<<
>>

727. Как судебная практика трактует ст. 1103 ГК о применении норм о неосновательном обогащении к иным требованиям, которые указаны в данной статье?

Статья 1103 ГК предусматривает, что, если иное не установлено ГК, иными законами и не вытекает из существа соответствующих отношений, нормы ГК о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям: (1) о возврате исполненного по недействительной сделке; (2) об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения; (3) одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством; (4) о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Рассмотрим судебную практику применения этой нормы.

1. Применение норм о неосновательном обогащении к отношениям по реституции.

Довольно сложные правила, посвященные случаям применения норм о неосновательном обогащении к последствиям недействительности сделок, содержатся в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14. Так, Суды указали, что при применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки, когда одна из сторон получила по сделке денежные средства, а другая - товары, работы или услуги, суду следует исходить из равного размера взаимных обязательств сторон. Нормы о неосновательном денежном обогащении (ст. 1107 ГК) могут быть применены к отношениям сторон лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне.

Причем в случае если сделка является оспоримой, то проценты могут быть начислены только с момента вступления в силу решения суда о признании сделки недействительной, если судом не будет установлено, что приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств ранее признания сделки недействительной. ФАС МО развил эту мысль следующим образом: если сделка является ничтожной, то проценты за пользование чужими денежными средствами, переданными по ней, подлежат начислению не с момента вступления в законную силу решения суда о признании договора купли-продажи недействительным, а с момента фактического получения денежной суммы (см.

постановление ФАС МО от 26.02.1999 N КГ-А40/365-99)*(865).

При применении последствий недействительности сделки займа (кредита, коммерческого кредита) суду следует учитывать, что сторона, пользовавшаяся заемными средствами, обязана возвратить полученные средства кредитору, а также уплатить проценты за пользование денежными средствами на основании п. 2 ст. 167 ГК*(866) за весь период пользования средствами (п. 27-29 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14).

Практическое воплощение этого тезиса может быть обнаружено в следующем деле. Истец обратился в суд с требованием о применении последствий недействительности договора займа в виде взыскания неосновательного обогащения в сумме, определенной как разница в сумме процентов, уплаченных заимодавцу по недействительному договору, и суммы процентов, исчисленной по ставке рефинансирования ЦБ РФ на сумму займа. Суд иск удовлетворил, указав, что по недействительной сделке займа договором были установлены, а заемщиком фактически уплачивались проценты за пользование денежными средствами, которые превышали размер ставки рефинансирования; разница между указанными двумя процентными ставками составляет неосновательное обогащение заимодавца по недействительному договору займа (см. постановление ФАС ЗСО от 28.12.2006 N Ф04-796/2006(29633-А75-11)).

В другом акте, содержащем обобщение практики, Президиум ВАС РФ пришел к следующим выводам о возможности применения норм неосновательного обогащения к последствиям недействительности сделки. Денежные средства, уплаченные за пользование имуществом, предоставленным по недействительному договору, могут считаться неосновательно полученными лишь в части, превышающей размер причитающегося собственнику имущества возмещения. Этот тезис обосновывался Судом следующим примером. Предметом иска было требование истца о взыскании денежного обогащения, составляющего уплаченную им ответчику арендную плату по недействительному договору аренды.

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал по следующим основаниям.

Размер перечисляемой истцом по недействительному договору арендной платы не превышал обычных ставок, уплачиваемых за аренду аналогичных помещений в данной местности. При таких условиях суд признал, что перечисленная истцом плата не может рассматриваться как неосновательное обогащение собственника имущества. В соответствии со ст. 1103 ГК к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке правила о неосновательном обогащении могут применяться, если иное не вытекает из существа соответствующих отношений. В данном случае характер отношений сторон свидетельствовал об отсутствии обогащения на стороне ответчика-арендодателя (см. п. 7 Обзора (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49)). Этот вывод ВАС РФ вполне соответствует нормам действующего законодательства.

В соответствии со ст. 1103 ГК нормы о неосновательном обогащении применяются в качестве субсидиарной меры защиты по отношению к другим требованиям. Следовательно, если законом установлены специальные последствия недействительности сделки (см. ст. 167 ГК), суд должен применять их. Применение же норм о неосновательном обогащении к отношениям сторон спора о последствиях недействительности сделки, действительно, должно иметь место только тогда, когда есть сам факт обогащения. Если стороны недействительной сделки обменялись благами, имеющими одинаковую стоимость, то отпадает и сама почва для применения норм гл. 60 - обогащение одного лица за счет другого отсутствует*(867).

Однако изучение практики окружных судов свидетельствует о том, что суды нередко пренебрегают этим разъяснением ВАС РФ и применяют нормы о неосновательном обогащении к отношениям по применению последствий недействительности сделки без каких-либо ограничений. Особенно явно эта тенденция прослеживается в практике ФАС МО, который фактически отождествляет нормы ст. 167 ГК и иски о неосновательном обогащении. Например, в одном из судебных актов этот окружной суд прямо заявил: "При рассмотрении спора суд установил, что договор со стороны ответчика подписан неуполномоченным лицом, в связи с чем он не может считаться действительным и в силу ст.

168 ГК РФ признан судом ничтожным. При этих условиях суд сделал правильный вывод о применении в данном случае п. 1 ст. 1103 ГК РФ, предусматривающего возврат кредитору исполненного по недействительной сделке" (см. постановление ФАС МО от 21.04.2000 N КГ-А40/1532-00). На неограниченное применение гл. 60 ГК в делах о применении последствий недействительной сделки было указано и в других делах (см. постановления ФАС МО от 29.09.1999 N КГ-А40/3145-99, от 17.05.2004 N КГ-А40/3389-04, от 21.07.2005 N КГ-А40/6281-05-П, от 21.07.2005 N КГ-А40/6281-05-П, от 02.08.2006 N КГ-А41/6811-06-П).

Неправильно были применены ФАС МО нормы ст. 1103 ГК и в таком деле. Истец обратился в суд с иском к банку о взыскании неосновательного обогащения. Суд установил, что между сторонами был заключен кредитный договор и истец предоставил банку облигации в обеспечение возврата кредита. Однако кредит истцу выдан не был, а переданные банку облигации были им проданы третьему лицу. Впоследствии кредитный договор был признан судом недействительным. Окружной суд признал, что средства, полученные от реализации облигаций, являются неосновательным обогащением банка и подлежат взысканию (см. постановление ФАС МО от 07.07.1999 N КГ-А40/2019-99).

Это решение противоречит ст. 167 ГК, в соответствии с нормами которой банк должен был возвратить истцу рыночную стоимость облигаций. В случае же если сумма, вырученная банком, превышает рыночную стоимость облигаций, разница может быть взыскана иском о неосновательном обогащении.

Другой пример, на этот раз из практики ФАС ПО, где суд указал, что поскольку не соответствующая правовым актам сделка купли-продажи является ничтожной и недействительна с момента ее заключения, проценты на денежную сумму, уплаченную во исполнение недействительной сделки, в данном деле должны начисляться за весь период пользования неосновательно полученными денежными средствами (см. постановление ФАС ПО от 18.04.2006 N А65-8492/05-сг3-14). При этом окружной суд не вдавался в определение того, превышает ли стоимость товаров по недействительной сделке их среднерыночную стоимость в местности, где была совершена сделка.

Очевидно, что такой подход прямо противоречит подходу, предложенному ВАС РФ*(868).

Правильное понимание подхода, изложенного в п. 7 Обзора (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49), продемонстрировал ФАС ВСО. Суд отказал в иске о взыскании процентов, начисленных на сумму арендной платы, уплаченной по недействительному договору аренды, и указал, что арендная плата является формой оплаты собственнику за право пользования переданным в аренду имуществом. При этом неосновательное обогащение имеет место тогда, когда перечисленная собственнику плата превышает обычные ставки, уплачиваемые за аренду аналогичных помещений в данной местности. Материалы дела свидетельствовали о том, что истец обязан уплатить арендную плату за пользование нежилым помещением. Данная обязанность исполнена им, что подтверждалось представленными в дело доказательствами. Истец не представил доказательств, свидетельствующих о том, что пользование названным помещением им не осуществлялось либо арендная плата внесена им в большем объеме, чем при других аналогичных обстоятельствах. Окружной суд счел, что истец не доказал приобретение ответчиками неосновательного обогащения за счет истца, а также то обстоятельство, что он является потерпевшим в обязательстве из неосновательного обогащения (см. постановления ФАС ВСО от 02.08.2006 N А33-15515/2005-Ф02-3802/06-С2, от 17.08.2005 N А33-13232/04-С1-Ф02-3946/05-С2).

В деле ФАС ЗСО о взыскании неосновательного обогащения в связи с недействительностью договора подряда суд установил, что стоимость работ, выполненных по недействительной сделке, была завышена. Переплаченная сумма была взыскана с подрядчика в качестве неосновательного обогащения (см. постановление ФАС ЗСО от 18.09.2006 N Ф04-6130/2006(26627-А27-38)). Аналогичные рассуждения содержатся в кассационном постановлении ФАС УО, которым с ответчика была взыскана разница между рыночной стоимостью проданных векселей и суммой, уплаченной в соответствии с договором купли-продажи ценных бумаг (см.

постановление ФАС УО от 08.06.2006 N Ф09-4776/06-С6). В еще одном деле тот же окружной суд подчеркнул недопустимость автоматического применения норм гл. 60 ГК к последствиям недействительности сделки (см. постановление ФАС УО от 12.10.2005 N Ф09-2240/05-С3).

Другой вывод, сделанный высшей судебной инстанцией по вопросу о соотношении требований о применении последствий недействительности сделки и требований о неосновательном обогащении, состоит в следующем: денежные средства, перечисленные третьим лицам во исполнение недействительной сделки, подлежат возврату стороной по данной сделке как неосновательное обогащение последнего.

В качестве примера высшая судебная инстанция привела следующий спор. Между истцом и ответчиком был заключен договор на реализацию инвестиционного проекта по расширению здания. Во исполнение своих обязательств истец по поручению ответчика погасил за ответчика его задолженность перед третьим лицом, а также уплатил за ответчика средства в фонд долевого участия в развитии водопроводных и канализационных сетей, сооружений и централизованных источников энергоснабжения. В последующем договор между истцом и ответчиком был признан арбитражным судом недействительным. Иск о взыскании неосновательного обогащения, составляющего платежи третьим лицам, был удовлетворен, так как при признании договора между сторонами недействительным основания для сбережения денежных средств ответчиком за счет истца отпали (см. п. 12 Обзора (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49)).

В окружной практике такой подход наиболее часто встречается при применении последствий недействительности договора поручительства, по которому поручитель уже исполнил свою обязанность перед кредитором. Например, в одном из дел окружной суд установил, что недействительность поручительства влечет за собой отпадение правового основания для платежей, сделанных поручителем в пользу кредитора. Суд счел, что в этой ситуации должник неосновательно обогатился за счет поручителя и с него была взыскана уплаченная поручителем кредитору денежная сумма. Правовым обоснованием этого решения была именно ст. 1103 ГК (см. постановление ФАС СКО от 07.12.2006 N Ф08-6245/06). В другом деле, которое было рассмотрено ФАС УО, окружной суд также признал, что оплата истцом долгов ответчика перед третьим лицом является неосновательным обогащением ответчика, так как соглашение о погашении истцом задолженности ответчика является недействительным (постановление ФАС УО от 06.06.2006 N Ф09-5006/06-С3).

В еще одном деле суд признал договор доверительного управления недействительным и указал, что обязанность учредителя управления (ответчика) по возмещению расходов управляющего (истца) по содержанию имущества основывается на нормах ГК о неосновательном обогащении, так как в данном случае ответчик сберег свое имущество в результате исполнения истцом обязательств по договору доверительного управления имуществом, который впоследствии признан недействительным (см. постановление ФАС ЦО от 03.10.2005 N А14-6508-2004/249/30).

Подобный подход представляется верным. Дело в том, что ст. 167 ГК может быть успешно применена только при применении последствий недействительности сделок, к исполнению которых не привлечено третье лицо (известен даже термин - двусторонняя реституция).

Следовательно, в случае если основание платежа третьему лицу за должника (именуемое в теоретической цивилистике отношением покрытия) отпадает, единственной возможностью восстановить имущественную сферу является применение норм ГК о неосновательном обогащении.

В судебной практике также встречаются попытки применения нормы ст. 1103 ГК для обоснования взыскания исполненного по недействительной сделки в случае, если суд в ранее рассмотренном деле отказал в применении реституции.

Суды, как правило, отказывают в удовлетворении таких исков. Например, рассматривая подобный спор, окружной суд признал, что требования истца по делу фактически направлены на возврат имущества, полученного по недействительной сделке, как применение последствий недействительности ничтожной сделки. В указанной ситуации законом предусмотрен специальный механизм регулирования спорных отношений сторон, который и подлежит применению. Таким образом, возврат денежных средств, уплаченных по недействительной сделке, должен производиться в порядке применения последствий недействительности сделки. Кроме того, такие требования рассмотрены по другому делу между теми же сторонами, истцу отказано в применении последствий недействительной сделки, в том числе в связи с пропуском срока исковой давности (см. постановление ФАС СКО от 15.11.2006 N Ф08-5435/06). Аналогичную позицию занял и ФАС УО (см. постановление от 23.06.2005 N Ф09-1843/05-С6).

В другом деле истец обратился в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения. Суд отказал в иске в связи с пропуском трехлетнего срока исковой давности. Истец не согласился с принятым решением и обратился в окружной суд с кассационной жалобой, в которой указал на то, что исковые требования о взыскании неосновательного обогащения заявлены им как применение последствий недействительности сделки, что предусмотрено подп. 1 ст. 1103 ГК В связи с этим, по его мнению, должен быть применен 10-летний срок исковой давности*(869). Окружной суд в удовлетворении жалобы отказал, указав на то, что возможность совместного применения норм о неосновательном обогащении и реституции не влечет за собой возможность применения сроков исковой давности по недействительным сделкам к требованиям о неосновательном обогащении. В удовлетворении жалобы было отказано (см. постановление ФАС ДО от 22.11.2005 N Ф03-А24/05-1/3524).

Нормы о неосновательном обогащении применяются судами также и в случае, если сделка была признана недействительной, но суд при рассмотрении спора о недействительности по каким-то причинам не применил последствия недействительности сделки в связи с недоказанностью передачи имущества. В одном из дел окружной суд признал, что в подобной ситуации лицо имеет право на возврат переданного имущества по сделке на основании норм гл. 60 ГК посредством предъявления отдельного иска, в котором предметом доказывания будет факт обогащения ответчика за счет истца, передавшего имущество по недействительной сделке (см. постановление ФАС СКО от 05.09.2006 N Ф08-4185/06).

2. Применение норм о неосновательном обогащении к отношениям по виндикации. Толкование сочетания виндикационного требования и требования о взыскании неосновательного обогащение было дано ФАС ДО. Окружной суд указал, что положения ст. 1103 ГК, регулируя соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, позволяют использовать неосновательное обогащение в качестве общей защитной меры одновременно с другими названными в статье требованиями, в частности, об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения (см. постановление ФАС ДО от 10.05.2006 N Ф03-А16/05-1/844).

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что суды применяют нормы о неосновательном обогащении к отношениям, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения в двух случаях.

Первый случай составляет ситуация, когда в процессе рассмотрения виндикационного спора суд устанавливает, что спорное имущество во владении ответчика отсутствует. Например, по одному из дел истец обратился в суд с иском об истребовании из чужого незаконного владения металлоконструкций. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что спорное имущество было смонтировано ответчиком в козловой кран. Истец изменил предмет иска и потребовал взыскания стоимости истребуемого имущества. Суд удовлетворил иск на основании ст. 301 и 1103 ГК (см. постановление ФАС ВСО от 26.07.2005 N А58-2419/2003-Ф02-3556/05-С2).

Аналогичный подход продемонстрирован ФАС ПО в следующем деле. Истец обратился к ответчику с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Узнав, что спорное имущество у ответчика отсутствует, истец уточнил требования, заявив о взыскании стоимости неосновательно приобретенного имущества. Суд первой инстанции в иске отказал, указав, что ответчик приобрел имущество на основании сделки, совершенной с третьим лицом. Окружной суд решение отменил, дело направил на новое рассмотрение, отметив, что ответчик приобрел у третьего лица имущество, украденное у истца. Следовательно, он в соответствии со ст. 302 ГК имел право истребовать его даже от добросовестного приобретателя. Поскольку ответчик употребил спорное имущество в процессе своей производственной деятельности, он должен возместить истцу его стоимость в соответствии со ст. 1103 и 1105 ГК (см. постановление ФАС ПО от 03.11.2005 N А65-8294/04-сг3-33; см. также постановление ФАС ВСО от 27.11.2006 N А74-1553/2006-Ф02-6256/06-С2).

Важное замечание было сделано ФАС ЦО, который отметил, что в случае удовлетворения виндикационного иска применение норм гл. 60 ГК не может быть автоматическим, суд должен выявить наличие оснований для удовлетворения иска о неосновательном обогащении, предусмотренных ст. 1102 ГК (см. постановление ФАС ЦО от 17.02.2005 N А23-1434/04Г-7-53).

Второй случай применения норм о неосновательном обогащении к виндикационным правоотношениям имеет место тогда, когда истец просит взыскать с ответчика доходы, которые последний извлек во время пользования истребуемым имуществом. Например, в одном из споров об истребовании имущества из чужого незаконного владения окружной суд указал, что, удовлетворяя виндикационный иск, суд вправе также взыскать с ответчика доходы или сбережения, которые он извлек или должен был извлечь из спорного имущества с того времени, когда узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения в соответствии со ст. 1107 ГК (см. постановление ФАС ВСО от 18.05.1999 N А58-434/98-Ф02-731/99-С2). Однако следует иметь в виду, что ст. 303 ГК установлены специальные правила о расчетах при истребовании имущества. Указанные нормы подлежат приоритетному применению перед нормой ст. 1107 ГК. В частности, в ст. 303 ГК говорится только о возмещении доходов, полученных незаконным владельцем, но ничего не сказано о возмещении неосновательного сбережения. Следовательно, истец, истребовавший вещь, имеет право взыскать с ответчика неосновательное сбережение за пользование ответчиком истребованным имуществом.

Правило о приоритетном применении ст. 303 ГК по отношению к нормам гл. 60 ГК касается и применения ст. 1108 ГК о возмещении затрат на имущество, истребованное истцом.

Кроме того, в окружной практике (прежде всего, ФАС МО) встречаются случаи, когда суды отождествляют виндикационные притязания и требования о возврате неосновательного обогащения в натуре.

Примером такого подхода является, например, кассационное постановление ФАС МО, в котором суд указал, что в иске об истребовании имущества из чужого незаконного владения должно быть отказано, так как истец не доказал, что имущество было приобретено за его, истца, счет (см. постановление ФАС МО от 19.12.2001 N КГ-А41/7246-01). В другом деле суд, удовлетворяя виндикационный иск, также указал, что истребуемое имущество в силу п. 1 ст. 1104 ГК должно быть возвращено в натуре, исковые требования подлежат удовлетворению на основании ст. 1102-1104 ГК путем возврата истцу пяти спорных векселей (см. постановление ФАС МО от 20.12.2001 N КГ-А40/7352-01). Аналогичный подход высказан и ФАС ПО. Например, удовлетворив иск об истребовании имущества, суд указал, что "в части изъятия нежилого помещения у ответчика решение суда законно, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 1103, ст. 301 ГК РФ - имущество собственника подлежит возврату" (см. постановление ФАС ПО от 06.02.2003 N А65-5409/02-СГ2-6). Подобный подход представляется неверным, так как он приводит к полному смешению виндикационного иска (для удовлетворения которого в ст. 302 ГК установлены особые правила) и иска о неосновательном обогащении (для удовлетворения которого установлены правила иные, чем нормы ст. 302 ГК).

3. Применение норм о неосновательном обогащении к отношениям по возврату исполненного в связи с обязательством. Сам по себе факт наличия между сторонами спора договорных правоотношений не исключает возможности применения в споре между ними норм о неосновательном обогащении (вопреки недвусмысленным высказываниям некоторых окружных судов - см. например, постановления ФАС ВСО от 19.04.2001 N А78-4299/00-С1-18/204-Ф02-716/01-С2, ФАС ЗСО от 21.02.2007 N Ф04-675/2007(31497-А27-36), ФАС СЗО от 02.02.2000 N А56-27038/99, от 09.03.2005 N А66-4566-04). Это прямо следует из подп. 3 ст. 1103 ГК, в соответствии с которым нормы гл. 60 ГК могут быть применены к требованиям о возврате исполненного в связи с обязательством.

Основной вопрос, стоящий перед судебными инстанциями в связи с применением этой нормы, заключается в следующем: что следует понимать под исполненным в связи с обязательством (не по обязательству, а именно в связи!).

В Обзоре, утвержденном информационным письмом Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49, имеется следующий пример правильного применения этой нормы. Между истцом (арендатором) и ответчиком (арендодателем) заключен договор аренды нежилого помещения. По договору истец обязался ежемесячно возмещать ответчику фактически понесенные расходы по обеспечению теплоэнергией, которые оплачивались в составе арендной платы на основании счетов, предъявляемых ответчиком. При проверке обнаружилось, что ответчик включал в расчет ряд отчислений, не предусмотренных договором. Арендатор обратился в суд с иском о возврате излишне уплаченных денежных средств на основании ст. 1102 ГК как неосновательно полученных ответчиком. Арбитражный суд удовлетворил требования истца.

Ответчик оспорил решение. По его мнению, при вынесении решения суд не учел, что стороны связаны договорными отношениями. Нарушения договорных обязательств, по общему правилу, влекут взыскание убытков. Отклоняя жалобу, вышестоящий суд указал, что оплата была произведена в связи с договором, но не на основании его, так как договором не предусматривалась обязанность арендатора возмещать включенные в счет расходы. На основании подп. 3 ст. 1103 ГК суд признал, что ответчик неосновательно обогатился за счет истца (п. 4 Обзора).

Таким образом, определение исполненного в связи с обязательством должно быть сформулировано следующим образом: это исполнение, которое не было предусмотрено договором, заключенным между сторонами, но совершенное со ссылкой на соответствующий договор*(870).

Именно этот принцип был положен судами в основу решений об удовлетворении исковых требований о возврате неосновательного обогащения в делах о возврате излишне уплаченного при уплате незаконно завышенного тарифа на услуги телефонной связи (см. постановление Президиума ВАС РФ от 04.03.2003 N 5946/02); незаконно завышенного тарифа на перевозку (см. постановление ФАС ВСО от 24.07.2006 N А33-1696/2005-Ф02-3458/06-С2); незаконно завышенного тарифа на электроснабжение (постановления ФАС ЗСО от 13.07.2005 N Ф04-4482/2005(13015-А46-39), ФАС ЦО от 08.10.2004 N А14-10133/03/256/12); ошибочной оплаты невыполненных работ (см. постановления ФАС УО от 07.09.2006 N Ф09-7228/06-С4, от 24.01.2007 N Ф09-12174/06-С5); арендной платы, превышающей установленный в договоре размер платы за пользование арендованным имуществом (см. постановление ФАС УО от 08.08.2006 N Ф09-6271/06-С3).

Интересное уточнение позиции, высказанной ВАС РФ, предложил ФАС МО. Так, рассматривая иск о взыскании неосновательного обогащения, составляющего разницу между предварительно оплаченными и выполненными работами, окружной суд указал, что п. 3 ст. 1103 ГК не подлежал применению в данном деле, поскольку истец, перечисляя ответчику денежные средства, исполнял свое обязательство по оплате выполненных работ, предусмотренное договором, тогда как названная норма применяется к случаям исполнения, которые явно выходят за рамки содержания обязательства, хотя с ним и связанным. Возврат разницы между стоимостью выполненных и предварительно оплаченных работ должен осуществляться, по мнению суда, договорным иском (см. постановление ФАС МО от 30.04.2004 N КГ-А40/2997-04).

Посредством иска о неосновательном обогащении может быть истребована и необоснованно начисленный на сумму арендной платы налог на добавленную стоимость. Так, по одному из дел окружной суд указал, что оплата суммы налога на добавленную стоимость была произведена истцом в связи с заключенным сторонами договором, но не на основании его, так как договор не предусматривал обязанность арендодателя уплачивать оговоренную сумму с начислением на нее указанного налога (см. постановление ФАС МО от 02.10.2003 N КГ-А40/7443-03).

Неправильное понимание нормы п. 3 ст. 1103 ГК продемонстрировал, к примеру, ФАС СЗО в деле о взыскании исполненного по недействительной сделке. Суд указал, что договор, заключенный между сторонами спора, был признан недействительным, следовательно, денежные средства были переданы не по договору, а в связи с ним; указанная сумма была взыскана как неосновательное обогащение на основании п. 3 ст. 1103 ГК (см. постановление ФАС СЗО от 23.01.2007 N А21-2131/2006). Вывод суда является ошибочным, так как в этом деле следовало применять нормы ст. 167 ГК.

Аналогичная ошибка была допущена и ФАС МО, который установил, что договор, на основании которого была сделана предварительная оплата услуг, был признан судом незаключенным. Окружной суд счел, что сумма предоплаты была передана не по обязательству, а в связи с обязательством, и на основании п. 3 ст. 1103 ГК взыскал ее с ответчика (см. постановление ФАС МО от 14.04.2003 N КГ-А40/194803). Очевидно, что в данном деле между сторонами вообще отсутствовали договорные обязательства, поэтому и передача чего-либо в связи с обязательством также была в принципе невозможна.

4. Применение норм о неосновательном обогащении к деликтным отношениям. ВАС РФ приводит следующий пример применения норм о неосновательном обогащении к правоотношениям, связанным с возмещением причиненного вреда. Организация своими силами осуществляла строительство гаража для собственных нужд. В последующем строительство было приостановлено, гараж как не завершенный строительством объект принят на баланс организации. Муниципальное предприятие без ведома собственника демонтировало гараж и вывезло бетонные плиты, использовав их в дальнейшем для собственных целей. Поскольку возврат плит в натуре был невозможен, организация обратилась к предприятию с иском о взыскании убытков, возникших в результате противоправных действий ответчика. Истец требовал взыскать стоимость вывезенных плит и затрат, понесенных при их монтаже. Полагая, что на стороне ответчика имеет место обязательство вследствие неосновательного обогащения, истец свои требования основывал на нормах ст. 1102 и 1105 ГК.

Ответчик в отзыве на иск указывал на то, что обязательство вследствие неосновательного обогащения отсутствует. В данном случае имело место причинение внедоговорного вреда. ГК предусматривает особые правила, определяющие порядок возмещения вреда, в связи с чем требования о возврате неосновательного обогащения не могут быть удовлетворены.

Суд при вынесении решения констатировал, что имели место противоправные действия ответчика по изъятию у истца имущества, возврат которого в натуре невозможен. В связи с этим у истца возникли убытки в виде реального ущерба в размере стоимости строительных материалов на момент их приобретения ответчиком и затрат, понесенных истцом при их монтаже.

Учитывая установленное ст. 1103 ГК соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с требованиями о возмещении вреда, суд констатировал, что требования истца подчиняются правилам, установленным § 1 гл. 59 ГК. Вместе с тем суд пришел к выводу о возможности субсидиарного применения норм о неосновательном обогащении к требованию о взыскании стоимости строительных конструкций, поскольку присвоение чужого имущества в данном случае привело к обогащению ответчика. В указанной части иск был удовлетворен на основании ст. 1102, 1105 ГК. Требование о взыскании убытков в размере затрат на строительство было удовлетворено судом на основании ст. 1064 и 1082 ГК (см. п. 2 Обзора (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49)).

Изучение окружной практики свидетельствует о том, что для одновременного применения норм ГК о неосновательном обогащении и возмещении вреда истец должен доказать, помимо факта обогащения ответчика за счет истца, еще и виновность действий ответчика (см. постановление ФАС УО от 30.06.2004 N Ф09-1985/04ГК*(871)), также наличие имущественного вреда, возникшего в результате действий ответчика (см. постановление ФАС МО от 04.11.2003 N КГ-А40/8457-03).

Любопытный пример применения норм о неосновательном обогащении к деликтным правоотношениям содержится в одном из обзоров судебной практики ФАС УО. Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к органу внутренних дел об обязании возвратить незаконно удерживаемое имущество либо возместить убытки. В качестве основания иска истец указал на следующие обстоятельства. В ходе проведения оперативной деятельности сотрудники органа внутренних дел изъяли у предпринимателя видеокассеты как контрафактную продукцию. Рассмотрев материалы административного производства по факту незаконной реализации контрафактной видеопродукции, суд общей юрисдикции освободил предпринимателя от административной ответственности в связи с отсутствием в его действиях состава правонарушения и обязал возвратить изъятые видеокассеты, чего сделано не было.

Решением суда первой инстанции с ответчика в пользу истца взыскана стоимость неосновательного обогащения. Удовлетворяя исковые требования, арбитражный суд применил к спорным правоотношениям ст. 1102, 1104, 1105 ГК. Окружной суд отменил решение суда первой инстанции и указал, что данный вывод суда является ошибочным, поскольку действия органов внутренних дел, производивших изъятие, направлены на пресечение правонарушения, совершены в пределах полномочий, предоставленных Законом РФ от 18.04.1991 N 1026-1 "О милиции". Ответчик не является приобретателем в отношении изъятого имущества. Следовательно, нормы о неосновательном обогащении применению не подлежат. Суд кассационной инстанции передал дело на новое рассмотрение и указал, что истцом фактически заявлено требование о возмещении ущерба, причиненного противоправными действиями государственных органов, возмещение которого производится по правилам ст. 15, 1069, 1070 ГК. Для правильного разрешения спора суду необходимо установить наличие общих оснований ответственности за причинение вреда, в частности определить вид и размер ущерба, наличие вины ответчиков, противоправность их действий, и принять решение в соответствии с законом и установленными обстоятельствами (см. п. 5 постановления Президиума ФАС УО от 04.07.2003 N 7).

В другом схожем деле окружной суд вообще указал, что правоотношения по возмещению убытков, причиненных юридическому лицу в результате незаконных действий государственных органов или должностных лиц этих органов, подлежащих возмещению в порядке ст. 16 ГК, носят публично-правовой характер. Следовательно, нормы о неосновательном обогащении, регулирующие гражданско-правовые отношения, в данном случае применению не подлежат (см. постановление ФАС ЦО от 06.02.2003 N А23-206/02Г-4-120). Эти рассуждения суда ошибочны. Дело вовсе не в том, что указанные отношения не носят гражданско-правовой характер (эти отношения - гражданско-правовые, так как не основаны на властном подчинении одной стороны другой); скорее всего, дело в том, что государственный орган не может быть признан обогатившимся за счет потерпевшего, так как при реализации публичных полномочий он действует от имени и в интересах государства.

Очень интересен вопрос о том, составляет ли невозмещение ущерба, причиненного деликтом, неосновательное обогащение причинителя вреда? В случае положительного ответа на этот вопрос на сумму ущерба могут быть начислены проценты за пользования денежными средствами; в случае отрицательного - взыскание процентов невозможно.

В судебной практике нет единообразного подхода к вопросу о возможности начисления процентов на сумму причиненного ущерба. Так, известна окружная практика, которая как отрицает такую возможность (см., например, постановления ФАС СЗО от 08.09.1997 N А56-7237/97, ФАС УО от 03.05.2005 N Ф09-1089/05-С6, от 31.03.2003 N Ф09-627/03ГК), так и признает возможность взыскания процентов в этом случае (см. постановления ФАС МО от 26.04.2001 N КГ-А40/1897-01, ФАС СЗО от 29.06.2000 N А42-1207/00-19). Таким образом, единства практики по этому вопросу нет даже в пределах одного кассационного суда.

На наш взгляд, несмотря на кажущуюся справедливость этого подхода, оснований для его применения нет. Один из квалифицирующих признаков обязательств вследствие неосновательного обогащения - обогащение (сбережение) имущества за счет третьего лица. Возмещение ущерба в деликтных обязательствах всегда осуществляется за счет причинителя вреда, это его обязанность, возникающая вследствие фактического состава. Например, лицо, допустившее ДТП и причинившее вред автомобилю другого лица, должно возместить причиненный ущерб. Никакого сбережения имущества за счет собственника поврежденного автомобиля у причинителя, не исполнившего эту обязанность, не происходит.

<< | >>
Источник: Белов В.А.. Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации,частей второй и третьей, 2009. 2009

Еще по теме 727. Как судебная практика трактует ст. 1103 ГК о применении норм о неосновательном обогащении к иным требованиям, которые указаны в данной статье?:

  1. 1. Как в судебной практике понимаются и толкуются принципы равенства участников гражданских правоотношений, недопустимости вмешательства в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, свободы перемещения товаров, услуг и финансовых средств на территории РФ?
  2. 2. Как судебная практика понимает норму п.2 ст.1 ГК, гласящую, что физические и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе?
  3. 7. Известны ли судебной практике случаи, когда суды непосредственно применяли бы нормы международного права к гражданским правоотношениям, в которых участвуют только российские лица, преимущественно перед нормами ГК?
  4. 94. Какие вещи квалифицируются в судебной практике в качестве неделимых?
  5. 111. Как арбитражная практика трактует нормы ст.146 ГК, не согласующиеся с принципом о следовании права из ценной бумаги за правом на ценную бумагу?
  6. 321. Каким образом должны осуществляться расчеты между собственником и незаконным владельцем при истребовании имущества из владения последнего?
  7. 337. Как судебная практика понимает выражение «разумный срок», использованное законодателем в п.2 ст.314 ГК?
  8. 270. Как судебная практика трактует положение п. 2 ст. 703 ГК о том, что по договору подряда, заключенному на изготовление вещи, подрядчик передает права на нее заказчику?
  9. 288. Как судебная практика понимает содействие заказчика в исполнении договора подряда?
  10. 292. Какова судебная практика применения норм ст. 723 ГК об ответственности подрядчика за некачественно выполненные работы?
  11. 558. Что такое хранение с обезличением? Как судебной практикой решается вопрос о праве собственности на вещи, хранимые по договору хранения с обезличением?
  12. 631. Как судебная практика толкует п. 2 ст. 991 ГК о праве комиссионера на вознаграждение при неисполнении договора комиссии?
  13. 634. Как судебная практика понимает норму ст. 993 ГК об ответственности комиссионера перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной комиссионером, в случае непроявления комиссионером необходимой осмотрительности в выборе контрагента?
  14. 722. Применяются ли нормы о неосновательном обогащении к повороту исполнения судебного решения?
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -