Глава 95 Двойное отрицание

1. В латинском, немецком и английском языках отрицание обычно содержит элемент п\ его простой формой является коннективное отри­цание: лат. поп, нем. nicht, англ. not.

2. Если в этих же языках отрицание относится к ядру, то оно может быть представлено простыми или сложными формами.

Сложные формы возникли в результате агглютинации отрицания с общим словом, кото­рое принято называть полуотрицательным (см. гл. 96, § 2). Полуотри- цательное слово само по себе не выражает отрицания, его предназначе­ние — сочетаться с отрицательными словами:

лат. non + ullus = nullus

* Цит. по русск. переводу: Расин Ж. Сочинения. М.: Искусство, 1984, с. 222. - Прим. перев.

нем. nicht + jemand = niemand

англ. not + anybody = nobody

3. Все отрицательные слова (это касается и коннективного отри­цания, и отрицания, относящегося к ядру) характеризуются в некото­ром роде непроницаемостью (impermeabilite): значения двух отрица­тельных слов не накладываются одно на другое, а, наоборот, взаимно исключают друг друга.

4. Такое явление в традиционной грамматике латинского языка описывается следующим правилом: Двойное отрицание равно утверждению. Это означает, что при наличии двух отрицаний в одном предложении отрицания не усиливают одно другое, а, наоборот, ослаб­ляют и в результате взаимно аннулируются.

Например, в предложении Nemo hoc nunquam dixit отрицания nemo и nunquam взаимно нейтрализуются, и смысл данного предложения — не ’Никто никогда не говорил этого’, а ’Не существует никого, кто когда-либо не говорил этого’ (то есть: все когда-нибудь это говорили).

Подобным же образом в сочетании non nullus отрицание поп аннули­рует отрицательное значение nullus. В результате сочетание означает ’не никто’, то есть ’кто-то, кое-кто’, а во множественном числе nonnulli — ’некоторые, кое-кто’.

6. [53] При более внимательном анализе можно заметить в приведен­ном известном правиле классической грамматики одну небольшую не­точность. Двойное отрицание не равно простому утверждению, а выража­ет нечто большее. Действительно, какой иначе смысл использовать спо­соб более сложный, чем обычное утверждение? Очевидно, что в резуль­тате отрицания появляется утверждение более категоричное, чем прос­тое утверждение. Это положение можно сформулировать следующим образом: Двойное отрицание равно усиленному утверждению.

7. Например, латинское предложение с отрицанием, относящимся к ядру, Nemo hoc nunquam dixit выражает нечто большее, чем ’Это гово­рят’. Оно означает: ’Не существует никого (такого человека), кто когда- либо не говорил этого’, ’Это действительно говорят’.

8. Точно так же при коннективном отрицании: Nec non dixit (пес = ’и не’), то есть фактически Et non поп dixit, где первое поп нейтрализует второе. Смысл этого предложения: ’И он сказал’, точнее — ’И он не воздер­жался от того, чтобы сказать’ (’И он об этом во всеуслышание заявил’).

9. Употребление пес поп вместо et — одна из ложных ’’красивостей” латыни, которая особенно часто встречается в современной латыни диссер­таций и научных статей. Это неловкое подражание классическим авто­рам, в языке которых данное выражение было своеобразным штампом.

10. В греческом языке отрицания ov и рщ в сочетании образуют лаконичные выражения, где первое отрицание как бы является частью главного предложения, а второе отрицание — частью придаточного. Таким образом эти отрицания семантически принадлежат разным пред­ложениям и не аннулируют друг друга, полностью сохраняя каждое свое значение.

11. Например, в сочетании ov рщ первое отрицание (ou) относится к реальности высказываемого говорящим предположения, а второе (дт}) — к нежелательному с его точки зрения факту:

12. Наоборот, в сочетании pq ov первое отрицание (pft) относится к объекту какого-либо чувства, например — страха, в то время как вто­рое отрицание (об) относится к сути того, чего опасается говорящий.. Например: Аедоіка р?і об вератгеис ’Я боюсь, что он не лечится’, ср.

Аедоска pi] верапёщ ’Я боюсь, как бы он не стал лечиться’.

Об іLt?) 5 vopevfc k'or} фІкоія

*0. ты не будешь злою С моими близкими, покинь свой гнев**

13. Аналогичным образом в латинском пе поп противопоставляет­ся ne: Timeo пе non veniat ’Я боюсь, что он не придет’ — Timeo ne veniat ’Я боюсь, как бы он не пришел’.

14. Существование во французском языке двухчленного отрицания усложняет проблему. Понятно, что различитель не может нейтрализо­вать значение ограничителя и наоборот, поскольку они оба являются необходимыми компонентами отрицания.

15. Два ограничителя (по крайней мере если они относятся к ядрам) также не исключают друг друга и могут сочетаться с одним и тем же различителем пе, являющимся для них как бы общим множителем. Ср.: Personne n’a jamais rien vu d’aussi beau ’Никто никогда не видел ничего столь прекрасного’, где общий различитель — пе, а различные ограничители — personne, jamais, rien. То же явление наблюдается в итальянском:

Non lo ha mai detto nessuno ’Никто никогда этого не говорил’.

16. Однако следует учесть, что коннективный ограничитель, отно­сящийся к целому предложению, исключает любые ограничители, отно­сящиеся к отдельным ядрам. Построенные таким образом предло­жения неправильны. Например, Je ne dis pas rien является грубой ошиб­кой, противоречит духу французского языка и никогда не будет иметь значение ’Я что-то говорю’ (поскольку коннективный ограничитель pas исключает возможность отрицания rien).

17. Указанная ошибка довольно распространена в просторечии. Именно эту ошибку Мольер вкладывает в уста Мартины в комедии ’’Ученые женщины” (XVII век):

Martine. - Quand on se fait entendre, on parle toujours bien

Et tous vos biaux dictons ne servent pas de rien.

Philaminte. - Eh bien! Ne voila pas encore de son style?

Ne servent pas de rien

Belise: - О cervelle indocile!

Faut-il qu’avec les soins qu’on prend incessamment On ne te puisse apprendre a parler congrument?

De pas mis avec rien tu fais la recidive;

Et c’est, comme on t’a dit, trop d’une negative[54]

(МоНёге. Les Femmes savantes, II, 6).

По мне, та речь ладна, какую я пойму,

Мартина: Филаминта: - Белиза:

А эти все словца - они для ни к чему.

Так! Снова разговор мы в прежнем слышим стиле:

’’Они для ни к чему!”

Строптивый ум! Не мы ли Усердно правила тебе преподаем?

И все же правильность вам в речи нипочем.

Как сочетать вам ’’для”, что цель обозначает,

С понятьем ”ни к чему”, что цель ту отрицает?[55]

В оправдание Мартины следует заметить, что, хотя она сделала явную ошибку, у нее есть смягчающие обстоятельства — ’’усердное преподавание” Белизы. В ученых объяснениях Белизы также можно найти неточность. Справедливо, что сочетание pas с rien ошибочно. Но не совсем правильно рассматривать эти слова просто как ’’отрицания”, ибо в действительности они являются ограничителями; pas — коннек­тивного типа, rien — относится к ядру.

18. Вне зависимости от данного правила во французском языке, как и в рассмотренных выше языках, наблюдается сочетание двух взаимоисключающих полноценных отрицаний (состоящих из различи­теля и ограничителя) — или же сочетание двух отрицательных значений, выраженных любыми средствами. При этом два отрицания нейтрализуют друг друга, придавая предложению смысл положительного утвержде­ния.

Например: II ne laissait pas d’etre inquiet букв. ’Он не прекращал беспокоиться’.

В этом предложении отрицание, выраженное пе и pas, нейтрализует отрицательный смысловой компонент глагола laisser ’оставлять, прекра­щать’. В результате предложение имеет значение: ’Он очень беспокоился’. Еще один пример:

II n’y avait pas jusqu’a la cloche de la chapelle qui ne vibrat de terreur, et qui ne m6lat sa plainte longue et sonore au fracas des ё1ётеШ8 (

<< | >>
Источник: Теньер Л.. Основы структурного синтаксиса: Пер. с франц. Редкол.: Г.В. Сте­панов (пред.) и др.; Вступ, ст. и общ. ред. В.Г. Гака. — М.: Прогресс,1988. — 656 с. — (Языковеды мира).. 1988

Еще по теме Глава 95 Двойное отрицание: