<<
>>

§ 3. Особенности версионной работы по делам о преступлениях против собственности, совершаемых на транспорте. Система типовых версий

Раскрытие и расследование преступлений представляет собой рассмотрение прошедших событий, обращение к реальным фактам, уже случившимся, т. е. является ретроспективным по своей сути, познавательным процессом, протекающим с применением законов логического мышления.

Законы формальной логики, такие как непротиворечивость, тождество, исключение третьего и закон достаточного основания, используются субъектами раскрытия и расследования преступлений в своей деятельности, направленной на выявление признаков преступления. Кроме того, важнейшим условием успешного раскрытия преступлений является аналогия, т. е. индуктивное умозаключение, указывающее на сходство двух признаков или объектов по характеризующим их параметрам, познание путем сравнения. Обращение к аналогии позволяет сопоставить выявленное преступление по ряду сходных признаков, ему присущих, основными из которых выступают способ совершения преступления, орудия, следы преступной деятельности, с аналогичными, ранее совершенными преступлениями, и выявить новые обстоятельства. Обращение к событиям прошлого предопределяет необходимость применения частной гипотезы, по сути являющейся в раскрытии и расследовании преступления криминалистической версией, представляющей собой основу его планирования.

Версия в качестве инструмента познания прошлого активно применяется и при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте, особенно на его первоначальном этапе, причем используются закономерности познания, присущие расследованию любого преступления, а уникальность информации, поступающей в распоряжение следователя при расследовании именно этой группы преступлений, определяет характеристику познания, зависящую в первую очередь от характера следов, типичных для совершения хищений рассматриваемого вида.

Е.Е. Центров отмечая необходимость понимания следственной версии как интегральной идеи, подчеркивает, что по своему содержанию каждая выдвинутая по делу версия основывается не только на имеющихся данных, но и на опы-

389

те следователя и т.п.

.

Понятию версии криминалистами в литературе уделено значительное внимание. Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов и Е.Р. Россинская, определяя понятие версии, писали: «Криминалистическая версия - это обоснованное предположение о факте, явлении или группе фактов, явлений, имеющих или могущих иметь значение для дела; версия указывает на наличие и объясняет происхождение этих фактов, явлений, их содержание и связь между собой и служит целям установления истины по делу»[386] [387] [388]. Основная часть ученых- криминалистов придерживается аналогичного понимания криминалистической

391

версии .

Криминалистическая версия, выдвигаемая в конкретном уголовном деле, возбужденном по факту совершения преступления против собственности, совершаемого на транспорте, играет роль только в отдельно взятом случае, требует проверки и объяснения обстоятельств, претендуя на достоверность и окончательность предположения, обеспечивая достоверность знаний через вероятность предположений. Если выдвинута правильная версия, то в процессе ее проверки вероятностное суждение следователя на основании внутреннего убеждения становится положительным знанием. Как верно указывает А.А. Аубакирова, «...внутреннее убеждение должно представлять собой на заключительном этапе его формирования категорическое однозначное суждение, что не исключает наличия сомнений на разных стадиях его формирования»[389] [390].

Криминалистическая версия, обладая идеальной природой мысленного происхождения, представляет собой определенный эвристический механизм, осуществляемый посредством моделирования. Этому вопросу предметное внимание уделено А.С. Князьковым .

Версия - ориентирующее начало процесса расследования, основа принятия целесообразного тактического решения, направленного на ее проверку. Устанавливая обстоятельства, подлежащие доказыванию при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте, версия определяет направление расследования, систему следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, и, возможно, тактические задачи конкретных следственных действий.

Как верно указывал М.И. Еникеев: «в сложном, запутанном, неизвестном лабиринте событий версии служат следователю в качестве ориентировочнопознавательного «инструмента»; они, подобно лучу света, высвечивают различные наиболее перспективные направления следственного поиска»[391] [392].

Основаниями для выдвижения криминалистических версий являются доказательства, информация, полученная в результате оперативно-розыскных мероприятий, а также интуиция . «Интуитивные догадки внезапны, но они успешнее у следователя, имеющего большой опыт расследования уголовных дел, обладающего знанием криминалистики»[393] [394]; По мнению А.Л. Протопопова, «бесспорно, существует следственная интуиция, и ее проявления многообразны... Оценка личности допрошенного, достоверность его показаний, всей следственной ситуации в целом по делу - в этом случае интуиция нередко дает указание на правильный путь к дальнейшему расследованию. Особенно важна ее роль при выдвижении версий» .

Немаловажную роль в работе над версиями играет криминалистическая характеристика вида или группы преступлений и научная разработка на ее основе криминалистических версий. Учеными-криминалистами неоднократно подчеркивалась роль ее элементов для выдвижения версий. Так, например, по мнению И.А. Возгрина, способ преступления «имеет решающее значение для частной криминалистической методики, поскольку является базой для выдвижения как общих, так и частных версий, в этом качестве влияет на определение направлений расследования и решение других вопросов раскрытия и расследования преступления[395]». Определяя роль личности преступника в раскрытии преступлений, В.К. Гавло отмечал «...личность субъекта преступления как следообразующий объект...» оставляет не только материальные следы, но и «следы-признаки преступного поведения, свидетельствующие не только о событии преступления, но и о самом преступнике. В своей совокупности они позволяют представить механизм преступления, неотъемлемым компонентом ко-

399

торого является личность с определенными свойствами и качествами ».

Как верно указывают И.Ф. Герасимов и Л.Я. Драпкин, фактические данные, на которых строится версия, должны быть дополнены связью с теоретической базой[396] [397] [398]. Мы согласны и с мнением Э.С. Данильян, указывающей, что «...невозможно построить версию только на фактической базе. Любой выявляемый следователем факт сразу же вступает в сложное взаимодействие со всей суммой знаний, почерпнутых субъектом из личного опыта, коллективной практики, положений науки. На этой базе возникают новые образы события, реально несовместимые, противоречащие друг другу, но сосуществующие в созна-

401

нии следователя» .

С.Л. Никонович считает что «версия одновременно содержит две составляющие: первая объясняет ретроспективу события, то есть то, что уже произошло на самом деле, вторая - то, что может произойти в будущем (прогноз, предвидение) в результате проведения определенных действий. От того, насколько верно прогнозируется вторая составляющая и зависит успех расследования. При правильном предвидении развития событий и деятельности следователя в этом направлении, происходит изменение следственной ситуации в благоприятную для следствия сторону. Например, при верной оценке поступившей информации, следователь выдвигает предположение о возможном нахождении преступника в определенном месте и принимает адекватные этому решения, в результате чего оперативные сотрудники действительно обнаружи-

вают и задерживают подозреваемое в преступлении лицо, что, в свою очередь, качественно изменяет ситуацию расследования в целом»[399]. Полагаем, что данное суждение заслуживает внимания.

Производя следственные действия, следователь накапливает информацию, синтезирует, анализирует и систематизирует полученные данные, вычленяя из общего массива связанные с событием преступления, т. е. криминалистически значимые. Как верно указывает А.С. Князьков, «сущность и место версии в системе криминалистических знаний могут быть выяснены прежде всего в контексте её связи с операциональными тактико-криминалистическими средствами: тактическим приемом, тактической комбинацией и тактической операцией, формой реализации которых выступает следственное действие.

Тактико-познавательная природа криминалистической версии, на наш взгляд, находит свое выражение в непосредственном её задействовании в ходе производства следственного действия, в том числе включенного в тактические комплексы: будучи тактико-аналитическим средством, она принимает специфическую форму поисково-познавательной модели»[400].

Первоначальный этап расследования преступлений характеризуется минимальным количеством криминалистически значимой информации, имеющейся в распоряжении следователя. Нельзя не согласиться с В.В. Трухачевым, который указывает, что «не всегда обнаруженные на месте фактические данные имеют отношение к происшедшему. Для решения этой задачи у следователя складывается картина в виде мозаики, где обнаруженные следы занимают определенное место. Чтобы не ошибиться в правильности их месторасположения, следователь должен искать причинно-следственную связь между фактическими данными и событием преступления, а также причинную связь этих данных между собой»[401].

По делам о преступлениях против собственности, совершаемых на транспорте, выдвижение криминалистических версий определяется взаимосвязью отдельных элементов преступления. Версии, содержащие предположение о личности преступника, неизбежно соотносятся с версиями о мотиве, способе, месте и иными криминалистически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению. Версии выдвигаются с целью установления следствий и поиска путей их проверки.

Анализируя имеющуюся у него информацию, следователь обобщает получаемые данные и выдвигает версии, т. е. обоснованные предположения о необходимых для выяснения обстоятельствах, а объем информации напрямую влияет на количество и содержание выдвигаемых версий.

Так, 5 октября 2015 г. около 09 час. 20 мин. К., прилетев из Пекина и пройдя зону таможенного контроля, расположенную в здании международного аэровокзала, обнаружила отсутствие в своей сумке, ранее помещенной на ленту интроскопа, мобильного телефона марки «Iphone 6, Cold 64 Gb» imei 359238069413410 в золотом металлическом корпусе стоимостью 34 991 руб.

При раскрытии данного преступления следователем выдвигалось минимальное количество версий, при чем они носили частный характер, так как посредством производства выемки и осмотра диска с видеозаписями с камер видеонаблюдения, установленных в пункте таможенного контроля здания аэровокзала международных авиалиний ОАО «Международный Аэропорт Иркутск», был установлен момент и обстоятельства хищения А. данного мобильного телефона[402].

Обратная ситуация при версионной работе, направленной на раскрытие преступления сложилась при следующих обстоятельствах: в период времени с 05.50 часов (время иркутское) по 10.25 час. 24.12.2014 г. из багажа Б., следующего рейсами по маршруту «Иркутск - Шереметьево (Москва)» и «Шереметьево (Москва, Россия) - Загреб (Респ. Хорватия)» неустановленным лицом был похищен мобильный телефон «IPhone 5S» Imei: 358685057568798, в результате чего Б. был причинен значительный ущерб на сумму 35 тыс. руб. Объем информации по данному уголовному делу предопределил выдвижение следователем значительного количества версий, так как в качестве только места совершения хищения предполагались три аэропорта, причем один из них - ино-

406

странного государства .

Необходимость выдвижения следователем нескольких версий, преследующих задачи выяснения целого ряда обстоятельств, определяет целесообразность их классификации. Различают следующие виды версий: по субъекту выдвижения - следственные, оперативно-розыскные, судебные и экспертные; по объёму - общие и частные; по степени определённости - типовые и конкретные; по отношению к предмету доказывания - обвинительные и оправдательные; по времени построения - первоначальные и последующие; по направлению - ретросказательные и предсказательные; по количеству проверяемых фактов - сложные и простые; а также основные и контрверсии .

Значительное внимание классификации криминалистических версий было уделено А.Ю. Головиным, осуществившим историко-правовой анализ развития понятия версий в криминалистике, выделившим из криминалистической литературы восемнадцать различных признаков, используемых для классификации и подробно их рассмотревшим в своем исследовании, обосновав классификацию версий, находящуюся в зависимости от характера конкретных объясняемых частной версией обстоятельств. Так, А.Ю. Головиным при рассмотрении частных версий указывалось, что «в числе основных элементов такой классификации целесообразно выделять версии: о характере отдельных обстоятель- [403] [404] ств происшедшего события, а также обстоятельств, препятствующих нормальному ходу расследования по делу; о существовании доказательственной информации по делу; о признаках лица (лиц), совершившего или совершающего преступление; о виновности лица в совершении определенного деяния; о причинах и условиях совершения преступления; о местонахождении установленных лиц, предметов и иных объектов, имеющих значение для дела»[405] [406].

Версионная деятельность следователя при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте, происходит поэтапно. Сначала идёт сбор информации, имеющей криминалистическое значение, которая систематизируется и анализируется с позиции наличия или отсутствия связи между выявленными обстоятельствами. Проанализировав ситуацию и определив уже имеющиеся криминалистически значимые элементы, необходимо их сопоставить с типичными, присущими хищениям рассматриваемого вида и решить, какие обстоятельства подлежат приоритетному выяснению. В первую очередь при расследовании рассматриваемого вида преступлений деятельность следователя направлена на установление личности преступника или потерпевшего. После чего, следователь, опираясь на интуицию и свой практический опыт, обобщенные научные данные в виде практических и методических рекомендаций, анализирует следственную ситуацию, сложившуюся на данный момент расследования и выдвигает все возможные версии.

Н. Кручинина и Н.Туренко, рассматривая особенности выдвижения и проверки версии, определяли три стадии ее развития: «1) выдвижение версии; 2) разработка версии и выдвижение из нее следствий; 3) проверка предполагаемых следствий и сопоставление их с теми обстоятельствами, которые уже уста-

409

новлены» .

Основой проверки выдвинутой следователем версии является решение вопросов, которые направлены на установление следствий, из нее вытекающих. В результате производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий целесообразно решать вопросы, которые имеют значение для нескольких выдвинутых версий. Проверка имеющихся в распоряжении следователя сведений, соотнесение их с другими, вновь полученными и ранее неизвестными, имеет решающее значение для планирования дальнейшего расследования по уголовному делу. Выдвинутые версии позволяют сформулировать вопросы, подлежащие выяснению, которые систематизируются сообразно исследованию структурных элементов криминалистической характеристики, конкретизируют и детализируют задачи следователя.

Версия достоверна в случае проверки, показавшей несостоятельность других выдвинутых ранее возможных версий и объективного подтверждения данной, детальном изучении всех возможных следствий, вытекающих из нее, в результате которого были выявлены факты, только предполагавшиеся. Кроме того, достоверность версии предполагает бесспорное соответствие выявленных в ходе ее проверки обстоятельств другим, установленным ранее.

Как верно указывал Р.С. Белкин, «логически доказывание завершается утверждением одной версии, как единственно возможного в данной ситуации объяснения исследуемого события. Подтвердившаяся версия перестает в строгом смысле слова быть версией. Перерастая рамки предположения, она становится достоверным выводом о существенных обстоятельствах»[407].

В процессе расследования хищений, совершаемых на объектах транспорта, версии типично формируются по нескольким основаниям. Данное обстоятельство зависит от характера предположения следователя, затрагивающего основные обстоятельства совершенного преступления, либо его отдельные звенья. При версионной работе по делам о хищениях рассматриваемого вида необходимо следовать двум обязательным условиям: необходимость активного сбора первичной информации и максимально широкое определение возможных вариантов развития преступления.

Особое место в деятельности следователя, направленной на раскрытие и расследование преступлений, занимают типичные (типовые) версии[408] [409], представляющие собой предположения, объясняющие суть исследуемого события или его отдельных обстоятельств, содержание которых выявлено в результате научных исследований и обобщения передовой практики деятельности правоохранительных органов, а использование которых позволяет определить наиболее состоятельную версию и наметить целесообразное следственной ситуации направление расследования.

«Типовые версии являются результатом научного обобщения следственной, судебной, экспертной и оперативно-розыскной практики, описываются в соответствующих руководствах по расследованию отдельных видов преступлений. При расследовании по конкретному уголовному делу следователь с учетом типовых версий выдвигает конкретные версии, основанные на материалах дан-

412

ного дела» .

По делам о преступлениях против собственности, совершаемых на транспорте, типовые версии приобретают особое значение в условиях ограниченности исходной криминалистически значимой информации на начальном этапе раскрытия преступления, предлагая следователю объяснение характера исследуемого преступного события. В результате производства расследования по мере поступления новой криминалистически значимой информации в распоряжение следователя типовые версии конкретизируются и детализируются. Вместе с тем, анализ материалов правоприменительной практики по расследованию хищений имущества пассажиров на объектах железнодорожного транспорта свидетельствует о том, что сотрудники оперативных аппаратов, органов дознания и предварительного следствия, призванные осуществлять эту деятельность, испытывают определенные трудности при построении и проверке версий, причинами которых, по мнению В.Л. Шапошникова, и И.Н. Озерова, являются: «слабое представление о понятиях, требованиях построения и проверке версий; низкий уровень контроля со стороны руководителей следственных подразделений за подчиненными сотрудниками; незнание специфики работы железнодорожного транспорта; отсутствие следственного опыта, методических рекомендаций и других материалов для рассмотрения конкретных следственных ситуа-

- 413

ции» .

М. Курбатова предлагает при построении версий о хищениях личного имущества пассажиров на железнодорожном транспорте учитывать все обстоятельства совершенного преступления[410] [411]. И это абсолютно верно. Прежде чем выдвинуть ту или иную версию, необходимо тщательно проанализировать имеющуюся информацию, которая была получена в результате первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Выдвигаемые версии проверяются путем проведения комплекса следственных и оперативнорозыскных мероприятий, планируемых при отработке каждой из них[412].

Решающая роль в построении типовых версий отводится не практической, а теоретической информационной базе, основное содержание которой отражено в криминалистической характеристике преступления.

Мы согласны с В.Е. Коноваловой, представляющей типичность следственной версии в её ориентационной роли в проблемной ситуации (отсутствие доказательств, неясность механизма события, сложность установления причинных отношений, «загадочность» преступления), складывающейся в самом начале расследования; однако, предполагающей, что следственная версия

«...может выступать в качестве косного стереотипа, препятствующего творче-

416

скому мышлению следователя» .

Субботина М.В. предложила классификацию версий по объему имею-

417

щейся информации . Данная классификация, взятая за основу, была успешно применена в диссертации С.Л. Никонович[413] [414] [415]. Полагаем эта классификация универсальна и позволяет дифференцировать версии, возникающие на первоначальном этапе расследования преступлений против собственности, совершаемых на транспорте.

В результате рассмотрения криминалистической характеристики и установления закономерностей, указанных нами выше, целесообразно типичные версии первоначального этапа расследования преступлений против собственности, совершаемых на транспорте, разделить на два направления:

1) при расследовании фактов хищений в отношении пассажиров;

2) при расследовании хищения грузов, а также имущества транспортных предприятий.

Первое направление включает следующие версии.

О событии в целом: хищение материальных ценностей пассажиров произошло в пути движения транспорта; хищение материальных ценностей пассажиров произошло на вокзале до посадки в вагон или самолет; хищение материальных ценностей пассажиров произошло до прибытия на вокзал; хищения не было, но имело место добровольная передача имущества, в том числе во время азартных игр, либо совместного распития спиртных напитков; хищения не было, заявитель сделал ложное заявление намеренно.

По отношению лица к объекту: преступление совершено пассажирами, попутно следующими с потерпевшим; преступление совершено лицом, не являющимся пассажиром, а подсевшим в вагон без билета; преступление совершено лицом, незаконно проникшим в вагон на остановке поезда в отсутствие потерпевшего; преступление совершено сотрудником компании перевозчика.

Так, 17 декабря 2015 г. бортпроводник авиакомпании Б., находясь на борту воздушного судна, следовавшего рейсом сообщением «Москва (Шереметьево) Иркутск», действуя умышленно, из корыстных побуждений, реализуя свой прямой преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества, убедившись, что ее действия не заметны для потерпевшего, тайно похитила из портмоне, находившегося в дорожном чемоданчике на полке для ручной клади, денежные средства в сумме 75 тыс. руб., принадлежащие Т [416]

По отношению лица к закону: ранее судимым: за аналогичные преступления, за иные преступления; ранее не судимым; в момент совершения преступления отбывающим наказание в районе места совершения преступления; в момент совершения преступления привлекающимся к уголовной ответственности при условии избрания меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

По отношению лица к населенному пункту при совершении на вокзалах: местный житель, постоянно проживающий в населенном пункте; временно проживающий в данном населенном пункте; транзитный пассажир, находящийся на вокзале.

По наличию соучастников: преступление совершено одним лицом; преступление совершено группой лиц: без сговора, в результате использования благоприятной ситуации; по предварительному сговору; организованной группой.

По условиям формирования преступной группы: члены группы проживают в одном населенном пункте; члены группы являются родственниками; члены группы совместно учатся или работают в данном населенном пункте; членов группы объединяют общие интересы, в том числе распитие спиртных напитков и употребление наркотиков; члены группы ранее совместно отбывали наказание; члены группы являются представителями одной национальности, группа сформирована по этническому признаку: представителями цыганской диаспоры; представителями из стран СНГ; представителями дальнего зарубежья.

О местах нахождения похищенного имущества: похищенное имущество находится у преступника при себе; похищенное имущество сброшено во время движения; похищенное имущество спрятано в специально подготовленном месте в транспорте; похищенное имущество сбыто непосредственно в транспорте случайным лицам; похищенное имущество передано соучастникам.

Второе направление.

О событии в целом: хищение грузов и имущества транспортных предприятий совершено в пути движения транспорта; хищение грузов и имущества транспортных предприятий совершено в тупиках, на складах, в том числе временного хранения; хищение грузов совершено на складах транспортного предприятия до начала перевозки, в пункте отправления; хищение совершено на складах транспортного предприятия в пункте прибытия грузов; хищения не было, имело место повреждение груза, в том числе полное уничтожение во время движения транспорта; преступник задержан с поличным при попытки вывоза или выноса груза с объекта транспортного предприятия; лицо задержано с похищенным имуществом при вывозе с объекта транспорта, однако, не знало о содержимом груза, использовалось «втемную»; хищение было инсценировано «потерпевшим».

По отношению лица к объекту: преступление совершено работником или сотрудником транспортного предприятия; преступление совершено сотрудником охранного предприятия; преступление совершено лицом, не имеющим отношения к объекту транспортного предприятия.

По отношению лица к закону: ранее судимым: за аналогичные преступления, за иные преступления; ранее не судимым; в момент совершения преступления отбывающим наказание в районе места совершения преступления; в момент совершения преступления привлекающимся к уголовной ответственности при условии избрания меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

По отношению лица к населенному пункту: местным жителем, постоянно проживающим в населенном пункте; временно проживающим в данном населенном пункте; транзитным пассажиром, временно находящимся на объектах транспорта.

По наличию соучастников: преступление совершено одним лицом; преступление совершено группой лиц: без сговора, в результате использования благоприятной ситуации, по предварительному сговору, организованной группой.

По условиям формирования преступной группы: члены группы проживают в одном населенном пункте; члены группы являются родственниками; члены группы совместно учатся или работают в данном населенном пункте; члены группы ранее совместно отбывали наказание; члены группы работают совместно на данном транспортном предприятии; членов группы объединяют общие интересы, в том числе распитие спиртных напитков и употребление наркотиков; члены группы являются представителями одной национальности, группа сформирована по этническому признаку.

О местах нахождения похищенного имущества: похищенное имущество находится в тайнике на территории транспортного предприятия; похищенное имущество вывезено с территории объекта транспорта по подложным документам, в том числе как неисправное оборудование; похищенное имущество сбыто непосредственно на территории транспортного предприятия третьим лицам; похищенное имущество сбыто непосредственно на территории транспортного предприятия работникам данного предприятия.

Вопрос о возможности создания типовых алгоритмов и программ раскрытия и расследования отдельных видов преступлений периодически обсуждается в криминалистической литературе[417]. Следует признать, что рассмотренные типичные версии первоначального этапа расследования преступлений против собственности, совершаемых на транспорте, имеют непосредственно прикладное значение, так как являются основой для формирования типового алгоритма следственных действий, оперативно-розыскных и организационно-технических мероприятий по раскрытию и расследованию рассматриваемого вида преступлений. Выдвижение рассмотренных выше типичных версий, как видно из предложенного перечня, опирающееся на типичные следственные ситуации расследования, значительно облегчает эффективное расследование рассматриваемого вида преступлений. Все перечисленные выше типовые версии дополняют одна другую, что обусловлено содержанием предмета доказывания и структурой процесса познания обстоятельств совершенного преступления. Так, при подтверждении версии о том, что хищение совершено лицом, являющимся сотрудником транспортного предприятия, ответственного за перевозку похищенного груза, выдвигается версия о наличии соучастников, обеспечивающих возможность вывоза похищенного, а затем и его сбыта.

Последовательность выдвижения версий при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте, зависит от ряда факторов, таких как вид выявленного преступления, характеристика следственной ситуации, наличие, объем, относимость имеющейся информации. При совершении краж на объектах транспорта достаточно редко при осмотре места происшествия имеется информация для выдвижения версий относительно способа совершения преступления. Как правило, у следователя присутствует возможность выдвинуть только общие версии, его касающиеся. Версии должны составлять определённую систему, соответствующую информации, имеющейся в распоряжении следователя, таким образом, осуществляя проверку одной из версий, следователь одновременно проверит и другие.

На основе анализа криминалистической литературы, С.Л. Никонович формулирует криминалистический алгоритм расследования как «гибкую систему научно обоснованных, формализованных предписаний последовательного выполнения оптимальных вариантов следственных и организационных действий, оперативно-розыскных мероприятий, объединенных единым замыслом решения промежуточных задач расследования преступлений с учетом типовых

- 421

следственных ситуаций» .

Полагаем данное суждение вполне корректно и приемлемо для использования в разработке различных типовых алгоритмов по расследованию преступлений против собственности, совершаемых на транспорте.

Согласно проведенному нами опросу следователей линейных подразделений на воздушном и железнодорожном транспорте типично на первоначальном этапе расследования хищений возникают сложные следственные ситуации, характеризующиеся значительным числом стоящих задач и минимальным количеством имеющейся информации, в том числе, отражающей личность преступника. Данное обстоятельство свидетельствует о трудностях, испытываемых сотрудниками оперативных аппаратов, органов дознания и следственных подразделений при построении версий и правильной их проверке. Так, осуществленное нами анкетирование выявило следующие причины некачественной вер- сионной работы сотрудников линейных подразделений: незнание либо поверхностное представление о понятии, видах, особенностях построения и проверке версий - 35 %; минимальный опыт следственной либо оперативной деятельности - 40 %; недостаточный контроль за работой со стороны руководства - 25 %; трудности, определяемые отсутствием знания специфики работы воздушного, железнодорожного и водного транспорта - 35 %; отсутствие методических рекомендаций либо их общий характер, отсутствие современных научных разработок, содержащих рекомендации по построении и проверке версий - 75 %; при проведении регулярных методических семинаров недостаточное внимание уделяется версионной работе - 60 %. [418]

В результате исследования можно сделать вывод о том, что профессиональная подготовка и практический опыт следователей, сотрудников оперативных аппаратов и органов дознания, занимающихся расследованием хищений на транспорте, недостаточны для выдвижения всех возможных в конкретной следственной ситуации первоначального этапа расследования версий. Практика выдвижения версий носит формальный характер, ограничиваясь выдвижением и проверкой одной либо нескольких версий.

Таким образом, специфичность версий, выдвигаемых при расследовании хищений на транспорте, объясняется своеобразностью отображения следов, типичных для этих преступлений, в окружающем мире, что объясняет характерность процесса их выдвижения и проверки.

<< | >>
Источник: Грибунов Олег Павлович. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ РАСКРЫТИЯ, РАССЛЕДОВАНИЯ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ НА ТРАНСПОРТЕ. 2016

Еще по теме § 3. Особенности версионной работы по делам о преступлениях против собственности, совершаемых на транспорте. Система типовых версий:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 3. Особенности версионной работы по делам о преступлениях против собственности, совершаемых на транспорте. Система типовых версий
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -