, его способностями и проч., что не исключает высокого развития тех или иных сторон сознания последнего.
в)              Индивидуальное сознание является неповторимым сочетанием всех психических процессов, состояний и форм, которые присущи человеку вообще.

Короче говоря, в особенностях индивидуального сознания мы находим единичное проявление всего того, что имеется или может быть в сознании людей. Индивид может сделать открытие, неизвестное еще другим людям, или обладать таким развитием той или иной способности, которое не присуще ос- тальным. Но все это не выводит индивида из рамок сознания вообще и общественного сознания. Кроме того, главное общественное значение проблемы индивидуального сознания не в гениальности или своеобразии того или иного лица, а в том, чтобы индивидуальное сознание было в наибольшей степени обогащено общественной сознательностью. (...)
Ленинское учение об общественном сознании, будучи теснейшим образом связанным с непосредственной социально-политической борьбой, содержит в себе глубокий и всесторонний анализ классового сознания, его корней, развития и изменений в ходе классовой борьбы и его социально-психологических мотивов. В. И. Ленину принадлежит заслуга развернутого учения о роли сознательной деятельности рабочего класса и его партии как носительнице пролетарской идеологии. Но Ленин был далек от односторонности «сциентизма». Он не отрывал идей и логики участников классово-политической борьбы от их психики в целом, от их эмоций, страстей, настроений, энтузиазма, от их внутренних «субъективных» переживаний, от всего того психологического «поля», которое всегда и во всем «окружает» деятельность людей. Эта сторона ленинского учения о сознании требует тщательного и подробного исследования. Всестороннее понимание деятельности людей предполагает знание не только объективных результатов и рациональных целей этой деятельности, но и внутренних движущих мотивов и импульсов последней.
Учение В. И. Ленина о сознании, выражая глубокое единство материализма, диалектики, естественнонаучной, психологической и исторической мысли, является одним из величайших достижений марксистской философской науки.

 
<< | >>
Источник: Тугаринов В. П.. Избранные философские труды. — Л.: Издательство Ленинградского университета.1988.—344 с.. 1988

Еще по теме I. ТЕОРИЯ СОЗНАНИЯ В СВЕТЕ ЛЕНИНСКИХ ИДЕЙ[112]:

  1.   ЛИТЕРАТУРА  
  2.   1. «Новое обоснование» бытия божьего в философии неоавгустинианства  
  3. ОТ ПЕРЕВОДЧИКА
  4. I. ТЕОРИЯ СОЗНАНИЯ В СВЕТЕ ЛЕНИНСКИХ ИДЕЙ[112]
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Примечания
  8. Понятие насилия и террора в философии А.Камю
  9. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  10. Глава первая.ВВЕДЕНИЕ. ОСНОВАНИЯ ПОВЫШЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  11. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  12. § 1. Учебный план советской школы
  13. Этика
  14. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ Источники
  15. Приложение № 3. ИТОГОВАЯ ТАБЛИЦА ОБРАЩЕНИЙ К МАТЕРИАЛАМ АРХИВНОГО ФОНДА УВАРОВЫХ
  16. Список источников и литературы.
  17. Введение
  18. SPRUZZARINO, BLOTTING, KLEKSOGRAPHIEN: ИСКУССТВО И НАУКА ЧЕРНИЛЬНЫХ ПЯТЕН
  19. ВВЕДЕНИЕ
  20. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ