<<

§ 6. Иные способы судебной защиты исключительных прав



В настоящем параграфе вниманию читателя предлагаются некоторые не исследованные в работе способы защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, предусмотренные законом.

Одним из таких способов является признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления (ст. ст. 12, 13 ГК РФ). Этот способ (как и все иные способы защиты) применяется в сфере интеллектуальной деятельности с учетом характера, содержания (существа) нарушенного (нарушаемого, оспоренного) права и наступивших правовых последствий совершенного (совершаемого) нарушения и имеет большое значение в судебной защите исключительных интеллектуальных прав.
На специфику применения этого способа защиты интеллектуальных (исключительных) прав существенным образом влияет функционирование досудебного административного органа по рассмотрению интеллектуальных споров - Роспатента, решения которого могут быть обжалованы в суд в установленном законом порядке lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Постановление Правительства РФ от 16 июня 2004 г. N 299 "Об утверждении Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам".

Согласно ст. 1513 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено по основаниям и в сроки, которые предусмотрены ст. 1512 Кодекса, путем подачи возражения против такого предоставления в палату по патентным спорам или федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (п. 1). Решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку или об отказе в таком признании вступают в силу в соответствии с правилами ст. 1248 Кодекса и могут быть оспорены в суде (п. 4) lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; В случае признания предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным полностью свидетельство на товарный знак и запись в Государственном реестре товарных знаков аннулируются. В случае признания предоставления правовой охраны товарному знаку частично недействительным выдается новое свидетельство на товарный знак и вносятся соответствующие изменения в Государственный реестр товарных знаков. Лицензионные договоры, заключенные до принятия решения о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, сохраняют действие в той мере, в какой они были исполнены к моменту принятия решения (п. п. 5 и 6 ст. 1513 ГК РФ).

Как уже отмечалось выше, в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, защита исключительных интеллектуальных прав осуществляется в административном порядке, находящемся под контролем суда (п. 2 ст. 1248). Приравнивая решение Роспатента к решениям органов государственной власти и их должностных лиц, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ разъяснили, что согласно ст. ст. 1248, 1398, 1513 ГК РФ решения Роспатента, принятые по результатам рассмотрения возражений против выдачи патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, а также против предоставления правовой охраны товарному знаку, могут быть оспорены в суде.

При рассмотрении таких дел следует учитывать, что нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражений против выдачи патента или против предоставления правовой охраны товарному знаку являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным только при условии, если эти нарушения имеют существенный характер, что не позволило Роспатенту всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения. Если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента судом общей юрисдикции установлено, что данный ненормативный правовой акт нарушает права и свободы гражданина или создает препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод, то суд согласно п. 1 ст. 258 ГПК РФ принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод. Если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента арбитражным судом будет установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, то суд согласно п. 2 ст. 201 АПК РФ примет решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании подп. 3 п. 4 ст. 201 АПК РФ укажет на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.
В рамках устранения допущенного нарушения суд вправе обязать Роспатент совершить соответствующие правоустанавливающие действия, а в случае необходимости (например, при отмене решения в связи с существенным нарушением процедуры его принятия) - повторно рассмотреть заявление или возражение (послужившее основанием принятия Роспатентом оспоренного в суде решения) с учетом решения суда. Если при рассмотрении дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным патента или предоставления правовой охраны товарному знаку установлено наличие основания для такого признания, то суд с учетом конкретных фактических обстоятельств вправе также обязать Роспатент аннулировать патент, регистрацию товарного знака lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: п. п. 52 и 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29.

Пленум подчеркнул, что при оспаривании решений Роспатента суды должны учитывать: заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом. При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров (п. 2.3).
Статья 1512 ГК РФ констатирует, что оспаривание предоставления правовой охраны товарному знаку означает оспаривание решения о государственной регистрации товарного знака (п. 2 ст. 1499) и основанного на ней признания исключительного права на товарный знак (ст. ст. 1477 и 1481 ГК РФ). Признание недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку влечет отмену решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о регистрации товарного знака (п. 1).
Разъясняя изложенную норму закона, а также ст. ст. 1513 и 1514 ГК РФ, регламентирующие порядок оспаривания и признания недействительным представления правовой охраны товарному знаку, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ подчеркивают, что на основании положений ст. 10 ГК РФ суд вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией. В этом случае суд принимает решение о признании недействительным решения Роспатента и об обязании его аннулировать регистрацию соответствующего товарного знака (п. 63).
Кроме того, разъяснено, что, если регистрация и последующее использование произведения в качестве промышленного образца осуществлены без согласия автора этого произведения, автор вправе осуществлять защиту своих авторских прав независимо от того, предъявлялось ли требование о признании патента недействительным. При этом удовлетворение соответствующих требований автора произведения само по себе не влечет признания патента недействительным. Решение суда по делу о нарушении авторских прав не может служить препятствием для заключения патентообладателем с автором произведения лицензионного договора (п. 24).
В связи с изложенным большой интерес вызывает другое судебное дело, ставшее достоянием информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ.
Изготовитель минеральной воды как законный владелец товарного знака в виде графического изображения лесного пейзажа с наименованием воды обратился в арбитражный суд с иском о нарушении прав на товарный знак к товариществу с ограниченной ответственностью. Возражая против заявленного иска, ответчик сослался на то, что на его имя зарегистрирован товарный знак, представляющий собой комбинированное обозначение, в которое наряду с наименованием воды входит изобразительный элемент, не имеющий сходства с использованным в товарном знаке истца. Наименование воды включено в оба товарных знака в качестве неохраняемого элемента.
Суд первой инстанции, удовлетворяя иск, признал регистрацию товарного знака ответчика недействительной, так как в качестве словесного элемента товарного знака ответчика использовано название водоносного комплекса, которое указывает на свойства минеральной воды, поэтому могло быть включено в товарный знак в качестве неохраняемого элемента только в случае, если оно не занимает в нем доминирующее положение. В товарном знаке ответчика словесное обозначение занимает две трети поля товарного знака, по месторасположению и цветовому решению воспринимается как основная его часть. Отменяя решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции указал, что арбитражный суд не мог признать недействительной регистрацию товарного знака, поскольку истец заявил иск о пресечении нарушений своих прав на товарный знак путем применения иной формы защиты. При разрешении спора о пресечении нарушений прав на товарный знак арбитражный суд не может признать регистрацию товарного знака недействительной. Кроме того, арбитражный суд не может принять к своему производству дело до рассмотрения спора в административном порядке lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. N 19.

Не меньший интерес вызывает судебное дело, приведенное в другом информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. По этому делу Президиум указал, что суд на основании положений ст. 10 ГК РФ вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом. В этом случае суд признает недействительным решение Роспатента и обязывает его аннулировать регистрацию соответствующего товарного знака.
Японская компания "Акай Электрик Ко, Лтд" обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Палаты по патентным спорам, утвержденного руководителем Роспатента, об отказе в удовлетворении возражений против предоставления правовой охраны на территории РФ словесному товарному знаку "AKAl", зарегистрированному на имя гонконгской компании "Акай Юниверсал Индастриз Лтд". По мнению японской компании, такая регистрация нарушает ее права на фирменное наименование и зарегистрированный ранее на ее имя товарный знак, вводит потребителя в заблуждение относительно производителя товара вследствие известности на территории РФ именно японской компании как производителя электронной техники. При этом гонконгская компания не имеет никакого отношения к японской компании, создана лишь в 2002 г. и, по мнению заявителя, сознательно в своей деятельности проводит аналогии и вызывает ассоциации с японской компанией - прежним владельцем товарного знака. Оспариваемым решением Роспатента было отказано в удовлетворении возражений против регистрации товарного знака по мотиву отсутствия доказательств, свидетельствующих о том, что обозначение "AKAI" до даты приоритета (22 февраля 2002 г.) оспариваемого товарного знака приобрело известность среди потребителей как обозначение, используемое японской компанией в хозяйственной деятельности в Российской Федерации, в связи с чем вызывает устойчивую ассоциацию именно с данной компанией. Кроме того, Роспатент счел, что обозначение "AKAI" само по себе не содержит ложных или способных ввести в заблуждение сведений, указывающих на товар или место его производства, поскольку не является значимым словом какого-либо языка.
Отказывая в удовлетворении требования о признании недействительным решения Роспатента, суды исходили из необоснованности доводов японской компании о том, что она обладает исключительным правом на товарный знак в виде словесного обозначения "AKAI" и хорошо известна потребителю на территории РФ. Суды также пришли к выводу: наличие в фирменном наименовании японской компании слов "компания "AKAI" не является основанием для отказа гонконгской компании в регистрации спорного товарного знака.
Доводы японской компании о том, что она была образована в 1929 г., производила такие же товары, действовала на территории РФ, являлась официальным поставщиком Олимпийских игр в Москве, официальным спонсором футбольного клуба "Спартак", с 1972 по 2001 г. - правообладателем товарного знака со словесным обозначением "AKAI", были отвергнуты судами со ссылкой на то, что известность на территории РФ приобрела гонконгская компания и обозначение "AKAI" - часть именно ее фирменного наименования.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел данное дело в порядке надзора и отменил состоявшиеся судебные акты, указав при этом на следующие основания отмены. Японская компания получила право на фирменное наименование, в том числе на его часть ("AKAI"), 15 июля 1929 г., т.е. задолго до регистрации другого юридического лица со схожим элементом в наименовании (23 января 2002 г.) и подачи им заявки на регистрацию спорного товарного знака (22 февраля 2002 г.). Довод судов о том, что за один месяц (с даты регистрации гонконгской компании в качестве юридического лица до даты подачи ею заявки) потребители стали связывать обозначение "AKAI" именно с гонконгской компанией, не может быть принят во внимание. Кроме того, факт известности именно японской компании подтверждается и самой гонконгской компанией, которая построила рекламную кампанию по продвижению своего товарного знака именно на известности первой, проводя ее под лозунгом "Akai - Возвращение легенды" и поддерживая у потребителей впечатление, что гонконгская компания является представителем японской компании. Представители гонконгской компании в своих выступлениях и интервью прямо указывают на связь с японской компанией, не проводят никаких различий между ними, сознательно выдают себя за японскую компанию, созданную в 1929 г., т.е. лицо, зарегистрировавшее спорный товарный знак, выдает себя за бывшего правообладателя тождественного товарного знака в целях приобретения конкурентных преимуществ за счет известности обозначения последнего.
Данные факты свидетельствуют также о том, что регистрация товарного знака на имя гонконгской компании вводит потребителей в заблуждение, а это противоречит требованиям ст. 10bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности, согласно которой актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В частности, подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов, промышленной или торговой деятельности конкурента, а также ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности предприятия.
При названных обстоятельствах действия гонконгской компании по приобретению исключительного права на товарный знак "AKAI" являлись актом недобросовестной конкуренции и злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ). Таким образом, имеются основания для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку "AKAI" на имя гонконгской компании.
Исходя из изложенного, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил решение Роспатента признать недействительным как нарушающее действующее законодательство и права японской компании и обязал Роспатент аннулировать регистрацию товарного знака lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: п. 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. N 127.

Не менее важным для защищающегося правообладателя является такой способ защиты, как изъятие и уничтожение материального носителя lt;1gt;, оборудования, прочих устройств и материалов lt;2gt;. Как уже отмечалось, этот способ, по нашему мнению, относится к обеспечительным мерам технического характера и направлен, по существу, на пресечение, дальнейшее недопущение правонарушения путем изъятия из оборота и физического уничтожения оборудования, прочих устройств, материалов и материального носителя. Согласно ст. 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования об изъятии материального носителя в соответствии с п. 5 названной статьи к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю (подп. 4 п. 1 ст. 1252 ГК РФ). Как указано в п. 5 названной статьи, оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Контрафактными товарными носителями могут быть товары, этикетки, упаковки для товаров, рекламные проспекты и т.д., маркированные товарным знаком или содержащие наименование места происхождения товара, вывески с фирменным наименованием или коммерческим обозначением.
lt;2gt; Речь идет об устройствах, тиражирующих контрафактные компакт-диски, о магнитофонах, используемых для записи контрафактных видеофильмов, станках-автоматах, с помощью которых создаются контрафактные топологии, матрицах для дисков и т.п.
lt;3gt; Содержащийся в Гражданском кодексе РФ обсуждаемый способ защиты таков, что правообладатель имеет право только одновременного предъявления требований об изъятии товара из обращения и его уничтожения.

Изъятию и уничтожению подлежит именно контрафактный материальный носитель. Закон дает четкое определение контрафактного материального носителя и правовые последствия его использования: в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены названным Кодексом (п. 4 ст. 1252 ГК РФ).
Отдельные исследователи приравнивают изъятие и уничтожение контрафактного материального носителя к конфискации lt;1gt;. Однако, на наш взгляд, это не совсем верно. Согласно общей теории права, уголовно-правовой и административной доктринам конфискацией является принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства предусмотренного законом имущества лиц, виновных в совершении уголовных преступлений, включая имущество в виде орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому (ст. 104.1 УК РФ). Как указано в Кодексе РФ об административных правонарушениях, конфискацией орудия совершения или предмета административного правонарушения является принудительное безвозмездное обращение в федеральную собственность или в собственность субъекта РФ не изъятых из оборота вещей. Не является конфискацией изъятие из незаконного владения лица, совершившего административное правонарушение, орудия совершения или предмета правонарушения, изъятых из оборота и на этом основании подлежащих обращению в собственность государства или уничтожению (ст. 3.7).
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Указ. соч. С. 160; Гаврилов Э.П. Постановление 5/29 о правовой охране товарных знаков. С. 23.

Как видно из сравнительного анализа, часть четвертая ГК РФ не предусматривает передачу изъятого контрафактного материального носителя в собственность государства, а требует его уничтожения независимо от возможностей его участия в имущественном обороте.
Аналогичный вывод можно сделать и в отношении изъятия и уничтожения оборудования, прочих устройств, материалов, использованных или предназначенных для нарушения исключительных прав в сфере интеллектуальной деятельности. Указанные объекты, так же как и материальные носители, являются орудием, техническим средством использования чужого исключительного права, и в силу неразрывного существования идеального (нематериального) исключительного права и его материального носителя, в связи с использованием оборудования, прочих средств и материалов для производства незаконных действий по использованию чужого исключительного права возникает необходимость их уничтожения в целях пресечения и превенции (предупреждения) совершенного или нового правонарушения путем уничтожения. В этом заключается особенность гражданско-правового способа защиты исключительных прав, и не следует искать в данном способе общие с уголовно-правовой или административно-правовой конфискацией черты. Для гражданского права не характерно применение конфискационных санкций (мер). Изъятие и уничтожение материального носителя контрафактной продукции, оборудования, устройств и материалов по созданию контрафактного товара являются частноправовой (гражданско-правовой) мерой защиты, а не публично-правовой мерой воздействия на нарушителя, предпринимаемой судом как дополнительное наказание (кара) за содеянное. По существу, применяемые судом меры по изъятию и уничтожению контрафактного материального носителя, а также оборудования, устройств, материалов, порождающих контрафактные объекты, инициированы не государством и судом, а самим истцом, обратившимся за защитой своих нарушенных (нарушаемых) прав lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Требования об изъятии материального носителя могут быть предъявлены к его распространителю или недобросовестному покупателю.

Прямым следствием такого обращения в суд за защитой субъективного гражданского права и является обсуждаемый способ защиты. Изъятие из оборота и уничтожение оборудования, прочих устройств и материалов, посредством которых совершено нарушение исключительного права, по решению суда при отсутствии соответствующего заявления обладателя исключительного права не подтверждают включение обсуждаемого способа защиты к конфискационным lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Следует заметить, что в Законе РФ "Об авторском праве и смежных правах" меры по изъятию контрафактных изделий после ряда изменений были отделены от гражданско-правовых способов защиты авторских и смежных прав (ст. 49) и превращены в конфискацию контрафактных экземпляров, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, "в соответствии с законодательством Российской Федерации" (ст. 49.1). Конфискованные судом экземпляры произведений и фонограмм согласно вышеназванному Закону подлежали уничтожению "за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе" (п. 2 ст. 49.1).

Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ подчеркнули, что "в силу п. 5 ст. 1252 ГК РФ в случае, если судом установлено, что оборудование, прочие устройства и материалы главным образом используются или предназначены для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, такое оборудование, прочие устройства и материалы по решению суда (в том числе и при отсутствии соответствующего заявления обладателя исключительного права) подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29.

Следует заметить, что в случае, если материальный носитель (товар) маркирован незаконно используемым товарным знаком или на нем размещено незаконно используемое наименование места происхождения товара, нарушителю может быть вменена обязанность удалить за свой счет с контрафактного товара незаконно используемое средство индивидуализации (ст. ст. 1515, 1537 ГК РФ).
Судом могут быть предприняты обеспечительные меры, установленные процессуальным законодательством, включая наложение ареста на материальные носители, оборудование и материалы в порядке обеспечения иска по делам о нарушении исключительных прав к материальным носителям, оборудованию и материалам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (п. 2 ст. 1252 ГК РФ).
Обобщение судебной практики показывает, что изъятие и уничтожение контрафактного материального носителя, а также оборудования, устройств и материалов, служащих для изготовления контрафактной продукции, возможно лишь в случае установления факта противоправного нарушения исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.
Так, по одному из дел Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что в удовлетворении иска о запрете использовать словесный элемент, сходный до степени смешения с товарным знаком истца, на упаковке выпускаемой ответчиком продукции, а также об уничтожении упаковочного материала с этим элементом и о взыскании с ответчика за нарушение исключительного права на товарный знак компенсации и судебных издержек отказано правомерно, так как ответчик использует на упаковке произведенной им продукции обозначение, не тождественное комбинированному товарному знаку истца lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 марта 2008 г. N 16744/07 по делу N А28-6995/06-361/17.

Следующим специфическим способом защиты исключительных прав можно назвать опубликование судебного решения о допущенном нарушении исключительного права. Опубликование судебного решения является действенной мерой защиты субъективного гражданского права не только истца, но и других лиц, чьи права могут быть также нарушены или уже нарушены аналогичными действиями нарушителя, указанного в судебном решении. Такого рода официальные публикации позволяют привлечь внимание широкой общественности, всех заинтересованных лиц к допущенному правонарушению, предупредить повторение подобных случаев со стороны виновного лица, а также иных лиц, оказать помощь другим потерпевшим в защите своих прав, также нарушенных фигурантом опубликованного решения. На наш взгляд, опубликование судебного решения по поводу нарушения того или иного исключительного права является, по существу, квазиспособом защиты исключительных прав. Но отказываться от применения такого способа не следует в силу объективных и субъективных причин современной социально-экономической жизни. Этот способ можно условно отнести к обеспечительным мерам (способам) защиты информационного характера.
Согласно подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя к нарушителю исключительного права.
Если в ст. 1252 ГК РФ содержатся общие положения о защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации путем публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя по иску последнего к нарушителю исключительного права, то в отдельных статьях части четвертой ГК РФ имеются нормы о публикации судебного решения по поводу нарушения конкретных исключительных прав.
Так, ст. 1447 ГК РФ возлагает обязанность на федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям публиковать решение суда о неправомерном использовании селекционного достижения именно в официальном бюллетене.
Аналогичным образом патентообладатель вправе в соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК РФ потребовать публикации в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности решения суда о неправомерном использовании изобретения, полезной модели, промышленного образца или об ином нарушении его прав.
Представляется, что такого рода дополнения об опубликовании судебного решения в конкретном средстве массовой информации несколько сужает возможности правовой защиты, предусмотренные общими положениями ст. 1252 ГК РФ, и ограничивает круг средств массовой информации, в которых возможно опубликовать копию соответствующего судебного решения. По нашему мнению, суд вправе по требованию истца опубликовать судебное решение о фактах правонарушения в сфере исключительного права и в иных средствах массовой информации, исходя из обстоятельств дела, характера нарушения и целей защиты.
Следует заметить, что публикация судебного решения в средствах массовой информации осуществляется независимо от вины нарушителя и за его счет (п. 3 ст. 1250 ГК РФ). В юридической литературе существует мнение, что в связи с тем, что публикация решения суда производится за счет нарушителя, возлагает тем самым на нарушителя дополнительное имущественное бремя, эта мера является мерой гражданско-правовой ответственности lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Гаврилов Э.П. Постановление 5/29 о правовой охране товарных знаков. С. 33.

По нашему мнению, это не совсем так. Публикация судебного решения является квазиспособом судебной защиты исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, но отнюдь не мерой гражданско-правовой ответственности. Возложение на нарушителя обязанности возместить расходы, связанные с опубликованием судебного решения о факте уже совершенного правонарушения, не является обязанностью по возмещению убытков, а связано с доведением до всеобщего сведения информации об уже свершившемся правонарушении. Расходы, вызванные заглаживанием вины, предупреждением новых нарушений, констатацией факта совершенного правонарушения, судебная практика не относит к разряду убытков. Поэтому законодатель верно отметил в п. 3 ст. 1250 ГК РФ, что публикация решения суда о допущенном нарушении производится независимо от вины нарушителя.
Приведя в информационном письме в качестве примера одно из рассмотренных дел, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ подчеркнул, что требование о защите прав на товарный знак путем публикации судебного решения в конкретном печатном издании должно быть обоснованным. Из материалов дела было видно, что владелец товарного знака обратился в арбитражный суд с иском о защите прав на товарный знак путем его удаления с введенной в хозяйственный оборот продукции и опубликования решения в трех газетах. Арбитражный суд удовлетворил иск, поскольку ответчик изготовил и продал швейные изделия, незаконно использовав товарный знак истца. В решении суд назвал конкретное печатное издание, в котором в установленный срок должно быть опубликовано судебное решение, так как именно данное издание помещало рекламу ответчика о продаже товара и распространялось в месте реализации товара lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: п. 10 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. N 19.

Обобщение судебной практики показывает, что обсуждаемый способ защиты применяется в сочетании с другими способами защиты после установления факта нарушения исключительного права. Публикация судебного решения является информационным результатом рассмотрения дела и установления обстоятельств правонарушения. Именно об этом нарушении и сообщается в средствах массовой информации. Естественно, в случае неподтверждения факта правонарушения нет оснований для опубликования отказного судебного решения в средствах массовой информации.
Так, ООО "Охранное предприятие "Кречет" (г. Липецк) (истец) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Зубр" (ответчик) о взыскании компенсации и об обязании ответчика опубликовать судебное решение в средствах массовой информации по факту незаконного использования товарного знака истца в целях восстановления деловой репутации истца. В удовлетворении иска было отказано. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с принятым решением. Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ отказала в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ для пересмотра в порядке судебного надзора, указав при этом на следующие обстоятельства.
Суд первой инстанции установил, что ООО "Охранное предприятие "Кречет" было создано как юридическое лицо 5 июня 2000 г. Истец обладает правом на товарный знак "КРЕЧЕТ" с приоритетом товарного знака с 8 июня 2006 г., зарегистрированный 27 августа 2007 г. в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ. Ответчик (ООО "Кречет-Плюс") создан как юридическое лицо 20 января 2004 г. А 20 августа 2007 г. в Единый государственный реестр юридических лиц внесены изменения, связанные со сменой наименования ООО "Кречет-Плюс" на ООО "Зубр".
Отказывая в удовлетворении иска, суд обоснованно исходил из того, что право ООО "Кречет-Плюс" на фирменное наименование возникло до даты приоритета товарного знака истца, т.е. исключительные права ответчика на фирменное наименование возникли ранее, в связи с чем в действиях ответчика отсутствует факт нарушения исключительных прав истца. Кроме того, суд указал, что ошибочное использование ответчиком своего прежнего наименования не является доказательством незаконного использования товарного знака истца.
Следующим способом защиты исключительного права может быть ликвидация юридического лица, прекращение индивидуальной предпринимательской деятельности: если юридическое лицо неоднократно или грубо нарушает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, суд может принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора (ст. 1253 ГК РФ).
Данный способ защиты корреспондирует с п. 2 ст. 61 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения имеют неустранимый характер, либо в случае осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо запрещенной законом, либо с нарушением Конституции РФ, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов, либо при систематическом осуществлении некоммерческой организацией, в том числе общественной или религиозной организацией (объединением), благотворительным или иным фондом, деятельности, противоречащей ее уставным целям, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.
По существу, ликвидация юридического лица, грубо или неоднократно нарушившего исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, является санкцией (мерой ответственности) за нарушение действующего законодательства, но для обладателя нарушенного (нарушаемого) исключительного права указанная мера является способом защиты, способствующим прекращению (пресечению) дальнейшей противоправной деятельности со стороны юридического лица - правонарушителя.
Аналогичные выводы можно сделать в отношении прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, грубо или неоднократно нарушившего исключительные права в интеллектуальной сфере: согласно ст. 1253 ГК РФ, если такие нарушения совершает гражданин, то его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда в установленном законом порядке.
Подводя итог краткому изложению иных способов защиты исключительных прав, хотелось бы отметить, что большая часть этих способов предусмотрена и нормами международного права.
Так, согласно Соглашению ТРИПС для создания эффективного средства, предотвращающего нарушение прав, судебные органы имеют право издать судебный приказ, предписывающий, чтобы товары, по которым установили нарушение прав, без какой-либо компенсации были устранены из торговых каналов так, чтобы избежать причинения какого-либо вреда правообладателю, или, если только это не противоречит существующим конституционным требованиям, уничтожены. Судебные органы также имеют право издавать судебный приказ, предписывающий, чтобы материалы и орудия производства, которые главным образом использовались при создании контрафактных товаров, без какой-либо компенсации были устранены из торговых каналов, с тем чтобы свести к минимуму риски новых нарушений (ст. 46).
Особое внимание в Соглашении уделено информированности всех правообладателей относительно фактов нарушения исключительных прав того или иного правообладателя (право на информацию).
Так, согласно ст. 47 "Право на информацию" Соглашения государства-участники могут предоставить судебным органам право издать судебный приказ (если это соразмерно серьезности нарушения прав), предписывающий нарушителю информировать владельца прав о личности третьих лиц, участвовавших в производстве и распределении контрафактных товаров или услуг, и каналах их распределения.
Примечательно, что Соглашение предъявляет определенные требования к судебным органам, применяющим иные меры (способы) защиты: необходимо соразмерять соотношение между тяжестью (серьезностью) правонарушения и средствами судебной защиты, а также интересами третьих лиц. "По отношению к товарам с фальсифицированными товарными знаками простое устранение незаконно проставленного товарного знака не является достаточным, за исключением случаев, для того чтобы разрешить выпуск таких товаров в торговые каналы" (ст. 46).
Представляется, что предъявленные требования в полной мере относятся и к применению всех иных способов судебной защиты в нашей стране. Судебная защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации должна осуществляться в установленном законом порядке, предусмотренными законом способами, исходя из существа нарушенного права, характера и последствий правонарушения, целей защиты, призвана быть соразмерной, соблюдать общегражданские принципы справедливости, разумности и добросовестности.

<< |
Источник: Андреев Ю.Н.. Судебная защита исключительных прав: цивилистические аспекты: монография. М.: Норма, Инфра-М,2011. 400 с.. 2011

Еще по теме § 6. Иные способы судебной защиты исключительных прав:

  1. 2. Сущность права социальной защиты.
  2. Глава 11. Правовой статус журналиста
  3. Глава 14. Защита чести, достоинства и деловой репутации в сфере массовой информации
  4. § 1. Концептуальные положения о юридической природе субъективного права на защиту lt;1gt;
  5. § 1. Способы защиты гражданских прав
  6. § 2. Средства защиты гражданских прав
  7. § 3. Формы защиты гражданских прав
  8. § 2. Правовые способы, средства и формы защиты корпоративных прав
  9. § 1. Юридическая природа и существенные признаки исключительных прав в сфере интеллектуальной деятельности
  10. § 3. Объекты исключительных прав на авторские произведения
  11. § 1. Исключительные права на фирменное наименование
  12. § 1. Процессуальные особенности судебной защиты исключительных прав
  13. § 2. Признание как способ защиты исключительных прав
  14. § 3. Пресечение как способ защиты исключительных прав
  15. § 5. Компенсация как способ защиты исключительных прав
  16. § 6. Иные способы судебной защиты исключительных прав
  17. § 3. Право частной собственности на помещения, здания, строения и предприятия
  18. Статья 1252. Защита исключительных прав
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -