<<
>>

§ 2. Следственные ситуации, возникающие на первоначальном и последующем этапах расследования

Следственная ситуация как теоретическая конструкция является основой ситуативного подхода, претендующего на роль самостоятельного метода в криминалистике[102]. На счет определения понятия следственной ситуации мнения ученых традиционно имеют некоторые отличия[103].

В разное время

прикладывались усилия по анализу и изучению существующих точек зрения. В результате исследования, проведенного группой авторов под руководством А.Ю. Головина[104], было предложено понимать под следственной ситуацией обстановку (совокупность условий), в которой на определенный момент времени осуществляется деятельность следователя по раскрытию и расследованию преступлений. Эту точку зрения также разделяли в свое время Р.С. Белкин и Е.М. Лифшиц[105]. А.В. Варданян и И.И. Варов при изучении вопроса формирования следственных ситуаций приходят к справедливому выводу о том, что следственная ситуация есть обстановка в которой происходит расследование преступления, и которая динамично эволюционирует в результате воздействия объективных и субъективных факторов[106] [107]. Также, из фундаментальных трудов в области криминалистики Р.С. Белкина мы узнаем, что следственная ситуация - это обстановка процесса доказывания или совокупность условий, сложившихся на данный момент расследования . Это определение содержит такие почти неограниченно широкие понятия, как «совокупность условий» и «обстановка». Т.С. Волчецкая, в целом не противореча мнению Р.С. Белкина, в свою очередь справедливо, на наш взгляд, определила следственную ситуацию как степень информационной осведомленности следователя о преступлении, и состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка которого позволяет следователю принять наиболее целесообразные по делу решения[108]. При этом, на первое место в этом определении ставится информированность лица, участвующего в расследовании, о сложившихся обстоятельствах.

Ведь в действительности, неизвестные следователю сведения хоть и влияют на поведение других участников уголовного дела, результаты расследования и степень эффективности получения доказательств, однако при этом не в состоянии оказывать непосредственное воздействие на принимаемые следствием решения и планирование процесса расследования. Кроме того, в данном определении неограниченно широкий круг обстоятельств, предлагаемых Р.С. Белкиным, ограничивается таким условием как возможность влияния этих обстоятельств на принятие наиболее целесообразного решения по уголовному делу. Эту мысль разделяют некоторые другие ученые. Так по мнению И.А. Копылова, главная функция следственной ситуации, как объекта криминалистического исследования, состоит в том, что она позволяет «выделить и свести воедино обстоятельства, оценка которых необходима для принятия следственных решений по делу»[109]. О.Я. Баев так же определяет обстоятельства следственной ситуации во взаимосвязи с деятельностью следователя предлагая понимать под следственной ситуацией своего рода модель, отражающую наиболее значимые и типичные характеристики обстановки расследования, определяющей характер необходимых действий следователя на том или ином этапе расследования конкретного преступления[110], отличая при этом следственную ситуацию от ситуации расследования[111] [112] [113].

Как верно указывает Т.С. Волчецкая, в своем исследовании, посвященном ситуалогии: «Диагностируя наличную следственную ситуацию и тем самым определяя, данные о каких элементах преступления в модели криминальной ситуации уже имеются, какие сведения подлежат дополнительной проверке, а какую информацию отыскать ещё необходимо, следователь определяет конкретные цели и задачи выбранного им следственного действия.» . Данное утверждение подразумевает сравнение следователем сложившихся и установленных в процессе расследования обстоятельств с типовой моделью подобных преступлений. Не противореча этому, О.Я.

Баев говорит о сравнении ситуации расследования со следственной ситуацией , подразумевая в сущности те же самые категории соответственно.

Таким образом, при ситуационном подходе к изучению преступлений приходится иметь дело со сложившейся ситуацией (установленными обстоятельствами), типовой моделью преступления и выдвигаемыми на основании этой модели версиями, требующими проведения определенных следственных или процессуальных действий. Их взаимную связь и влияние друг

на друга можно рассмотреть по аналогии с диалектической триадой по Ф. Гегелю, где тезис - это сложившаяся ситуация, антитезис - типовая модель, а синтезом вызванным их взаимодействием является версия и результаты деятельности по ее поверке. Деятельность по проверке изменяет существующую ситуацию, в результате чего возникает следующая ситуация с другими исходными данными и процесс повторяется до окончательного логического завершения. Раз за разом при этом на основании типовой модели формируется модель конкретного преступления. Вопросам моделирования в криминалистической деятельности так же уделяется значительное внимание, и эта объемная тема безусловно требует отдельного исследования. Этому посвящено диссертационное исследование Д.А. Степаненко[114], которая справедливо рассматривает процесс моделирования как реконструкцию расследуемого события в качестве частного случая

ретросказательного познавательного процесса[115].

Некоторые авторы обоснованно выделяют на первоначальном этапе расследования мошенничества четыре следственных ситуации, которые выглядят таким образом: 1) мошенник известен, он задержан при совершении мошеннических действий или сразу после их совершения; 2) мошенник известен, но он скрывается; 3) мошенник известен, однако его действия завуалированы под видом законных сделок; 4) мошенник не известен[116]. Применительно к расследованию мошенничества связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта из перечисленных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе можно встретить только третий и четвертый варианты сложившихся обстоятельств, когда мошенник неизвестен или известен, однако его действия завуалированы под видом законных сделок.

Следственные ситуации, когда мошенник известен, задержан при совершении мошеннических действий или сразу после их совершения, при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционной деятельности на предприятиях железнодорожного транспорта, хоть и вероятны, однако при изучении уголовных дел встречены не были. Думается. это вызвано сложностью способа совершения данного преступления, их высокой степенью латентности, наличием значительного промежутка времени между моментом окончания преступления и его выявлением правоохранительными органами.

Случаев, при которых в процессе расследования подобной категории преступлений сложилась бы ситуация, когда мошенник был бы известен, но скрывался, так же не выявлено. Думается, это обусловлено спецификой особенностей личности совершающих такие преступления, и в первую очередь тем, что у таких людей отсутствует ярко выраженная криминальная направленность поведения. Они, как правило, имеют постоянный источник дохода или хорошо оплачиваемое место работы, семью, детей и постоянное место жительства. Все это в контексте существования норм УПК, устанавливающих запрет на избрание меры пресечения в виде ареста в отношении мошенников, совершивших эти преступления в сфере предпринимательской деятельности, обуславливает ничтожную степень вероятности формирования следственной ситуации, при которой установленный подозреваемый сочтет необходимым скрывается. При расследовании в 2009 году СЧ СУ при ВС УВДТ уголовного дела 925006, возбужденного по признакам мошенничества, которые было связано с осуществлением одного из инвестиционных проектов, реализуемых на Восточно-Сибирской железной дороге, подозреваемая П. была объявлена в розыск, и расследование в связи с этим было приостановлено, однако фактически П. не столько скрывалась от следственных органов, сколько игнорировала вызовы повесткой на допрос следователя, требуя от следователя строить общение через адвоката. По месту жительства найти ее не представлялось возможным, плохо организованное взаимодействие с представителями органа дознания, которые формально и безынициативно выполняли поручения следователя об установлении места нахождения П. и осуществлении ее принудительного привода, поставили

следователя в условия, при которых он был вынужден приостановить

117

расследование в связи с неустановлением места нахождения подозреваемого . Это был исключительный случай, и подобные ситуации не были встречены при изучении других уголовных дел о преступлениях данной категории.

Профессор О.Я. Баев справедливо предлагает при расследовании должностных и коррупционных преступлений по линии ОЭБиПК рассматривать ситуацию, при которой «известно лицо, которое по имеющейся информации, возможно учинило преступление, но необходимо установить криминальный характер этого деяния» и уголовные дела в таком случае возбуждаются на основании оперативно-розыскных данных[117] [118]. Такого рода ситуации характерны и для мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, что хорошо видно при анализе уголовных дел о преступлениях этой категории. При расследовании преступлений данной категории, очень часто встречаются ситуации, когда мошенник и лица, создавшие необходимые условия для совершения хищения установлены, но их действия завуалированы под видом законной деятельности. В таких случаях особенно актуально утверждение профессора А.Ю. Головина о необходимости использовать при планировании расследования и его организации частные версии о некоторых существенных подробностях совершения расследуемого преступления и обстоятельствах противодействия, оказываемого расследованию.

Основополагающие элементы структуры расследования отражены в уголовно-процессуальном законе. Структура же отдельного расследования конкретизируется следователем. При этом важным элементом конкретизации является определение целей расследования[119]. Думается, было бы целесообразно разбить на отдельные составные части основную цель расследования, сутью которой будет являться неопровержимо и объективно доказанный состав преступления. Для этого было бы, эффективным определив цели расследования, произвести уголовно-правовой анализ состава расследуемого преступления, определить, какие сведения могут подтвердить обязательные элементы состава и их отдельных составляющих, таких, например, как время, место и способ совершения. В зависимости от сложившейся к этому моменту следственной обстановки и ситуации определить круг следственных, иных процессуальных и оперативно-розыскных действий и мероприятий необходимых для неопровержимого доказательства каждого из элементов этого состава, как по отдельности, так и в совокупности. Это является сущностью планирования, результатом и материальным воплощением которого является план оперативноследственных действий и мероприятий по уголовному делу. «План расследования служит «мостом» от размышлений (по поводу версий) к собиранию доказательств[120]. В этом плане кратко отражается сложившаяся, к моменту его составления следственная обстановка (ситуация) - так называемая фабула, выдвинутые на основании собранных данных и доказательств версии. По каждой из выдвинутых версий отдельно планируется проведение тех или иных мероприятий, следственных действий для которых в свою очередь по мнению профессора И.М. Комарова также полезно выдвигать версии о возникновении тех или иных ситуаций при его проведении[121].

На основании плана расследования с учетом следственной ситуации и обстановки на каждый день происходит ежедневное планирование следователем своей работы. Как верно указывает В.Ю. Шепитько, исследуя организованную преступность, «весь процесс расследования по такого рода преступлениям (организованной преступности) должен состоять из комплекса тактических операций, направленных на решение важных промежуточных задач, последовательно ведущих к достижению главных целей по конкретным уголовным делам» . Криминалистическая тактика не может быть представлена без планирования следственных действий . Рассматривая этот вопрос, думается, следует отойти от формализма и не останавливаться на правовом регулировании процесса планирования работы следователя и других правоохранительных органов. План расследования в материальном его выражении на бумаге не является самой целью процесса планирования. Более важно то, что в этом процессе следователь или оперативный работник, проводя анализ и систематизируя имеющиеся данные, поддерживает порядок прежде всего в своем сознании. Появляется представление об образе поведения и порядке выполнения необходимых действий. Это позволяет более объективно беспристрастно и реалистично взглянуть на сложившуюся обстановку, что даст возможность принять более взвешенные результативные решения, касающиеся дальнейшей деятельности.

Основной целью расследования любого уголовного дела является установление лица, совершившего преступление, и формы его вины, связанной с мотивом. Возможно, по этой причине основные версии, выдвигаемые при планировании расследования, чаще всего касаются именно данных о лицах, участвовавших в их совершении и наличии тех или иных мотивов совершения

124

преступления .

Итак, ситуационный подход подразумевает составление плана в результате оценки сложившейся ситуации. Изучение планов, составленных при расследовании мошенничества, связанного с инвестиционной деятельностью на предприятиях железнодорожного транспорта, показало, что во всех изученных случаях при их составлении выдвигались только общие версии о событии [122] [123] [124] [125] преступления, о чем говорит в своем исследовании А.С. Князьков[126] [127], и версии о вероятном участии в механизме совершения преступления тех или иных лиц, которые также носят скорее общий характер. При этом в процессе планирования совершенно не уделялось должного внимания частным версиям. Исследования, проведенные А.Ю. Головиным и М.В. Барановым также показали, что в 61 % случаев при составлении плана расследования по уголовным делам выдвигаются исключительно общие версии. Ими справедливо рекомендуется кроме общих версий в ходе расследования выдвигать частные версии об отдельных элементах расследуемого преступления, версии о противодействии расследованию оказываемого участниками уголовного дела со стороны защиты, версии о вероятных источниках полезной информации и месте нахождения объектов, имеющих значение для расследования . Выдвижение этих версий, как и общих, вызывает необходимость проведения некоторых следственных и иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий для их проверки.

Проводимые при расследовании уголовного дела мероприятия можно разделить на две группы. В первую их них входят общие мероприятия, проводимые независимо от выдвигаемых версий. Вторую группу составляют мероприятия по проверке одной из выдвинутых версий. При расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, в зависимости от сложившейся ситуации бывает необходимым осуществить следующие мероприятия:

1. Мероприятия, связанные с задействованными в механизме совершения преступления для осуществления обмана первичными документами бухгалтерского учета, и составленными на их основе платежными документами, а также мероприятия по приданию таким документам доказательственной формы. Эти документы, а также сам договор, на основании которого они были составлены, могут подтвердить сумму причиненного ущерба, осуществление факта оплаты, причастность подозреваемого лица к их составлению. Данные мероприятия включают в себя следственные действия по обнаружению и изъятию оригиналов таких документов. Изъятие может быть проведено путем проведения обыска, выемки или в некоторых случаях одного из видов осмотра. Подобные документы учета, как правило, составляются в двух экземплярах по числу участников договорных отношений купли-продажи или подряда. Если организация, выступающая подрядчиком или продавцом не является абсолютно подставной - «однодневкой», и возможно установить не только формального, но и фактического ее руководителя или работников, то существует вероятность получить экземпляры таких документов у этого предприятия. Это необходимо делать неотложно, и с этим может быть связано предварительное проведение следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий по установлению места нахождения этих документов. В обязательном порядке в таких случаях производится выемка экземпляров этих документов в подразделении, ведущем бухгалтерский учет на предприятии железнодорожного транспорта. Как правило, это структурные подразделения ОЦОР.

Помимо того, что данные документы могут быть использованы для проведения некоторых экспертных исследований, они сами по себе непосредственно являются следами преступной деятельности и поэтому подлежат осмотру, признанию вещественными доказательствами и приобщению их к уголовному делу.

2. Мероприятия по обнаружению, проявлению и фиксации идеальных следов преступления. В первую очередь это проведение допросов подозреваемых, обвиняемых, представителей потерпевшего и свидетелей. Особенности и специфика проведения этих следственных действий также подвержены сильному влиянию со стороны обстоятельств складывающейся следственной ситуации, и более подробно данный вопрос освещен в отельном параграфе настоящей работы.

3. Если механизм расследуемого преступления касается проведения конкурсных процедур, необходимо запланировать и осуществить мероприятия по получению документов, связанных с этим процессом. Такие документы находятся в региональных отделениях Центра организации конкурсных закупок структурных подразделениях ОАО "РЖД" (РКЗ). Перед их изъятием полезно провести допрос руководителя такого подразделения и всех работников данной организации, принимавших участие в проведении конкурса или аукциона. Кроме прочего, при проведении допроса необходимо задать вопросы о месте нахождения документов, составленных и полученных от конкурсантов при его проведении. Если при этом известно, что конкурсные процедуры были проведены с существенными нарушениями, а работники этого подразделения часто контактируют с подозреваемым или иными косвенными участниками преступления, то такие допросы следует проводить неотложно с выездом по месту нахождения данной организации, не позволяя допрашиваемым подготовиться и договориться между собой о поведении на допросе. Перед таким выездом для проведения допроса и изъятия необходимых документов следует оперативным путем предварительно проверить присутствие требуемых работников на месте. Такой выезд целесообразно осуществлять в сопровождении оперативных сотрудников или иных лиц, принимающих участие в расследовании, так как в случае формирования конфликтной ситуации, необходимо быть готовым к проведению неотложного обыска, для чего также с собой необходимо иметь бланки постановлений о проведении обыска и соответствующих протоколов с копировальной бумагой. Обыск в конфликтной ситуации, как правило, требует участия в его проведении более двух лиц.

4. Мероприятия, связанные с присутствием в механизме преступления банка и банковских операций. Статья 26 Федерального закона Российской Федерации от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» устанавливает статус тайны, охраняемой на государственном уровне, для сведений об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов банков. Эта же статья устанавливает некоторые процессуальные процедуры получения этих сведений органами предварительного следствия и подразделениями, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Вопросами, связанными с предоставлением банком правоохранительным органам сведений, как и в других случаях взаимодействия банка с правоохранительными органами, как правило, занимаются подразделения службы безопасности банка. В банке, в котором открыт счет юридического лица, ведется накопительное дело на него. Кроме нотариально заверенных копий учредительных документов юридического лица, которые больше нигде невозможно получить в случае, если приходится иметь дело с подставной фирмой-однодневкой, в этом деле должны содержаться карточки с образцами подписи физического лица, имеющего возможность распоряжаться денежными средствами, поступающими на счет этой организации, копия паспорта такого лица, его анкетные данные, договор на оказание услуги «Банк-клиент». Все это может быть использовано в процессе доказывания, как в качестве самостоятельного доказательства, так и в качестве источника образцов или объектов для производства экспертных исследований.

5. Выбор мероприятий, связанных с организацией, выступившей в качестве подрядчика или продавца в сделке, связанной с осуществлением инвестиционного проекта и лицами, имеющими отношение к созданию, деятельности и ликвидации такой организации полностью зависит от сложившейся следственной ситуации. Существует три возможных варианта таких ситуаций: 1) организация является подставной фирмой с подставными руководителями и учредителями[128], 2) организация является реально действующей, осуществляет предпринимательскую деятельность, ее руководители или ответственные лица участвовали или были осведомлены о преступном характере действий, 3) подставная организация является реально действующей, осуществляет предпринимательскую деятельность но была использована «в темную», а ее руководство и работники не были осведомлены о необоснованности оплаты.

Первоначальные сведения, позволяющие установить такую организацию, приобретаются из договора, обязательства по которому были необоснованно оплачены. К этим данным для полноты расследования необходимо добыть свидетельство о регистрации юридического лица и учредительные документы. Эти документы кроме установления правоспособности и формы юридического

, 129

лица позволяют сделать выводы о его официальных участниках и учредителях . Самым простым «классическим» способом получения таких документов является изъятие их в офисе организации. Если организация-подрядчик является подставной, что встречается очень часто, и не представляется возможным установить место нахождения и изъять указанные документы, то их достоверные копии возможно получить иным способом.

По указанным в договоре номерам ОГРН и ИНН, а также номеру расчетного счета и банковским реквизитам необходимо изъять в налоговой службе и в банке дела учета данного юридического лица. При этом, для расследуемого преступления как правило, нет необходимости изымать учетное дело в налоговой инспекции в том, районе, где зарегистрирована организация. Существуют два вида дел юридического лица, которые ведутся в налоговых органах[129] [130]. Это регистрационное дело и учетное. Учетное дело формируется из документов, образующихся в процессе деятельности налоговых органов при реализации положений Кодекса по учету налогоплательщиков - организаций. Это, как правило подаваемые организацией декларации, балансы и иные отчетные документы, которые не имеют особого значения для расследования непосредственно мошенничества. В некоторых случаях они лишь могут косвенно подтвердить причастность определенного лица, предоставившего или подписавшего их, к деятельности данной организации.

В регистрационном деле содержатся заверенные копии свидетельства о регистрации юридического лица, свидетельства о постановке его на учет в налоговом органе, учредительных документов, сведения о ее руководителях, заявления, написанные собственноручно лицом, которое участвовало в учреждении, регистрации и постановке на учет организации, выступая в роли руководителя, и прочие документы. Такие документы имеют важное значение для расследования.

Кроме этих документов, в налоговой службе следует запросом истребовать информацию из Единого государственного реестра юридических лиц. Данный документ в краткой справочной форме в полной мере содержит все основные сведения об организации.

Установить лиц, которые в действительности осуществляли деятельность, используя подставную фирму-однодневку, после того, как ее деятельность была прекращена, крайне трудно. Для этого приходится рассчитывать на сохранение идеальных следов у сотрудников налоговых органов и работников банка, где происходила регистрация данного предприятия, сопряженная с непосредственным контактом с лицом, выступающим от имени руководителя данной организации.

6. Мероприятия по собиранию характеризующей информации, информации об образе жизни, способствующей полноте и всесторонности расследования, а также информации о наличии имущества, которое возможно арестовать для обеспечения возмещения ущерба. Данные мероприятия в большинстве своем выражены во взаимодействии следственных органов с организациями, обладающими такими сведениями, чему посвящен отдельный раздел настоящего исследования.

При следственной ситуации, когда в механизме мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, была использована действующая коммерческая организация, занимающаяся предпринимательской деятельностью, следствие сталкивается с необходимостью выдвигать в качестве одной из версий отсутствие у лиц, связанных с заключением соглашения и осуществлением оплаты за выполненные обязательства, умысла на хищение. В таком случае это не только способствует обеспечению полноты и всесторонности расследования, но и может позволить преодолеть противодействие расследованию в форме выдвижения стороной защиты аналогичной версии.

В зависимости от наличия алиби у стороны защиты и от поведения стороны защиты при расследовании профессор О.Я. Баев предлагает три вида следственных ситуаций. В первом случае сторона защиты не признает вину, но при даче показаний не приводит доводы, подтверждающие свою невиновность. Во втором - сторона защиты признает свою вину и не приводит каких-либо доводов о невиновности. И третий случай, который встречается чаще всего на практике - когда лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, отказывается давать показания на предварительном следствии и заявляет доказательства, подтверждающие свою невиновность только при рассмотрении уголовного дела в суде . Во всех трех случаях, как считает О.Я. Баев необходимо проводить мероприятия по проверке возможных источников получения подтверждения стороной защиты доказательств невиновности. В том числе это относится и к случаю признания вины стороной защиты, так как такое признание может являться частью тактики противодействия расследованию, и доводы о невиновности будут представлены в суде или в конце расследования, когда у следователя будет недостаточно временных ресурсов для того что бы убедительно опровергнуть эти доводы.

При анализе расследованных уголовных по данной категории преступлений можно выделить следующие часто встречающиеся оправдательные версии, выдвигаемые стороной защиты:

1. ) Хищение отсутствует в связи с отсутствием такого обязательного признака хищения как безвозмездность, так как организация - подрядчик или продавец выполнила заказчику или покупателю другие услуги или поставила [131] другие товары, не предусмотренные условиями договора, но компенсирующие причиненный материальный вред или даже значительно превышающий его.

Предвидя выдвижение такой версии следствию необходимо проверить все возможные варианты взаимодействия подрядчика с предприятием железнодорожного транспорта. В зависимости от объемов оборотов подрядчика объем проверочных мероприятий может быть колоссальным. Если при этом еще и учесть возможность взаиморасчетов с участием третьих организаций, то проверочная деятельность становится абсолютно невыполнимой.

Подобная версия выдвигалась стороной защиты при расследовании уголовного дела в отношении группы лиц, совершивших мошенничество в особо крупном размере при осуществлении капитального ремонта товарной конторы, контейнерной площадки и крытой грузовой платформы грузового склада терминально-складского комплекса МЖД в 2007 году (рассматривалось в Таганском районном суде г. Москвы в 2013 г.). Опровергнуть ее позволило

133

проведение строительно-технической экспертизы по уголовному делу, на основании результатов которой была установлена фактическая стоимость выполненных работ, которые не были предусмотрены договором и учитывались в актах приемки (КС-2) и справках стоимости выполненных работ (КС-3).

2. ) Руководство организации, при составлении документов для оплаты, не было осведомлено о ложном характере вносимых в эти документы сведений. Для привлечения к уголовной ответственности лиц из числа работников фирмы, которые ввели такого руководителя в заблуждение, необходимы прямые доказательства, указывающие на наличие у него при совершении обмана корыстного мотива, непосредственно связанного с отчуждаемыми путем обмана денежными средствами. Обычно, если и бывает возможно усмотреть у таких лиц [132] [133]

корыстную или иную личную заинтересованность, то предполагаемая ими материальная выгода исходит не из похищенных средств, а связана с получением заработной платы или иного вознаграждения за работу.

Выдвижение такой версии явилось одним из оснований вынесения оправдательного приговора по уголовному делу № 1-7/09 Кировским судом г. Иркутска134.

3. ) Обязательства были выполнены в полном объеме, и следствие ошибается в оценке фактических обстоятельств.

Выдвижение подобной версии в период проведения расследования не должно составить труда опровергнуть ее. Возбуждая уголовное дело следствие уже должно обладать сведениями, прямо подтверждающими невыполнение или ненадлежащее выполнение оплаченных обязательств. В сущности, это одно из основных обстоятельств, подлежащих доказыванию по подобного рода уголовным делам.

4. ) Организация-подрядчик не имеет непосредственного отношения к выявленным нарушениям, так как выступала посредником, поручив выполнение обязательств по договору субподрядчику, не проверяя обстоятельства выполнения им предусмотренных работ. Данная версия, не опровергнутая на стадии предварительного расследования и в суде, явилась основанием постановления оправдательного приговора в отношении К. 10 июня 2014 года в Ленинском районном суде г. Кемерова. Рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении К. суд пришел к выводу о том, что «поскольку умысел К на хищение имущества ОАО «РЖД» не был установлен, работы по демонтажу пожарной сигнализации выполнялись не ООО «» в лице К, а фактически проводились ООО «» и не доказано, что К реально похитил денежные средства ОАО «РЖД» за выполнение этих работ и распорядился ими по своему усмотрению, а сам факт того, что по договорам подряда ему были перечислены денежные средства ОАО «РЖД» не свидетельствует о том, что К их похитил и распорядился ими по своему усмотрению, то при таких обстоятельствах суд считает, что органы предварительного следствия, не собрали бесспорных доказательств вины К в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ» .

Однако, подобное противодействие было преодолено при расследовании и рассмотрении судом в марте 2013 года уголовного дела, возбужденного в отношении Т., по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Причиной возбуждения уголовного дела послужил факт невыполнения ряда работ по договору подряда, заключенного между ОАО «РЖД» и ООО «Гровэкс». Директор ООО «Гровэкс» при допросе показал, что работы, предусмотренные договором, выполняло не ООО «Гровэкс» а ООО «Евросистем», с которым у его организации заключен договор подряда. В ходе расследования были установлен официальный руководитель ООО «Евросистем» К.

Из показаний свидетеля К. стало известно, что он никогда не являлся ни генеральным директором ООО «Евросистем», ни его учредителем, документы, касающиеся договора подряда на выполнение работ по капитальному ремонту объектов МЖД, в том числе акты о приемке выполненных ООО «Евросистем» работ, он от лица ООО «Евросистем» не подписывал. Некоторое время назад он терял свой паспорт, который ему потом подбросили в почтовый ящик, и впоследствии узнал о том, что на него зарегистрировано около 100 юридических лиц.

Из показаний сметчицы ООО «Гровэкс» Б. стало известно, что она не составляла никаких документов относительно участия в капитальном ремонте субподрядной организации ООО «Евросистем», о привлечении ООО «Гровэкс» субподрядных организаций для выполнения работ по капитальному ремонту объектов станции Манихино-1 ей неизвестно.

Из показаний работников управляющего проекта, в том числе Б., Г. стало известно, что привлечение ООО «Гровэкс» в качестве субподрядчика ООО «Евросистем» с МЖД не согласовывалось, о том, что работы на объектах производились ООО «Евросистем» никому неизвестно.

В ходе обыска в офисном помещении ООО «Гровэкс» были изъяты уставные и учредительные документы ООО «Евросистем», в том числе копия паспорта на имя К.

Из заключения почерковедческой экспертизы стало известно, что договор между ООО «Гровэкс» и ООО «Евросистем», локальный сметный расчет по данному договору, акты о приемке выполненных работ от лица генерального директора ООО «Евросистем» К. последним не подписывались.

Этих данных в совокупности с иными собранными по уголовному делу доказательствами было достаточно для признания судом довода подсудимых об отсутствии умысла на хищение денежных средств ОАО РЖД несостоятельным, «поскольку данный довод объективно опровергается результатами анализа фактических обстоятельств дела, установленных судом», и по уголовному делу был вынесен обвинительный приговор.136

5. ) Заключая соглашение, руководство предприятия было обоснованно уверено в том, что обязательства, предусмотренные договором, действительно удастся выполнить, но в силу сложившихся неблагоприятных обстоятельств этого сделать не удалось.

Подтверждение такой версии также влечет прекращение уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, так как, не смотря на наличие таких признаков хищения, как безвозмездность, противоправность, изъятие чужого имущества или права на имущества и обращение его в свою пользу, заключая договор и получая оплату за выполнение обязательств, предусмотренных договором, лицо не преследовало цели противоправно и безвозмездно похитить чужое имущество. Хищение же не может быть совершено по неосторожности.

Все эти версии, не находя своего убедительного опровержения, влекут отсутствие преступности деяния, и поэтому крайне важно с самых ранних этапов проверки первоначальной информации о таком преступлении предполагать выдвижение их стороной защиты. Конечно, всегда существует вероятность того, что выдвижение защитой таких версий не является актом противодействия расследованию, но это только увеличивает значение проверки этих версий. На стадии возбуждения уголовного дела следствие должно обладать достаточными сведениями, опровергающими эти версии. Данные сведения должны при этом обладать свойствами, позволяющими им в дальнейшем, после возбуждения уголовного дела, стать допустимыми доказательствами.

Подводя итог, следует еще раз сказать о том, что при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, как и при расследовании иных корыстных преступлений, основные версии, выдвигаемые следствием при планировании расследования, чаще всего касаются именно данных о лицах, участвовавших в их совершении и наличии у них корыстных побуждений. При этом не выдвигаются частные версии, касающиеся отдельных элементов механизма такого преступления. Между тем, выдвижение таких версий может принести неоценимую пользу расследованию, способствуя более полному и всестороннему расследованию. Кроме того, предполагая такую распространенную форму противодействия расследованию, как выдвижение стороной защиты оправдательной версии при рассмотрении уголовного дела в суде, следствию необходимо уже на предварительном следствии выполнить проверку наиболее часто выдвигаемых подобных версий, либо собрать убедительные доказательства, исключающие выдвижение такой версии.

<< | >>
Источник: Пермяков Андрей Леонидович. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ МОШЕННИЧЕСТВА, СВЯЗАННОГО С ОСУЩЕСТВЛЕНИЕМ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА. 2016

Еще по теме § 2. Следственные ситуации, возникающие на первоначальном и последующем этапах расследования:

  1. 4. ПОНЯТИЕ СИТУАЦИОННОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ И ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  2. 6. ПРИМЕНЕНИЕ МОДЕЛИРОВАНИЯ В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКЕ
  3. 1.2. Криминалистическая характеристика хулиганства и обстоятельства, подлежащие доказыванию по данной категории уголовных дел
  4. § 1. Особенности производства отдельных следственных действий
  5. N 2. Классификация и типизация следственных ситуаций
  6. Особенности производства следственных действий на этапах расследования преступлений, совершаемых в финансово-кредитной системе
  7. Алгоритмизация - эффективный метод расследования квартирных краж
  8. § 1. Деятельность оперативных подразделений УГОЛОВНО - ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ПО РАСКРЫТИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВ ЛЕННОСТИ И ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ИХ РАССЛЕДОВАНИЯ
  9. § 2. Оперативно - тактические комбинации, проводимые при расследовании преступлений коррупционной направленности в уголовно - исполнительной системе
  10. § 2. Следственные ситуации, возникающие на первоначальном и последующем этапах расследования
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. § 3. Современная доктрина методико-криминалистического обеспечения расследования отдельных видов преступлений
  13. § 3. Особенности версионной работы по делам о преступлениях против собственности, совершаемых на транспорте. Система типовых версий
  14. § 1. Организационно-тактические основы возбуждения уголовных дел по преступлениям против собственности, совершаемых на транспорте
  15. § 2. Тактические особенности проведения следственных действий, направленных на собирание криминалистически значимой информации
  16. § 3. Тактические особенности проведения следственных действий направленных на получение вербальной и комплексной информации
  17. § 3. Особенности методологии расследования преступлений посредством преобразования информации
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -