<<
>>

§ 3. Функции специализированных органов в сфере обеспечения безопасности первых лиц государства

В условиях нарастающей внешнеполитической и социальной напря­женности в Российской Империи в начале XX в. возникла необходимость в реформировании государственных структур, отвечающих за безопасность первых лиц государства и охрану императорских резиденций, а так же включения полицейской системы в эту сферу деятельности.

Следует отметить, что в современной историко-правовой историогра­фии институт государственной охраны исследовал участие полицейских ор­ганов Российской Империи в охране первых лиц государства достаточно слабо. В частности, практически не привлекала исследовательского интере­са проблема деятельности чинов Отряда Секретной Охраны и чинов сто­личной полиции по охране Их Императорского Величества.

В современной историко-правовой науке отмечается, что в целом сформировавшаяся в течение 80-х годов XIX в. нормативно-правовая база, устанавливающая организационные основы деятельности Санкт- Петербургского охранного отделения, была фактически неизменна почти 30 лет вплоть до упразднения Охранной команды вместе с отделением после Февральской революции 1917 г.[142].

Оформление системы органов обеспечения безопасности император­ской семьи относится к периоду Великих реформ 60-70-х гг. XIX в. Однако, несмотря на широкий спектр таких органов (Рота дворцовых гренадер, Дворцовая стража, Собственный Его Императорского Величества конвой, Охранная стража и др.), реализовать свою главную функцию они не смогли. Убийство Александра II выявило ряд существенных просчетов, которые сводились, прежде всего, к несогласованности действий и отсутствию пря­мого взаимодействия с органами уголовной и политической полиции.

Формирование новой концепции, направленной на централизацию системе охраны и введение единоначалия, было связано с периодом прав­ления Александра III. Основы новой концепции были изложены в «Поло­жении об Охране Его Императорского Величества» от 11 августа 1881 г.[143], а также других нормативно-правовых актов, в соответствии с которыми «ру­ководство всеми частями императорской охраны возлагалось на Главного начальника охраны, наделенного обширными полномочиями и подчиненно­го лично императору»[144].

Совершенствование института государственной охраны продолжилось и период правления Николая II. Особо остро проблема встала в период нарас­тания внутриполитических проблем и обострения военно-политической об­становки вблизи границ Российской Империи. 8 июля 1906 г. в докладе Госу­дарственной Думе П.А. Столыпин привел печальную статистику. По его све­дениям, только за полгода с октября 1905 г. по 20 апреля 1906 г. по политиче­ским соображениям в России были убиты 288 должностных лиц и 388 ранены. В 1907 году нападению подверглись 101 должностное лицо (54 убито)[145].

Власти Российской Империи были вынуждены реагировать на сло­жившуюся ситуацию с целью обеспечения безопасности жизни и здоровья императора и членов его семьи[146].

25 апреля 1906 г. учреждается новая должность руководителя импе­раторской охраны - Дворцового коменданта, подчиненного министру Им­ператорского Двора, и принимается «Положение о Дворцовом комендан­

те»[147], в соответствии с которым в постоянном распоряжении коменданта со­стояли: «Дворцовая полиция, Собственный Его Императорского Величества конвой, Сводно-гвардейский батальон и 1-й железнодорожный батальон» (п. 10). Основной целью всей системы органов, подчиненных дворцовому коменданту являлось обеспечение безопасности императорских резиденций и главный надзор за безопасностью пути во время Высочайших путеше­ствий (п.1.).

Учитывая степень важности защиты первого лица государства в усло­виях политической нестабильности и повышенной террористической угро­зы, по инициативе Дворцового коменданта Д.Ф. Трепова в 1906 г. был со­здан специальный отряд «Охранной агентуры, подведомственной Дворцо­вому коменданту» и Особый отдел, в котором сосредотачивалась информа­ция, поступающая от жандармских управлений[148].

Однако существующие жандармские подразделения со своими пол­номочиями были недостаточно приспособлены к специфической охранной деятельности первых лиц государства. Возникла необходимость создания специального органа, занимающимся поиском «опасных», представляющих угрозу охраняемому лицу субъектов, сбором информаций о них и отсылкой их в жандармские корпуса.

Главными полицейскими органами, с которыми сотрудничали органы государственной охраны стали охранные отделения. Главнейшую роль, несо­мненно, играло столичное Санкт-Петербургское Охранное отделение, в струк­туре которого основными вспомогательными органами в сфере государствен­ной охраны стали особый Центральный Филерский Отряд, созданный в январе

1911 г. и Охранная Команда (ранее Охранная Агентура), была учреждена в составе Санкт-Петербургского Охранного Отделения распоряжением мини­стра МВД 5 августа 1883 г. История создания этих органов изложена в «Па­мятной записке по вопросу об охраны Их Императорских Величеств в С. - Петербурге и иных местностях вне постоянных резиденций»[149], изданной в

1912 г.

Ведомственное регулирование охраны императора во время путеше­ствий дано в ряде документов: в Секретном приказе по Московскому гра­доначальству и столичной полиции от 1 мая 1913 года; «Инструкции чинам Отряда Секретной Охраны по охране Их императорского Величества во время Высочайших путешествий и пребываний вне мест постоянных рези­

денций», утверждённой 10 апреля 1913 года Товарищем (заместителем) ми­нистра Внутренних Дел, Командующим Отдельным корпусом Жандармов, Свиты Его Величества генерал-майором В.Ф. Джунковским; «Инструкции для народной дружины 1913 г.»; «Инструкции постам у электротехнических сооружений высокого напряжения 1913 г.»; «Инструкции постам у колод­цев проходимых водостоков и Инструкции по осмотру владений, выходя­щих на пути высочайших проездов» 1913 г.[150].

Названная нормативно-правовая база регулировала порядок осу­ществления охраны в различных местах пребывания Императора и его се­мьи (на улице, в различных помещениях, присутственных местах и др.); во­просы пропускного режима и оперативных действий при задержании подо­зрительных. Так, в вышеназванном Секретном приказе по Московскому градоначальству и столичной полиции от 1 мая 1913 г. говорилось о необ­ходимости принятия мер особого характера для обеспечения безопасности предстоящего пребывания Императора вне мест постоянных резиденций.

В частности, по путям Высочайшего следования императора были созданы наряды наружной полиции, наряды отряда секретной охраны и наряды доб­ровольной дружины. В местах Высочайших посещений также образовыва­лись наряды наружной полиции и секретной охраны, а допуск лиц осу­ществлялся только по специальным билетам[151].

Наряды наружной полиции, выставляемые по пути Высочайших про­ездов и у мест Высочайших посещений, должны были обеспечивать не только наружный порядок, ответственность за который всецело лежала на чинах полиции, но и сознательно принимать меры к недопущению каких- либо злоумышленных выступлений и оказывать в этом отношении полное содействие чинам отряда секретной охраны. Чины наряда секретной охра­ны, назначенные на пути Высочайшего проезда и в места Высочайших по­сещений, действовали на основании утверждённой Товарищем министра Внутренних Дел генерал-майором Джунковским В.Ф. инструкции[152].

Как чины наружной полиции, так и чины отряда секретной охраны должны были помнить, что возложенная на них ответственная задача может

быть осуществлена лишь при полном согласовании действий. «Я не допус­каю мысли о возможности каких-либо трений и недоразумений»[153].

Народная дружина действовала на основании особой инструкции и обязана была исполнять все требования чинов полиции, клонящиеся к под­держанию должного порядка. Охрана мест Высочайших посещений лежала на Начальнике отряда секретной охраны[154]. В эти места никто не имел права пройти и не мог быть допущен без билета. Для контролирования допуска учреждались контрольные и пропускные пункты.

По пути Высочайшего следования и у мест Высочайших посещений назначались соответствующие наряды. Весь путь Высочайшего проезда разделялся на отделения, отделения на районы, районы на участки. Для за- ведывания нарядами в отделениях, районах и участках назначались старшие классные чины полиции, которые отвечали за порядок на порученной им территории. Все находящиеся в наряде чины полиции и жандармских диви­зионов, поступали в полное распоряжение заведующими нарядами в отде- 3

лениях, районах и участках[155].

Заведующий в своём отделении и районе в зависимости от скопления публики и сообразуясь с обстановкой мог изменять размещение всех чинов полиции и жандармского дивизиона. Заведующие в отделениях, районах и участках совместно с назначенными в наряды классными чинами полиции должны были заблаговременно ознакомиться на месте с расположением наряда, а также войти в связь с заведующими участками секретной охраны и установить такую же связь между низшими чинами полиции и агентами секретной охраны, оказывая таковой полное содействие[156].

Все чины полиции, которые находились в наряде, должны были стоять лицом в сторону ожидаемого Высочайшего проезда, а классные чины поли­ции в местах, требующих от них особого наблюдения. При проезде Его Ве­личества классные чины должны были отдавать честь, при этом отдание че­сти не должно отвлекать внимания полиции, от публики, за которой должно

быть внимательное наблюдение. В местах остановок и выхода из экипажей Их Величества, весь наряд, т.е. как классные, так и низшие чины полиции должны были сосредоточивать всё своё внимание на публике и поэтому сто­ять к ней лицом. В случае если чины полиции в порученных им охраняемых местах заметят в поведении кого-либо из публики что-либо подозрительное, то за такими лицами устанавливают зоркое наблюдение, незаметно указыва­ют их ближайшему чину секретной охраны и докладывают ближайшему начальнику. В случаях нетерпящих отлагательств и непосредственно перед проездом - подозрительные лица удалялись с пути проезда и задерживались до выяснения их личности и намерений. В путях проезда императора, а равно в местах его Высочайших посещений, должен был быть обеспечен доступ публики на улицах, где это было возможно, при непременном условии удер­жать порядок[157].

Отряды добровольной дружины имели преимущество и их ставили впереди прочей публики. Обращение с публикой должно было быть вежли­вое, но вместе с тем твёрдое и не допускающее никаких уступок после предъявления законных требований[158].

Не должно было быть допущено про­рывов публики за экипажами Высочайшего кортежа. Об этом следовало за­ранее предупредить публику, и предложить ей стоять спокойно и не схо­дить с места. С целью недопущения выскакивания отдельных лиц для пода­чи прошений, чины полиции перед проездом императора должны были не­сколько раз обойти публику и предложить имеющим прошения отдать их для передачи дежурному флигель-адъютанту.

Заведующие нарядами регулировали допуск публики на улицы, исполь­зуя конные и пешие заслоны, а также своевременно останавливали трамвай­ное и другое движение по пути проезда. В случае необходимости прекраще­ния движения по тротуарам и во избежание толкотни выставлялись попереч­ные заслоны. С целью предотвращения прорывов толпы и беспорядков, не до­пускалось скопление публики на углах улиц и переулков, распределяя её рав­номерно по всей улице. В необходимых случаях и ввиду, местных условий, где можно ожидать сильного напора толпы, согласно указаний в нарядах, улицы, переулки и площади затягивались канатами, в один или несколько ря­дов на расстоянии 10-15 шагов один от другого. Перед канатами выставлялась добровольная дружина. С целью удаления из толпы заболевших, нарушающих порядок и т.п. на площадях, при помощи канатов держали свободные прохо­

ды. Бранд-майор делал все необходимые распоряжения для затягивания ука­занных в нарядах мест канатами[159]. Чины нарядов не допускали:

а) влезания на заборы, деревья, крыши домов и устраивать какие-либо возвышения как на улицах, так и во дворах за стенами и заборами;

б) становиться в первые ряды лиц, имеющих бинокли, подзорные трубы, свёртки, пакеты, сумки и прочее. За такими лицами следовало стро­го присматривать и при малейшем подозрении удалять с пути до осмотра пакета, сумки и т.п.;

в) делать фотографические и кинематографические снимки без специ­ального разрешения;

г) бросать букеты чтобы не испугать лошадей Царского кортежа[160].

Для лиц, имевших необходимость перейти с одной стороны на дру­гую или пересечь в экипаже улицы, которые заняты нарядами, устанавлива­лись пропускные пункты. Кроме того, каждый заведующий районом мог в зависимости от местных условий обстановки, скопления публики и пр. назначить в своём районе один или несколько пропускных пунктов. В дру­гих местах переходов через улицу не допускался. Пропуск экипажей и ав­томобилей через пропускные пункты прекращался приблизительно за 30 минут, а пешеходов за 15 минут до Высочайшего проезда[161]. В интересах по­рядка и в зависимости от обстановки, о которой наряды в начальных пунк­тах улиц и переулках должны предупреждать едущих, пропуск через про­пускные пункты может быть закрыт и раньше[162].

Всех чинов отряда секретной охраны в интересах службы, пропускали везде под благовидным предлогом и отнюдь не обнаруживая их. При этом все чины полиции должны были твердо знать места, где будут находиться медицинские пункты для подачи первой помощи[163].

Торговля спиртными напитками в дни пребывания первых лиц государ­ства производилась с ограничениями согласно особым распоряжениям В.Ф. Джунковского. Если по пути Высочайшего проезда стоят войска, учебные за­

ведения, какие-либо корпорации и общества, то сзади них может становиться публика, причем наряду следить, чтобы публика не напирала на стоящих впе­реди. Впереди же войск и учебных заведений никто из чинов полиции, а равно из публики не должен был стоять. В строевые интервалы между войсками публика не должна быть допущена, не исключая семей офицеров.

После проезда охраняемых лиц, а также отбытия с места посещения наряды оставались на местах, регулируя движение, не допуская движения массами по улицам и массовых переходов через улицу и наблюдая, чтобы толпа не бросилась вдогонку экипажам[164]. Заведующие нарядами принимали все меры к восстановлению на улицах нормального движения и снимают наряды, когда таковое восстанавливается, начиная с наряда, находящегося в начальном районе пути следования. Если торговые заведения по пути Высо­чайшего проезда будут закрыты с момента прихода наряда и до снятия его, то ни окна, ни двери этих заведений не должны быть заставлены ставнями и решетками. В торговых помещениях могли находиться их владельцы, слу­жащие, а равно и другие лица. Особое внимание чины полиции должны были обращать на размещение экипажей и моторов, имея в виду, что экипажи и моторы охраняемых лиц располагаются по указанию чинов придворно­конюшенного ведомства, которым следует оказывать полное содействие. За вышеуказанными экипажами и моторами следовало размещать экипажи и моторы высших начальствующих лиц. При разъезде не допускать суеты, шума и криков, спокойно делая распоряжение о подаче экипажей. Каждая категория экипажей должна быть поручена отдельному чину полиции, кото­рый обязан расставить, наблюдать за порядком и делать распоряжение об их подаче[165].

Важно также отметить некоторые применяемые особые меры охраны, например, для наблюдения за возможным появлением на улицах преступ­ных элементов выставляются особые негласные наряды (отряд секретной охраны), все чины которых снабжены билетами. Также во владениях, тре­бующих особого наблюдения по пути Высочайшего проезда и вблизи мест Высочайшего пребывания, выставляются также особые посты чинов наружной полиции согласно ведомости. Посты наружной полиции выстав­ляются распоряжением заведующих районами из наряда.

Заведывание всеми этими постами, а равно и общее наблюдение за точным выполнением надлежащих мер охраны возлагается на Начальника

отряда секретной охраны и начальников участков таковой, которые ин­структируют посты лично или через районных околоточных надзирателей.

В подземных сооружениях (проходимых водостоках) и у электриче­ских сооружений представителями комиссий и заведующими районами нарядов выставляются особые посты согласно ведомости. Эти посты руко­водствуются прилагаемыми инструкциями. Наблюдение за постами возла­гается на подлежащих председателей комиссий[166].

Для охраны высокопоставленных лиц в пути по железным и грунто­вым дорогам и на пароходах, назначались определённое число агентов, причём один из них распоряжением Заведующего Охраной Командой назначается за старшего. Если охраняемое лицо едет в салон-вагоне, то один из агентов одевается в форму железнодорожного проводника, а другой - в форму курьера соответствующего ведомства. Если же охраняемое лицо едет в общем вагоне, одевается в штатское платье[167]. Назначенные для охра­ны в пути агенты должны были заблаговременно приобрести себе проезд­ные билеты и быть на станции отправления ко времени подачи поезда. Би­леты должны были быть того класса, в каком агент в действительности со­вершает переезд.

По прибытии на вокзал, агенты знакомятся с начальником поезда и главным кондуктором и секретно сообщают им о целях своего нахождения в поезде. После этого они тщательно осматривают в поезде салон-вагон и купе, на пароходах каюту, а при грунтовых дорогах автомобиль или карету, дабы убедиться, не скрыто ли там каких-нибудь предметов, могущих слу-

3

жить орудием для покушения на жизнь охраняемого лица[168].

При проездах в салон-вагоне, после его осмотра, агенты становятся: один одетый в форму курьера, на переднюю площадку салон-вагона, а вто­рой, одетый в форму железнодорожного проводника - на площадку сосед­него вагона, причём последний агент, в железнодорожной форме, проходит во время проверки билетов, по всему поезду, сзади главного кондуктора, присматриваясь к пассажирам с целью выяснения, нет ли среди них лиц, известных ему по наблюдению. Произведя таковую проверку, агенты ста­новятся на места, как указано выше и, если путь предстоит не более 12 ча­сов, то им спать не разрешается, и они остаются на дежурстве до конца. Во время остановок поезда один из них, в форме проводника, выходит на платформу и наблюдает, чтобы никто не вошёл в сало-вагон с задней пло­щадки или со стороны железнодорожного пути, а другой, в форме курьера,

остаётся на передней площадке салон-вагона. Если же путь предстоит более 12 часов, то агенты после первой проверки поезда дежурят по сменно по 4 часа на передней площадке салон-вагона. При остановках дежурный агент сходит на платформу и наблюдает за всем вагоном, не оставляя без надзора и сторону вагона, обращённую к железнодорожным путям.

При проездах охраняемого лица в общем вагоне, но в отдалённом ку­пе, агенты, одетые в штатское платье, стараются при помощи жандармской железнодорожной полиции взять место для себя в соседнем купе или хотя бы в том же вагоне; причём один из них наблюдает, чтобы кроме поездной прислуги и спутников охраняемого лица никто не мог входить к нему без его разрешения.

Агенты должны знать в лицо поездную прислугу и убеждаться что сменяющиеся проводники и кондуктора действительно железнодорожные агенты. Агенты обязаны помнить, что и в форме железнодорожных агентов могут проникнуть злоумышленники, а потому при смене бригады они должны просить главного кондуктора показать, по возможности, им всех агентов новой бригады. Если окажется, что в поезде едут лица, подлежащие аресту, то агенты на первой же станции сообщают об этом жандармской полиции и требуют их арестовать, о чём телеграфируют Заведующему Охранной Командой. В случае, если агенты обнаружат лиц известных им по наблюдению или возбудивших подозрение своим поведением, они усили­вают наблюдение, чтобы не допустить исполнения злого умысла в отноше­нии охраняемого лица и о подозрительных лицах ставят в известность начальника поезда или главного кондуктора, прося их иметь со своей сто­роны наблюдение за этими лицами[169]. В крайнем случае, если агенты не в си­лах одни справиться с наблюдением, они должны требовать себе помощи от жандармской полиции.

Если во время остановки поезда охраняемое лицо выйдет для прогулки на платформу, то агент-курьер, одетый в штатское платье, старается держаться ближе к охраняемому лицу; другой же агент остаётся у салон-вагона, где по­мещается охраняемое лицо. При обходе охраняемого лица в буфет, туда могут входить агенты, только одетые в штатское платье. Остающийся у вагона агент наблюдает, чтобы никто не мог пройти не замеченным в сало-вагон.

В пунктах проезда один агент выходит из вагона ранее охраняемого ли­ца, другой же становится на платформе у дверей салон-вагона и если вагон общий, то идёт сзади этого лица. На станции старший агент сообщает чинам жандармской полиции о прибытии охраняемого лица и просит принять меры к его охране при проходе через вокзал до экипажа. При следовании охраняемого лица от железной дороги по грунтовым или шоссейным дорогам, агенты оде­ваются в штатское платье и старший из них испрашивает у охраняемого лица

через состоящих при нём офицера или чиновника разрешения сесть в его мо­тор вместе с шофером, а если в карете - то на козлах в виде выездного лакея и следовать с ним до места назначения[170] . В противном случае и при том, если охраняемое лицо не возвращается на эту же станцию, агенты едут на наёмных обывательских лошадях к месту назначения, стремясь попасть туда в нужное время.

При проездах охраняемого лица на пароходах, агенты несут обязан­ности применительно к вышеизложенным правилам, имея в виду, что каюта охраняемого лица должна охраняться как железнодорожное купе[171]. По при­езде на места продолжительных остановок или в конечный пункт, старший агент докладывает о цели своего прибытия Начальнику местного розыскно­го органа, сам же совместно с другим агентом несёт службу у места пребы­вания охраняемого лица и при обратном возвращении телеграфирует «условно» Заведующему Охранной Командой о времени прибытия в Петро­град. Если же по приезде в место назначения агентам приказано будет воз­вратиться к Команде, то не позже суток они должны выехать к месту своего служения.

Все чины наружной полиции, в случае необходимости обязаны ока­зать полное содействие чинам отряда секретной охраны. Лица, нуждающие­ся также обязаны предъявлять свою служебную карточку и ясно, точно и определенно формулировать, в чем должно выразиться содействие. При этом вменяется обязанность чинам наружной полиции ничем не обнаружи­вать перед публикой чинов охраны. Чины полиции должны быть ознаком­лены с прилагаемыми извлечениями из инструкции чинам отряда секретной охраны.

По путям Высочайшего следования в город разрешается иметь откры­тые окна и балконы, к которым допускаются квартирохозяева, а также по их приглашению и за их ответственностью по особым спискам, лица, коим вы­даны билеты за подписью председателей комиссии. Наблюдение за этим лежит на председателях комиссий и находящихся в их распоряжении око­лоточных надзирателей, а также и чинах полиции, находящихся в нарядах. Домовые дворники и швейцары по пути проездов и в районах Высочайшего пребывания должны безотлучно в форме дежурить у калиток ворот, парад­ных ходов и посторонних лиц, без билетов, в дома не пускать.

Таким образом, во-первых, следует указать, что в правоохранительной системе Российской империи начала ХХ в. охранное отделение и соответ­ственно охранная команда Петроградского охранного отделения занимала

особое место и обладала особым статусом[172]. Секретный характер их деятель­ности и важность выполняемых задач обуславливало действующую власть полностью скрывать их существование (Положение было секретное). Боль­шой объём предоставленных полномочий, обусловлен необходимостью и важностью обеспечения безопасности первых лиц государства в военное время[173].

Во-вторых, необходимо указать, что охранная команда охранного от­деления, выполняла часть функций, которые раньше выполнял Корпус жан­дармов. Основная сущность и цель мероприятий, проводимых сотрудника­ми охранной команды, были представлены в Положении об охранной ко­манде Петроградского охранного отделения[174]. Данный документ представ­лял собой развернутый нормативный акт, сочетавший в себе не только об­щие положения о целях, задачах, структуре охранной команды, о вопросах ее финансирования, управления и т.п., но также в Положении нашли свое отражение конкретные правила (практически это были инструкции) по дей­ствию должностных лиц охранной команды в различных ситуациях.

В-третьих, анализируя причины создания охранной команды, можно сделать вывод о том, что появление абсолютно нового правоохранительно­го учреждения было обоснованно ростом революционной активности насе­ления, недовольного самодержавием[175]. Однако в стране наблюдалась общая идеологическая и управленческая деформация, что наложило свой отпеча­ток и на деятельность полиции. Поэтому следует особо подчеркнуть, что даже весьма профессиональная и эффективная работа охранной команды по противодействию революционной активности, не смогла спасти императо­ра, членов его семьи.

Особое значение среди вышеназванных актов, регламентировавших деятельность специальных подразделений полиции по охране первых лиц государства, играла детальная «Инструкция чинам Отряда Секретной Охра­ны по охране Их императорского Величества во время Высочайших путе­шествий и пребываний вне мест постоянных резиденций», утвержденная Товарищем министра МВД, Командующим Отдельным корпусом жандар­мов генерал-майором Джунковским В.Ф. 10 апреля 1913[176].

Согласно данному документу, отряд Секретной охраны предназна­чался для охраны Государя императора и Его Августейшей семьи от всяких посягательств на их жизнь, здоровье и неприкосновенность во время путе­шествий и пребываний их вне мест постоянных резиденций, за исключени­ем императорских Дворцов и железных дорог[177].

В состав Отряда Секретной Охраны входили: офицеры Отдельного Корпуса Жандармов, подведомственная Дворцовому коменданту Охран­ная агентура, часть Охранной команды Санкт-Петербургского охранного отделения и чины, командируемые от разных Охранных отделений, Жан­дармских управлений, а иногда и от учреждений общей полиции. Началь­ником Отряда секретной охраны являлся один из офицеров Охранной агентуры, подведомственной Дворцовому коменданту и командируемый заблаговременно во временное распоряжение соответствующего председа­теля высшей местной административной власти. Отряд секретной охраны также подчинялся представителю высшей местной административной вла­сти. Все командируемые в состав Отряда секретной охраны низшие чины должны были быть снабжены удостоверениями личности с засвидетель­ствованными фотографическими карточками[178].

В обязанности низших чинов охраны входило: оказывать вежливое и выдержанное отношение к служащим других ведомств и к полиции всех родов; обращаться за содействием к любому чину полиции или другому правительственному чиновнику и, если тот не знает его, агент обязан был предъявить свою служебную карточку и просить содействие от имени начальника Отряда секретной охраны.

Начальники участков являлись начальниками для всех чинов охраны своего района. Они подчинялись непосредственно начальнику Отряда сек­ретной охраны и исполнили лишь его приказания и представителя высшей местной административной власти[179]. Указания всех прочих лиц они прини­мали лишь к сведению, и давали знать о них начальнику Отряда и действо­вали до получения от него указаний по собственному усмотрению и иници­ативе. Также они проверяют, установлена ли связь с низшими чинами Дворцовой, общей и других видов полиции и устанавливают таковую с

находящимися в нарядах, старшими полицейскими чинами, стараясь до­стигнуть необходимого единения, взаимодействия и поддержки.

Обходные агенты являлись начальниками всех чинов, входящих в со­став его обхода. Они подчинялись непосредственно начальнику участка и исполняли его приказания, а также начальника других участков, начальника Отряда секретной охраны и представителя высшей местной администра­тивной власти. Указания прочих лиц они принимали лишь к сведению и да­вали о них знать о них начальнику участка. Обходные агенты обязаны были входить в связь с чинами Дворцовой, общей и других видов полиции с це­лью достигнуть необходимого единения, взаимодействия и поддержки[180].

Постовой агент по путям проездов являлся личными охранником обе­регаемого лица в порученном ему районе. Он исполнял приказания только своего прямого по охране начальства: обходного агента, начальников участков, начальника отряда секретной охраны и представителя высшей местной административной власти[181].

Для контроля билетов и пропуска лиц, прибывающих в места Высо­чайших посещений по приглашению или делам служебного характера, устанавливались контрольные пункты и пропускные агентские пункты. На каждый контрольный пункт назначались Начальник пункта из офицеров Отдельного Корпуса Жандармов, чин Отряда Секретной Охраны, чины цен­трального филерского отряда, чин билетного бюро, чин общей полиции.

В распоряжение начальников контрольных пунктов командировались чины Дворцовой Полиции и представители других ведомств, с целью удо­стоверения тех лиц своих ведомств, относительно которых появится надоб­ность. Все чины контрольных пунктов исполняют приказания только лишь Начальника контрольного пункта, который исполняет приказы лишь Начальника Отряда Секретной Охраны и представителя высшей местной 3

административной власти[182].

Чин полиции, которому поручено наблюдение и охрана электротех­нических сооружений высокого напряжения:

1) если это сооружение (трансформаторное помещение) опечатано, - ставится у опечатанного входа в помещение и не допускал никого снимать печати и входить в помещение, кроме председателя и членов комиссии, по предъявлении ими открытого листа.

2) если помещение не опечатано, ставился в самом помещении и не разрешал в нем никаких работ без контроля чинов комиссии[183].

Следует подчеркнуть, что агенту, находящемуся внутри помещения с проводами высокого напряжения, воспрещалось прикасаться к машинам, проводам и пр., во избежание возможных последствий неосторожного об­ращения. Если во время охраны кто-либо, несмотря на предупреждение, пожелал бы проникнуть в опечатанное помещение или произвести какую- либо работу в открытом помещении, то чины полиции на общем основании применяли оружие.

Не менее интересен опыт использования постов охраны у колодцев проходимых водостоков. Так, в частности, внутренний пост помещался в колодец на дне водостока на приспособленных и освещенных фонарем, подмостках; в случае наполнения трубы сточной водой поднимался к верх­нему посту, а при первой возможности, по убыли воды, становился на прежнее место. Агент, несущий службу на посту, был обязан не допускать никого в водосточную трубу, следить за тем, чтобы не появлялись в ней ни­какие посторонние лица и предметы. В случае появления в водостоке плы­вущего подозрительного предмета, полицейский должен был осторожно из­влечь его из воды и сообщить на верхний пост.

Верхний пост помещался в будке над колодцем, на дне которого нахо­дится внутренний пост, нам же находилась очередная смена внутреннего по­ста (подчасок). Верхний пост допускает к колодцу и исполняет приказания председателя, его помощника и членов комиссии, по предъявлении открытых листов, а также своих непосредственных начальников. При получении сооб­щения от внутреннего поста о появлении в водостоке посторонней личности или подозрительного предмета немедленно посылал подчаска к ближайшему телефону для сообщения о случившемся в ближайший полицейский участок[184]. Сам же если это подозрительная личность, старался при содействии ближай­ших полицейских постов, задержать таковую, если это какой-либо подозри­тельный предмет, то его оставляли до прибытия комиссии или старших чинов полиции, приняв меры к осторожному обращению с ним. Если же личность или предмет были обнаружены во время самого Величайшего проезда, то о случившемся немедленно докладывать ближайшему офицеру наряда полиции.

С началом Первой мировой войны в 1914 г., «для осуществления службы охраны при Высочайших поездках при обстоятельствах военного времени» был сформирован «Особый полевой отряд, подведомственный

Дворцовому коменданту». В ходе войны Полевой отряд исполнял свои обя­занности согласно вышеупомянутой «Инструкции отряда секретной охра­ны, по охране Их Императорских Величеств во время Высочайших путеше­ствий и пребываний вне их мест постоянных резиденций» 1913 г.[185]

Начало войны и усиливающее революционное движение определили проблему совершенствования системы охраны первых лиц. С этой целью в марте 1916 года создается Особая комиссия для выработки инструкции по охране императора и его семьи. Председателем этой комиссии был назначен член Совета Министра внутренних дел Виссарионов Сергей Евлампиевич. Результатом деятельности этой комиссии стало «Положение об Охранной команде Петроградского охранного отделения» от 29 января 1917 года[186].

Данное положение определило, что Охранная команда состоит при Отделении по охранению общественной безопасности и порядка в Петро­граде для несения специальной службы по охране Их Императорских Вели­честв, членов царской семьи и высочайших особ и лиц, относительно кото­рых последует особое распоряжение. Непосредственное руководство и кон­троль за деятельностью возлагалось на Помощника начальника Петроград­ского охранного отделения, которое в свою очередь подчинялось Департа­менту полиции Министерства внутренних дел[187].

Последний же по представлениям Начальника Отделения по охране общественной безопасности и порядка в Петрограде определял численность агентов Охранной Команды в зависимости от характера и объема выполня­емых задач. Департамент полиции мог своим решением откомандировать Охранную Команду, с обязательным указанием времени (даты), места, цели командировки, состав отряда, а также в чье именно распоряжение следуют.

В соответствии с Положением в помощь наведывающему Охранной Команды, в зависимости от условий охраны, командируется необходимое число офицеров Отдельного Корпуса жандармов, которые в служебном отно­шении ему подчиняются. Причем из состава офицеров охранной команды не­сколько офицеров отдельного корпуса жандармов назначаются для несения специальной службы по охране Председателя Совета Министров и Министра Внутренних дел и наведывают всеми внутренними постами при домах, зани­маемых этими лицами, неся ответственность за правильное несение службы.

Сотрудники (агенты) Охранной Команды комплектовались и зачисля­лись на государственную службу полицейскими надзирателями или городо­выми на общем основании[188]. При этом общее руководство по их обучению

всем отраслям службы возлагалось на Заведующего Командой (подполковник Терехов Н.М.), который мог привлечь для проведения занятий по той или иной отрасли службы любого из находящихся в его распоряжении офицеров Отдельного Корпуса Жандармов, но под своим непосредственным наблюде­нием.

Предполагалось, что Заведующий Командой являлся должностным лицом, единолично занимающийся распределением и назначением нарядов по охране, то есть принятие решения об организации службы было исклю­чительно его обязанностью. При этом о каждом вновь организованном наряде охраны он был обязан докладывать Начальнику Отделения по охране общественной безопасности и порядка и представлять ему для утверждения ведомость постов.

Финансирование деятельности Охранной Команды планировалось осуществлять из ассигнований Департамента Полиции ежемесячным аван­сом по утвержденной на каждый год особой смете[189]. Покрытие расходов на командировки надлежало также по системе целевых авансовых платежей, поэтому от агентов Охранной Команды требовалось представление оправ­дательных документов.

Помимо вышеизложенных общих вопросов по Охранной команде, зна­чительный научный и практический интерес представляет анализ организа­ционно-правовых основ ее служебной деятельности. Так, например, для обеспечения благополучного проживания и выездов охраняемых лиц вблизи дома, где они проживают, выставлялись посты суточные, дневные, внутри и снаружи дома в необходимом числе, в зависимости от окружающей местно­сти и обстановки. При этом агенты Охранной Команды делились на обход­ных или старших агентов и постовых. Последние, в зависимости от условий охраны, занимали посты в качестве сторожей, привратников, швейцаров, ку­рьеров и так далее[190]. Агенты, занимающие посты у ворот или подъездов, обя­заны были знать в лицо и по фамилиям всю домовую администрацию и всех лиц, проживающих в доме или постоянно туда приходящих. О появлении каждого нового лица агент должен был немедленно справляться у дворника или швейцара и сообщать старшему агенту. В свою очередь старшие агенты являлись ответственными лицами за аккуратное несение службы всеми под­чинёнными ими агентами. Они обязаны были обходить весь район охраны по несколько раз в сутки и наблюдать за правильностью несения службы посто­выми агентами.

Старшие агенты вели списки посетителей служащих у охраняемых лиц и представляли списки Заведующему Охранной Командой, пропуская посетителей лишь с его разрешения Заведующего Охранной Командой. Они

обязаны были знать в лицо и по фотографиям постоянных посетителей, охраняемых лиц и живущих с ними, а также всю администрацию дома, в коем охраняемые лица проживают, а также тех лиц, которые проживают по одной лестнице с охраняемым лицом[191]. Старшие агенты должны были от­лично знать все особенности службы на каждом посту в зависимости от условий обстановки и местности и разъяснять их подведомственным им по­стовым агентам.

Если агент, занимал пост по пространству улицы близ места жительства или места посещения охраняемого лица, то в круг его обязанностей входило:

1) изучение население своего участка; агент должен был знать в лицо и по фамилиям дворников, торговцев, хозяев, приказчиков, постоянных га­зетчиков, почтальонов и др., а при появлении новых лиц принимать меры к выяснению их личности;

2) следить за извозчиками и автомобилями, проезжающими и оста­навливающимися и, запоминая их номерные знаки, всматриваться, не появ­ляются ли одни и те же лица;

3) наблюдать за всей проходящей публикой, торговцами, газетчиками, почтальонами, нищими, кальками, рабочими, с целью выявления незакон­ной слежки за охраняемыми лицами;

4) следить, не ведётся ли из противоположных домов систематическо­го наблюдения за выездом охраняемых лиц.

Не менее интересной являлась организация службы агентов, стоящих на постах в подъездах охраняемых лиц в форме швейцаров. Прежде всего они должны были тщательно следить, чтобы парадная дверь подъезда была всегда закрыта, чтобы кроме лиц, приглашённых к охраняемому лицу на приём, его гостей и домашней прислуги, никто без разрешения не мог про­никнуть в квартиру, чтобы никто из посторонних лиц не мог пронести без осмотра в помещение охраняемого лица какие-либо предметы или вещи[192].

Во время приёма частных лиц, при приближении их к подъезду, агент обязан был дать предупредительный звонок в комнату офицера охраны, за­тем встретить прибывших и сейчас же, не снимая с них верхнего платья, спросить их фамилии, имя и отчество. Полученные сведения агент сверял со сведениями, изложенными в списке; удостоверившись в тождестве тех и других сведений, агент швейцар, предложив посетителям снять верхнее платье, помогал им раздеваться, обращая внимание, не имеют ли посетите­ли при себе какого-либо оружия.

В случае посещения охраняемого лица высочайшими особами или прибытия к нему Министров или других лиц, которых агент знал в лицо, он, не применяя приёмов, указанных выше, ограничивался подачей звонка

офицеру охраны и немедленно помогал прибывшим лицам снять верхнее платье.

По удостоверению личности посетителей, агент-швейцар, сняв с них верхнее платье, должен был предложить им в категорической форме (ссы­лаясь на то, что таков порядок) передать ему трости, зонты, свёртки, порт­фели, а также требовал, чтобы дамы посетительницы сняли шляпы и оста­вили ему ручные мешки, ридикюли, муфты и сумки. Агент-швейцар ни в коем случае не должен был исполнять поручений посетителей, например, позвать извозчика, сходить разменять деньги и т.п. мотивируя, в случае по­добной просьбы, свой отказ, что он не имеет права отлучаться из швейцар­ской. Если лицо, уходящее после приёма, вновь начнёт возвращаться в при­ёмную комнату под каким-либо предлогом, швейцар-агент вновь подаёт звонок офицеру охраны.

При этом все принесённые посетителями, свёртки, книги, адреса, мо­дели, фотографические группы, планы, образцы разных изделий и т.п. кои посетители желают представить охраняемому лицу, агент-швейцар переда­ёт офицеру охраны на его усмотрения и распоряжения, ни в коем случае не допуская, чтобы посетители, проходя в приёмную комнату, брали приве­зённое с собой. Швейцар-агент должен был особенно осмотрительно отно­ситься к расспросам посетителей об образе жизни охраняемого лица, о вре­мени и способах его выездов и прогулок, давая уклончивые ответы или от­вечая незнанием. В случае же особенно настойчивых посетителей в рас­спросах, агент должен, по возможности, незаметно для них сообщить об этом дежурному по охране офицеру.

В случае прибытия иностранных полов или вообще иностранцев, не говорящих по-русски, агент-швейцар, не вступая с посетителями в объясне­ния, подаёт звонок офицеру охраны и ожидает его прибытия.

Агенты-курьеры, в случае надобности, заменяли собою швейцаров, а потому в отношении охраны они обязаны были знать все обязанности швей­цара. При исполнении своих специальных обязанностей агенты-курьеры должны были провожать до приёмной комнаты лиц, получивших разрешение на приём у охраняемого лица, и наблюдать, не находятся ли они в возбуждён­ном состоянии во время самого приёма, а также за всеми их движениями, с целью предупреждения возможности какого-либо выступления с их стороны. Важно подчеркнуть, что при выполнении обязанностей агент-швейцар и агент-курьер своим внешним видом и образом действий должен был стараться не возбудить в ком-либо из посетителей ни малейшего сомнения в своей лич- ности[193].

Чины Охранной Команды, командированные на усиление розыскных органов в местах, где предполагается пребывание первых лиц государства,

должны были помнить и знать, что главная цель их назначения: полное обеспечение безопасности проезда и пребывания объектов охраны. При этом ближайшей их задачей являлось контрнаблюдение, то есть выяснение, не ведется ли кем-либо в данной местности слежения с преступными целя­ми, а потому их действия в каждом отдельном случае должны были быть не только согласованы, но и зависели их опытности, расторопности и сметли­вости.

Если агенты Охранной команды будут командированы под командой офицера, то последний, по указанию начальника розыскного органа, делает ежедневный наряд агентов и в дальнейшем руководить их службой, наблю­дая за правильным исполнением ими своих обязанностей[194]. При этом в слу­чае заблаговременной командировки агенты, как правило, привлекались к выполнению ряда важных задач.

Во-первых, это обслуживание вокзалов и пристаней, причем число агентов, назначаемых на каждый вокзал или пристань, будет зависеть от значения данного объекта, от количества приходящих и отбывающих поез­дов (пароходов), а также от условий расположения вокзала (пристани).

Агенты Охранной команды должны были:

- встречать все приходящие и отходящие поезда и пароходы, как дальние, так и пригородные;

- перед приходом поездов и пароходов внимательно всматриваться в прибывшую для встречи их публику, в целях обнаружения - нет ли среди нее известных революционеров;

- при приближении поездов и пароходов занимать такие места, кото­рые позволяли бы им хорошо видеть приезжающих, как во время высадки, так и при разъезде, для чего одной части агентов надлежит оставаться для наблюдения на дебаркадер или пристани, другой переходить к месту разъ­езда извозчиков, а прочим наблюдать за местами хранения и получения ба­гажа;

- наблюдать, не соскакивает ли кто-либо с поезда ранее остановки или с противоположной стороны, стараясь остаться незамеченным. Нет ли между приезжих лиц, подлежащих аресту или политически неблагонадеж­ных. Не держится ли кто особенно боязливо, осторожно или конспиратив­но, не обращается ли с ручным багажом подозрительно бережливо и т.п.;

- наблюдая за багажным помещением, смотреть на род багажа, его упаковку, обращать внимание, не применяются ли кем-либо особые предо­сторожности или меры конспирации при получении багажа;

- заметив в числе прибывших кого-либо из лиц, подлежащих аресту, задерживать их и передавать чинам общей и железнодорожной полиции. Заметив кого-либо из лиц неблагонадежных или подозрительных, брать их

в наблюдение и при уходе с вокзала или пристани предупреждать о том остающихся агентов для сообщения начальству на предмет высылки наряда для приема, наблюдаемого;

- при приезде нескольких подозрительных лиц, сопровождать наблю­дением наиболее интересное лицо, относительно же прочих устанавливать лишь номера извозчиков или автомобилей, на которых они поехали, в целях позднейшей установки.

Особо следует отметить, что, если чины Охранной Команды обнару­жат, что взятое ими в наблюдение подозрительное лицо направляется в ме­сто Высочайшего пребывания, они обязаны сопровождать его, а если взятое в наблюдение лицо поехали в автомобиле или экипаже, агенты замечают приметы наблюдаемого и его спутников, шофера или кучера, экипаж и но­мер его, и обо всем сообщают непосредственному начальству и в место, ку­да они едут с наблюдаемым. По прибытии в место предстоящего Высочай­шего пребывания чины Охранной Команды передают наблюдаемого мест­ным вокзальным или стоящим на пристанях филерам.

В качестве второй важной задачи агентов Охранной команды, необ­ходимо выделить обслуживание и освещение местностей, прилегающих к пунктам предстоящих Высочайших посещений, а также линий Высочайших проездов. Поэтому агенты заблаговременно обследовали все прилегающие к пунктам (местностям) территории и помещения для выяснения, откуда злоумышленники могли бы вести наблюдение за проездами, и какое число филерских обходов требуется для освещения местности, прилегающей к каждому пункту посещения[195].

Освещение таких местностей производилось путём посылки одного, двух или более обходов из чинов Охранной команды в две смены, если ра­бота производилась только днём, и в три, если освещение требовалось су­точное. Каждый обход состоял из двух агентов, из которых один назначает­ся старшим, причём им указывалось, какие, именно улицы, площади, пере­улки, мосты и пр. они должны были обследовать.

При этом чины Охранной Команды, входящие в состав обходов, по обследованию местностей, обязаны были знать, что в случае встречи рево­люционера, подлежащего безусловному аресту, они немедленно должны его задержать, действуя быстро, энергично, но без лишнего шума и осто­рожно, на случай возможного сопротивления. В случае встречи агентами лица, им неизвестного, но подозрительного, агентам надлежало брать таких лиц в наблюдение с целью выяснения их связей[196]. Но, когда появлялось по­дозрительное лицо на пути Высочайшего поезда, где выставлялась линия

подвижной охраны, агент указывал на это лицо постовому для удаления его с пути проезда, продолжая наблюдать за ним.

Третьей важной задачей для агентов являлось изучение (и иметь при себе) списков и фотографий террористов, подлежащих безусловному аресту. Для ознакомления с местными революционерами чины Охранной Команды по указанию Начальника розыскного органа назначаются в текущее наблю­дение.

Четвертой задачей следует выделить несение контрольной службы у входов в места Высочайших посещений, а также несение наблюдательной службы внутри этих мест в составе отряда подвижной охраны. В этих слу­чаях чины Охранной Команды занимают места или у вешалок, или, при по­сещении театров, в театральных проходах, или вводятся непосредственно в состав публики, одетые в соответственные костюмы.

Так, например, во время Высочайших посещений театра агенты обя­заны были прибыть до начала съезда, чтобы успеть осмотреть публику во время самого съезда и войти в связь с чинами подвижной охраны, а также стремиться к распознанию известных им революционеров; во время спек­такля и в антракте агенты наблюдали за публикой, за теми, кто следит за «императорской» ложей, ведет себя подозрительно; в отношении лиц, вну­шивших подозрение, агенты должны были обмениваться друг с другом ре­зультатами наблюдения, чтобы все находящиеся в наряде чины могли иметь этих лиц под надзором.

В случае обнаружения в театре или в ином месте Высочайшего посе­щения, революционера, подлежащего безусловному аресту, или лица, вну­шающего уверенность в возможности активного выступления, агенты обя­заны были немедленно задержать его, приглашая к дежурному чину поли­ции, действуя быстро, энергично, осторожно и по возможности без шума, и докладывает лицу, ведающего охранной данного места.

В случае обнаружения в театре или в ином месте Высочайшего пре­бывания, лица, известного по своей политической неблагонадёжности, но не подлежащего безусловному аресту и не внушающего уверенности в воз­можности активного выступления, чины Охранной команды принимают его в неотступное наблюдение, следя за его действиями и поведением и дер­жась к нему возможно ближе. После театра (иного места Высочайшего пре­бывания) агенты сопровождали такое лицо из этих мест, дабы предупредить и на улице возможность какого-либо с его стороны внезапного выступле­ния, и старались установить место их жительства.

Вступить в силу «Положению об Охранной команде Петроградского охранного отделения» от 29 января 1917 года практически не удалось. Нача­лась Февральская революция. Секретная охрана прекратила свое существова­ние после отречения императора Николая II от престола. 8 апреля 1917 г. по­

становлением Временного правительства отряд Охранной агентуры был упразднен[197].

Подводя итоги параграфа, следует подчеркнуть, что Охранная команда явилась совершенно новым полицейским подразделением в России и была создана с целью несения специальной службы по охране Его императорского величества, членов Царской семьи, Высочайших особ и по особому распоря­жению других высокопоставленных лиц, относительно которых последует особое распоряжение. Охранная команда наиболее активно взаимодейство­вала с охранными отделениями и жандармскими управлениями. Это было вызвано аналогичностью выполняемых задач[198]. Охранная команда охранного отделения, выполняла часть функций, которые раньше выполнял Корпус жандармов. Основная сущность и цель мероприятий, проводимых сотрудни­ками Охранной команды, были представлены в Положении об Охранной ко­манде Петроградского охранного отделения. Несколько офицеров из состава Охранной команды назначались для несения специальной службы по охране Председателя Совета Министров и Министра Внутренних дел и отвечали за организацию и несение службы всеми внутренними постами при домах, за­нимаемых этими лицами. Данное обстоятельство свидетельствует о высоком уровне профессиональной подготовки каждого сотрудника Охранной коман- ды[199]. Изучение нормативных актов, архивных материалов и документов, сле­дует прийти к выводу о том, что закономерности осуществления государ­ственной охраны первых лиц Российской империи в рассматриваемый исто­рический период, возможен для использования исторического опыта в со­временных условиях нестабильной военной и политической ситуации в нашей стране[200].

<< | >>
Источник: Миняйленко Н.Н., Шныров А.Е.. обеспечения безопасности и правопорядка Российской империи в период Первой мировой войны и чрезвычайных ситуаций социального характера: монография / Н.Н. Миняйленко, А.Е. Шныров - Саратов, 2020. - 120 с.. 2020

Еще по теме § 3. Функции специализированных органов в сфере обеспечения безопасности первых лиц государства:

  1. 1.3 Правовой статус милиции общественной безопасности
  2. 2.4 Основные направления совершенствования правовых и организационных основ деятельности органов местного самоуправления по охране общественного порядка милицией общественной безопасности
  3. 1.3. Методология и факторы превентивного управления в системе обеспечения экономической безопасности предпринимательскихструктур
  4. СБСЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ СИСТЕМЫ КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ЕВРАЗИИ
  5. § 2. Административно-правовая характеристика форм и методов обеспечения национальной безопасности органами внутренних дел.
  6. ТЕМА 17 ПРАВО НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ, ОХРАНУ ЗДОРОВЬЯ, БЛАГОПРИЯТНУЮ ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ, ЖИЛИЩЕ И ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ.
  7. §3. Предупредительная деятельность правоохранительных органов
  8. Глобализм как идеология предполагает процессы, в условиях которых национальные государства и их суверенитет вплетаются в паутину транснациональных субъектов и подчиняются их властным возможностям
  9. § 5. Государство и политическая организация общества
  10. Социальная политика государства
  11. § 2.2. Взаимоотношения комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав с другими органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
  12. § 2. Преступления против общественного спокойствия и безопасности всего общества
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -