<<
>>

Жижиленко Александр Александрович (1873 - не ранее 1930)

юрист-криминолог, доктор права, государственный деятель

Биографическая справка.

Александр Александрович Жижиленко родился в 1873 г. в семье прокурорского работника в Боровичах Новгородской губернии. В 1891 г. он завершил обучение в гимназии в г. Калиш (территория Царства Польского в составе Российской империи). Дальнейшее образование и деятельность А. А. Жижиленко были связаны с юриспруденцией.

После окончания юридического факультета Санкт-Петербургского университета ему была предоставлена возможность в течении почти двух лет изучать уголовное право в Германии под руководством профессора Франца фон Листа и подготовиться к получению профессорского звания. В 1899 г. он устроился преподавателем уголовного права в Императорский Александровский лицей. С 1900 г. Александр Александрович работал приват-доцентом, а после защиты магистерской диссертации на тему «Подлог документов. Историко-догматическое исследование» экстраординарным профессором по кафедре уголовного права и судопроизводства (уголовного права) Санкт-Петербургского университета, где проводил лекции, осуществлял научное руководство молодыми учеными. Среди его учеников можно отметить Ф. М. Каменского, П. А. Сорокина. Преподавательская практика А. А. Жижиленко в дореволюционный период была связана также с Высшими женскими курсами, Институтом высших коммерческих знаний.

В 1915 г. Жижиленко защитил при Харьковском университете докторскую диссертацию по теме «Наказание. Его понятие и отличие от других правоохранительных средств», за которую был в дальнейшем

удостоен Академией наук Ахматовской премии, а также избран ординарным профессором при Петроградском университете.

Александр Александрович был активно задействован в общественной работе. Он являлся товарищем председателя и председателем уголовного отделения Юридического общества при университете, членом комитета Русской группы Международного союза криминалистов, членом Комитета Литературного фонда, членом редколлегий газеты «Право» и «Журнала уголовного права и процесса».

Деятельность А. А. Жижиленко получила признание в имперский период. В 1905 г. он был награжден орденом святой Анны 3-й степени, в 1910 г. - орденом святого Станислава 2-й степени, в 191 3 г. - бронзовой медалью в честь 300-летия дома Романовых, в 191 7 г. - орденом святой Анны 2-й степени.

Революция 191 7 г. внесла коррективы в служебную карьеру А. А. Жижиленко. 7 марта 191 7 г. он был назначен начальником Главного тюремного управления (с апреля 191 7 г. Главного управления местами заключения), инициировал работу пенитенциарных курсов для подготовки и переподготовки работников тюремного ведомства. Работая на данном посту, он выступал за гуманизацию порядков в подведомственных ему учреждениях, уважение личного достоинства заключенных. Одновременно он продолжал работать в университете и в Институте народного хозяйства.

Александр Александрович продолжил активную преподавательскую, общественную и научную деятельность в период становления и развития Советского государства. До 1929 г. он работал в родном университете (являлся профессором кафедры уголовного права, в 1919-1921 гг. - профессором правового отделения Факультета общественных наук и председателем данного отделения, в 1927-1928 гг., после реорганизации отделения, деканом факультета советского права, после реорганизации факультета в Институт советского права - профессором данного института).

Параллельно с преподавательской деятельностью в 1922-1923 гг. А. А. Жижиленко служил в Главархиве, в 1925-1926 гг. работал научным сотрудником и библиотекарем Публичной библиотеки, где осуществлял систематизацию книг по судебному праву, разработал схему каталога по судебному праву, переработал схему по договорному праву, систематизировал диссертации по периоду XVI-XVIII вв.

По общественной деятельности данного периода стоит указать членство в правлении университета, заведывание уголовным отделением Юридического общества, Музеем уголовного права, членство в президиуме Ленинградской секции воздушного права и ее комиссии по разработке главы уголовного кодекса об уголовной ответственности за нарушение правил воздушного транспорта.

А. А. Жижиленко являлся членом Научного общества марксистов и Ленинградского общества работников советского

права. Он активно участвовал в работе криминалистического кабинета при Ленинградском губернском суде (руководил кружками по уголовной статистике и пенитенциарному праву) и Ленинградского областного криминалистического кабинета - филиала Государственного института по изучению преступности и преступника при НКВД СССР (руководил такими направлениями в исследовании преступности как: критерии вменяемости, проблемы алкоголизма, роль уголовного закона в борьбе с венерическими заболеваниями и др.). А. А. Жижиленко участвовал в работе Всероссийского съезда по педологии, экспериментальной педагогике и психоневрологии с докладом «Об уменьшенной вменяемости».

В 1922 г. Жижиленко выступал в качестве общественного защитника на процессе по делу митрополита Вениамина и других представителей православного духовенства (епископа Венедикта (Плотникова), архимандрита Сергия (Шеина), адвоката И. М. Ковшарова, профессора права Д. Ф. Огнева, священника М. П. Чельцова, священника (будущего епископа) С. И. Зенкевича).

В конце 1920-х гг. семья А. А. Жижиленко пережила репрессии. Брат Александра Александровича, Михаил Александрович Жижиленко, епископ Серпуховской, в 1929 г. был арестован и в 1931 г. расстрелян. Сам Александр Александрович в 1930 г. подвергся критике как носитель буржуазной идеологии.

Точная дата его смерти неизвестна.

Основные труды

Жижиленко А. А. Должностные (служебные) преступления: Практ. коммент. к ст. ст. 105-118 Уголовного Кодекса РСФСР / под ред. М. Н. Гернета, А. Н. Трайнина. - М.: Право и Жизнь, 1923. - 64 c.

Жижиленко А. А. Имущественные преступления. - Л.: Наука и школа, 1925. - 226 c.

Жижиленко А. А. Меры социальной защиты в отношении опасных преступников. Доклад, представленный VIII съезду Русской группы Международного союза криминалистов. - СПб.: Типография А. Г. Розена, 1911. - 40 c.

Жижиленко А. А. Наказание: его понятие и отличие от других правоохранительные средств.

- Пг.: Тип. «Правда», 1914. - 676 c.

Жижиленко А. А. Очерки по общему учению о наказаниях. - Пг.: Academia, 1923. - 108 c.

Жижиленко А. А., Оршанский Л. Г. Половые преступления. - Л.: Рабочий суд, 1927. - 112 c.

Жижиленко А. А. Преступления против личности. - М.; Л.: Госиздат, 1927. - 140 c.

Жижиленко А. А. Преступления против имущества и исключительных прав. - Л.: Рабочий суд, 1928. - 212 c.

Жижиленко А. А. Преступность и ее факторы. - Пг.: Мир знаний, 1922. - 67 с.

Пенитенциарные идеи в научном наследии А. А. Жижиленко

Научное наследие А. А. Жижиленко внушительно. Помимо авторских монографических исследований он издал со своими дополнениями «Русское уголовное право» Н. Д. Сергеевского, Германский проект Уголовного уложения, Норвежский закон о тунеядстве, нищенстве и пьянстве, Белорусский уголовный кодекс, принимал участие в подготовке комментариев Уголовного кодекса РСФСР, активно публиковался в изданиях «Юридические записки Демидовского лицея», «Вестник права», «Право и жизнь», «Журнал Министерства народного просвещения», «Трудовая помощь», «Рабочий суд», «Вестник советской юстиции», «Проблемы преступности».

Сферу научных интересов Александра Александровича Жижиленко составляли уголовное законодательство и судопроизводство России и зарубежных стран. Он занимался такими вопросами, как критерии вменяемости, проблемы алкоголизма, роль уголовного закона в борьбе с венерическими заболеваниями, подлог документов, должностные преступления, факторы преступности, роль закона в борьбе с социальными проблемами и др. Он отстаивал идею гуманизации наказания преступников и уважительного отношения к ним, устранения смертной казни.

Уже в своей магистерской диссертации он предложил новую трактовку понятия подлога как «умышленного искажения подлинности письменного удостоверительного знака с целью употребления его под видом настоящего».

Одним из важных аспектов научной деятельности А. А. Жижиленко является учение о наказании.

В докладе, представленном VIII съезду Русской группы Международного союза криминалистов, «Меры социальной защиты в отношении опасных преступников» Александр Александрович указывал, что наказание является единственным или, по крайней мере, наиболее пригодным средством для борьбы с преступностью.

Однако он подчеркивал, что на первом месте всегда должны быть превентивные меры, и только на втором - репрессивные. Правовед считал, что мера социальной защиты допускает компромисс с теми преступниками, для борьбы с которыми существующие наказания, основанные на идее возмездия, оказались несостоятельны и необходимо использовать перевоспитание. Мера опасности преступника, по его мнению, должна была определяться судом, причем суду следовало считаться с интересами личной свободы, а в законе указать признаки опасного преступника (например, рецидив, конкретизировать опасные преступления).

По мнению А. А. Жижиленко, меры социальной защиты по сравнению с карательными мерами имеют самостоятельную природу, их применение 150

возможно не только тогда, когда наказание вовсе не применяется, но и тогда, когда оно применяется и даже могло бы быть применено. Он полагал, что право назначения наказания и охраны должно быть сосредоточено в одних руках - уголовного суда. Поскольку меры охраны обусловлены состоянием опасности лица, совершившего преступное деяние, юрист полагал, что применять их следует с тех пор, как длится опасное состояние. Когда же субъект перестает быть общественно опасным, применять данные меры недопустимо. Из этого следовало, что меры социальной защиты должны применяться впредь до установления вызвавшей применение опасности. В этом они существенно отличаются от наказания. Ученый считал, что режим меры охраны должен зависеть от того, к кому он применяется. Поэтому данная мера может быть направлена на лечение, на социальное перевоспитание путем приучения к труду и т. д. Отсюда следовала необходимость устанавливать досрочное условное или безусловное освобождение под контролем суда.

Александр Александрович выражал надежду на изменение уголовного права в сторону компромисса и борьбы с установившимися традициями наказания.

В своей докторской диссертации (защищена в 1915 г.) А. А. Жижиленко дал следующую трактовку наказания: «Прошу не забывать, что главная задача наказания - перевоспитание человека...

Для надлежащего осуществления этой задачи прежде всего необходимо проявить гуманность к заключенным. Личное достоинство человека должно быть признаваемо и в отношении того, кто лишен свободы». В 1920-е гг. к определению наказания государством будет применяться терминология «меры социальной защиты».

А. А. Жижиленко отмечал, что определение понятия «наказание» должно заключать в себе указание на все необходимые черты, пригодные для того, чтобы отличить наказание от других сходных институтов.

Он рассматривал преступность с учетом социологических, психологических и клинических факторов, учитывая зависимость деятельности преступника от ряда причин, связанных с окружающей природой, особенностями личности, социальной средой.

Избегая упрощенного подхода к преступности, А. А. Жижиленко отмечал неоднозначное влияние цивилизации на совершение преступлений, полагал, что по мере развития общества преступность все же продолжает сохраняться и демонстрирует новые формы своего проявления.

В работе «Преступления против личности» (опубликована в 1927 г.) Жижиленко дал разветвленную характеристику преступлений против личности. Он исходил из того, что все люди должны быть защищены законом, в том числе «уроды», «идиоты», поскольку они остаются людьми, а не животными.

Посягательство на собственную жизнь А. А. Жижиленко отличал от убийства, поскольку человек не может состоять в юридическом отношении к

самому себе. Ненаказуемость самоубийства, по его мнению, должна вести к признанию ненаказуемости покушения на него и соучастия в нем.

Преступным деянием юрист полагал только противозаконное лишение жизни. Легальное убийство (например, убийство во исполнение закона) он не включал в состав преступлений.

Характеризуя виды убийства и меры социальной защиты, которые они влекут, он отмечал, что убийство, совершенное при крайней необходимости, - это преступное деяние, но предотвращение своей или чьей-то смерти путем убийства третьего лица - это случай, когда одно благо спасается за счет равноценного блага. Согласие пострадавшего, по мнению А. А. Жижиленко, устраняет противоправность любого преступления, но общественная опасность убийства не позволяет распространять на данное деяние такое положение. Однако он полагал, что уместно было бы уменьшить репрессии в отношении таких убийц, которые выступают убийцами из сострадания по настоянию убитого.

Если простое убийство влечет меру социальной защиты в виде лишения свободы на срок до 8 лет, то квалифицированное убийство является осложненным и должно сопровождаться более значимыми мерами воздействия.

Для таких убийств выделены характеристики убийства по субъекту (при рецидиве и по другому основанию, например с нарушением основания принятия обязанности заботиться о потерпевшем, убийство родителей, которых должен содержать); по объекту (убийство человека, находившегося в беспомощном состоянии); по мотиву (из-за корысти, ревности); по цели (чтобы скрыть ранее содеянное преступление); по способу действия (опасного для других, а также мучительного для убитого). Во всех отмеченных случаях предполагалась строгая изоляция от общества до 10 лет.

Жижиленко отмечал, что в случае совершения квалифицированного убийства с соучастниками нужно различать случаи соучастия, квалифицированные по объективному (все участники отвечают за квалифицированное убийство) и субъективному (при установлении особенностей объекта и его психических переживаний) признаку, подчеркнул, что возможна отличающаяся или равная ответственность.

Особым видом убийства Жижиленко считал привилегированное убийство, совершаемое при особом возбужденном состоянии убийцы - аффекте или при превышении виновным права необходимой самообороны. Он подчеркнул, что для отнесения убийства к данному виду только состояния аффекта недостаточно, требуются агрессивные действия со стороны убитого, спровоцировавшие убийцу. Мера социальной защиты за аффектированное убийство предполагала лишение свободы до 5 лет или принудительные работы до 1 года.

От перечисленных преступлений Жижиленко отличал нарушение пределов самообороны, сопровождавшееся лишением свободы на срок до 3 лет или исправительными работами до 1 года.

К особым видам убийства он отнес неосторожное убийство и содействие самоубийству, предполагавшие срок заключения до 3 лет или исправительные работы до 1 года. Возможность предусмотреть неблагоприятные последствия деятельности считалась юристом основанием выделить данное деяние как более серьезное с мерой социальной защиты в виде лишения свободы до 3 лет.

Характеризуя такое деяние как доведение до самоубийства, предполагавшее лишение свободы до 5 лет, Жижиленко отметил, что для его квалификации необходимы зависимость от виновного, жестокое обращение виновного и результат в виде самоубийства или покушения на него.

А. А. Жижиленко подчеркивал, что другие убийства, совершенные не против личности, все же не изменяют основной природы данного деяния.

Характеризуя посягательство на телесную неприкосновенность, правовед подчеркнул, что оно рассматривается в призме более полной охраны благ человека.

Среди таких преступлений он выделил телесное повреждение, насилие над личностью и оскорбление действием. Жижиленко указал, что при телесном повреждении следует учитывать экономический и анатомо­патологический критерии. Характеризуя законодательство, Жижиленко выделял: 1) тяжкое телесное повреждение, которое квалифицируют по последствиям (сопровождается смертью потерпевшего) и по способу действия (истязания и последствие систематических повреждений), сопровождавшееся мерой социальной защиты 10 лет лишения свободы; 2) легкое телесное повреждение первого вида (расстройство здоровья, опасное для жизни, или длительное нарушение функций какого-нибудь органа), влекшее лишение свободы или принудительные работы до 1 года; 3) легкое телесное повреждение второго вида (когда отсутствует расстройство здоровья), сопровождавшееся принудительными работами до 6 месяцев или штрафом в 300 р.

Отдельной группой телесных повреждений правовед выделил особые виды телесных повреждений: 1) неосторожное телесное повреждение, которое не образует состава преступления, поскольку для состава нужно нарушение правил предосторожности с тяжелыми последствиями (сопровождается принудительными работами до 1 года или штрафом до 500 р.) и без тяжелых последствий (сопровождается принудительными работами до 6 месяцев или штрафом до 300 р.); 2) заражение венерической болезнью (характеризовал так же, как разновидность тяжкого или легкого телесного повреждения); 3) причинение утраты трудоспособности работнику (сопровождалось лишением свободы до 2 лет или принудительными работами до 1 года или штрафом до 500 р.).

Самостоятельным преступлением, по А. А. Жижиленко, является насилие над личностью в форме умышленного воздействия на телесную неприкосновенность человека без повреждения здоровья, но с физической болью, которое предполагает умышленную вину. К нему применялась мера социальной защиты в виде принудительных работ до 6 месяцев или штрафа до 300 р.

Отдельно правовед остановился на характеристике деяний, опасных для жизни и телесной неприкосновенности. Он отметил, что в них заключается элемент опасности и вреда и вероятность наступления опасности и вреда. К числу таких преступлений А. А. Жижиленко отнес: 1) оставление без помощи (мера социальной защиты - принудительные работы до 6 месяцев); 2) оставление работника в опасных условиях работы (мера социальной защиты - лишение свободы до 2 лет или принудительные работы до 1 года или штраф до 500 р.); 3) создание опасности заражения венерической болезнью (мера социальной защиты - лишение свободы или принудительные работы до 6 месяцев); 4) оставление родителями детей без поддержки (мера социальной защиты - принудительные работы до 6 месяцев или штраф до 300 р.); 5) неоказание помощи больному (мера социальной защиты - принудительные работы до 1 года или штраф до 1 тыс. р.); 6) плодоизгнание (мера социальной защиты - лишение свободы или принудительные работы до 1 года или штраф до 500 р., в случае гибели потерпевшей - лишение свободы до 5 лет). По поводу последнего деяния Жижиленко отметил, что преступником при его осуществлении считается любое лицо без медицинского образования, а также врач, работающий в антисанитарных условиях, при этом возраст плода и способ аборта значения не имеют, поскольку виновность заключается в создании опасности для матери. Также он подчеркнул, что для квалификации такого преступления необходимо согласие женщины, в противном случае оно будет квалифицироваться как более тяжкое.

К посягательствам на личную свободу А. А. Жижиленко относил посягательство на свободу передвижения (мера социальной защиты - принудительные работы до 1 года), похищение, сокрытие и подмену детей (мера социальной защиты - лишение свободы до 3 лет).

Характеризуя такое деяние, как посягательство на честь, правовед отметил, что оно может быть осуществлено в форме оскорбления и клеветы (мера социальной защиты - принудительные работы до 6 месяцев или штраф до 500 р.), преследуется исключительно по жалобе потерпевшего и к нему меры социальной защиты не применяются за примирением сторон. Он подчеркнул, что контекст данного деяния предполагает распространение только на живых людей. А. А. Жижиленко обратил внимание, что при отнесении какого-либо действия к оскорблению учитывается специфика каждого конкретного случая, а также особенности исторической эпохи. Он выделил такие разновидности оскорбления и клеветы, как устные,

письменные, действием, особые виды. Клевету правовед характеризовал как умышленное распространение заведомо ложных сведений, заведомо позорящих другое лицо, считал более тяжким преступлением, чем обида.

Тяжким преступлением, по мнению правоведа, является посягательство на половую неприкосновенность, которая охраняется независимо от пола. Он выделил среди таких преступлений половое сношение и развратные действия (мера социальной защиты - лишение свободы до 8 лет и до 5 лет). А. А. Жижиленко подчеркнул, что уголовное дело по данным преступлениям возбуждается по жалобе потерпевшего, но при этом не может быть завершено примирением сторон из-за общественной опасности деяния. Юрист отметил, что в случае изнасилования отягощающую роль будут играть массовость, наличие ситуации массовых беспорядков (влечет за собой расстрел с конфискацией имущества), принуждение, содействие чужому разврату (сопровождается лишением свободы до 5 лет с полной или частичной конфискацией имущества).

К особой группе деяний, имеющих, по его мнению, преступный характер, А. А. Жижиленко отнес посягательства на неприкосновенность частной жизни. Он полагал, что они могут включать угрозы, что является посягательством на неприкосновенность душевного спокойствия человека. Данный контекст не выделялся в Уголовном кодексе как особое преступление, хотя присутствовал как способ действия в составе других преступлений. Также к посягательствам на неприкосновенность частной жизни правовед отнес нарушение домашнего мира (умышленное вторжение в чужое жилище), оглашение тайн (умышленное сообщение виновным сведений, которые должны были храниться в секрете). Данные деяния не выделялись как особые преступления в Уголовном кодексе. А. А. Жижиленко полагал, что следовало бы установить уголовную ответственность за них.

В работе «Преступления против имущества и исключительных прав» А. А. Жижиленко дал разветвленную характеристику имущественных преступлений. К числу последних он отнес преступления, нарушающие право собственности, законного владения имуществом. Нарушение авторских прав он полагал отдельным видом преступления, так как творческая деятельность имеет отчасти личный, отчасти имущественный ха- рактер.

Таким образом, тема преступления и наказания проходит красной нитью через все научное творчество А. А. Жижиленко. Он признавал наказание единственным или, по крайней мере, наиболее пригодным средством для борьбы с преступностью. Вместе с тем он подчеркивал, что на первом месте всегда должны быть превентивные меры, и только на втором - репрессивные. Правовед считал, что мера социальной защиты допускает компромисс с теми преступниками, для борьбы с которыми существующие наказания, основанные на идее возмездия, оказались несостоятельны и

необходимо использовать перевоспитание. Ученый считал, что режим меры охраны должен зависеть от того, к кому он применяется. Поэтому данная мера может быть направлена на лечение, на социальное перевоспитание путем приучения к труду и т. д. Отсюда следовала необходимость устанавливать досрочное условное или безусловное освобождение под контролем суда.

2.2.

<< | >>
Источник: История пенитенциарной мысли: учебное пособие / под общей редакцией О. Ю. Ельчаниновой. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России,2018. - 350 с.. 2018

Еще по теме Жижиленко Александр Александрович (1873 - не ранее 1930):

  1. Жижиленко Александр Александрович (1873 - не ранее 1930)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -