<<
>>

7. Может ли сделка по выдаче простого векселя в обмен на уплату денежной суммы быть квалифицирована как сделка купли-продажи собственного векселя?

Арбитражные суды, как правило, не усматривают никаких проблем в подобной квалификации (см. постановления ФАС ВСО от 29.04.2002 N А19-7070/01-17-Ф02-1048/02-С2, ФАС УО от 04.02.2004 N Ф09-113/04ГК).

К сожалению, мы не можем последовать их примеру. Безусловно, п. 2 ст. 454 ГК позволяет квалифицировать сделки по отчуждению векселей в обмен на деньги как сделки купли-продажи. Именно так они и должны квалифицироваться в тех ситуациях, когда отчуждается вексель третьего лица, а равно в тех экзотических случаях, когда векселедатель передает собственный вексель в качестве индоссанта. Но когда в обмен на деньги "покупатель" получает документ, удостоверяющий право требовать от "продавца"... возврата денег (в том числе и с "прибавкой" в виде процента или дисконта), не стоит ли обратить внимание на суть отношений сторон? Да, выдача собственного векселя в обмен на деньги формально укладывается в дефиницию п. 1 ст. 454 ГК. Но с той же легкостью она укладывается и в дефиницию ст. 807 ГК, особенно в контексте ст. 815 ГК. Не стоит ли в таком случае более пристально сравнить хозяйственные, экономические цели данных операций? Или обратить внимание на последний абзац ст. 815 ГК? Никакие другие нормы части второй ГК, кроме норм гл. 42, не применяются субсидиарно к отношениям векселедателя и векселедержателя. Не это ли указание на то, что заемные (в экономическом смысле) отношения наиболее близки юридической сущности вексельных отношений и что при любых сомнениях толкование должно быть "в пользу займа"?

8. Является ли признаком притворности сделки купли-продажи цена имущества, очевидно и значительно не соответствующая его реальной стоимости?

Данный вопрос в связи с переквалификацией договора в сделку дарения в соответствии с п. 2 ст. 170 ГК обсуждался ФАС ЦО (см. постановление от 21.02.2006 N А54-1578/2005-С19). Суд пришел к выводу, что стороны вправе самостоятельно определять условия договора купли-продажи, в том числе цену, а значит, низкая цена сама по себе не свидетельствует о намерении прикрыть дарение.

Мы не склонны абсолютизировать значение данного вывода, поскольку подобные суждения всегда тесно связаны с оценкой судом конкретных обстоятельств дела. Например, Президиум ВАС РФ в одном из дел посчитал принципиально важным обстоятельством определение цены продажи транспортного рефрижератора в размере 1 (один) доллар США и указал нижестоящим инстанциям на необходимость исследования действительной воли сторон, заключившей столь странную сделку (см. постановление от 14.11.2000 N 4774/00). На практике мы рекомендовали бы исходить из того, что существует значительная вероятность переквалификации сделок купли-продажи в сделки дарения в тех случаях, когда договорная цена имущества отличается от его реальной стоимости на несколько порядков; такая вероятность еще более велика для сделок, в которых цена равна минимальной платежной единице: 1 рубль, 1 цент и т.д. Естественно, в соответствующих спорах суд должен оценивать все имеющиеся в деле доказательства, но все равно вероятность признания платежа символическим, лишенным существенного для договора значения, велика, а следующим за этим утверждением будет тезис о совершении сторонами сделки, прикрывающей дарение.

9. Как надлежит квалифицировать сделки купли-продажи, опосредующие отношения в рамках расчетного форвардного контракта и иных подобных алеаторных сделок?

Вопрос о судебной защите нарушенных прав, вытекающих из биржевых алеаторных сделок, хорошо известен специалистам. Наиболее тесно связан данный вопрос с толкованием норм гл. 58 ГК и в полной мере он будет рассмотрен в соответствующем разделе данной книги. Нас будет интересовать лишь отдельный, узкий аспект проблемы, затронутый в отдельных постановлениях ФАС МО (от 27.10.1998 N КГ-А40/2548-98, от 27.10.1998 N КГ-А40/2549-98).

Итак, представим себе такую ситуацию. Стороны А и Б заключили два договора, по которым в один и тот же день в будущем обязались передать друг другу одинаковое количество ценных бумаг или валютных ценностей, при этом одна из сторон оплатит товар (актив) по фиксированной цене, а вторая - по заранее не известному курсу, установленному биржей, ЦБ РФ (или какой-либо иной организацией) на день исполнения сделок.

Основная гражданско-правовая проблема, связанная с такими операциями, "завязана" на гл. 58 ГК и связана с применением или неприменением к ним правил о пари.

Однако существует одно "но". Данная проблема возникает в чистом виде тогда, когда стороны прямо обозначают существо своих отношений, т.е. заключают единую сделку, четко обозначая ее алеаторную сущность. В описанной же ситуации перед нами две сделки, по которым все может свестись к "игре" на курсе лишь при определенных обстоятельствах. А может статься и по-другому. Например, зачет по встречным требованиям окажется невозможен или одна из сторон не захочет его проводить и реально передаст актив, наконец, одна из сделок может быть недействительна, а вторая действительна. Так вот для того, чтобы поставить сам вопрос о применении к отношениям сторон правил о пари, на наш взгляд, сначала нужно установить притворный характер купли-продажи, прикрывающий те самые алеаторные отношения. В указанных выше постановлениях суд такой характер установил, проанализировав условия договора, которые нам, естественно, неизвестны, и определив из них, что стороны не намеревались в реальности передавать актив. Следующим шагом суд определил истинную природу их отношений, квалифицировав сделку в качестве пари.

Разумеется, трудно оценить правильность "первого шага" суда, не видя спорных договоров, но сама по себе описанная выше схема, предполагающая заключение двух зеркальных сделок, не должна влечь их автоматической переквалификации из купли-продажи в какие-то иные виды договоров или пари. Если такая переквалификация и возможна, то лишь в результате обнаружения доказательств, указывающих на отсутствие намерений сторон осуществлять реальное исполнение каждой сделки в отдельности и на заранее имевшее место намерение провести зачет и т.д. И, еще раз оговоримся, такая переквалификация не предрешает вопрос о применении к отношениям сторон правил о пари; но если для такой переквалификации вообще нет оснований - ни о каком применении гл. 58 ГК просто не может идти речи.

<< | >>
Источник: Белов В.А.. Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации,частей второй и третьей, 2009. 2009

Еще по теме 7. Может ли сделка по выдаче простого векселя в обмен на уплату денежной суммы быть квалифицирована как сделка купли-продажи собственного векселя?:

  1. § 2. Объект и предмет хищения
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -