<<
>>

1 . Начало спирали

Концепции «человека экономического», «социологического», «политического», «институционального» и другие представляют собой исторические феномены, возникшие с формированием и утверждением современных социально-экономических и общественно-политических институтов, отношений и ценностей.

По-видимому, говорить о человеке в подобных определениях применительно к античному и средневековому человеку пред-ставляется не совсем корректным, поскольку аристотелевский «человек — существо политическое», понимался не буквально в современном его смысле, а как человек со всеми его сущностными параметрами — экономическими, политическими, социальными и т. д. В период античности и Средневековья все сферы жизни людей были пронизаны государственным или политическим началом. Античные мыслители были убеждены в том, что человек способен приобрести свою подлинную сущность только в государстве, которое олицетворяет единый образ жизни и деятельности каждого входящего в него члена. Как считал Платон, человек способен осознать подлинный смысл жизни только в государстве. Вне государства, по его мнению, не может быть реализован смысл жизни человека. По мнению же Аристотеля, государство существует от природы, которая определяет и природу самого человека. Поэтому, утверждал он, человек немыс-

лим без общества (или полиса), вне него могут жить только боги и звери.

В Средневековье, когда власть была распределена между множеством ее носителей, между верховным сюзереном, феодалом, земельными общинами, сословиями и т. д., были как бы стерты грани между господством как политическим главенством и господством как правом собственности на землю и людей. Отношение господина к своим подданным по большей части отождествлялось с отношением к собственности, или, иначе говоря, оно превратилось в отношение вещно-правовое. Рабовладелец, феодал, сеньор, барон, дворянин, помещик осуществляли власть не только над вещами, но и над людьми, в том смысле, что и те и другие считались его собственностью, и он мог распоряжаться ими по своему усмотрению.

Действовала система внеэкономического принуждения, при которой крамольной считалась сама мысль о возможности отделения политической власти от власти экономической. Хозяин людей и вещей был одновременно носителем обоих этих видов власти.

Преобладал традиционный взгляд на общество как единый организм, в котором все классы, сословия и социальные группы взаимозависимы друг от друга, и каждый человек занимает отведенное ему самим Провидением место в социально- классовой иерархической структуре. Имело место фактическое слияние всех важнейших сфер жизнедеятельности людей — духовной, социальной, экономической, политической, культурной, религиозной и т. д. Поэтому экономика, как и другие сегменты человеческой организации, считалась органическим эле-ментом государства, полностью находившимися под его контролем. Как отмечал О. Бруннер, сословия представляли собой не просто социальные или экономические классы, противостоящие государству как носителю суверенитета, а структуры, политически оформленные и осуществляющие политическую власть (Brunner, 1973, s. 401) .

Очевидно, что при таком положении вещей не могло быть и речи о гарантированных государством неотчуждаемых правах и свободах личности вообще и свободе экономической деятельности, в частности, составляющих основу современного правового государства и рыночной экономики. Свободно, без каких бы то

ни было препятствий человек мог заниматься экономической деятельностью лишь тогда, когда он получил возможность свободно, без каких-либо препятствий внеэкономического характера распоряжаться своей собственностью, свободно открыть свое дело, производить товары и на равных конкурировать с другими участниками на рынке.

Другими словами, о разделении государства и общества, а также связанной с ним экономики, можно говорить лишь с возникновением современного типа национального правового государства и гражданского общества. В этом контексте суть перехода от феодализма к буржуазному обществу и правовому государству как раз и состояла в том, что были ликвидированы всякого рода сословные, наследственные и иные привилегии. В ре-зультате все граждане государства, вне зависимости от их имущественного и социального статуса, а также национальной и конфессиональной принадлежности, получили равные политические права.

<< | >>
Источник: под ред. д-ра экон. наук О.В. Иншакова. Homo institutius — Человек институциональный : [монография] / под ред. д-ра экон. наук О.В. Иншакова . — Волгоград : Изд-во ВслГУ,2005. — 854 с.. 2005

Еще по теме 1 . Начало спирали:

  1. 3.1. Репродуктивное здоровье женщины.
  2. 1 . Начало спирали
  3. Записка от неученых к ученым русским, ученым светским, начатая под впечатлением войны с исламом, уже веденной (в 1877—1878 гг.), и с Западом — ожидаемой, и оканчиваемая юбилеем преп. Сергия
  4. ЧАСТЬ IV В чем наша задача?
  5. Проблемы онтологии Субстанция и бытие
  6. АНТРОПОГЕННЫЕ КАУЗО-МОДЕЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  7. СОВЕТЫ МОЛОДОМУ ПОКОЛЕНИЮ: КАК НАЙТИ СЕБЯ?
  8. Сущность гегелевской триады
  9. Эпилог (для наивных студентов)
  10. Глава 4. Всемирный исторический процесс
  11. Спираль философии
  12. Как Фарадей перехитрил Ампера?
  13. Введение
  14. § 1. Система управління УНР періоду Української Центральної Ради
  15. ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ
  16. 4. СТАДИЯ ПОЗДНЕПЕРВОБЫТНОЙ ОБЩИНЫ
  17. Репрессалии