<<
>>

Заключение

Целью данной диссертационной работы было представить антропологию Каппадокийцев как пример использования философии в зрелой патристике «золотого века». Для этого требовалось размежевание философских (в том числе заимствованных и оригинальных) идей и положений библейского мировоззрения, в тех пунктах, в которых такоеразмежевание было возможным.

Нередко философские и религиозные мотивы в творчестве Каппадокийцев сливались в единое целое, что также показано в данной диссертации: особенно в разделах, посвященных этике.

Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский были незаурядными мыслителями, поднявшими христианскую проповедь среди образованных людей на небывалую высоту. И если можно встретить утверждения, отчасти справедливые, что не каждый из них стремился к «самостоятельной» философской мысли, - особенно же Назианзин был скорее гениальным выразителем идей своих сподвижников, чем новатором , то это свидетельствует, на наш взгляд, лишь о том, что можно говорить о Каппадокийском кружке как о целой школе святоотеческой мысли, в которой необходимо должны были быть как создатели новых идей, так и гомилеты, способные отшлифовать и выразить эти идеи с поэтической силой и эмоциональной убедительностью.

Анализируя антропологию Каппадокийцев, мы имели возможность заметить, что структура их учения о человеке отвечает трем состояниям человеческой природы: состоянию до грехопадения, естественному состоянию и возрожденному бытию в «будущем веке».

Человек до грехопадения - это совершенная синергия духа и тела, а также целостной человеческой природы с благодатью Творца. Он пребывает в умозрении, созерцая в мире повсеместное присутствие Божественного промысла. Его природа безукоризненна и лишена какого-либо несовершенства, хотя имеет перспективы нескончаемого развития. Человек в его естественном, современном состоянии - лучше всего характеризуется античной категорией «смертности».

Тело подвержено тлению и постоянно умирает, душа ослеплена страстями, находится в рабстве у греха. Итог его жизни составляет вечное томление совести, мучение образа Божия как неумирающего чувствилища Божественной благости. Наконец, возрожденное состояние предполагает новое совершенство, которое даже превосходит первоначальное. «По изгнании болезни» человечество не просто возвращается к первозданному состоянию, но становится еще лучше. Причина этого заключается в самом средстве, употребленном для исцеления падшей природы, — ее восприятии Логосом и Сыном Бога, Который поэтому называется Спасителем и Христом.

Источником антропологической мысли Каппадокийцев является по преимуществу библейское учение о человеке. Философские концепции, созданные языческой мыслью, в том числе представителями неоплатонизма, использовались в основном для раскрытия второго, а именно падшего состояния человеческой природы. В двух других разделах, при сохранении философской терминологии, мысль Каппадокийцев все более и более отдаляется от идей Плотина. Вместо созерцания безличного Единого в основе всякого существования, в том числе человеческого, утверждается созерцание Троицы; вместо бестелесного растворения в идеальном мире - телесное воскресение во Христе; вместо аскезы невозмутимого созерцания - аскеза борьбы со страстями и помыслами; вместо этики неделания зла — этика делания добра и церковного послушания; вместо индивидуальной обособленности личности, стремящейся достигнуть аутизма богов, — соборное сознание «плеромы» человечества, каждый участник которой служит остальным.

При этом наиболее сходными с тем, что наблюдается в философии того же периода, оказывались личные интенции самих мыслителей - к познанию Блага, к достижению нравственного совершенства и нерассеянного созерцания, к максимально возможной точности мысли в исследовании наиболее возвышенных истин и предельных начал бытия. Вопросы, которые воодушевляли Отцов Церкви и создателейнеоплатонизма, были во многом общими; но ответы на эти вопросы были далеко не одинаковыми.

В первой главе автор настоящей работы начал с рассмотрения проблемы телеологии человека, и связанной с ней телеологии космоса, которая занимала умы Каппадокийцев.

Основной вывод можно выразить словами современного исследователя, Дж. Кэллахана: в патристике «Космология не может рассматриваться совершенно независимо от антропологии, поскольку человек есть причина бытия мира, или смысл философии истории, так как состояние и конечное завершение вселенной соответствует судьбе человеческой расы» .

Так как телеология предполагает наличие высшего разума, подчиняющего всю природу определенному порядку, за ней логически следует разделение природного и сверхприродного. Каппадокийцы обращали внимание на то, что сущность человека коренится в обеих этих реальностях. Они довольно подробно исследовали природную причину человеческого существа, чтобы показать невозможность ограничиться лишь этой причиной. Человек создан «из ничего», имеет «ничтожный» субстрат, но это не значит, что он должен и разрешиться в ничто. Напротив, само создание человека имело целью его причащение к самобытному и самосовершенному бытию. Человек предназначен для бессмертия, к его зыбкой субстанции примешана абсолютная сила Божественной любви. Он носит в себе образ Троицы, и через отражение, т.е. собственно через человечность, может познавать вечную тайну Троичности. Важная роль в этом принадлежит Логосу, как творческому принципу и Спасителю человеческого рода.

В следующей главе рассматривалось строение человека: его дуальный духовно-телесный состав, силы и способности души, синергиядуши и тела. Особое внимание было уделено проблеме повреждения синергии, расстройства человеческой личности, которое Каппадокийцы связывали с наследственной греховностью человека. Постановка вопроса о возможностях и средствах восстановления синергии (духа и тела, человека и Бога, космоса и человека) позволила перейти в третьей главе к наиболее важной для каппадокийской антропологии теме человеческого совершенства.

Человек не только является целью создания всего космоса, но и призван быть его главой, гармонизирующим началом во вселенной. Таким образом, он - венец творения. Это относится ко всем людям, без различия пола, нации, социального положения.

Однако далеко не все люди берутся за осуществление того, для чего каждый предназначен. Предельной нравственной задачей человека является полное перерождение, преодоление греховности, святость. Эту задачу сам человек, находящийся в состоянии повреждения, не мог бы осуществить, но в союзе с Богом, по мысли Каппадокийцев, он может пересоздать себя. Для этого Бог становится человеком и участвует в человеческой жизни. Воплощением этого участия является Церковь - не абстрактная общность, а земное и небесное тело Логоса.

Идея вселения Логоса в тело с восприятием души, общения и взаимопроникновения тварной и нетварной природы, была для античности совершенно немыслима, тем более что полностью нетварная природа первоначально в язычестве вообще рассматривалась как полностью абстрактная (первичный океан, из которого возникли боги). Хотя платонизм знал нетварное бытие мира форм, схождение Бога в материю, являвшуюся Его антиподом, было в глазах философов не только бессмысленным, на даже и субстанциально невозможным. Каппадокийцы же утверждали, что это единственный путь к человеческому совершенству, которое заключалось для них в обожении, причастии человеческой природы Божественным энергиям.

22. Мысль Каппадокийцев была основана на вере и в своих конечных выводах требовала веры. Но строй аргументации, там где аргументация вообще могла применяться, и формы интерпретации в тех вопросах, которые признавались в принципе подлежащими интерпретации, были философскими. Непреходящая ценность Каппадокийской школы заключается уже в том, что в истории философии ее идеал человечности и обоснование этики остаются не только одними из наиболее возвышенных, но и наиболее действенных. Как отмечает Г. Мандзаридис, «в современной терминологии нравственная жизнь и нравственный человек обычно противопоставляются естественной жизни и естественному человеку, так как эти состояния воспринимаются как различные и несовместимые... Однако такой взгляд на вещи полностью чужд учению греческих Отцов Церкви, согласно которым нравственная жизнь человека является естественной жизнью par excellence, и нравственный человек наиболее естественен» . Идея естественности нравственного человека остается актуальной по сей день, и ее продолжают разделять многие из тех, кто стремится взойти к истокам европейского идеала человечности.

<< | >>
Источник: Неганов Владимир Владимирович. Антропология каппадокийской школы. Диссертация кандидата философских наук: 09.00.03, Москва 2006. 2006

Еще по теме Заключение:

  1. 3.1. Утверждение прокурором обвинительного заключения как процессуальное решение о доказанности обвинения
  2. 3.3. Выявление и устранение прокурором ошибок в определении пределов доказывания при утверждении обвинительного заключения
  3. 3.1. Умозаключение как форма мышления. Виды умозаключений
  4. 4.1. Умозаключение как форма мышления.
  5. § 3. Умозаключение по аналогии. Место аналогии в судебном Исследовании
  6. 447. Как соотносятся понятия "заключение договора банковского счета" и "открытие банковского счета"?
  7. Брак: понятие, условия и порядок его заключения; препятствия к заключению брака; прекращение брака. Недействительность брака
  8. 2.1. Брак, его требования и заключение
  9. От тюремного заключения арест отличался тем, что он мог отбываться в домах трудолюбия, и даже заменен общественными работами.
  10. Глава третья УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ (DER SCHLUSS DER REFLEXION)
  12. а) Умозаключение общности (Der Schlufi der Allheit)
  13. b) Индуктивное умозаключение (Der Schiup der Induktion)
  14. с) Умозаключение аналогии (Der Schluft der Analogic)
  15. а) Категорическое умозаключение (Der kategorische Schiup)
  16. Ь) Гипотетическое умозаключение (Der hypothetische Schlufi)
  17. 1. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов
  18. 2. Умозаключение и связь предложений