<<
>>

ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ И ТЕМПОРАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ БЫТИЯ

Топологическая (от греч. топос - место), или пространственная организация сущего означает, что любой материальный объект занимает определенное положение ("место") по отношению к другим объектам. Кроме того, каждый из них обладает какими-то размерами - длиной, шириной, высотой. Отметим, что категория пространства обозначает соответствующие характеристики индивидуальных объектов: "индивидуальное... само создает для себя свое пространство и свое время"[35]. Иными словами, с этой точки зрения, в мире нет какого-то "всеобщего пространства", а есть бесконечное множество индивидуальных пространств.

В истории философии и науки сформировались и дошли до наших дней две основные концепции пространства - субстанциальная и реляционная (от лат. релятивус - относительный). Согласно первой, пространство представляет собой особую самостоятельную субстанцию, независящую в своем существовании от мира вещей. Оно - что-то вроде огромного вместилища для вещей, которое останется даже в том случае, если мир вдруг исчезнет. Истоки этой концепции восходят к античной философии: так, у Демокрита в роли "чистого", абсолютного пространства выступает "пустота", в которой существуют (или не существуют) атомы. В Новое время субстанциальная концепция была развита в физике Ньютона (правда, наряду с абсолютным пространством он ввел в свою теорию и понятие относительного пространства как протяженности конкретного тела). В качестве одной из гипотез она существует и в современной физике: в ее роли выступает так называемая геометродинамика. Она, в частности, утверждает, что ”в мире нет ничего, кроме пустого искривленного пространства. Вещество, заряд и другие поля являются лишь проявлением искривленности пространства"[36].

Вторая же концепция трактует пространство как специфические отношения между объектами. Согласно ей, пространство не обладает самостоятельным существованием, оно есть лишь особая характеристика материальных явлений. В этой концепции исчезновение мира вещей привело бы к исчезновению пространства... Ее истоки также лежат в античной философии: Аристотель, например, развивает концепцию пространства как места, которое занимает вещь по отношению к другим вещам. В Новое время реляционная концепция находит яркое воплощение в философии Г. Лейбница, который неоднократно подчеркивал, что пространство есть порядок существования вещей и что "без материи нет и пространства". И, наконец, свою физическую конкретизацию эти взгляды получили в известной теории относительности Эйнштейна, согласно которой пространственные характеристики определяются спецификой материальных объектов (прежде всего, их массой и скоростью движения). Подчеркнем также, что в современной науке преобладает реляционная трактовка пространства.

Отметим далее, что в истории культуры пространство представлялось по-разному (зачастую даже в рамках одной и той же кон- 51 цепции). Это объясняется как различными социокультурными •і факторами, так и психологическими особенностями людей раз- ных эпох. Так, в представлениях первобытного общества простран- ¦: ство достаточно четко локализовано и прерывно - это, в первую очередь, территория племени, на которой развертывается вся жизнедеятельность людей. Оно "положительно" по своему статусу,

  • наиболее благоприятно для племени: здесь люди находятся под '' защитой своего тотема и духов предков. Ему противостоит внеш-

нее, "отрицательное" пространство, чуждое племени, неблагопри- -I ятное для его жизни.

  • *              По мере формирования межплеменных связей такие "простран

ственные оазисы" увеличиваются, пространство приобретает все более протяженный характер, стремится к непрерывности. Кроме того, постепенно возникает представление о разных уровнях про- lt;J странства - верхнем мире, где живут потусторонние силы, духи предков и тому подобное, и нижнем - мире реального человеческого бытия. Развитие религиозных представлений закрепляет идею локальных и конечных пространств, каждое из которых находится в ведении соответствующего бога. Переход же классового общества от политеизма к монотеизму приводит в итоге к формированию представления о бесконечном пространстве как сфере t бытия единого вселенского Бога.

¦ Кроме того, в истории культуры наблюдался определенный - сдвиг в художественном освоении пространства, зависящий от j. меры проникновения человека в пространство своего бытия и изменения мировоззренческих ориентаций. Например, П.А. Флоренский отмечал, что разным историческим эпохам и художественным стилям свойственно замечать и воспроизводить преимущественно ту или иную координату. Так, в искусстве каменно-

го века и Древнего Египта господствующей была длина; греческое искусство характеризуется равновесием длины и высоты; христианское искусство выдвинуло вертикаль и дало ей значительное преобладание; искусство Возрождения постепенно сделало господствующей глубину, которая разрослась в безмерность[37]. За преобладанием той или иной координаты видится духовное стремление эпохи: к обычным реалиям жизни, к Богу, к глубинам человеческой личности...

Однако при всем многообразии трактовок реальное пространство нашего мира обладает некоторыми стабильными свойствами - трехмерностью и изотропностью. Первое означает, что пространственные параметры любого объекта могут быть выражены с помощью трех осей координат. Второе же говорит о равенстве всех пространственных измерений вещи (ее высота, например, ничем не "лучше" длины). Вместе с тем в других физических мирах в принципе возможно существование 4,5 и так далее - мерных объектов. Вполне вероятно, что и наш мир не так прост: так, в физической теории суперполя пространство наделяется 9-ю или 10-ю измерениями. Правда, в макромире реализованы только три из них, остальные же как бы "свернуты" на уровне микромира. Таким образом, можно допустить, что трехмерность, а, возможно, и изотропность, - не абсолютная, а лишь относительная характеристика нашего пространства.

И, наконец, следует иметь в виду специфику пространственных свойств на разных структурных уровнях сущего, начиная с микромира и кончая нашей Вселенной. Поэтому в современной культуре обсуждается вопрос об особенностях пространства микромира, биологического, социального и других пространств. Особое внимание должно быть уделено социальному пространству, которое, в частности, должно оцениваться не как абстрактная территория для проживания, но как такая социально организованная среда, которая необходима для подлинно человеческого бытия людей.

Темпоральная (от лат. темпус - время), или временная организация сущего понимается чаще всего как длительность существования явления и порядок событий, происходящих с ним. Однако с этой точки зрения время выглядит какой-то внешней характеристикой вещи, навязанной ей определенными обстоятельствами (например, вращением Земли вокруг собственной оси и Солнца). Время же для каждой вещи, а "времен столько, сколько вещей" (А.Ф. Лосев), есть следствие ее собственной динамики, действия внутренних законов развития.

Поэтому под временем можно понимать дление - продолжительность сохранения объектом своих качеств в относительно неизменном состоянии. Дление вещей и явлений реального мира всегда ограничено, то есть конечно: все они имеют начало и конец своего бытия. Или же, по крайнем мере, начало - тогда вопрос об их конце остается пока открытым (жизнь на Земле, существование человечества и др.). И лишь в отдельных случаях можно говорить о вечности, то есть о бесконечном, вневременном существовании: так постулируется вечность Бога, Абсолютной идеи, материи - иными словами, некой неизменной субстанции. Часто говорят еще и о вечности всего мира, Универсума, но это все-таки скорее гипотеза, чем строго установленный факт (вопрос о начале мира вряд ли вообще может быть решен).

Дление, таким образом, есть темпоральная сущность вещи, а количественная длительность ее бытия в годах, днях, секундах и так далее - лишь ее внешнее, измеренное проявление. Не случайно еще в XVII в. английский теолог и математик И. Барроу (учитель Ньютона) определял время именно как "устойчивое пребывание вещи в своем бытии”. Как уже отмечалось, всякое сущее движется к небытию, но пока это сущее есть - есть и его время. "Мы сотканы из вещества времени, - отмечает известный писатель X. Борхес. Время - река, которая уносит меня, но эта река - я сам"[38]. В этом смысле время выступает основной характеристикой сущего, определяющей бытие других его свойств. В самом деле, ведь и структура сущего, и его динамика, и пространственные параметры и так далее существуют лишь до тех пор, пока длится это сущее. Поэтому категории структуры, движения, развития, покоя, пространства и многие другие как бы центрированы на понятие "время": они наполняются смыслом лишь тогда, когда эти свойства устойчиво пребывают в вещи, имеют время своего бытия.

Человеческие представления о времени неоднозначны, противоречивы и исторически подвижны. Во многом это объясняется спецификой самого времени - с одной стороны, оно невещественно, его нельзя обнаружить каким-то опытным путем; с другой стороны, каждый из нас знает, что оно существует и "чувствует" его. Не зря Августин Блаженный писал в своей "Исповеди" (400 г.), что он понимает, что такое время, пока его об этом не спрашивают, но становится в тупик, когда хочет дать ответ на этот вопрос. Сложность времени, его неуловимость, текучесть и в то же время постоянное его присутствие в бытии всякого сущего и вызывают его различные трактовки в истории культуры.

Прежде всего, в интерпретации времени также существуют субстанциальная и реляционная концепции. Для первой время - особая самостоятельная сущность, нечто вроде потока, реки, несущей с собой в будущее весь мир и человека. Прообраз этих взглядов возникает еще в античной философии, получает свое теоретическое воплощение в физике Ньютона и сохраняется до наших дней. Так, советский физик Н. Козырев считал время "грандиозным потоком, охватывающим все материальные системы Вселенной", который может механически воздействовать на них. Для второй концепции время есть особое отношение между вещами и их состояниями, оно не может существовать вне вещей и явлений и зависит от их специфики (Аристотель, Лейбниц, Эйнштейн).

Далее, в трактовке времени и его структуры можно выделить также динамическую и статическую концепции. Первая возникает в глубокой древности (Гераклит) и признает "течение" времени, его необратимое движение вперед ("стрела времени") *. В этом процессе выделяются прошлое, настоящее и будущее. Прошлые события уже не существуют (но когда-то существовали), будущие еще не существуют (но, возможно, будут существовать). Реально же существует только настоящее. Правда, его бытие почти неуловимо, очень эфемерно - в самом деле, ведь настоящее есть всего лишь мгновение ("точка времени"), в котором будущее переходит в прошлое. Эта неопределенность настоящего, его мимолетность издавна привлекала к себе внимание мыслителей. Так, еще Аристотель, исследуя природу "теперь”, делает вывод, что оно неделимо и "едва существует", но вместе с тем обеспечивает непрерывность времени. Августин Блаженный подчеркивал, что настоящее не имеет продолжительности, но лишь оно существует реально. Более того, следует, по его мнению, говорить не о прошлом, настоящем и будущем, а о "настоящем прошедшего" (оно дано нам в памяти), собственно настоящем (мы познаем его созерцанием) и "настоящем будущего" (для него у нас есть чаяние, упование, надежда). Дискуссии о фазах времени, их смысле и способе бытия продолжаются и в современной философии и науке.

Статическая концепция отрицает "течение" времени и рассматривает все события временного многообразия как реально существующие. Нет никакой принципиальной разницы между событиями прошлого, настоящего и будущего: различие между ними примерно такое же, как между разными точками пространства. То есть

они существуют всегда в едином пространственно-временном конти- нууме, а вещь, двигаясь по своей мировой линии, как бы "наталкивается" на различные события, встречается с ними. Истоки этой концепции можно обнаружить уже в философии элеатов, отрицавших процессы становления, а, следовательно, и течение времени ("всегда было то, что было, и всегда будет" - Мелисс). Дальнейшее развитие эта модель времени получила в религиозных учениях о разделении мира на две сферы: высшую, неподвластную времени, и низшую, где царствует время. Человек и все вещи, существующие внизу, движутся во времени от прошлого к будущему. Боги же, живущие наверху и вне времени, могут охватить взглядом сразу и прошлое, и настоящее, и будущее земного мира, то есть эти времена присутствуют для них как бы одновременно. Позже статическая концепция времени была , отброшена вместе со средневековой схоластикой и оказалась забытой на долгие годы, в культуре воцарились динамические представления. Лишь в XX в. в философии и науке вновь появились работы, анализирующие статическую концепцию времени (например, английского философа Д. Мак-Тагтарта).

В трактовке и оценке времени также прослеживается влияние социокультурных и личностных факторов. Так, для первобытного человека время осознавалось, главным образом, как "теперь", как то, что происходит с ним и его ближайшим окружением именно сейчас; прошлое, настоящее и будущее почти не различаются им. В древних аграрных цивилизациях, зависящих от циклических событий природы (смена времен года, весенние разливы рек и так далее), и время трактуется преимущественно как цикл, вечный круговорот. Фазы времени хотя и выделяются человеком, но различие между ними довольно относительно: прошлое может вновь стать настоящим, мир рано или поздно повторяет свои состояния. В средние века под влиянием христианской идеологии формируется уже четкое представление о движении мира от прошлого к будущему ("начало" и "конец" мира) и об основных состояниях времени - прошлом, настоящем и будущем. Эта идея линейного времени закрепляется в эпоху машинной цивилизации, ориентированной на постоянный прогресс, на будущее. Здесь же окончательно осознается необратимость времени и его непреложная власть над человеком, невозможность, в отличие от пространства, его "покорения”.

Очень индивидуально и неоднозначно и восприятие времени каждой личностью. Один и тот же отрезок физического времени кажется нам коротким или долгим в зависимости от настроения, ситуации и т. д. Большинство людей зрелого возраста ощущают себя более молодыми, чем есть на самом деле. Различны и временные ориентации людей. В психологии, например, иногда выделяют по этому основанию следующие способы жизни личности: а) обыденный - человек очень зависит от повседневных обстоятельств, его временной кругозор сужен, он живет только "теперь", да и сама проблема времени его не очень волнует; б) функционально-действенный - энергичный человек с практическим складом ума и трезвым рациональным мышлением. Он ориентируется на быстрое получение полезного результата и поэтому живет настоящим и ближайшим будущим; в) созерцательно-рефлексивный - человек предпочитает глубокие размышления над жизнью, а не внешнюю активность. Настоящее часто теряет для него значимость, более важной становится рефлексия над своим прошлым и будущим. Словом, каждый человек живет как бы в наиболее подходящем для него времени, по-своему оценивает и организует его.

Очевидно, что категория времени обладает огромной мировоззренческой ценностью для человека. Можно даже сказать, что время несравненно важнее для него, чем все другие онтические свойства. В самом деле, топологические характеристики сущего, например, в значительной степени "безразличны" для жизни человека, они не оказывают на нее определяющего влияния (человек может одинаково существовать в Китае или в Америке, жить в селе или в городе и т. п.). Иначе обстоит дело со временем: никто из нас не может "выпрыгнуть" за пределы своего времени, замедлить или продлить свое бытие. И когда человек осмысливает свое бессилие перед временем, то проблема времени превращается для него из абстрактной философской темы в "основную проблему человеческого существования, проблему человеческой судьбы" (Н.А. Бердяев), зачастую наполняя его "метафизической дрожью". Действительно, человек по своей природе стремится вечно длиться в своем существовании. И для него поэтому жизненно важно именно его, индивидуальное время, а не внешнее, физическое, "равнодушное" к нему. Человека не может утешить знание того, что материя не исчезает, а лишь превращается из одной формы в другую, и что мир будет и дальше существовать во времени. "Мое время должно длиться бесконечно!" - вот его девиз.

Но, увы, (а, может, и к счастью?) - вечность не наш удач. Понимая это, человек отождествляет течение времени со своим движением к смерти, воспринимает его как трагическую, противоестественную реальность. Поэтому с давних пор человечество пытается найти для себя выход из этого тупика. Мы знаем, что скорее всего реального решения этой проблемы не существует - человек вряд ли станет когда-нибудь бессмертным. И тем не менее, как уже отмечалось выше, вся культура ищет и предлагает ему различные варианты "компенсации" неизбежного земного конца. Так или иначе, но решать для себя эту трагическую проблему предстоит каждому человеку, и право выбора за ним. Но, по крайней мере, одно представляется бесспорным - мы должны научиться ценить свое время, ибо оно невосполнимо...

<< | >>
Источник: B.C. Стёпин. Философия: учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений / B.C. Стёпин [и др.]; под общ. ред. Я. С. Яскевич. - Мн.; РИВШ,2006. - 624 с.. 2006

Еще по теме ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ И ТЕМПОРАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ БЫТИЯ:

  1. ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ И ТЕМПОРАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ БЫТИЯ