<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В проведенном исследовании определена и систематизирована совокупность основных тенденций, которые в посткризисных условиях формируют качественные изменения в сфере трансграничных ПИИ в глобальных масштабах.

Эти тренды изменили характер и направления мирового движения инвестиций в целом, включая рынки ссудного и предпринимательского капиталов, катализатором которых выступили финансовые и экономические последствия прошедшего кризиса.

После кризиса ряд быстро развивающихся государств не только стали ведущими реципиентами трансграничных ПИИ в мире, но и превратились в экспортеров прямых инвестиций глобального уровня. Особое место здесь занимают страны БРИКС, прежде всего Россия и Китай, а также другие динамично развивающиеся экономики (Гонконг, Сингапур и т.д.). При этом формируется «второй эшелон» крупных экспортеров прямых инвестиций из стран Юго- Восточной Азии и Латинской Америки.

Ключевую роль в данном процессе играют новые субъекты мирового процесса капиталодвижения - крупные и сверхкрупные корпорации (часто государственные) этих стран, которые за счет развития своей трансграничной инвестиционной активности постепенно превращаются в глобальные ТНК.

По итогам анализа данных явлений выявлена тенденция наращивания вывоза производительного капитала в глобальных масштабах из ресурсных экономик переходного типа (и зависимость этого процесса от конъюнктуры мировых товарных и финансовых рынков), что во многих случаях происходит при относительно низком удовлетворении внутренних потребностей в инвестициях.

В итоге выявлена закономерность: усложнение векторалыюй конфигурации мировых потоков капиталодвижения. Под воздействием новых факторов и тенденций происходит трансформация основного направления движения глобальных ПИИ от традиционной жесткой оси «Север-Юг» к формированию треугольника «Север-Юг-Восток». Данная конфигурация трансграничного капиталодвижения характеризуется наличием новых и достаточно устойчивых двусторонних связей, обусловленных факторами технологического лидерства «Севера», с одной стороны, и догоняющего развития «Юга» и «Востока» - с другой.

В условиях формирования постиндустриального общества произошла трансформация мотивов капиталодвижения в направлении более полного учета технолого-инновационных факторов, необходимости стратегического сырьевого обеспечения и дефицита инвестиционного ресурса, что выходит за пределы понимания классических теорий, в частности соотношения факторов производства Хекшера-Олина, и требует своего обоснования.

Феномен массированного экспорта ПИИ из динамично развивающихся экономик, прежде всего государств БРИКС, в целом вписывается в рамки современных концепций вывоза капитала (в частности, эклектической парадигмы Дж. Даннинга и теории «пути инвестиционного развития наций»), но имеет свою специфику.

В данном случае БРИКС следует рассматривать не как политико-экономический блок или межрегиональный интеграционный проект, а как категорию, которая позволяет понять кардинальный сдвиг в системе мирового хозяйства и международных отношений, произошедший в начале XXI в., в том числе в сфере глобального движения инвестиций.

В итоге создается новая функциональная модель участия развивающихся и переходных экономик, включая Россию, в области трансграничного капиталодвижения, отражающая глобальные сдвиги в мировом хозяйстве в целом, а также трансформацию политико-экономической расстановки сил различных групп государств и формирование многополярности центров роста.

В этой связи необходима модификация существующих концептуальных подходов к трактовке эволюции нового поколения корпораций - экспортеров ПИИ (прежде всего из стран БРИКС) как перспективных субъектов капиталодвижения с акцентом на анализ страновых особенностей происхождения этих ТНК, системы их взаимоотношений с государством в контексте реализации национальной модели интеграции в мировую экономику.

Предложенный авторский подход исследования инвестиционной экспансии THK «новой волны» из стран - продуцентов ПИИ представляет собой сочетание элементов нескольких концепций - догоняющего развития, опережающего роста, а также неоклассической теории между народно го движения капитала и существующих концепций интернализации деятельности ТНК.

В работе показано, что традиционные теории ПИИ не в полной мере учитывают особенности эволюции инвестиционной экспансии российских компаний. Причинно-следственные связи активизации деятельности отечественного бизнеса в области слияний и поглощений (М&А), а также реализации новых проектов (greenfield) за рубежом имеют свою специфику. Так, ряд характерных для России черт - мотивы вывоза, доминирование энергосырьевых монополий, способы и сферы приложения капиталов, особая роль государства - отличаются от стратегии в области трансграничных сделок и проектов, осуществляемых за рубежом компаниями из развитых стран и ряда государств с динамично формирующейся экономикой.

Необходимо учитывать отсутствие привлекательных возможностей у российских корпораций для инвестирования внутри страны, обусловленного структурными диспропорциями отечественной экономики, неблагоприятным деловым климатом и проблемами институционального характера. В итоге формируется особый уклад национального хозяйства России - олигархический госкапитализм.

Специфика российской практики обусловлена также сохраняющейся специализацией ведущих корпораций - основных экспортеров ПИИ преимущественно на поставках на внешние рынки энергоносителей, сырья и продукции первого передела. Данная компетенция в значительной степени определяет основной источник корпоративных прибылей, обусловленный конъюнктурой мирового рынка, и, соответственно, мотивацию их инвестиционной стратегии.

Следует также отметить влияние на зарубежную экспансию субъективно-личностного (внеэкономического) фактора, обусловленного тем, что в большинстве ведущих отечественных корпораций ее основной акционер одновременно является главным топ-менеджером. Таким образом, возникает проблема совмещения капитала как собственности и капитала как функции, что влечет искажение целевых установок и результатов зарубежной деятельности российских корпораций.

В целом упрочение позиций отечественного бизнеса на международном уровне будет определяться не только усилением его влияния на внутреннем рынке, но и диверсификацией зарубежной деятельности за пределами традиционных сфер, менее зависимых от влияния внешних ценовых факторов, а также выходом на мировой рынок «второго эшелона» российских ТНК, прежде всего несырьевого сектора, и расширением экспансии финансовых структур.

В условиях формирования новой архитектуры мирового хозяйства мультипликационный эффект участия отечественного бизнеса в глобальных цепочках создания добавленной стоимости (производство товаров, услуг И технологий) способствует В перспективе росту KDH- курентоспособности соответствующих отраслей. При определенных внутренних условиях подобная стратегия может придать позитивный импульс национальной экономике в целом. Также повышение международной конкурентоспособности российского бизнеса является решающим стимулом для инновационного развития страны.

Принципиальное значение в данном случае имеет целевая поддержка государством экспорта предпринимательского капитала из России с учетом приоритетных национальных интересов. Важную роль также будут играть повышение эффективности стратегий российских компаний по международному развитию бизнеса и совершенствование корпоративного управления зарубежными активами.

Поэтому необходимо обеспечить согласованность инвестиционной политики России на международном и национальном уровнях, а также внутренней стратегии развития и проводимой политики в других областях (экономической, социальной и инновационной). Особенно важно учитывать эту соподчиненность при реализации стратегии модернизации и перехода на инновационный тип развития экономики в России.

Основной недостаток реализуемой в настоящее время государственной политики состоит в том, что поддержка инвестиционной экспансии российских корпораций лежит преимущественно в геополитической плоскости (в лучшем случае - геоэкономической, как получение доступа к сырьевым ресурсам и новым рынкам), а предметная экономическая мотивация при этом уходит на второй план.

В этой связи представляется необходимым кардинально трансформировать политику государства в данной сфере. Новая стратегия, разработанная на основе теоретических подходов и понимания сущности современного капиталодвижсния, а также накопленного практического опыта, должна быть направлена на достижение конкретных результатов, создание условий для повышения результативности и получения национальной экономикой позитивных эффектов от экспорта ПИИ.

Основополагающую роль в изменении международной позиции России и ее полноценной интеграции в мировое хозяйство в современных условиях играют вовлеченность национальных компаний в глобальные кооперационные цепочки и степень интегрированности в них, что предполагает размещение производств по всему миру в зависимости от наличия дефицитных факторов производства. При этом важно, чтобы стратегические активы были расположены на ключевых рынках, обеспечивающих синергетический эффект в транспорте и логистике на международном уровне.

В конечном счете географическая диверсификация движения прямых инвестиций и углубление внешнеэкономических связей страны будут способствовать снижению рисков, связанных с постоянными изменениями баланса сил в мире и соответствующей перестройкой международных экономических отношений, в том числе в сфере трансграничного капиталодвижения. Следовательно, дальнейшая оптимизация отраслевой структуры и страновых потоков экспорта ПИИ будет стимулировать повышение эффективности внешнеэкономического комплекса страны в целом и реализацию приоритетов социально-экономического развития Российской Федерации.

Однако эти процессы связаны для российских компаний с известными рисками и ограничениями в силу их невысокой конкурентоспособности, а также недостаточной привлекательности России для стратегических иностранных инвесторов и формирования международных альянсов на корпоративном уровне. Кроме того, ряд проблем экономики связан не столько с оттоком капитала, сколько с сокращением его притока в страну.

В итоге низкое качество базовых институтов (судебная система, защита прав собственности), высокий уровень монополизации рынков, административных барьеров и коррупции стали ключевой проблемой не только национальной экономики, но и позиционирования России на глобальном рынке капиталов. Негативное влияние этих факторов усиливается в периоды волатильности мировой конъюнктуры, а также при усугублении внутренних экономических и политических коллизий в России.

Следствием этого является массированный отток капитала из России, прежде всего в офшорные юрисдикции, который стал серьезной проблемой для развития национального хозяйства в условиях его хронического недоинвестирования. При этом необходимо подчеркнуть, что в посткризисный период легальный экспорт прямых инвестиций формально составляет примерно половину общего вывоза капиталов из страны.

Главное здесь - правильное понимание двойственного характера использования офшорных юрисдикций отечественным бизнесом, что предполагает разграничение криминальных операций и серых схем в финансовой сфере или же легальную оптимизацию предпринимательской активности. Данная задача представляется достаточно сложной, так как два вида этой деятельности разделяет тонкая правовая грань.

В этой связи даже частичное решение проблем офшоров окажет непосредственное воздействие на экспорт ПИИ из России: оптимизирует процедуры вывоза капиталов, повысит объемы легальных потоков и транспарентность их целевого назначения, что в конечном итоге будет способствовать росту эффективности инвестиционных проектов российского бизнеса за рубежом и стимулировать их большую отдачу для национальной экономики.

Помимо сказанного, в проведенном исследовании выявлен комплекс прямых эффектов воздействия членства во Всемирной торговой организации на движение трансграничных капиталов в России. Потенциальные преимущества для отечественных инвесторов включают получение прав в сферах применения положений различных соглашений ВТО, а также возможности отстаивать эти права на многосторонней основе в рамках механизма разрешения споров данной организации.

Важным фактором также является сокращение действующей и потенциальной дискриминации, а также связанных с ней ограничительных мер в отношении российских экспортеров товаров, поставщиков услуг и инвесторов на международных рынках. Хотя снижение уровня дискриминации не всегда будет просматриваться явно, это значимый фактор (возможно, наиболее важный позитивный элемент членства России в ВТО).

Анализ показывает, что даже сам факт присоединения к BTO (как достаточное условие) способствует улучшению инвестиционной привлекательности государства и стимулирует трансграничное движение капиталов. Этот тезис относится и к экспорту прямых инвестиций - как косвенный или «зеркальный» эффект притока ПИИ в Россию, свидетельствующий о повышении доверия зарубежных инвесторов к экономической политике принимающей страны, а также о реализации «принципа взаимности», широко применяемого в данной сфере на двусторонней основе. Однако увеличение потоков ПИИ не происходит автоматически, а определяется (как необходимое условие) общим состоянием делового климата и зависит от изменения экономической модели развития страны, а также от комплекса социально-политических факторов.

Важно подчеркнуть, что членство Российской Федерации во Всемирной торговой организации открывает качественно новый этап интеграции страны в систему международных экономических отношений, включая трансформацию форм участия в глобальном движении ПИИ и его регулирования.

На современном этапе институциональные факторы - членство России в ВТО, формирование Единого экономического пространства, подготовка к вступлению в ОЭСР и заключению соглашений о свободной торговле на двусторонней и многосторонней основе - создают принципиально новые «внешние» условия эволюции правовой среды с доминированием международных стандартов в области трансграничных капиталовложений. Данные процессы предполагают в перспективе внесение элементов наднационального регулирования инвестиционной сферы в российское законодательство и особенно в механизмы его правоприменения.

Главным потенциально позитивным фактором вывоза ПИИ является повышение эффективности деятельности компаний-экспор- теров и рост конкурентоспособности соответствующих отраслей национального хозяйства. Такие результаты могут стать многофункциональным преимуществом для экономики страны базирования в целом, способствуя преобразованиям в материальном секторе и в других сферах экономики, повышению уровня производительности труда с выходом на более сложную продукцию, улучшению показателей экспортной деятельности, увеличению национального дохода и расширению возможностей для появления рабочих мест более высокой квалификации.

При этом конечный результат воздействия различных экономических и внеэкономических факторов экспорта ПИИ на национальное хозяйство зависит не только от основных мотивов и стратегий компаний, принимающих решение размещать инвестиции за рубежом, но и от конкретных характеристик экономики страны базирования. Как показывает мировой опыт, ожидаемую отдачу от вывоза предпринимательского капитала удается получить при соблюдении определенных условий: наличие конкурентной среды в стране базирования и «поглощающая» (воспринимающая) способность экономики, позволяющая воспользоваться указанными выше преимуществами, а также последовательная государственная политика в рассматриваемой сфере.

За истекшее десятилетие аккумулированные российские капиталовложения за границей увеличились почти в 20 раз, и эти производственные и финансовые ресурсы закладывают основу так называемой внешней экономики России. Таким образом, в этом сегменте с середины 2000-х гг. формируются факторы воздействия трансграничных ПИИ на сферу национального воспроизводства и создание новой модели участия России в глобализирующейся экономике. Эти тенденции свидетельствуют об усилении инвестиционной составляющей в процессе полноценной интеграции страны в мировое хозяйство.

Однако на современном этапе еще преждевременно трактовать внешнюю экономику как некое целостное новообразование или как органичную часть национального хозяйства России. Представляется, что в настоящее время внешняя экономика является крайне неоднородной категорией по своей отраслевой структуре, по составу задействованных хозяйствующих субъектов и мотивов их деятельности, что отражается на наличии и интенсивности обратных связей с экономикой Российской Федерации. Поэтому пока справедливо говорить толью о формировании и первых этапах функционировании зарубежного сегмента национального хозяйства России.

В результате, как показывает проведенный анализ экспорта ПИИ и предпринимательской деятельности российского бизнеса за рубежом, решение большинства выявленных проблем в конечном счете связано с совершенствованием инвестиционного климата и последовательными институциональными преобразованиями. Эти стратегические цели сформулированы достаточно давно и фактически стали аксиомой, однако их выполнение требует политической воли, а также профессиональной кропотливой работы.

В этой связи важной задачей является проведение целенаправленной политики по оптимизации направлений и форм экспорта ПИИ. При этом должны быть решены ключевые проблемы: повышение эффективности управления иностранными активами отечественным бизнесом в условиях ужесточающейся глобальной конкуренции и усиление взаимосвязи этого сегмента предпринимательства с национальной экономикой, отвечающей приоритетам социально-экономического развития страны. В данном контексте экспорт ПИИ может стать значимым элементом реализации внешнеэкономической стратегии Российской Федерации и новым фактором развития инновационных процессов в стране.

<< | >>
Источник: Пахомов Александр Александрович. Экспорт прямых инвестиций из России: очерки теории и практики / Александр Пахомов - M.:,2012. - 368 с.. 2012

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 3.1. Утверждение прокурором обвинительного заключения как процессуальное решение о доказанности обвинения
  2. 3.3. Выявление и устранение прокурором ошибок в определении пределов доказывания при утверждении обвинительного заключения
  3. 3.1. Умозаключение как форма мышления. Виды умозаключений
  4. 4.1. Умозаключение как форма мышления.
  5. § 3. Умозаключение по аналогии. Место аналогии в судебном Исследовании
  6. 447. Как соотносятся понятия "заключение договора банковского счета" и "открытие банковского счета"?
  7. Брак: понятие, условия и порядок его заключения; препятствия к заключению брака; прекращение брака. Недействительность брака
  8. 2.1. Брак, его требования и заключение
  9. От тюремного заключения арест отличался тем, что он мог отбываться в домах трудолюбия, и даже заменен общественными работами.
  10. Глава третья УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ (DER SCHLUSS DER REFLEXION)
  12. а) Умозаключение общности (Der Schlufi der Allheit)
  13. b) Индуктивное умозаключение (Der Schiup der Induktion)
  14. с) Умозаключение аналогии (Der Schluft der Analogic)
  15. а) Категорическое умозаключение (Der kategorische Schiup)
  16. Ь) Гипотетическое умозаключение (Der hypothetische Schlufi)
  17. 1. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов