<<
>>

184. Кем является конкурсный управляющий по отношению к юридическому лицу, признанному банкротом, и ограничены ли его полномочия законодательством о несостоятельности?

Прежде всего необходимо отметить, что в судебной практике в силу содержания п. 2 ст.182 ГК за конкурсным управляющим практически никогда прямым образом не признается статус представителя общества (см.

постановления ФАС УО от 23.08.2000 NФ09-1152/2000-ГК; ФАС МО от 05.12.2001 NКГ-А40/7043-01, от 05.02.2003 NКГ-А40/62-03). В то же время можно обнаружить судебные акты, в которых к сделкам конкурсного управляющего применяются нормы о представительстве, в частности п.3 ст.182 ГК (см. постановления ФАС МО от 25.05.2005 NКГ-А41/4118-05, от 31.05.2005 NКГ-А40/3491-05). Последнюю точку зрения следует признать неверной в силу п.2 ст.182 ГК.

В некоторых случаях конкурсный управляющий рассматривается в качестве органа управления общества (см. постановления ФАС УО от 23.08.2000 NФ09-1152/2000-ГК; ФАС МО от 20.12.2002 NКГ-А40/8185-02; ФАС ВВО от 22.10.2003 NА38-8/105-2003). Обратную позицию продемонстрировал ФАС МО (см. постановление от 18.06.2001 NКГ-А40/2952-01). Такая точка зрения соответствует п.1 ст.129 Закона о банкротстве, согласно которой с момента утверждения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, однако находится в некотором противоречии с п.2 ст.182 ГК, в силу которого конкурсный управляющий действует от своего имени.

От ответа на вопрос о статусе конкурсного управляющего по отношению к должнику зависит и объем полномочий управляющего.

Так, ФАС МО (см. постановление от 18.06.2001 NКГ-А40/2952-01[104]) признал неправомерными действия конкурсного управляющего по изменению соглашения, заключенного до признания должника банкротом.

В вопросе о возможности для конкурсного управляющего представлять интересы должника в иных обществах (в которых должник обладает правом участия) сложилась противоречивая арбитражная практика. Так, ФАС ЗСО (см. постановление от 11.09.2003 NФ04/4558-846/А70-2003), отменяя решение суда первой инстанции и признавая незаконными действия конкурсного управляющего по созыву и проведению общего собрания участников другого общества, посчитал, что полномочия конкурсного управляющего, установленные законом, не подлежат расширительному толкованию.

По мнению окружного суда, действующее законодательство не предоставляет возможности при вступлении конкурсного управляющего в управление делами должника автоматически становиться участником (учредителем, акционером) другого хозяйствующего субъекта либо представителем участника (учредителя, акционера). ФАС МО (см. постановление от 05.12.2001 NКГ-А40/7043-01) согласился с позицией первой инстанции, согласно которой конкурсный управляющий не вправе принимать решения о ликвидации дочернего общества, и в ответ на кассационную жалобу управляющего заметил, что кассатор не указал на то, каким образом принятие решения о ликвидации дочернего общества будет способствовать достижению целей конкурсного производства, определенных в ст.2 Закона о банкротстве, либо каким законом конкурсному управляющему предоставлено право принимать решение о ликвидации хозяйственных обществ, в которых участвует должник-банкрот.

В то же время ФАС ЗСО (см. постановление от 27.06.2002 NФ04/2296-78/А75-2002) посчитал, что в собрании дочернего общества мог участвовать представитель должника, доверенность которому выдана конкурсным управляющим (см. также постановления ФАС МО от 20.12.2002 NКГ-А40/8185-02; ФАС ЦО от 18.02.2004 NА35-5284/03-С11).

В практике Президиума ВАС РФ нам не удалось найти суждений общего характера, относительно статуса конкурсного управляющего и его полномочий. Можно лишь говорить о том, что высшая судебная инстанция стремится сопоставлять действия конкурсного управляющего с теми задачами, которые стоят перед ним в рамках процесса о банкротстве, и интересами должника. В частности, Президиум ВАС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение, указав на необходимость установить, не были ли действия конкурсного управляющего по изменению арбитражной оговорки направлены на причинение ущерба интересам должника (см. постановление от 20.11.2001 N6407/01). В другом постановлении указывается, что по истечении установленного законом годичного срока конкурсное производство может быть продлено судом в исключительных случаях с целью завершения конкурсного производства по мотивированному ходатайству конкурсного управляющего (п.16 постановления Президиума ВАС РФ от 08.04.2003 N4).

Отсутствие единообразного подхода к рассматриваемым проблемам в судебной практике отчасти объясняется двойственностью статуса конкурсного управляющего.

С одной стороны, в силу п.1 ст.129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий осуществляет полномочия органов управления должника. С другой стороны, в силу п.6 ст.24 Закона арбитражный управляющий обязан действовать не только в интересах должника, но и в интересах кредиторов. Впрочем, на стадии конкурсного производства конфликт должника и кредиторов решается в пользу последних, поскольку цель конкурсного производства заключается в соразмерном удовлетворении требований кредиторов (ст.2 Закона).

В то же время необходимо заметить, что пути достижения этой цели могут быть различными, и конкурсный управляющий не только вправе, но и обязан предпринять любые необходимые действия в целях пополнения конкурсной массы. Поэтому говорить о том, что полномочия конкурсного управляющего «не подлежат расширительному толкованию» (см. постановление ФАС ЗСО от 11.09.2003 NФ04/4558-846/А70-2003), едва ли корректно. Также следует указать на то, что «лишая» конкурсного управляющего всех полномочий, кроме прямо поименованных в законе, мы тем самым ограничиваем дееспособность юридического лица-должника, хотя оно еще не ликвидировано.

Поэтому в качестве общего вывода необходимо резюмировать, что конкурсный управляющий вправе совершать любые действия, не запрещенные законом. Сделки, им совершаемые, не могут быть признаны недействительными лишь на том основании, что они непосредственно не направлены на увеличение конкурсной массы. В этом достаточно убедиться, взяв за основу пример из приведенной выше практики. Предположим, конкурсный управляющий в силу каких-то причин не может найти покупателя доли в дочернем обществе. Он принимает решение о ликвидации общества, и впоследствии должник получает ликвидационный остаток. Решение о ликвидации, взятое изолированно от последующих юридических фактов, неспособно привести к увеличению конкурсной массы, но в законности принятия такого решения сомнений быть не должно. Приведем и более наглядную иллюстрацию. Предположим, на повестке дня общего собрания участников (акционеров) зависимого общества стоит вопрос о распределении прибыли.

Если исходить из того, что конкурсный управляющий не вправе участвовать в общем собрании участников (акционеров) общества, а голосов, принадлежащих должнику, как раз и не хватает для принятия решения о выплате дивидендов, то его бездействие будет идти вразрез с интересами кредиторов.

Разумеется, если конкурсный управляющий занимается исключительно руководством текущей деятельностью банкрота и не предпринимает необходимых действий по наполнению конкурсной массы, то его действия не соответствуют требованиям разумности и добросовестности (п.6 ст.24 Закона о банкротстве). Однако подобное поведение управляющего дает основания для отстранения его в порядке, предусмотренном законом, но не для признания конкретных сделок недействительными. Иное дело, если сделка нарушает права или законные интересы определенного кредитора (кредиторов). Здесь следует согласиться с позицией Президиума ВАС РФ, согласно которой подобная сделка должна признаваться недействительной.

185. Вправе ли арбитражный управляющий уполномочить другое лицо совершать действия от его имени по доверенности?

Арбитражная практика исходит из принципиальной допустимости выдачи управляющим доверенности, однако указывает, что часть предоставленных полномочий управляющий обязан осуществлять лично (см. п.8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.06.2001 N64 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»; постановление ФАС МО от 26.12.2001 NКА-А41/7661-01).

Несмотря на то, что судебные акты принимались в период действия прежнего законодательства о банкротстве, выводы, содержащиеся в них, являются справедливыми и с учетом положений действующего Закона.

<< | >>
Источник: А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко. Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой (А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко); под общ. ред. В.А. Белова. – М. : Издательство Юрайт,2010. – 1161 с.. 2010

Еще по теме 184. Кем является конкурсный управляющий по отношению к юридическому лицу, признанному банкротом, и ограничены ли его полномочия законодательством о несостоятельности?:

  1. § 7. Органы исполнительной власти Автономной Республики
  2. Однако это не означает, что остальные 3 из 4 названных признаков юридического лица являются излишними.
  3. В целях правильного ведения учета имущества должника, составляющего конкурсную массу, конкурсный управляющий вправе привлекать
  4. Важным основанием производного приобретения права собственности гражданами и юридическими лицами является
  5. Если патентообладателем и (или) покупателем патента являются юридические лица,
  6. В поручительских отношениях участвуют три лица: кредитор, должник и его поручитель.
  7. I. Введение Специальный курс «Юридические лица» является одним из спецкурсов гражданско-правовой специализации. До
  8. Банк России, являясь некоммерческим юридическим лицом, обладает специальной правоспособностью,
  9. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ
  10. Оглавление
  11. 51. До какого момента отчуждение имущества юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, не нарушает права кредиторов такого лица в части очередности удовлетворения требований?
  12. 136. Является ли сделкой реорганизация юридического лица?
  13. 179. Является ли субъект, осуществляющий функции единоличного исполнительного органа юридического лица, представителем последнего?
  14. 183. Является ли представителем юридического лица исполняющий обязанности генерального директора (руководителя), действующий на основании приказа?
  15. 184. Кем является конкурсный управляющий по отношению к юридическому лицу, признанному банкротом, и ограничены ли его полномочия законодательством о несостоятельности?
  16. 207. Можно ли отсчитывать срок для предъявления иска от имени несостоятельного юридического лица с момента, когда арбитражный управляющий узнал о нарушенном праве?
  17. ГЛАВА 8. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования как участники отношений, регулируемых гражданским законодательством, приравненные к юридическим лицам
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -