<<
>>

106. Норма п.1 ст.142 ГК, в отличие от прежде действовавшей аналогичной нормы Основ гражданского законодательства, не упоминает о необходимости предъявления подлинной ценной бумаги. Означает ли это, что для осуществления прав по ценным бумагам достаточно предъявления не только самой ценной бумаги, но и иных доказательств, ее заменяющих?

Нет, не означает. Несмотря на то, что ГК прямо не указывается на необходимость презентации именно подлинника документа, арбитражная практика единодушна в этом мнении. С таким подходом вполне можно согласиться, ибо, сказав о необходимости презентации ценной бумаги, ГК тем самым подчеркнул, что речь может идти только о подлинном документе.

Таким образом, ГК не упоминает о предъявлении именно подлинника лишь потому, что это само собой подразумевается и без специального о том указания. В актах арбитражной практики это обстоятельство не только подчеркивается, но и, более того, по мере сил и возможностей определяется понятие подлинника как документа, содержащего собственноручную подпись выдавшего его лица – лица, принявшего на себя обязательство по ценной бумаге и (или) лица, ее составившего, например векселедателя (см. об этом постановления ФАС ВВО от 29.04.2005 NА82-44/2001-Г/14; ФАС ВСО от 27.07.2006 NА10-7366/05-Ф02-3814/06-С2; ФАС ЗСО от 21.02.2005 NФ04-458/2005(9105-А27-24), от 14.11.2005 NФ04-8188/2005(16943-А45-24), от 17.04.2006 NФ04-1161/2006(21424-А45-5) и NФ04-1162/2006(21426-А45-5), от 04.09.2006 NФ04-1161/2006(25621-А45-24) и NФ04-1162/2006(25620-А45-24), от 13.09.2006 NФ04-5717/2006(26103-А45-5), от 20.09.2006 NФ04-6198/2006(26696-А67-5); ФАС МО от 29.03.2005 NКГ-А41/2162-05; ФАС СЗО от 02.05.2006 NА56-869/2003 и NА56-871/2003, от 30.08.2006 NА05-830/2005-21).

107. Правильно ли сложившееся в арбитражной практике понимание нормы п.2 ст.142 ГК в смысле нормативной основы признания и урегулирования института бездокументарных ценных бумаг?

Действительно, норма п.2 ст.142 ГК, в соответствии с которой «в случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризованном)» рассматривается арбитражной практикой именно как основа для признания и дальнейшего урегулирования (в ст.149 ГК и ст.28 и 29 Закона о рынке ценных бумаг[62]) института, получившего известность под именем бездокументарных ценных бумаг.

Примеры такого рода подхода можно встретить практически во всех актах окружных арбитражных судов, разрешающих споры, связанные с принадлежностью акций – на сегодняшний день самых типичных бездокументарных эмиссионных ценных бумаг (см., например, постановления ФАС ВВО от 12.10.2006 NА38-3046-15/261-2005(А38-3046-15/129-2006); ФАС ВСО от 11.03.2003 NА19-15021/02-10-Ф02-571/03-С2; ФАС МО от 11.08.2006 NКГ-А40/7470-06; ФАС СЗО от 15.09.2004 NА56-5105/04, от 14.03.2006 NА52-3953/2005/1 и др.).

Нельзя, однако, не заметить, что при таком понимании остается необъяснимым соотношение п.2 ст.142 со ст.149 ГК, которая не только воспроизводит п.2 ст.142 уже конкретно применительно к одним лишь бездокументарным ценным бумагам, но и устанавливает ряд иных, более специальных правил регламентации этого института. Получается, что п.2 ст.142 ГК представляет собой частичное дублирование ст.149 – само по себе ненужное и тем более непонятное, что относится к новому, достаточно непростому для понимания гражданско-правовому институту.

Представляется, что п.2 ст.142 ГК имеет более общее значение и должен быть относим не только к бездокументарным, но и к классическим, документарным ценным бумагам также. Феномен, при котором осуществление прав из ценных бумаг оказывалось возможным без предъявления самих бумаг, а лишь на основании «доказательств закрепления этих прав» в виде записей в реестре, констатировался еще дореволюционными цивилистами. Так, П.А.Писемский писал, что «для понятия об акционерной компании вовсе не существенно, чтобы компания выпускала документы; право участия акционера может доказываться запискою имени акционера в книгах компании, где и отмечаются все переходы права. ...Акция именная сама по себе ценности не имеет...»[63]. Подобную мысль встречаем и у Г.Ф.Шершеневича: «В смысле документа, свидетельствующего о праве участия, акция не имеет... безусловного значения... Товарищество может состоять из известного числа лиц, внесших определенные вклады и взявших на себя ограниченную в этих пределах ответственность, без преобразования вкладов в форму акций и только с записью их в книгах товариществ. Это отсутствие акции-документа не уничтожает в подобном соединении характера акционерного товарищества, хотя бы оно носило название товарищества на паях»[64].

М.М.Агарков также соглашался с тем, что «в тех случаях, когда осуществление права по именной бумаге не ведет ни к полному, ни к частичному погашению права, оно может иметь место без предъявления каждый раз самой бумаги. Так, например, при осуществлении акционером, владеющим именной акцией, права участия в общем собрании акционеров нет надобности в предъявлении акции. Запись в акционерной книге является достаточной легитимацией. Ни интересы обязанного лица (акционерного общества), ни интересы третьих лиц в этом случае не страдают»[65]. Действительно, если именная ценная бумага по своей природе такова, что не может принадлежать лицу иному, чем то, что поименовано в реестре владельцев (или в системе депозитарного учета), то почему бы в вопросе о легитимации по именным ценным бумагам не положиться на одни только реестровые (учетные) данные? Разумеется, это положение – как и всякое исключение из общего правила, коим для ценных бумаг является безусловная необходимость предъявления во имя реализации удостоверенных ими прав – должно находить свое оправдание в прямом законодательном указании; именно им и является п.2 ст.142 ГК.

Вместе с тем, конечно, было бы неправильно отрицать, что эта норма касается также и бездокументарных ценных бумаг. Другое дело, что этому тезису нельзя придавать исключительного значения (как поступают арбитражные суды). По сути, перед нами – тот «общий знаменатель», который позволяет сравнивать классические ценные бумаги с бездокументарными и является основанием для решения вопроса о пределах применения норм, составляющих институт ценных бумаг, к бездокументарным ценным бумагам.

108. Каково практическое значение нормы ст.143 ГК, перечисляющей документы, относимые согласно ГК к категории ценных бумаг?

Арбитражные суды ограничиваются главным образом простым воспроизведением этой нормы или даже обыкновенной ссылкой на нее при подтверждении своих тезисов о том, что тот или иной документ, фигурирующий в деле, относится к числу ценных бумаг.

Как правило, на ст.143 ГК ссылаются с целью обоснования тезиса о «ценно-бумажной» природе векселя (см., например, постановления ФАС ВВО от 11.07.2005 NА17-6206/5-2004; ФАС ВСО от 01.03.2007 NА19-17560/05-5-52-Ф02-769/07; ФАС ДО от 23.11.2004 NФ03-А04/04-1/3075; ФАС ЗСО от 15.12.2005 NФ04-6232/2005(15075-А75-11); ФАС МО от 26.10.2005 NКГ-А40/10322-05-1,2; ФАС ПО от 26.01.2007 NА57-16025/05-33; ФАС СЗО от 19.06.2006 NА05-15886/2005-13; ФАС УО от 08.02.2007 NФ09-11801/06; ФАС ЦО от 22.05.2003 NА62-3624/02).

Нередко ст.143 ГК применяется в корреспонденции со ст.128 и 129 ГК для обоснования тезиса о возможности посмотреть на ценные бумаги (главным образом, опять-таки, на векселя – см. перечисленные здесь акты) с нескольких точек зрения, а именно – увидеть в них не только особого рода гражданско-правовой институт, но и специфический объект гражданского оборота – экономический инструмент, обладающий собственным назначением, потребительной и меновой стоимостью и выполняющий за счет этого определенные функции, прежде всего – средства расчетов и средства платежа. Как правило, необходимость в обосновании подобного тезиса возникает в делах по спорам с участием налоговых органов, пытающихся доначислить налог на добавленную стоимость участникам вексельных расчетов, предъявивших полученные векселя к погашению или реализовавших таковые. Суды, в общем, разделяют тезис о том, что «...передача векселя в оплату товаров (работ, услуг) или погашение имеющейся (по векселям. – В.Б.) задолженности не может быть признана реализацией ценных бумаг. – Следовательно, налоговая инспекция не доказала, что применяемый (ответчиком. – В.Б.) порядок предъявления к вычету налога на добавленную стоимость по приобретенным товарам привел к их завышению в проверяемом периоде. В связи с этим вывод суда о незаконности решения налоговой инспекции в части доначисления налога на добавленную стоимость и штрафа за его неуплату, а также начисления пени является правильным» (см. постановление ФАС ВСО от 01.03.2007 NА19-17560/05-5-52-Ф02-769/07).

<< | >>
Источник: А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко. Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой (А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко); под общ. ред. В.А. Белова. – М. : Издательство Юрайт,2010. – 1161 с.. 2010

Еще по теме 106. Норма п.1 ст.142 ГК, в отличие от прежде действовавшей аналогичной нормы Основ гражданского законодательства, не упоминает о необходимости предъявления подлинной ценной бумаги. Означает ли это, что для осуществления прав по ценным бумагам достаточно предъявления не только самой ценной бумаги, но и иных доказательств, ее заменяющих?:

  1. 5. РАЗГРАНИЧЕНИЕ НОРМ ЗЕМЕЛЬНОГО, ГРАЖДАНСКОГО И ИНЫХ ОТРАСЛЕЙ ПРАВА
  2.   §2. «Тройная игра» администрации У. Клинтона: мировая экономика и стратегия формирования режима АТЭС.  
  3. § 1 Субъективное право как предмет судебной защиты
  4. Судебное познание
  5. Оглавление
  6. 106. Норма п.1 ст.142 ГК, в отличие от прежде действовавшей аналогичной нормы Основ гражданского законодательства, не упоминает о необходимости предъявления подлинной ценной бумаги. Означает ли это, что для осуществления прав по ценным бумагам достаточно предъявления не только самой ценной бумаги, но и иных доказательств, ее заменяющих?
  7. 116. Возможно ли осуществление прав по утраченной ценной бумаге без предварительного их восстановления по процедуре, предусмотренной ст.148 ГК?
  8. Статья 3. Гражданское законодательство и иные акты, содержащие нормы гражданского права
  9. Статья 7. Гражданское законодательство и нормы международного права
  10. Статья 3. Гражданское законодательство и иные акты, содержащие нормы гражданского права
  11. § 2. Идеи юридической герменевтики в трудах Н.А.Гредескула и Е.В.Васьковского
  12. Тяжкое убийство по правилу о фелонии
  13. § 2. Расторжение договора социального найма по инициативе наймодателя
  14. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ НОРМ ПРАВА
  15. ГЛАВА 6 ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ВЕДЕНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА РЫНКЕ ЦЕННЫХ БУМАГ
  16. § 2. Правоприменительное толкование и правотворчество
  17. 3.2.9. Отличительные черты и недостатки российскихколлизионных норм, реализующих теориюхарактерного исполнения
  18. Монопольная конкуренция
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -