<<
>>

§ 4. КОНЦЕПЦИИ ПРОЕКЦИИ В ОБОСНОВАНИИ ПРОЕКТИВНОГО МЕТОДА

В предыдущих параграфах освещались теоретические и методологические источники проективного метода: холистическая психология, классический и ревизованный психоанализ и экспериментальные исследования New Look. Попытаемся проследить влияние названных направлений на формирование основной описательной и объяснительной категории проективного метода — проекции. Отметим, что плодотворность использования этого понятия в целях обоснования проективного  метода представляется достаточно дискуссионной по причинам, которых мы коснемся ниже.

Как уже говорилось, в проективную методологию термин “проекция” вошел благодаря Л. Френку; однако в его работах проекция фактически была лишена конкретного психологического   содержания.

Основные положения его концепции могли рассматриваться лишь как самые общие методологические принципы; задача выявления собственно психологических закономерностей и механизмов нуждалась в своем разрешении. Следствием этого явилось обращение части исследователей, ориентированных главным образом психоаналитически к концепции проекции 3. Фрейда. Однако, как отмечается рядом авторов [6; 19; 27; 39; 70], при попытке обоснования проективного метода на основе фрейдовской концепции возникает ряд трудностей, главные из которых:

1) недостаточная разработанность, многозначность термина “проекция” в психоанализе, многообразие описываемых явлений;

2) лишь частичное сходство феноменов, обозначаемых в психоанализе этим термином, с процессами, имеющими место в проективном исследовании;

3) различие типов проекции в разных проективных тестах. Остановимся на анализе каждого из перечисленных пунктов.

Впервые термин “проекция” в его психологическом значении был использован 3. Фрейдом для объяснения патологических симптомов паранойи в 1896 г., а затем при разборе “случая Шребера” в 1911 г. В этих работах проекция понималась как приписывание другим людям социально-неприемлемых желаний, в которых человек как бы отказывает сам себе. В этом случае проекция рассматривалась Фрейдом как механизм защиты против неосознаваемых асоциальных влечений, в частности гомосексуальности, которая лежит в основе бредообразования при паранойе. Впоследствии была описана так называемая фобическая защитная  проекция — вынесение вовне, экстериоризация страха, тревоги, в действительности имеющих эндогенную природу [31]. В работах последующих лет, наконец, наряду с концепцией защитной проекции, входящей в состав различных патологических состояний, Фрейд вводит понятие проекции как нормального психологического  процесса, участвующего в формировании нашего восприятия внешнего мира. Проекция интерпретируется им как первичный процесс “уподобления”   окружающей реальности собственному внутреннему миру [29; 30; 31]. Таков механизм, например, детского и религиозномифологического мировосприятия.

Таким образом, проекцией Фрейд называет два существенно отличающихся друг от друга явления, в основе которых якобы лежат процесс самозащиты и процесс “уподобления”. Их объединяет неосознаваемость трансформаций, которым подвергаются исходные влечения — в сознании выступает лишь продукт этих преобразований. Со временем проекция стала столь расхожим термином, что дифференцировать ее от явлений идентификации, перенесения и некоторых других психоаналитических феноменов стало чрезвычайно трудно [58]. Например, говорят о проекции в психотерапевтической ситуации, когда на врача “Переносятся” чувства, Предназначенные другому лицу; называют проекцией своеобразное отождествление художника со своим творением (Г.

Флобер говорил: “Эмма — это я”), а также “сопереживание” при восприятии художественных произведений; проекцией объясняют существование расовых и этнических предрассудков.

Мюрстейн и Прайер [70], критикуя многозначность и, следовательно, недостаточную разработанность понятия проекции, предлагают различать несколько видов проекции. Классическая защитная проекция Фрейда находит подтверждение во многих наблюдениях. Атрибутивная проекция — приписывание собственных мотивов, чувств и поступков другим людям (по смыслу близка фрейдовскому “уподоблению”). Аутистическая проекция — детерминированность восприятия потребностями воспринимающего; для иллюстрации этого вида проекции авторы ссылаются на эксперименты   New Look.   Рациональная проекция отличается от классической “рациональной” мотивировкой: например, по данным одного из экспериментов, когда студентам предложили высказать свои замечания о структуре учебного процесса, оказалось, что на отсутствие дисциплины жаловались отпетые прогульщики, а недостаточной квалификацией преподавателей были недовольны двоечники. Здесь, так же как  в случае обычной рационализации, вместо признания собственных недостатков испытуемые склонны были приписывать ответственность  за собственные  неудачи внешним обстоятельствам или  другим людям.

Холмс, подводя итоги многолетних исследований, считает необходимым выделить два “измерения” проекции [54]. Первое из них относится к тому, что проецируется: субъект воспринимает в другом свои собственные черты или черты, ему самому не присущие. Второе измерение — осознает ли субъект обладание той чертой, которая проецируется, или нет. Комбинация этих измерений позволяет классифицировать все известные виды проекции следующим образом.

Классификация видов проекции по Холмсу

Осознание субъктом проецируемой черты

Наличие у субъекта проецируемой черты

Отсутствие у субъекта проецируемой черты

Субъект не осознает свою черту

Симилятивная проекция

Проекция Панглосса или Кассандры

Субъект осознает свою черту

Атрибутивная проекция

Комплементарная проекция

Холмс утверждает, что несмотря на неоднократные попытки экспериментального изучения, проекция неосознаваемых черт не может считаться доказанной. Исходя из психоаналитической концепции, симилятивная проекция выполняет защитные функции, препятствуя осознанию того факта, что субъект в действительности обладает какой-то Нежелательной чертой. Проекция, метафорически названная в честь Панглосса и Кассандры, может рассматриваться как вариант защитного механизма “реактивное образование”. Что касается черт, наличие которых субъект осознает, то их интенсивное изучение шло в русле проблемы межличностного восприятия. Экспериментальное подтверждение находит прежде всего атрибутивная проекция — приписывание имеющейся у субъекта и осознаваемой им черты. Кэттел считал этот вид проекции наивным умозаключением, основанном   на недостатке опыта — люди склонны воспринимать других по аналогии с собой, приписывать другим те же мысли, чувства и желания, которые находят в самих себе. Комплементарная проекция предполагает проекцию черт, дополнительных к тем, которыми субъект обладает в действительности. Например, если человек ощущает страх, то он склонен других воспринимать как угрожающих; в этом случае приписываемая черта служит причинным объяснением собственного состояния.

Как соотносятся эти виды проекции с процессами, имеющими место в проективном исследовании? По этому вопросу не существует единства взглядов. Например, Меррей, употребляя термин “идентификация” применительно к ТАТ, фактически имел в виду защитную проекцию Фрейда; отождествляя себя с “героем”, испытуемый получает возможность неосознанно приписать ему собственные “латентные” потребности, Вместе с тем, клинические и экспериментальные исследования показали, что содержание проекции не сводимо к асоциальным тенденциям: объектом проекции могут стать любые положительные или отрицательные проявления личности. По-видимому, само проективное поведение является производным от многих факторов. В частности, оказалось, что даже манера экспериментатора, индуцируемые им чувства влияют на аффективный знак тематических рассказов: агрессивная установка приводит   к возрастанию   агрессивных, “тем”, дружелюбная — к преобладанию релаксационных [39]. Таким образом, в целом защитную концепцию проекции неправомерно рассматривать в качестве принципа обоснования проективного метода, хотя сам феномен защиты может иметь место, в частности, если ситуация эксперимента воспринимается как угрожающая [59]. Что касается других видов проекции, то экспериментальное изучение их применительно к проективным тестам не дало однозначных результатов. Однако большинство авторов,   опираясь  на идею 3. Фрейда об “уподоблении”, считают возможным привлекать феномены атрибутивной и аутистической проекции для доказательства значимости проективной продукции.    К сожалению,     в обоснованиях подобного рода нередко описание тех или иных явлений, наблюдающихся в эксперименте, заменяет раскрытие их собственно психологических механизмов. Как одну из попыток преодоления кризиса в обосновании проективного метода можно рассматривать отказ от понятия проекции как объяснительной категории; примером такого подхода является концепция апперцептивного искажения Л. Беллака.

Исходя из анализа фрейдовской концепции проекции, Беллак приходит к выводу о неадекватности использования этого понятия в целях обоснования проективного метода, так как оно не способно описать и объяснить   процессы,   обусловливающие проективное поведение; последнее должно быть рассмотрено в контексте проблемы “личность и восприятие” [34]. Основу категориальной системы Беллака составляет понятие “апперцепции”, понимаемой как процесс, посредством которого новый опыт ассимилируется и трансформируется под воздействием следов прошлых восприятии. Термин “апперцепция” имеет принципиально иное содержание, чем в теории Меррея: он учитывает природу стимульных воздействий и описывает не “первичные” процессы, а собственно когнитивные.

В зависимости от степени неопределенности стимула и экспериментально заданной инструкции, Беллак, используя терминологию Г. Олпорта, различает адаптивное, проективное и экспрессивное перцептивное поведение. Адаптивное поведение максимально детерминировано качествами стимуляции; восприятие подобного типа конвенционально, т. е. возможно сходство перцепций одних и тех же объектов разными людьми. Например, на таблице 1 TAT все люди обычно видят мальчика со скрипкой, иными словами, “мальчик со скрипкой” — восприятие     максимально адаптированное к стимульной ситуации.

Чем более неопределенным является стимул, тем более заметны индивидуальные различия в его интерпретации, тем больше величина апперцептивного искажения6.

6“Апперцептивным искажением” Беллак называет любые индивидуальные отклонения от стандартной интерпретации стимула.

В проективном поведении степень апперцептивного искажения определяется как неопределенностью перцептивного материала, так и индивидуальными особенностями воспринимающего, в свою очередь, зависящими от его аффективного состояния и мотивации. Например, при интерпретации таблицы 1 TAT один испытуемый может считать, что “мальчик грустен, потому что ему надоело играть из-под палки”, другой — что “усталый, но счастливый мальчик отдыхает после удачного выступления”. Проективный тип поведения наиболее четко диагностируется интерпретативными тестами, в частности ТАТ.

Экспрессивное поведение отлично по своей природе от адаптивного или проективного. Оно характеризует относительно стабильные особенности индивидуального стиля   испытуемого, например лексику, речь, способ работы с перцептивным материалом. Диагностируется в той или иной мере всеми проективными методиками, но лучше всего — тестом Роршаха и миокинетической методикой Мира-и-Лопеца.

Беллак выделяет четыре формы (степени) апперцептивного искажения в ТАТ:

1. Экстернализация — полностью или частично осознанное вплетение в рассказ ТАТ событий собственной жизни; может обнаруживаться как “инсайт” (“ой, ведь точно так же было и со мной!”).

2. Сензитизация — повышенная апперцептивная восприимчивость к объектам и событиям, соответствующим  актуальным потребностям и конфликтам (как в известных пословицах: “на воре шапка горит” или “больная совесть спать не дает”).

3. Простая проекция — искажающее влияние аффективных состояний прошлого (экспектаций)  на настоящую апперцепцию, например, “я ненавижу его, так как думаю, что у него есть основания ненавидеть меня”.

4. Обратная проекция — крайний случай искажения, совпадающий с защитной проекцией Фрейда.

Перечисленные формы апперцептивного искажения различаются степенью осознанности самого процесса; если первая характеризуется осознанностью или “предосознанностью”, то три последующих полностью неосознаваемы. Именно с этими процессами, согласно Беллаку, мы имеем дело в тематических проективных тестах. Вместе с тем им можно найти аналоги в ряде экспериментальных исследований, а также в “психопатологии обыденной жизни”. Например, исследования New Look служат прекрасной иллюстрацией феномена сензитизации. С фактом простой проекции мы сталкиваемся буквально на каждом шагу (ребенок, ударившись о дверь, бьет кулаком ее; начальник, придя на работу не в духе, считает, что причиной его дурного настроения — нерадивость   подчиненных и т. д.).

Теория Беллака является одной из наиболее популярных в настоящее время психологических концептуализации природу и механизма   проективного   поведения. В ней отчетливо заметна тенденция многих современных обоснований   проективного метода — интерпретация проективных феноменов и их механизмов в контексте подхода “личность и восприятие”. И действительно, для подтверждения своей концепции Беллак не раз обращается к экспериментам “Нового взгляда”. Важным является и используемое им различение содержательного (“что”) и формального (“как”) аспектов проективного поведения. Эмпирическим обоснованием  реальности сосуществования обоих аспектов поведения служат для Беллака исследования индивидуального когнитивного стиля. Таким образом, предлагаемая для обоснования проективного метода концепция апперцептивного искажения представляет собой попытку синтеза отдельных положений психоанализа с идеями холистической психологии и “Нового взгляда”.

Подводя итоги анализу так называемо” проблемы проекции в литературе по проективной технике, заметим, что многочисленные концепции и классификации имеют для авторов, как правило, теоретико-методологическое значение. На практике же принято различать два типа проекции соответственно двум классам проективных методик. Так, в интерпретатнвных тестах проецируется значимое содержание потребностей, конфликтов, установок личности. В тестах на структурирование отражается “скелет” личности; не столько конкретное содержание ее внутреннего мира, сколько , его формальная структура, то, как испытуемый воспринимает себя и свое социальное окружение [37].

Итак, что же представляет собой проективный метод?

Думается, что ответ на этот вопрос дать невозможно, если анализировать только формальные характеристики отдельных методик, поскольку метод предполагает прежде всего специфическое понимание своего объекта, средством познания которого он выступает. Исходя из этого тезиса, только обращение к теории личности позволяет определить специфику проективного метода как одного из способов познания личности.

Ранее было показано, что проективная идеология формировалась под влиянием двух направлений — психоанализа и холистической психологии. В рамках каждого из этих направлений проективный метод разрешает особые задачи и использует особый словарь понятий. Так, в психоаналитических теориях, где сущность личности рассматривается как продукт преобразований инстинктивных влечений под воздействием социальных и культурных требований среды, проективный метод ориентирован на выявление именно этих неосознаваемых тенденций и их всевозможных трансформаций. Объект проективного метода — глубоко конфликтная дезадантированная личность; поэтому такие понятия, как влечение, конфликт, защита в их психоаналитическом понимании, составляют основу анализа и интерпретации практически любой методики7.  Следовательно, проективный метод, используемый в системе психоанализа, будет обладать следующими отличительными чертами:

7Имеются в виду классические варианты проективных методик.

1) направленностью на диагностику причин дезадаптации — бессознательных влечений, конфликтов и способов их разрешения (механизмов защиты);

2) трактовкой всего поведения, и проективного в частности, как проявления динамики бессознательных влечений;

3) предпосылка любого - проективного исследования — неопределенность  тестовых условий будет интерпретироваться как снятие давления реальности, в отсутствие которого личность проявит не конвенциональные, а якобы внутренне присущие ей способы поведения.

Обратимся теперь к концепции проективного метода в рамках холистической психологии. Ядро личности, по Френку, составляет субъективный мир желаний, мнений, идей и т. д. Взаимоотношение личности и ее социального окружения есть процесс структурирования “жизненного пространства” в целях создания и поддержания “личного мира”. Проективный эксперимент моделирует эти отношения: испытуемый перед лицом неопределенных ситуаций получает свободу в выборе элементов “жизненного пространства” и способов их структурирования. Проективный метод выступает, таким образом, как средство познания содержания и структуры “личного мира”. Как мы видим, в рамках холистической психологии проективный метод лишен ортодоксальности психоанализа, что, в частности, позволяет значительно расширить круг задач, решаемых с его помощью. На первый план выдвигается диагностика индивидуальных особенностей личности и способов ее нормальной адаптации.

Следует, однако, заметить, что в концепции Френка отсутствует  собственно психологический анализ таких понятий, как “структурирование”, “изоморфизм”, “личный мир” и т. д. Их незаполненность психологическим содержанием и привела к тому, что обоснование проективного метода стали связывать с психоанализом. Так, тезис об изоморфизме и структурировании рассматривался как развитие идеи Фрейда об “уподоблении”; сам же “личный мир” сводился к влечениям, конфликтам и механизмам их регуляции. Таким образом, подход Френка, если и указывает верное, на наш взгляд, направление теоретических исследований, тем не менее не может считаться разработанной теорией проективного метода.

<< | >>
Источник: Соколова Е.Т.. Психологическое исследование личности. Проективные методики Москва ТЕИС 2002. 2002

Еще по теме § 4. КОНЦЕПЦИИ ПРОЕКЦИИ В ОБОСНОВАНИИ ПРОЕКТИВНОГО МЕТОДА:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ
  3. § 1. ОБОСНОВАНИЕ ПРОЕКТИВНОГО МЕТОДА ПРИНЦИПАМИ ХОЛИСТИЧЕСКОИ ПСИХОЛОГИИ
  4. § 2, ВЛИЯНИЕ КЛАССИЧЕСКОГО И РЕВИЗИОННОГО ПСИХОАНАЛИЗА НА ОБОСНОВАНИЕ ПРОЕКТИВНОГО МЕТОДА
  5. § 4. КОНЦЕПЦИИ ПРОЕКЦИИ В ОБОСНОВАНИИ ПРОЕКТИВНОГО МЕТОДА
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. Введение
  8. SPRUZZARINO, BLOTTING, KLEKSOGRAPHIEN: ИСКУССТВО И НАУКА ЧЕРНИЛЬНЫХ ПЯТЕН
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -