<<
>>

«Массовое действо» как форма репрезентации образа власти

В 1920-е гг. одной из форм проведения праздников стали театрализованные постановки, реконструирующие события недавних лет. В ходе развития праздничной культуры постепенно формировался жанр политической сатиры.

«Неужели на ярмарках, на площадях городов, на наших митингах не будет появляться как любимая фигура какого-то русского Петрушки, какого-то народного глашатая, который смог бы использовать все неистощимые сокровища русских прибауток, русского и украинского языков с их поистине богатырской силищей в области юмора? Неужели не зазвучит такая ладная, танцевальная, такая разымчивая русская юмористическая песня, и неужели все это не пронзится терпким смехом всеразрушающей революции? Студия сатиры, театр сатиры - это нам необходимо».[625] [626] [627] Руководствуясь методическими указаниями, низовые организации должны были придерживаться идеи «новой драматургии», где в ходе празднеств было бы выражено сознание коллектива.

Идея площадного массового театрализованного действа захватила умы радикально настроенной интеллигенции, в первую очередь

пролеткультовцев. По мнению одного из идеологов Пролеткульта

112

П.М. Керженцева , создание поистине народного празднества, выраженного в массовых действах - заманчивая идея каждого революционного художника. В развитии народных празднеств, которые он тесно связывал с площадным театром, выделял две особенности. Во-первых, «народное празднество связует в одно весь разнородный комплекс искусств... и мыслимо ... как синтез красочных волн с звуковыми, живописи с музыкой и пением, танца с декламацией, акробатических упражнений и хоровода, марионеток и тира,

113

цирка и атлетики, балагана и митинга.». Во-вторых, народные празднества - это «коллективное творчество широких масс», без активного участия народных масс, без их творческих сил праздник таковым не будет, а превратится в простое зрелище.

П.М. Керженцев высказал давно развитую утопистами идею о радости коллективного праздника, в котором происходит слияние в единую массу всего разнородного общества.

В 1919-1920 гг. на площадях столиц устраивались мощные массовые праздничные представления. Разработкой сценариев и декорациями занимались, как правило, представители театральных кругов. Массовое представление начали активно воплощать в 1920 г. сначала в Петрограде. На ступенях Фондовой биржи 1 мая 1920 г. было разыграно грандиозное представление «Мистерия освобожденного труда» (постановка А.Р. Кугеля[628] и Ю.П. Анненкова[629]), а к празднованию в честь II конгресса Коминтерна 19 июля 1920 г. было подготовлено представление «К мировой коммуне», (постановка С.Э. Радлова[630] [631] [632]), на котором присутствовало около 45 тыс.

117

зрителей. В дни празднования третьей годовщины Октября на Дворцовой площади была поставлена инсценировка «Взятие Зимнего дворца»

I 1 O

(постановка А.Р. Кугеля и Н.Н. Евреинова ).

Вслед за столицами подобного рода постановки стали осуществляться в крупных городах советской России. Так, например, в Екатеринодаре на 1 мая 1921 г. показали постановку под открытым небом из истории Великой Французской революции - «Жакерия», «Взятие Бастилии» и сцены из революционной борьбы русских пролетариев «Забастовка рабочих в России» и «Победа Советской власти». Подобного рода постановка в этот же день была осуществлена в Астрахани. Были показаны сцены революционной борьбы рабочих Франции, Англии, России и других стран. В Самаре зрителю были представлены сцены на тему «Освобождение Востока», в Иркутске - «Борьба труда и капитала». В Костроме было устроено массовое театрализованное шествие с ритуальным сожжением чучела капитала на костре на центральной площади города и т. д.

Символика массовых постановок была достаточно проста. Они должны были символизировать активность, массовость перехода к новой жизни, активность самих участников перехода.

Штурм (форма действа) стал символом перехода - только благодаря массовому напору можно осуществить переход к лучшей жизни. Власть в этих постановках представлялась как организующая сила, точно определяющая ориентиры для общества.

Были распространены также постановки агитационного характера - инсценировки повседневной жизни рабочих и крестьян, где противопоставлялась их жизнь до и после Октября, антитезой выступали понятия «пролетарий» и «буржуй», «помещик» и «крестьянин». Новой формой работы, внедряемой властью, стали агитсуды. В качестве подсудимых в годы революционных преобразований и гражданской войны выступали «капиталист», «белогвардеец» или «белый генерал», но в период нэпа на скамье подсудимых были уже социальные типы - «лодырь», «спекулянт», «пьяница», «кулак» и т. д. Как правило, агитсуды устраивались по следам конкретных газетных материалов, перекладывая суховатый материал СМИ на живой театрально-зрелищный язык. [633]

Широко известен и популярен стал «Суд над Врангелем», показанный на центральной площади станицы Крымской на Кубани. Участниками действа была воспроизведена работа суда с выступлением судьи, обвинителя, защиты, свидетелей обвинения и защиты т. д. Каждый участник действа изображал тот или иной социальный тип - судьи, рабочего, казака, крестьянина, солдата Красной или Добровольческой армий и т. д. В заключение был зачитан приговор борону Врангелю, который «должен быть уничтожен, приговор подлежит немедленному исполнению всеми

120

трудящимися Советской России».

Однако эти постановки, хотя и культивировались властью, большой интерес вызывали и пользовались спросом у зрителей и участников, видимо, только в период гражданской войны. Не случайно наиболее активными участниками таких мероприятий становились красноармейцы, которых, исходя из специфики армейской жизни и дисциплины, легче было организовать для участия в подобных действах.

С развитием нэпа агитсуды и военно-театральные постановки, которые были взяты Пролеткультом в основу своей деятельности по развитию творческой активности масс, вызывали у зрителей, особенно деревенских, все меньше интереса.

В одном из докладов Г лавполитпросвета, сделанного в театральном доме искусств им. В. Паленова в 1927 гг., отмечалось, что зрители жаловались на постановки, что большая часть пьес не пригодна для восприятия и написана без «учета сил и средств деревенской сцены». В основном жалобы были следующего характера: «Надоели агитпостановки, просят художественных пьес», «Лучше смотрят комедии», «Агитпьесы больше не идут».[634] [635] [636]

Несмотря на падение интереса к постановкам агитационного характера, они сохраняются как форма репрезентативности власти, в рамках которой формируются и внедряются в общественную практику собственные символы и традиции. В поиске наиболее эффективных по воздействию и вовлечению в них участников-зрителей эксперты-методисты обращаются к народной традиции и культурным корням. Празднества должны быть связаны с бытовой обрядовостью и ассоциироваться с народными играми.

«Массовое празднество - явление оформленного быта............................................... Метод

122

культурного, организационного и политического воздействия на массы». В качестве основных методов массового действа выделяются лекционный, лабораторный, театральный, экскурсионный, выставки, метод живой газеты - «...события дня представляются нам в литературной и сценической

123

обработке». Целью любого из методов было вызвать активную реакцию зрителя. Принципами массового действа были классовость, массовость и добровольность.[637] [638]

В 1918-1919 гг. возникает несколько творческих организаций - ТЕО Наркомпроса, Пролеткульт, Дом творчества им. В.Д. Паленова и Общество строителей «Международного Красного стадиона» (ОСМКС), в задачи которых входило вовлечение народных масс в творчество, проведение масштабных мероприятий не только на уровне обеих столиц, но и каждого города, уезда, волости и деревни.

Развитие теории массовых празднеств в начале 1920-х гг. шло в двух направлениях: во-первых - массовые театрализованные представления; во- вторых - народные гуляния с элементами массового спорта.

К теоретическим разработкам подобных празднеств и гуляний обращаются многие деятели культуры, связанные с театром и работающие в рамках Пролеткульта или ТЕО Наркомпроса, а также методисты Общества строителей «Международного Красного стадиона». Если первые развивали идею театрализации массовых праздничных действий и площадного народного театра, то методический отдел Общества строителей «Международного Красного стадиона» внедрял в практику повседневные ежевоскресные массовые гуляния в сочетании с развитием массовой физической культуры. Объединяла оба направления в праздничной культуре принцип массовости и масштабности действий. В рамках обоих направлений целью и задачами стали формирование новой праздничной культуры. Предполагалось, что ее внедрение будет происходить в широких слоях общества, речь в обоих случаях шла исключительно о праздничной культуре пролетариата и крестьянства. При этом новые народные празднества и гуляния должны были отличаться по характеру и содержанию от народных празднеств предыдущих

125

исторических эпох. П.М. Керженцев и А.К. Харлампиев - теоретики массовых действий и формы народного театрального творчества - считали, что только современные народные празднества должны отвечать задачам дня, учитывать особенности времени и психологии рабочего и крестьянина.

Исследуя европейский народный балаганный театр, П.М. Кержненцев разработал основы массового действа. В своих площадных театральных постановках он одновременно задействовал сразу по несколько тысяч человек. Народные празднества он рассматривал как одну из привлекательнейших форм работы для театральных деятелей, видя в театрализации массовых народных празднеств возможность проявления творческих сил как простого человека, так и художника. М.П. Керженцев вывел две характерные черты массовых действий. Во-первых, подобные действия, по его мнению, ведут к синтезу всех видов искусства, что имеет как эмоциональное, так и эстетическое воздействие на сознание и чувства человека. Во-вторых, «празднество остается мертвым и холодным, если сама толпа не явится активным, действующим лицом его, а будет лишь спокойным театральным зрителем».[639] [640] Массовые зрелища и действа он рассматривал как возможность выражения творческого начала масс, без чего не мог состояться сам праздник.

Если нет активного участия толпы в действе, если нет эмоционального единства действа и толпы, если нет реакции толпы на действо, то сам праздник останется «мертвым», безликим и скучным, не принесет радости.

К опыту массовых театрализованных постановок обращались многие театральные деятели Пролеткульта. Но не все из них были согласны с идеей П.М. Керженцева о том, что массовые действа возможны исключительно при массовом участии актеров из среды рабочих, красноармейцев и крестьян. Так, например, С.Э. Радлов, поставивший несколько театрализованных представлений в Петрограде, в том числе и знаменитые праздничные постановки 1919-1920 гг., не соглашался с лидером Пролеткульта по вопросу о сущности и значении понимания феномена массовых действий и театрализованных представлений. Он считал, что участие нескольких тысяч человек в постановке не делает ее по-настоящему массовой. Будучи сторонником профессионального театра, он полагал, обращаясь к опыту древнегреческого театра, что завести толпу, заставить массы одновременно проявлять эмоции (плакать, смеяться, переживать) могут и всего несколько, для этого, по его мнению, достаточно бывает и 2-3 высокопрофессиональных актеров.[641] [642] «Государство должно осознать, что истинно величественные и безукоризненные зрелища не создаются в пять дней, что монументальные памятники не вырастают, как грибы, и мне жалко, что печальное

возникновение великана на Каменном Острове не явилось последним опытом

128

слишком торопливого размаха».

Однако при этом С.Э. Радлов до конца не отвергал идею массового действа. По его мнению, это единые ритмические действия всех людей, выполняющих профессионально, квалифицированно свою работу. В ритмизации деятельности он видел поэтическую красоту единства действа масс. В своих рассуждениях С.Э. Радлов оказался ближе не столько к Пролеткульту, сколько к Н.Г. Чернышевскому, который воспел в снах Веры Павловны идеальную экономическую модель общества социально равных, где присутствует тот же ритм действий, та же красота единства массового труда, о которых рассуждал С.Э. Радлов.

Не все сценарии массовых празднеств были осуществлены. Пример тому - сценарий, разработанный Московской Секцией Массовых Представлений и Зрелищ Пролеткульта и посвященный инсценировке мифа о Прометее, который сложно назвать празднеством. В этой инсценировке должны были участвовать жители всего города. Она должна была занять целый день. Многоплановый и многослойный сценарий предполагал начало действий еще до рассвета. Всадники с фанфарами и горящие по городу костры должны были направить просыпающихся зрителей на площадь города, где на декорациях в виде скалы был «прибит» цепями Прометей. Но это не античный мифический Прометей. Это рабочий, которого в лучах восходящего солнца должна была освободить Красная Армия. «Освобожденной человек поднимает красное знамя, и в это время громадный хор, разбросанный в самой толпе зрителей, начинает специально написанный гимн «Прометей». Толпа подхватывает припев, исопровожденный звуками труб и фанфар гимн несется навстречу уже поднявшемуся солнцу. Отряд Красной армии провозглашает мир и радость, ломает свое оружие, ибо больше не будет рабства на земле, сходит с пьедестала, сливается с

129

толпой». На этом заканчивается первая часть праздника. Вторая часть была связана с инсценировками разных сцен из мифа о Прометее на улицах города, с декламацией стихов античных поэтов, писавших о Прометее. А заканчиваться все должно симфонией Скрябина «Прометей» и коллективным пением.

Этот грандиозный сценарий так и не был реализован. Несмотря на то, что в Пролеткульте он получил высокую оценку, сразу же была отмечена основная причина отказа от сценария - «миф о Прометее и даже само это имя являются, в сущности, совершенно неизвестным громадному большинству предполагавшихся участников этого зрелища, поэтому участники не могли

130

бы непосредственно заразиться данным им сюжетом». Отсутствие простоты сюжета, ярко выраженная нравоучительная дидактика сценария, его «книжность» также играли против постановки. Но, пожалуй, самое главное, что не было отмечено среди недостатков сценария, и что в дальнейшем заставило в целом отказаться от подобных массовых празднеств [643] [644]

и действ - организованное участие в празднике всех жителей города на протяжении целого дня, пусть даже и выходного.

В массовых постановках репрезентативные образы и сценарии власти были наиболее ярко выражены. В них имитировались те желаемые идеи о будущем, которые власть активно пропагандировала на митингах и в своей законодательной деятельности. Наглядные, образные и эмоциональные инсценировки давали представление об идеальном коммунистическом, в реальности утопичном, обществе - городе будущего. Таким задачам отвечал сценарий «История трех Интернационалов» той же Московской Секцией Массовых Представлений и Зрелищ Пролеткульта. Предполагалось город разбить на несколько сценических площадок, где должны были развернуться основные действия. При проведение праздника городское пространство должно было соответствовать поставленным задачам и иметь просветительские цели - рассказывать гражданам об истории трех Интернационалов, политически просвещать. Для этого площади города получали специальные названия - площадь искусства, астрономии, географии, политической экономии и т. д. Украшение улиц и площадей, плакаты, вывешенные в витринах города, должны были только усилить просвещенческие цели. Как и в предыдущем сценарии, в массовом праздничном действии должны были быть задействованы все жители города, вовлечение которых в мероприятие должны были осуществлять профессиональные актеры.

При анализе данного сценария на I Всероссийском съезде рабочекрестьянских театров П.М. Керженцев заметил, что постановка не была

131

осуществлена в силу случайных стечений обстоятельств. Но анализ сценария, как и в случае со сценарием, посвященным Прометею, позволяет утверждать, что осуществление постановки было не возможно в силу ее затратности, масштабности и утопичности. [645]

Еще одним сторонником и разработчиком теории массового действа был А.Г. Харлампиев. В своих работах он связывал массовые действа с народными гуляниями, для которых было характерно сочетание игры, театрализации и спорта. Достаточно вспомнить народные гуляния на Масленицу или на праздник Ивана Купалы, когда организовывались различные игры, где их участники мерились силой или соревновались в ловкости, а потом начинались массовые танцы и песни. В своих методических работах А.Г. Харлампиев провел классификацию игр. Он выделял игры командные атлетические доступные для всех (волейбол),

132

забавы и развлечения (собирание грибов, стрельба из лука, карусель) ,

133

линейные спокойные (для отдыха), общие для оживления и т. д. Техника массового действа (игры) должна была включать в себя три части: начало, нарастание и высший подъем. Прелюдия игры должна была дать ее участникам «установку на динамичное начало, это возбудит энергию». Все должно происходить в соединении с маршем, который задает определенный ритм.[646] [647] [648] [649] Далее должны идти собственно игры, сопровождаемые песнями и танцами. «В ходе игры ее участники должны достичь такой степени единения и воодушевления, которая им позволит перейти к хоровому пению

135

«Интернационала». С типичными идеями выступал и П.М. Керженцев в вопросах теории массовых народных празднеств. Он, как и А.Г. Харлампиев, считал, что массовые действа возможно рассматривать только «как синтез красочных волн с звуковыми, живописи с музыкой и пением, танца с декламацией, акробатических упражнений и хоровода, марионеток и тира, цирка и атлетики, балагана и митинга».[650]

Эффект воздействия определялся оформлением праздника, к которому выдвигалось множество требований. А.Г. Харлампиев вместе с возглавляемым им методическим отделом Общества строителей «Международного Красного стадиона», а также ТЕО Наркомпроса, Дом творчества им. В.Д. Паленова и методисты Пролеткульта вне зависимости друг от друга разрабатывали основы принципы визуального и аудиального воздействия на зрителей во время массовых празднества. Суть этих разработок сводилась к созданию такого социокультурного пространства, которое способно было вызвать у зрителей и участников массового действа эмоции на грани эйфории и экзальтации. Для этого необходимо было использовать все средства аудиовизуального характера: кино, музыку,

137

цветовое и световое решение, «использование больших плоскостей» , шумовые эффекты с рукоплесканием, стуком, криком, пением и др.

138

звуками. Все действия должны были идти друг за другом, создавая единое праздничное пространство, сопровождаясь парадами, хоровым пением, оркестровой музыкой, элементами драматизации и театрализации (Рисунок. 4.4).

Рисунок 4.4[651] [652] [653]

Общество строителей «Международного Красного стадиона», созданное в 1919 г. и активно занимавшееся развитием праздничной

культуры, строило свою методическую работу на основе выработки сценариев и их активного внедрения в массовую работу низовых советских и партийных организаций. Изначально власть позиционировала эту организацию как научно-методическое общество, что позволяло его экспертам развивать теорию массового действа - праздника, проводя его классификацию, определяя методы работы, разрабатывая конкретные сценарии.[654] [655] [656] Основой деятельности общества стало «массовое действо как форма выявления активности общественных масс, как революционная форма

141

массового празднества».

Вершиной методических разработок, предложенных Обществом строителей «Международного Красного стадиона», стал амбициозный сценарий проведения Первой всемирной Октябриады - «историкореволюционного парада пролетарских масс, объединенных

142

Спортинтерном». Мероприятие предполагалось провести в 10-ю годовщину Октября, но в жизнь оно так и не было воплощено. В то же время сценарий стал показателем стремления власти к высшей степени репрезентативности. Цель Всемирной Октябриады попытка увлечь и объединить массы, продемонстрировать поддержку мирового пролетариата, показать проблески новой культуры. В основу сценария была положена идея парада с высокой степенью театрализации, где его участниками становились все присутствующие на стадионе. «Экзальтированная масса зрителей с множеством оркестров, флагов и шумов будет вовлечена в апофеозное построение пирамиды Всемирной Коммуны, на которую жестами руки будет указывать гигантская фигура Вождя Ленина, которая будет выситься над верхними трибунами Стадиона...».[657] Продолжительность парада должна составить 6-8 часов, создав не только единство места, времени и действия, но и единство эмоционального переживания, абсолютное слияние. Сценарий представлял собой по сути проведение Олимпиады, в основе которой был заложен не спортивный, а классовой принцип.

Обращаясь к народным коллективам, методисты паленовского дома вслед да правительством при организации праздничных мероприятий предлагали отказаться «от шаблонов монотонных шествий всегда в один и тот же пункт города, ... создавать более индивидуальные программы,

144

широко используя самодеятельность ... в творчестве отдельных масс».

После окончания Гражданской войны при сохранении главного праздничного календаря с его гражданско-революционной героикой начинают развиваться новые элементы праздничной культуры. В основном это было связано с деятельностью научно-методического общества строителей «Международного Красного стадиона» и Пролеткульта. ОСМКС, несмотря на то, что нигде официально не позиционировало себя как часть Пролеткульта, тем не менее развивало деятельность, близкую его идеям. Оно стремилось к формированию в рабоче-крестьянской среде новой пролетарской культуры, путь к которой им виделся в созданию именно праздничной культуры. ОСМКС с А.А. Богдановым объединяла идея построения нового общества на основе перевоспитания рабочего и крестьянина, формирование в их сознании советской психологии. «Всякая человеческая деятельность объективно является организующей или дезорганизующей. Это значит: всякую человеческую деятельность - техническую, общественную, познавательную, художественную - можно рассматривать как некоторый материал организационного опыта.», - этими словами А.А. Богданов начинал свою книгу «Тектология. Всеобщая организационная наука».[658] [659] Но сделать это возможно только на основе коллективно рожденного в едином действии масс социального опыта (Рисунок 4.5). Если центральная власть развивала праздничную культуру на государственном уровне, то Общество - на уровне психологии человека как части коллектива. Не отказываясь от участия в разработках главных праздников государства, оно стремилось к созданию культуры воскресного отдыха как основы эмоционального единения всего общества. Это дало начало разработке научно-методическим отделом Общества теории массовых действ, где одной из их форм была игра, используемая в массовых «рабочих гуляньях».

Рисунок 4.5146 147 148

Научно-методический отдел Общества разработал теорию массовых игр как метод и систему массового воспитания, в ходе которых у участников должно было родиться единство чувств и интересов, формируемые через мотивы. В качестве одного из мотивов массового действа для крестьян предлагался мотив всемирной революции, который необходимо было

147

реализовывать посредством сценических игр. «В сценических играх мы имеем лучший из способов действительного оформления любого мотива, близкого и родного рабочему классу, в котором он может черпать силы и

148

живую уверенность... в действии...». Отказываясь от идеи

состязательности, характерной для спортивных обществ, к которым

146 Рисунок 4.5. Плакат-афиша «Рабочие гуляния. Массовое действо». 1925 г.

147 ГАРФ. Ф. 4346. Оп.1. Д. 85. Л. 114.

148 ГАРФ. Ф. 4346. Оп.1. Д. 85. Л. 115.

принадлежало ОСМКС, взамен вводили систему спортивных игр, направленных на восстановление сил пролетариата. «Игра - это комплекс, в котором отражается идеал, направляющий его интерес, устремление к этому идеалу, борьба и достижение происходит в таких легких условных формах, что вместо утомления вызывает бодрость, подъем его энергии».[660] [661] Игры должны были проводиться на свежем воздухе. Массовое участие рабочих в играх в воскресные дни и стали называться «рабочими гуляньями» (Рисунок 4.6 - 4.7).

Рисунок 4.6150

Первые такие массовые гулянья были организованы в 1921 г. В них приняли участие делегаты III Конгресса Коммунистического Интернационала. «Рабочие гулянья» в первую очередь - организованный отдых. В разработанном позже сценарии подобных праздников предполагалось четко организованное и спланированное действие всех его участников по командам под руководством инструкторов. Участники гуляний должны были собираться все вместе в строго определенное время и организованными группами отправляться к месту гуляний. На открытом пространстве рабочие строились заранее определенными колоннами, исполняя так называемый колонный танец. Каждую колонну возглавлял инструктор, который показывал движения танца. По ходу игр мог исполняться круговой танец с гимнастическими упражнениями на ходу (Рисунок 4.7).

Рисунок 4.7151

Сценарная разработка «рабочих гуляний» оставляет двойственное чувство. С одной стороны, это было формализованное действие, с речевками,

152

фигурным маршем, «колонным танцем», «ораньем хором». Последнее предполагало хоровое пение, чтение и хоровую шутку. Хор «хорошо воспитывает массовое чувство и представление о силе в единении и знакомит

153

с новой силой стихии звука». С другой - массовые игры позволяли создать иллюзию единства действий, переживаний, сплоченности не только физических, но и духовных сил их участников.

Зрелищной частью рабочих гуляний должны были быть театрализованные постановки. Но в рабочих гуляниях отвергались те формы, [662] [663] [664]

которые были найдены Пролеткультом или «Театральным Октябрем», т. е. живые газеты и инсценировки. Их назвали эпидемией «суррогата, изготавливающаяся бездарными провинциальными «актерами», которые только извращают вкус массы и дергают интересы ее из стороны в сторону».[665] Зрелищная часть рабочих гуляний должна была исходить «из техники сценического преобразования жизни, создавая романтизм из техники (из конкретного), а не из умозрений (из мистики)».[666] [667]

Массовые рабочие гулянья предполагали привлечение одномоментно огромного числа участников. В действиях - играх, театрализованных зрелищах - одновременно могли принимать участие от нескольких сот до полутора тысяч человек. На указанной ниже схеме обозначено расположение зрителей-участников зрелищных представлений во время рабочих гуляний (Рисунок 4.8).

Рисунок 4.8156

Зрители здесь являются и участниками зрелищ. Это театр «для себя», напоминающий карнавалы, в которых каждый житель города, поселка одновременно становился и его участником.

Так, например, в 1928 г. проводилось три масштабных массовых рабочих гуляний, на которых присутствовало 400, 550 и 720 человек. По результатам зрелищных мероприятий сотрудники ОСМКС проводили анкетирование среди рабочих-участников. Задача анкетирования сводилась к тому, чтобы выяснить отношение рабочих к мероприятиям данного рода. На вопрос анкеты «Была ли выполнена программа мероприятий?», отвечали, что выполнена превосходно. На вопрос «Получила ли аудитория представление о них (задачах Стадиона) на просмотре спектакля оргтеатра?» в одной из анкет написали: «Да, такая игра насильно вбивает в голову те задачи, которые

157

ставит собой постановка». В других случаях отвечали просто «да».

Формы, предложенные ОСМКС, оказались достаточно востребованными. В отчете за 1924-1929 гг. было отмечено, что проведено

158

до 258 гуляний и массовых игр. В среднем это 4 мероприятия в месяц. Но в то же время проведение мероприятий шло по разнарядке. Сами же методисты общества, проведя сбор статистических данных, пришли к выводу, что от общего количества участников «рабочих гуляний» в среднем было задействовано только 38 % человек.

Таблица № 2159

Динамика и численный состав проведения «рабочих гуляний»

п\п

Дата Присутствовало

(чел.)

Кол-во активных участников (чел.) % втягивание Масс в гулянье
1 2 3 __________ 4__________ 5
1 3.06 4 000 1 500 38
"2 17.06 5 000 2 000 40

157 ГАРФ. Ф. 4346. Оп. 1. Д. 107. Л. 24-26.

158 ГАРФ. Ф. 4346. Оп. 1. Д. 85. Л. 87 об.

159 ГАРФ. Ф. 4346. Оп. 1. Д. 107. Л. 21.

1 2 3 4 5
^3 24.06 7 000 2 200 31
^4 1.07 6 000 2 300 38
1 8.07 12 000 4 200 35
^6 15.07 1 200 1 000 83

(транспортники)

^7 22.07 12 000 3 200 27
^8 29.07 4 000 1 000 25
^9 12.08 50 000 5 000 10
Ю 19.08 3 000 15 000 50
Всего 104 200 23 900

К концу 1920-х гг. ОМКС и Пролеткульт испытывали организационный кризис. В 1929 г. ОМКС было переименовано в Научнометодическое общество, задачей которого было развитие научноисследовательской работы. Оно занималось изучением и анализом массовоспортивных мероприятий, а не их организацией. Пролеткульт в результате обострений отношений с органами партийно-государственного управления был им подчинен и прекратил свое существование. Наркомпрос к концу 1920-х гг. окончательно отказался от экспериментаторства в области массовых мероприятий, передав функции организации массовых действий в ведение спортивных организаций.

Значение этих организаций нельзя не признать. В результате их деятельности формировались и отрабатывались на практике методы организации массовой работы среди населения, которая сохраняет свою актуальность и в наши дни. Массовые игры на воздухе заложили основы характерной для советского времени формы массового спорта, где принцип «главное не победа, а участие» привлекал огромное количество участников.

До сих пор многие игры, разработанные научно-методическим отделом ОМКС, используются в массовых спортивных мероприятиях образовательных учреждений разного уровня.

В то же время деятельность всех организаций, развивающих массовые действия и театрально-площадные зрелища, способствовала утверждению в сознании масс идеи совместного с властью действия, направленного на строительство нового общества, которое формировалось в ходе этих массовых мероприятий. Еще один положительный момент заключался в том, что в ходе этих мероприятий власть переставала быть отвлеченным понятием, присутствовало чувство заботы власти о рабочих, что делало власть в глазах рабочих привлекательной и создавало основу легитимации.

141

С. 331.

104

105

104 107

131

4.3.

<< | >>
Источник: ШАЛАЕВА Н.В.. ФОРМИРОВАНИЕ ОБРАЗА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ В 1917-1920-Е ГГ.: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ. 2014

Еще по теме «Массовое действо» как форма репрезентации образа власти:

  1. Роджерс Брубейкер Мифы и заблуждения в изучении национализма
  2. Глава X НА ПУТИ К ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМУ ОБЩЕСТВУ
  3. СОДЕРЖАНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Теория и методология диссертационного исследования
  6. Отражение образов власти в пространственных видах искусства
  7. Роль театра в процессе формирования образа власти
  8. Революционный театр как проводник репрезентативных задач власти
  9. Образ власти в театральном репертуаре 1920-х гг.
  10. Советские государственные праздники как механизм формирования образа власти в 1920-е гг.
  11. «Массовое действо» как форма репрезентации образа власти
  12. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  13. Круглый стол СВОБОДНАЯ ФИЛОСОФИЯ. СОЗИДАНИЕ ЧЕЛОВЕЧНОГО ОБЩЕСТВА
  14. Круглый стол ФИЛОСОФИЯ РОССИЙСКОЙ КОЛЛЕКТИВНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПАМЯТИ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -