<<
>>

§ 3. Особенности управления и контроля в акционерных обществах, созданных в процессе приватизации государственного и муниципального имущества, при передаче акций, находящихся в государственной и муниципальной собственности, в доверительное управление и залог

Помимо привлечения в качестве представителей государства в органах управления и контроля АО не чиновников, а профессиональных управленцев на основе договора, другой формой эффективного управления крупными пакетами акций АО, находящимися в государственной и муниципальной собственности, призван стать институт доверительного управления ими[257].

Институт доверительной собственности (confidence, fiduciary ownership, trust) традиционно присущ англо-американской системе права, связан с разделением её на «Общее право» и «право Справедливости» и опирается на многовековой прецедентный опыт[258].

В ходе экономической и правовой реформы в России новейшего времени институт траста появился и в отечественном праве, претерпев за десять лет коренную трансформацию. Россия традиционно относится к странам с континентальной системой права и попытка перенесения на отечественную правовую почву траста (как, впрочем, и многие другие заимствования из современной американской правовой системы, в том числе - в акционерном праве) вызывает многочисленные споры[259]. Следует также отметить, что даже в англо-американской правовой науке нет единой точки зрения на этот правовой институт[260].

Новизна траста для российского права вызвала на первом этапе его появления некоторую непоследовательность законодателя: он трактовался то как доверительное управление - институт обязательственного права[261], то как доверительная собственность — институт вещного права.

Примечательно, что, как справедливо отмечает В. Витрянский[262], понятие доверительного управления в современном российском законодательстве появились именно в связи с управлением принадлежащими государству пакетами акций ПАО. Практически впервые оно упоминается в Указе Президента РФ от 1 июля 1992 г. № 721. Пункт 6 Указа рекомендовал РФФИ и фондам имущества передавать находящиеся в их владении пакеты акций до момента их продажи в доверительное управление (траст).

Первоначально доверительное управление (траст) акциями ПАО должно было осуществляться в отношении предприятий топливно-энергетического комплекса на основании Указа Президента РФ от 5 ноября 1992 г. № 1334 «О реализации в электроэнергетической промышленности Указа Президента Российской

Федерации от 14 августа 1992 г. №922 «Об особенностях преобразования государственных предприятий, объединений, организаций топливно- энергетического комплекса в акционерные общества», но вследствие новизны и отсутствия детального правового регулирования этого института широкого применения не получило.

«Основополагающим» на тот момент нормативным актом, который «ввел в гражданское законодательство РФ» институт доверительной собственности (траст) стал Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2296 «О доверительной собственности (трасте)» . Указ исходил из вещно-правовой конструкции доверительной собственности (характерно, что в ныне утратившем силу Указе Президента РФ от 5 декабря 1993 г. №2096 «О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации»[263] [264] [265], изданном практически в тот же момент, речь шла о «доверительном управлении»). Указ (п. 21) предусмотрел, что до вступления в силу нового ГК РФ возможна передача в траст только пакетов акций IJAO1 закрепленных в федеральной собственности в порядке, установленном законодательством о приватизации. Бенефициарием траста мог быть исключительно федеральный бюджет, что было не вполне корректно, поскольку последний не является субъектом гражданских правоотношений.

Во исполнение Указа (п. 22) ГКИ РФ своим Распоряжением от 15

ПЛ

февраля 1994 г. № 343-р утвердил Типовой договор об учреждении траста (доверительной собственности) на пакет акций, находящихся в государственной собственности (далее - Типовой договор), в дальнейшем утративший силу на основании Распоряжения ГКИ РФ от 29 ноября 1996 г. № 1268-р[266]. Обязанности доверительного собственника состояли, прежде всего, в том, чтобы осуществлять права акционера на общих собраниях акционеров предприятий-эмитентов в интересах бенефициариев.

При этом доверительный собственник не вправе был участвовать в иных органах управления АО, кроме общего собрания акционеров и совета директоров.

В связи с принятием части первой ГК с 1 января 1995 г. Указ от 24 декабря 1993 г. №2296 фактически утратил силу, хотя формально не отменен до сих пор.

Попытка механического перенесения не свойственного российскому праву института траста как одного из вещных прав не получила (да и не могла) эффективного развития и встретила возражение многих видных специалистов (причем в данном случае единым фронтом выступили сторонники и противники так называемого «хозяйственного права»): В.В. Лаптева, В.А. Дозорцева, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова, Е.А. Суханова и др.[267].

Что же касается передачи в траст государственных пакетов акций ПАО в тот период, то, по мнению А.В. Кряжкова оно не сложилось, так как зачастую фактически скрывало за собой прежние административные методы хозяйствования («ностальгию по чиновничьему управлению»)[268].

В ГК РФ законодатель избрал более адекватную отечественному праву обязательственно-правовую конструкцию доверительного управления

имуществом (п. 4 ст. 209, гл. 53).

Следует отметить, что трансформация траста в российском

законодательстве и перенесение его в сферу обязательственных

правоотношений отнюдь не сделала этот институт доверительного управления более простым для понимания и он остается предметом внимания исследователей[269]. В частности, нельзя не упомянуть об интересной точке зрения А.А. Рябова. Он разделяет доверительное управление на «исполнительное» и «коммерческое» управление[270]. В отношении последнего он полагает, что полномочия по управлению определенным имуществом приобретают для управляющего самостоятельную ценность. В этом случае интерес управляющего состоит не в вознаграждении за свою деятельность, а в том, чтобы получить правомочия по отношению к определенному имуществу, использовать его в своих целях, в собственных интересах, обеспечив выгодоприобретателю некий гарантированный безрисковый доход.

При этом получается, что не управляющий получает вознаграждение (подобно договорам поручения, комиссии, оказания услуг), а сам, по сути, уплачивает выгодоприобретателю цену за возможность использования имущества (подобно договору аренды)[271] [272].

Данная точка зрения настолько оригинальна, что вряд ли будет поддержана остальными исследователями, так как она, по крайней мере формально, не вписывается в определение доверительного управления, содержащееся в ст. 1012 ГК, говорящей об управлении в интересах выгодоприобретателя .

Вместе с тем эта позиция весьма интересна с точки зрения не формальноправовых, а истинных экономических интересов доверительного

управляющего, в частности, в отношении пакетов акций ПАО. Управление пакетом акций дает доверительному управляющему комплекс неимущественных прав по участию в управлении АО, которые могут представлять для него самостоятельную ценность. Особенно это касается пакетов акций, находящихся в государственной собственности, так как речь идет об исключительно крупных обществах (например, - естественных монополиях) и больших (по сути, контрольных) пакетах, обеспечивающих значительное, а зачастую, - и преобладающее влияние в АО[273].

Как отмечает М. Марголин, для лица, заинтересованного в участии в управлении конкретного АО, получение пакета акций в доверительное управление гораздо надежнее, чем получение просто доверенности на право осуществления полномочий акционера[274].

Согласно п. 2 ст. 188 ГК РФ лицо, выдавшее доверенность, может всегда её отменить, а соглашение об отказе от этого права ничтожно. Договор же доверительного управления предполагает усложненный порядок его одностороннего прекращения по инициативе учредителя. Это позволяет предположить, что в случае, если акционером передано доверительному управляющему право на участие в общем собрании акционеров, тем самым собственник акций (акционер) теряет право самостоятельно голосовать на общем собрании до момента окончания срока или досрочного прекращения договора.

В свою очередь, управляющий вправе защищать свое исключительное право на участие в собрании в силу ст.ст. 1020, 305 ГК РФ. Таким образом, договор доверительного управления акциями позволяет «гарантированно» ограничить право акционера на участие в общем собрании общества и ином его управлении, не лишая его права собственности на акции. Подобная задача действительно нередко ставится, как правило, представителями исполнительных органов АО, которые не имеют финансовой возможности или желания приобрести акции по их реальной стоимости, но, предполагая возможные нежелательные решения общего собрания, ищут пути их предотвращения.

Действительно, как мы увидим далее, получение государственного пакета акций в доверительное управление позволяет, не вкладывая в течение трех лет средств на приобретение акций, получить контроль над крупнейшими ПАО (хотя и с некоторыми ограничениями), а по истечении трех лет - практически гарантированно приобрести их в собственность.

Не останавливаясь на основных положениях главы 53 части второй ГК РФ о доверительном управлении имуществом, все же отметим ряд моментов, имеющих непосредственное отношение к предмету нашего исследования.

1. В договоре доверительного управления имуществом должны быть указаны, среди прочих условий, наименование юридического лица ши имя гражданина — выгодоприобретателя (ст. 1016). Следует признать неудачной подобную конструкцию законодателя, «забывшего» о государственных и муниципальных образованиях как субъектах гражданских правоотношений и не упоминающего о них как возможных выгодоприобретателях.

2. Имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего (ст. 1018), что применительно к акциям ПАО означает внесение соответствующих сведений в реестр акционеров[275].

3. Доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление (ст.

1020), что применительно к акционерным правоотношениям означает, что он осуществляет права акционера в отношении переданных ему акций.

4. Доверительный управляющий, не проявивший должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает им упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом (ст. 1022). Данное положение, на наш взгляд, может иметь значение, например, в случае голосования (или неучастия в общем собрании, отказа от голосования), приведшего к принятию решения о невыплате дивидендов или выплате их в меньшем размере, чем рекомендованный советом директоров.

5. ГК РФ содержит два важных положения, относящихся к ценным бумагам и правам, удостоверенным бездокументарными ценными бумагами:

а) правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами определяются в договоре[276];

б) особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом (ст. 1025).

По мнению В. Витрянского, круг правомочий доверительного управляющего ценными бумагами представляет собой существенное условие соответствующего договора, если же договор не определяет указанные правомочия доверительного управляющего, он должен признаваться незаключенным[277].

Что касается определения особенностей доверительного управления ценными бумагами законом, то соответствующие специальные нормы содержатся в Федеральном законе от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»[278]. Указанный Закон также устанавливает, что порядок осуществления деятельности по управлению ценными бумагами, права и обязанности управляющего определяются законодательством РФ и договорами.

Следует согласиться с мнением В. Витрянского, о том, что «какое-либо законодательство, определяющее особенности правового регулирования доверительного управления ценными бумагами, как предусмотрено ст. 1025 ГК

РФ (помимо ст. 5 Федерального закона «О рынке ценных бумаг») в настоящее время отсутствует» . Вместе с тем, нельзя не остановиться на некоторых положениях Закона о приватизации 2001 г. и Закона «Об АО», оказывающих влияние на вопросы доверительного управления акциями, в частности, - акциями, принадлежащими государству.

Что касается Закона «Об АО», то необходимо отметить определенное противоречие его норм и положений ГК РФ о доверительном управлении применительно к акциям, на что уже было ранее обращено внимание в

OS

литературе . В соответствии с п. 1 ст. 57 Закона «Об АО» право на участие в общем собрании акционеров осуществляется акционером как лично, так и через своего представителя. Представитель акционера на общем собрании акционеров действует в соответствии с полномочиями, основанными исключительно на указаниях федеральных законов ши актов уполномоченных на то государственных органов, или органов местного самоуправления, либо доверенности, составленной в письменной форме.

Таким образом, Закон «Об АО» дает закрытый перечень оснований и правоустанавливающих документов, определяющих право представителя акционера на участие в общем собрании, причем договор доверительного управления среди них не упоминается. Кроме того, Закон (п. 1 ст. 57) устанавливает, что акционер вправе в любое время заменить своего представителя, что соответствует норме п. 2 ст. 188 ГК РФ, но не согласуется с общей конструкцией договора доверительного управления в части порядка его одностороннего прекращения со стороны учредителя управления (акционера).

По мнению М. Марголина акционер, даже несмотря на обременение акций доверительным управлением, вправе в любое время потребовать у эмитента допустить его к участию в общем собрании акционеров, даже в случае несогласия на то доверительного управляющего. При этом он ссылается на установленную п. 2 ст. 1012 ГК РФ возможность ограничения отдельных действий по доверительному управлению имуществом законом (полагая в [279] данном случае таковым Закон «Об АО»). Представляется, что законодатель в ст. 57 Закона «Об АО» не имел ввиду рассматриваемый случай. По нашему мнению, ст. 1012 ГК РФ говорит о прямом ограничении законом действий доверительного управляющего, Закон же «Об АО» просто игнорирует его полномочия. Эта неудачная конструкция прямо не предусматривает, помимо прав представителя акционера, права доверительного управляющего, номинального держателя, залогодержателя, т.е. лиц не являющихся акционерами, но осуществляющих все или некоторые из его правомочий. Косвенно это подтверждается также тем, что в соответствии с п. 5.2. Положения о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги доверительный управляющий самостоятельно и от своего имени осуществляет все права, удостоверенные находящимися в его владении ценными бумагами. Л. Михеева на основе анализа некоторых актов ЦБ РФ[280] [281] [282] [283] [284] также делает вывод о том, что к владельцам (т.е. лицам, осуществляющим права акционеров) «должны быть причислены, помимо собственников и обладателей иных вещных прав, еще и залогодержатели ценных бумаг, и доверительные управляющие» .

В чём в данном случае следует согласиться с М. Марголиным, так это с его мнением о том, что законодателю необходимо недвусмысленно устранить данную коллизию, приведя в соответствие между собой нормы ГК РФ и Закона «Об АО»[285].

Закон о приватизации 2001 г. (подп. 10 п. 1 ст. 13) в качестве одного из способов приватизации предусматривает продажу акций по результатам

доверительного управления . Статья 26 Закона устанавливает, что лицо, заключившее по результатам конкурса договор доверительного управления акциями, приобретает их в собственность после завершения срока договора в случае надлежащего исполнения его условий (договор купли-продажи акций заключается с победителем конкурса одновременно с договором доверительного управления). Упомянутая статья также кратко определяет некоторые условия проведения конкурса, последствия неисполнения или ненадлежащего исполнение условий договора доверительного управления, устанавливая, что в остальном вопросы организации конкурса и продажи акций по его результатам, в том числе осуществления контроля за исполнением условий договора и расчетов за приобретенные акции, регулируются Правительством РФ.

Как уже отмечалось выше, до принятия ГК РФ возникла традиция, в соответствии с которой правовое регулирование доверительного управления государственными пакетами акций осуществлялось посредством Указов Президента РФ и принимаемых в целях их исполнения постановлений Правительства РФ. Эта традиция сохранилась и после принятия Кодекса. Её правомерность в известном смысле подтверждается вышеуказанными положениями Закона о приватизации 2001 г. По мнению исследователей отсутствие правового регулирования особенностей доверительного управления ценными бумагами на уровне федеральных законов открывает возможности для регламентации данных правоотношений с помощью подзаконных актов, которые, однако, ни при каких условиях не должны противоречить ГК РФ и иным федеральным законам[286] [287].

Эта традиция получила свое развитие в положениях Указа Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660 «О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации»[288].

Указом установлено, что передача в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций ПАО, осуществляется по итогам конкурса на право заключения договора доверительного управления акциями, проводимого по решению Правительства РФ, принимаемому в соответствии с п. 2 Указа Президента РФ от 30 сентября 1995 г. № 986 «О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями»[289] [290].

Пункт 3 Указа предусматривает, что в договоре доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями ПАО должно предусматриваться, в частности, что голосование доверительного управляющего по переданным ему акциям письменно согласовывается с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ, по вопросам: реорганизации и ликвидации АО; внесения изменений и дополнений в учредительные документы АО; изменения величины уставного капитала АО; совершения крупной сделки от имени акционерного общества; принятия решения об участии АО в других организациях; эмиссии ценных бумаг АО; утверждения годовых отчетов .

Доверительное управление акциями ПАО было призвано сыграть роль одного из механизмов повышения эффективности угольной отрасли экономики России, в связи с чем появился ряд специальных Указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ.

Указом Президента РФ от 9 февраля 1996 г. № 168 «О мерах по дальнейшему совершенствованию структуры угольной промышленности Российской Федерации»[291] было поручено Правительству РФ обеспечивать внесение в уставные капиталы угольных компаний пакетов акций зависимых от соответствующих угольных компаний обществ, а также закрепленных в федеральной собственности акций ПАО, созданных в процессе реорганизации государственных предприятий угольной промышленности, при наличии решения общего собрания акционеров угольных компаний об увеличении их уставных капиталов путем дополнительной эмиссии акций, оплачиваемых находящимися в федеральной собственности акциями. Пунктом 4 Указа было разрешено Правительству РФ передавать находящиеся в федеральной собственности акции угольных компаний в доверительное управление, в том числе и государственному предприятию «Российская угольная компания». Следует отметить, что последнее положение противоречит cm. 1013 ГК РФ, в соответствии с которой доверительным управляюгцим не может быть ГиМУП, и вряд ли его можно отнести к особенностям правового положения ПАО.

В соответствии с упомянутым Указом Правительство РФ приняло Постановление от 11 декабря 1996 г. № 1485 «О проведении конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)»[292], которым были утверждены Правила проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)[293].

Менее чем через год было принято Постановление Правительства РФ от 7 августа 1997 г. №989 «О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями»[294], которым были утверждены Правила проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации[295].

На наш взгляд, анализируя соотношение двух этих нормативных актов и различное регулирование ими одних и тех же правоотношений не следует обращать внимания на время их принятия (более ранний и более поздний), а следует рассматривать их нормы как специальные (регулирующие доверительное управление государственными пакетами акций АО угольной промышленности) и общие (регулирующие доверительное управление закрепленными в федеральной собственности пакетами акций всех ПАО).

Сравнение этих нормативных актов показывает их значительную схожесть (вплоть до текстуальной идентичности многих норм) и мы будем анализировать их вместе, отмечая лишь отдельные различия.

I. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 7 августа 1997 г. № 989 ГКИ РФ выступает от имени РФ учредителем доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями ПАО и заключает соответствующие договоры с победителями конкурсов. В качестве цели доверительного управления определено увеличение поступлений в федеральный бюджет доходов от акций, а в качестве задач: проведение мероприятий по повышению курсовой стоимости и ликвидности акций;

ликвидагщя и недопущение в дальнейшем возникновения задолженности АО перед бюджетами всех уровней, по выплате заработной платы и иным обязательным платежам; иные задачи, определяемые Правительством РФ. Изданное на основе указанного постановления Распоряжение ГКИ РФ от 11 ноября 1997 г. № 87-р" определяет, что при разработке заданий доверительного управления следует исходить из того, что основной его целью является предпродажная подготовка соответствующих АО, а в число задач, которые должен решить доверительный управляющий, следует включать увеличение капитализации АО и улучшение финансовых показателей его работы.

В отличие от этого Постановление Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. № 1485: устанавливает, что Министерство топлива и энергетики РФ от имени РФ выступает учредителем доверительного управления, заключает с победителями конкурсов договоры доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями угольных компаний, обеспечивает разработку заданий доверительного управления (сформулированными в п. 5) и контроль за выполнением доверительными управляющими условий соответствующих договоров.

2. Оба нормативных акта устанавливают дополнительные требования (ограничения) к потенциальным доверительным управляющим государственным пакетом акций по сравнению с ГК РФ: участниками конкурса (и потенциальными доверительными управляющими) могут быть только юридические лица, имеющие чистые активы либо собственные средства (для кредитных организаций — капитал) в размере, определяемом в соответствии с действующим на момент подачи заявки законодательством, но не менее 20% г;ены акций, передаваемых в доверительное управление; имеющие лицензию на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами; выполнившие ряд процедурных требований и представившие перечень необходимых документов и сведений (весьма обширный). [296]

Пункты 8, 9 Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями АО угольной промышленности устанавливает помимо этого дополнительные ограничения к потенциальным доверительным управляющим государственным пакетом акций угольных компаний. Ими не могут быть юридические лица: являющиеся должниками угольной компании или АО, акции которых находятся в собственности угольной компании, владеюгцие акциями (долями) должников угольной компании или АО, акции которых находятся в собственности угольной компании; в отношении которых возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве); имеющие просроченную задолженность по налоговым и иным обязательным платежам в бюджетные и внебюджетные фонды, а также по заработной плате.

3. Рассматриваемые акты определяют обязательные условия договора доверительного управления. Отметим лишь те специфические условия, которые характерны для договора доверительного управления государственным пакетом акций.

А). Предметом договора является передача учредителем управления доверительному управляющему акций и обязательство последнего осуществлять управление этими акциями в интересах учредителя управления в соответствии с договором[297].

Учредитель управления извещает реестродержателя акций, а также совет директоров ПАО об ограничениях в отношении отдельных действий по доверительному управлению, предусмотренных договором, а также в течение 10 дней с даты подписания договора обеспечивает внесение в реестр акционеров записи о переходе владения акциями к доверительному управляющему.

Б). Правила проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями АО угольной промышленности специально подчеркивают, что акции, переданные в доверительное управление по договору, находятся у доверительного управляющего, который управляет ими путем осуществления прав акционера в соответствии с уставом угольной компании и законодательством РФ с ограничениями, установленными п. 3 Указа Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660 (см. выше).

Правила проведения конкурсов не упоминают об этом, однако ограничения действий доверительного управляющего, установленные п. 3 Указа Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660, разумеется, действуют и в этом случае.

В то же время, Правила проведения конкурсов в отличие от Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями АО угольной промышленности прямо предусматривают, что доверительный управляющий не имеет права отчуждать переданные в доверительное управление акции, а также закладывать переданные акции или налагать на них иные виды обременений.

В). Оба нормативных акта содержат идентичные положения, в соответствии с которыми доверительный управляющий обязуется: обеспечить не позднее 15 дней с даты, установленной законодательством РФ для сдачи полугодовой и годовой бухгалтерской отчетности, предоставление учредителю управления отчета о своей деятельности по форме, установленной учредителем управления; обеспечить предоставление любых документов и сведений о своей деятельности в качестве доверительного управляющего не позднее 15 дней с даты получения запроса учредителя управления или/и уполномоченных им органов. По результатам представленного отчета учредитель управления оценивает эффективность деятельности доверительного управляющего и соблюдение им условий договора, он вправе контролировать выполнение условий договора, а также организовывать проверку отчетов независимым аудитором.

Кроме того, п. 25 Правил проведения конкурсов налагает на доверительного управляющего дополнительную обязанность: в 3-месячный срок принять меры к полной ликвидации и недопущению в дальнейшем возникновения задолженности АО перед бюджетами всех уровней по выплате заработной платы и иным обязательным платежам.

Г). Правила проведения конкурсов (п. 20) и Постановление Правительства РФ от 7 августа 1997 г. № 989 (п. 2), предусматривают, что в качестве обеспечения исполнения своих обязательств доверительный управляющий обязан предоставить безотзывную банковскую гарантию банка, согласованного с учредителем управления, или залог, предметом которого являются высоколиквидные и принадлежащие доверительному управляющему на праве собственности объекты недвижимого имущества, ценные бумаги или денежные средства. Стоимость предоставляемого обеспечения не может быть меньше стоимости передаваемых в доверительное управление акций.

Правила проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями АО угольной промышленности содержат специальную норму, в соответствии с которой залог как способ обеспечения исполнения доверительным управляющим своих обязательств не применяется в отношении победителя конкурса, доля государства в уставном капитале которого превышает 25%.

Д). Оба нормативных акта предусматривают выплату вознаграждения управляющему (уже упоминавшееся Распоряжение ГКИ РФ от 11 ноября 1997 г. № 87-р определяет, что величина вознаграждения доверительного управляющего должна быть увязана с качеством выполнения задания доверительного управления).

Правила проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями АО угольной промышленности более подробно регулируют выплату вознаграждения. Кроме того, п. 5, 6 Постановления Правительства РФ от 7 августа 1997 г. №989 устанавливают, что размер вознаграждения не может превышать лимита, определяемого Правительством РФ, а источником компенсации необходимых расходов, производимых доверительным управляющим, являются дивиденды по акциям в пределах документально подтвержденных сумм понесенных расходов. При недостаточности для компенсации затрат сумм, выплачиваемых в качестве дивидендов по акциям, некомпенсированная часть затрат относится на убытки доверительного управляюгцего.

Правила проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями АО угольной промышленности содержит лишь отсылочную норму, определяющую, что возмещение расходов и вознаграждение доверительного управляющего производится в порядке, установленном Минфином РФ[298].

Е). Срок договора не может превышать 3-х лет (в то время как в соответствии со ст. 1016 ГК РФ срок договора доверительного управления не должен превышать 5-ти лет и сделана оговорка, что для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление, законом могут быть установлены иные предельные сроки, на которые может быть заключен договор).

Правила проведения конкурсов содержат норму, в соответствии с которой договор доверительного управления прекращается вследствие отказа учредителя управления от договора по основаниям, предусмотренным договором, без выплаты ему вознаграждения, о чем доверительный управляющий должен быть уведомлен не позднее, чем за 10 дней. Однако эти положения противоречат ГК РФ. Статья 1024 Кодекса не предусматривает возможности иным правовым актам дополнять перечень обстоятельств, которые могли бы служить дополнительными основаниями прекращения договора. Таким образом, в данном случае отказ учредителя доверительного управления от договора, если он заявлен не в связи с невозможностью личного исполнения обязательств доверительным управляющим, может служить основанием прекращения договора лишь при условии выплаты доверительному управляющему вознаграждения, обусловленного договором. Что касается положения об уведомлении доверительного управляющего об отказе учредителя управления от договора за 10 дней до прекращения договора (а не за 3 месяца, как предусмотрено п. 2 ст. 1024 ГК РФ), то оно может применяться только в том случае, если будет перенесено в текст конкретного договора в качестве его условия[299]. В связи с этим следует признать необходимым привести положения Правил проведения конкурсов в соответствие с нормами ГК РФ.

В начале параграфа мы отмечали, что передача государственных пакетов акций в доверительное управление призвана обеспечить эффективность управления ими и, соответственно, - самого ПАО. Однако, уже упоминавшаяся Концепция управления государственным имуществом и приватизации в РФ констатирует, что желаемой эффективности добиться пока не удалось. Одна из причин этого состоит в том, что действующий порядок передачи акций, принадлежащих РФ, в доверительное управление громоздок. Хотя он предусматривает конкурсную процедуру привлечения доверительных управляющих, но не определяет необходимость подготовки участниками конкурсов предложений о наилучшем способе достижения этой цели, а также порядок отчетности, контроля, оснований для применения мер ответственности в отношении доверительного управляющего.

Если уж существующий конкурсный порядок не обеспечивает эффективности доверительного управления государственными акциями ПАО, то вопиющие отступления от этого порядка - тем более. Примеров же, когда в прямое нарушение требований Указа Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660, устанавливающего обязательность проведения конкурса на право доверительного управления государственными пакетами акций, они без всякого конкурса передаются заинтересованным лицам (как юридическим, так и физическим), достаточно.

Так, на основании ряда Указов Президента РФ и принятых в их исполнение Постановлений Правительства РФ и распоряжений МГИ РФ:

«в целях эффективного управления закрепленными в федеральной собственности акциями» на 3 года акции 5 ПАО были закреплены в федеральной собственности и переданы в доверительное управление АО «Центральная компания финансово-промышленной группы тяжелого и энергетического машиностроения»[300];

«в целях стимулирования деятельности» ТФПГ «Точность» ей были переданы в доверительное управление 38% принадлежащих РФ акций ПАО «Вятско-Полянский машиностроительный завод «Молот»[301];

35% акций РАО «Газпром» из числа находящихся в федеральной собственности были переданы в управление председателю правления РАО «Газпром» (еще одно вопиющее нарушение: очевидно, что председатель правления АО является физическим лицом, которое в соответствии с Правилами проведения конкурсов не может быть доверительным управляющим государственными пактами акций ПАО)[302].

Поневоле вспоминается традиция дореволюционной России, когда акционерное законодательство регулировалось не столько законами, сколько индивидуальными правовыми актами для каждой отдельно взятой компании (и, разумеется, для государственного и общественного блага!). Подобные административные предписания, как отмечал более ста лет назад Л.И. Петражицкий образовывали «что-то вроде обычного административного акционерного права, существующего независимо от действующего общего закона и вопреки ему»[303] [304].

Вместе с тем, нельзя сказать, что нормы Указа Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660 совсем не действуют и чиновники от приватизации о них не знают. Приведем в пример письмо Министерства финансов РФ от 14 мая 1998 г. № 06-02-01/3 , в котором было указано, что в соответствии с

поручением Правительства РФ от 22 апреля 1998 г. №ЯУ-П7-11684 Минфин РФ рассмотрел предложение Минсельхозпрода России о передаче ОАО «Росагромаш» в доверительное управление находящихся в федеральной собственности акций АО, представленных в прилагаемом к письму перечне на срок до 5 лет и сообщает, что согласно п. 1 Указа Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660 процедура передачи акций предприятий сельхозмашиностроения е доверительное управление ОАО «Росагромаш» должна осуществляться на конкурсной основе в соответствии с правилами, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 7 августа 1997 г. № 989.

Вот такое выборочное действие нормативных актов: для одних общие нормы одного Указа, для других, в его обход, «специальные» нормы других

Указов. На наш взгляд, следует признать совершенно недопустимыми подобные «исключения из правил», которые в широком смысле подрывают правовую систему, и в том числе дискредитируют идеи приватизации, делают неэффективными управление государственными пакетами акций крупнейших ПАО, по сути выводя их из-под государственного контроля в угоду частным интересам.

В заключение необходимо упомянуть об особенностях участия в управлении ПАО держателями государственных пакетов акций, передаваемых в залог.

Они определяются Указом Президента РФ от 31 августа 1995 г. № 889 «О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной

1 ЛО

собственности» . Принятие данного Указа было продиктовано необходимостью обеспечения источников покрытия дефицита федерального бюджета и эффективного использования пакетов акций, находящихся в федеральной собственности. В этих целях было принято решение о проведении в IV квартале 1995 г. аукционов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций и комиссии.

Указом были утверждены Правила проведения аукционов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций и комиссии и Обязательные условия Договора залога находящихся в федеральной собственности акций[305] [306].

В соответствии с Указом проводились аукционы, по итогам которых с победителями заключались договоры кредита под залог пакетов акций, находящихся в федеральной собственности; в дальнейшем пакеты акций, переданные в залог, реализовывались комиссионером одним из способов приватизации и полученные средства шли на погашение кредита.

ГКИ РФ было предписано вносить в Реестр государственной собственности запись об организации, которой переданы в залог акции, как о номинальном держателе соответствующих акций, который в свою очередь вправе был самостоятельно определять депозитария.

В настоящий момент Указ фактически не применяется в связи с окончанием залоговых аукционов. Однако этот нормативный акт не отменен и в случае проведения в будущем залоговых аукционов вновь будет регулировать их условия (если, конечно, законодатель не примет иных норм, регулирующих данные правоотношения). В контексте настоящей работы нас интересуют правовые последствия передачи пакетов акций ПАО, находящихся в федеральной собственности, с точки зрения их влияния на управление ПАО.

В соответствии с Обязательными условиями договора залога заложенные акции передаются залогодержателю и находятся у него во владении и пользовании (п. 2). В связи с этим залогодержатель обладает правомочиями владения и пользования акциями (правами акционера), за исключением права на получение дивидендов. Пунктом 9 Указа и п. 3 Обязательных условий Договора залога установлено, что голосование по переданным в залог акциям осуществляется залогодержателем по своему усмотрению, за исключением голосования по следующим вопросам: реорганизагщя и ликвидация АО; внесение изменений и дополнений в учредительные документы АО; изменение величины уставного капитала АО; залог, сдача в аренду, продажа, обмен и иное отчуждение любого имущества АО, если размер сделки или стоимость имущества, составляющего предмет сделки, превышает 10% уставного капитала АО; продажа и иное отчуждение недвижимого имущества АО, а также его залог (ипотека); получение кредитов в размере более 10% величины чистых активов АО; участие АО в создании организации, в том числе учреждение дочерних АО; эмиссия ценных бумаг; утверждение годовых отчетов, бухгалтерских балансов, счетов прибылей и убытков АО и распределение его прибылей и убытков. Голосование по указанным вопросам должно осуществляется залогодержателем после предварительного письменного согласования с ГКИ РФ. Отсутствие такого согласования или

голосование в нарушение его влечёт за собой недействительность голосования залогодержателя по этим вопросам[307].

На основании положений Указа ГКИ РФ разработало формы Примерных договоров залога, кредита и комиссии, используемых при заключении с победителями залоговых аукционов[308].

Указанные нормативные акты во многом противоречили действующему законодательству, - прежде всего гражданскому.

Постановление Государственной Думы от 4 декабря 1998 г. № 3331-Й ГД «О недопущении перехода в собственность нерезидентов Российской Федерации акций акционерных обществ, имеющих стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства»[309] отмечает следующие моменты несоответствия данных актов законодательству:

1) согласно Указу Президента РФ от 31 августа 1995 г. № 889 кредиты, полученные от коммерческих банков при передаче акций в залог, включались в счет доходов федерального бюджета от продажи федеральной собственности. Однако в соответствии с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 1995 год» поступления в федеральный бюджет, связанные с находящимися в федеральной собственности акциями, формируются только из дивидендов или доходов от их продажи;

2) упомянутый Указ не предусматривал никакого иного механизма возврата кредитов, кроме как посредством реализации заложенных акций, а также не устанавливал конкретные сроки возврата кредитов;

3) положения Указа об определении сроков действия кредитных договоров устанавливали, что при возврате Правительством РФ средств кредиторам прекращается действие договоров кредита, что фактически означало освобождение кредиторов от обязанности возврата залога;

4) в соответствии с Указом залогодержатель практически получал все права собственника акций, тогда как согласно законодательству РФ переход права собственности возможен только после совершения сделки купли- продажи, но не при залоге;

5) участниками всех залоговых аукционов и их гарантами выступали попеременно одни и те же юридические лица, что позволяло им предварительно согласовывать и координировать свои действия в целях приобретения пакетов акций по заниженной стоимости;

6) согласно ГК РФ реализация заложенного имущества возможна только по решению суда, а не путем заключения договора комиссии.

По состоянию на 1 января 1996 г. состоялось 12 аукционов по пакетам акций ПАО: «Сургутнефтегаз», «Норильский никель», «Северо-Западное пароходство», «Мечел», «ЛУКойл», «СИДАНКО», «Новолипецкий металлургический комбинат», «Мурманское морское пароходство», «ЮКОС», «Новороссийское морское пароходство», «Нафта-Москва», «Сибнефть». От залоговых аукционов государство получило в 1995 г. в качестве дохода более

1.0. 000.000 долларов США (70,8% всех доходов от приватизации), победители аукционов погасили задолженности АО перед бюджетами всех

-113

уровней .

Вместе с тем, в результате залоговых аукционов государственные пакеты акций крупнейших ПАО, имеющих стратегическое для РФ значение, перешли к крупнейшим российским банкам («Онэксимбанк», «Менатеп», АКБ, «МФК» и др.), а затем были переправлены в «бридж-банки»[310] [311]. При этом при проведении аукционов в ряде случаев (например, при продаже пакета акций ПАО «Норильский никель») в торгах участвовал только один участник («Онэксимбанк), что противоречит положениям п. 5 ст. 447 ГК РФ. В результате пакет акций ПАО «Норникель» был продан практически за

стартовую цену 170.100.000 долларов (вместо предполагавшихся 310.000.000

115

долларов) .

Рассмотренные особенности управления и контроля в ПАО при передаче акций, находящихся в государственной и муниципальной собственности, в доверительное управление и залог позволяют сформулировать ряд предложений по совершенствованию законодательства и механизма его применения.

1. Необходимо решительно отказаться от противоречащей Указу Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660 и Постановлению Правительства от 7 августа 1997 г. № 989 практики передачи в доверительное управление государственных пакетов акций ПАО без проведения соответствующего конкурса.

2. Учитывая положения норм ст.ст. 1012, 1025 ГК РФ относительно возможности ограничений в отношении отдельных действий по доверительному управлению имуществом законом или договором и определения особенностей доверительного управления ценными бумагами законом, следует дополнить содержащиеся в ст. 26 Закона о приватизации 2001 г. положения о доверительном управлении принадлежащими государству акциями ПАО, предусмотреть их особенности и определенные ограничения права доверительного управляющего, осуществляющего права акционера.

3. Следует устранить отмеченные случаи противоречия положений Указов Президента РФ и Постановлений Правительства РФ нормам ГК РФ о доверительном управлении.

115

См.: Яковлева В.Ф. Указ. соч.

<< | >>
Источник: ЦЕЛОВАЛЬНИКОВ Алексей Борисович. ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ И КОНТРОЛЯ В АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ, СОЗДАННЫХ В ПРОЦЕССЕ ПРИВАТИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО ИМУЩЕСТВА: ЭВОЛЮЦИЯ СОВРЕМЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2004. 2004

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Особенности управления и контроля в акционерных обществах, созданных в процессе приватизации государственного и муниципального имущества, при передаче акций, находящихся в государственной и муниципальной собственности, в доверительное управление и залог:

  1. § 2. Объект и предмет хищения
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -