<<
>>

135. Является ли внесение имущества в уставный капитал хозяйственного общества сделкой? Если является, то считается ли хозяйственное общество стороной такой сделки?

В целом можно констатировать, что арбитражная практика рассматривает действия по внесению имущества в уставный капитал в качестве сделок (подп. 1 абз. 2 п.7 Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N19; постановление Президиума ВАС РФ от 20.08.2002 N1744/02).

В то же время в одних случаях суды рассматривают подобные сделки в качестве самостоятельных и применяют ст.167 и 168 ГК независимо от рассмотрения вопроса о действительности основания передачи имущества (см. постановления ФАС ВСО от 05.02.2002 NА33-10399/01-С2-Ф02-23/02-С2; ФАС ПО от 27.02.2003 NА06-2830-6/02; ФАС СЗО от 04.11.2003 NА13-8602/02-12), в других – лишь констатируют недействительность основания, применяя те же нормы гражданского законодательства (см. постановление ФАС ЗСО от 13.01.2000 NА38-9/140-99), в третьих – ставят вопрос о действительности сделки по передаче имущества в уставный капитал в зависимость от признания (в судебном порядке) недействительными оснований для передачи (см. постановления ФАС ВСО от 14.03.2002 NА78-4954/01-С1-16/202-Ф02-588/02-С2, от 16.06.2005 NФ09-1333/05-С5). В ряде случаев суды констатируют тот факт, что сама по себе передача имущества, равно как и акт о передаче, сделкой не является (см. постановления ФАС СЗО от 13.10.2005 NА56-21558/04; ФАС МО от 10.04.2001 NКГ-А40/1356-01, от 07.10.2003 NКГ-А41/7410-03). Единственное, в чем наблюдается определенность, – так это в том, что учредительный договор (договор о создании) признается сделкой (п.28 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N6/8; п.6 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N19; п.5 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 N90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Также суды расходятся в вопросе о том, следует ли рассматривать общество, чей уставный капитал формируется за счет вклада, стороной сделки по передаче имущества.

В частности, ФАС ВВО (см. постановление от 30.06.2003 NА39-4181/02-220/6) посчитал, что такая сделка носит двусторонний характер. Видимо, к аналогичным выводам приходят суды, удовлетворяющие требования о применении последствий недействительности сделки путем возврата имущества, внесенного в уставный капитал общества его учредителю (см. постановление ФАС ДО от 22.12.2003 NФ03-А51/03-1/3160). Напротив, ФАС МО (см. постановления от 24.08.2004 NКГ-А41/6895-04; ФАС СЗО от 10.03.2006 NА21-2745/03-С2) отмечает, что при учреждении юридического лица договор о создании общества заключается только учредителями, при этом само хозяйственное общество не является стороной этого договора, поскольку на момент его заключения вновь создаваемого общества как субъекта гражданских правоотношений не существует (п.2 ст.51 ГК).

Заметим, что от ответа на поставленный вопрос зависит решение вопроса о возможности применения двусторонней реституции. Первоначально практика ВАС РФ исходила из принципиальной возможности применения п.2 ст.167 ГК к обществу, в чей уставный капитал вносилось имущество, тем самым признавая само общество стороной сделки (постановления Президиума ВАС РФ от 31.07.2001 N7982/00, от 25.01.2002 N8514/01, от 06.03.2002 N9743/01, от 29.03.2002 N11557/01, от 12.04.2002 N11807/01, от 24.04.2002 N5704/99, от 28.05.2002 N10697/01, от 20.08.2002 N4466/02, от 30.09.2003 N8093/03) Однако относительно недавно высшая судебная инстанция (см. постановление Президиума ВАС РФ от 21.11.2006 N9308/06) продемонстрировала противоположную позицию: возвращая имущество в федеральную собственность, суды, по существу, изъяли имущество у лица, которое не являлось участником учредительного договора. Между тем в силу п.2 ст.167 ГК последствия недействительности сделки могут быть применены лишь к сторонам этой сделки.

Нет ничего удивительного в том, что мнения арбитражных судов относительно определения правовой природы действий по внесению в уставный капитал имущества, и в особенности порядка возврата имущества (при недействительности), расходятся.

Поставленный вопрос распадается на несколько подвопросов, каждый из которых достаточно сложен для разрешения.

Рассматривая вопросы о соотношении недействительности основания для совершения действия и самого действия, мы обнаружили следующее: если основание само по себе является сделкой, то недействительной признается именно сделка, лежащая в основании. Если основание сделкой не является (например, административный акт или иные обстоятельства, указанные в законе), то сделкой признаются последующие действия субъектов (с возможностью применения к действиям ст.167 ГК). Основанием для внесения имущества в уставный капитал может быть а) учредительный договор (или договор о создании) или решение единственного учредителя общества о создании общества и б) решение органа управления об увеличении уставного капитала[93].

Учредительный договор (договор о создании) является сделкой (ст.70, 98 ГК; п.28 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N6/8; п.6 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N19; п.5 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 N90/14). Следовательно (по аналогии с исполнением обязанности из договора), действия по внесению вкладов в уставный капитал общества «самостоятельными» сделками не являются.

Будет ли сделкой решение единственного учредителя? По крайней мере, в части решения о внесении имущества в уставный капитал такое решение следует признать односторонней сделкой (см. постановления ФАС ЗСО от 21.10.2004 NФ04-7521/2004(5724-А67-13), от 27.03.2006 NФ04-1850/2006(20921-А45-40); ФАС УО от 28.06.2005 NФ09-1867/05-С5). Заметим, что ни общее собрание учредителей, ни единственный учредитель органом управления создаваемого общества не являются, поскольку самого общества еще не существует. Таким образом, усмотреть какое-либо препятствие в том, что решение органа управления не может быть отнесено к сделкам, здесь нельзя. Это действие направлено на возникновение гражданских прав и обязанностей: с момента создания общества у последнего возникает право на имущество, внесенное в его уставный капитал (если он был оплачен до создания), или учредитель (учредители) становится обязанным внести имущество в уставный капитал.

Такая обязанность возникает из учредительного договора (договора о создании, решения о создании), и ее исполнение не носит характера самостоятельной сделки.

В то же время возможность признания сделки по внесению вклада недействительной (путем оспаривания соответствующего решения учредителя или признания недействительным учредительного договора (договора о создании)) еще не означает возможность применить последствия недействительности сделки при помощи механизма, установленного п.2 ст.167 ГК. Действительно, получателем имущества является создаваемое (созданное) общество, однако оно не выступает стороной сделки, поскольку до государственной регистрации общество еще не создано. Лицо, может истребовать имущество, внесенное в уставный капитал общества, используя виндикационное или кондикционное требование.

Сложнее обстоит дело в том случае, когда имущество вносится в уставный капитал уже созданного общества. Здесь основанием для внесения выступает решение органа управления, которое сделкой не является. В то же время оно может быть признано недействительным на основании норм корпоративного законодательства. Законом об АО, равно как и законодательством об ООО, не предусмотрены какие-либо правила, регламентирующие порядок применения последствий недействительности решения органа управления.

В отношении АО Пленум ВАС РФ (п.26 постановления от 18.11.2003 N19) установил совершенно оправданное, с нашей точки зрения, правило: в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания (п.3 ст.48 Закона об АО), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (п.2, 4 ст.49 и п.1-3 ст.58 Закона) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (п.6 ст.49 Закона), суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона (см.

также постановление ФАС УО от 15.03.2006 NФ09-598/06-С4).

Действительно, при наличии грубых и очевидных нарушений закона при проведении общего собрания акционеров суд не должен ссылаться на то, что такое решение не было оспорено и отказывать в рассмотрении требования, а должен рассмотреть дело по существу. Возьмем, к примеру, спор, возникающий в связи с совершением крупной сделки, которая не была одобрена. Если считать, что такая сделка может быть оспорена лишь после вступления в законную силу решения суда, признающего решение общего собрания акционеров недействительным, то что мешает недобросовестному генеральному директору общества-отчуждателя сослаться на несколько протоколов общих собраний акционеров (которые в действительности не созывались) и требовать признания недействительным каждого такого решения? Тем самым акционер фактически лишится права на судебную защиту. Таким образом, предложенное Пленумом ВАС РФ деление возможных нарушений, допускаемых при проведении общего собрания акционеров, представляется оправданным.

Для того чтобы выявить наличие (отсутствие) сделок при увеличении уставного капитала, необходимо обратиться к нормам специальных законов. В соответствии со ст.28 Закона об АО уставный капитал АО может быть увеличен путем увеличения номинальной стоимости акций или размещения дополнительных акций. В свою очередь размещение ценных бумаг может осуществляться посредством подписки или конвертации. Размещение ценных бумаг – это отчуждение эмиссионных ценных бумаг эмитентом первым владельцам путем заключения гражданско-правовых сделок (ст.2 Закона о рынке ценных бумаг; п.2.5.1 Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденных приказом ФСФР России от 16.03.2005 N05-4/пз-н)). Таким образом, на основании решения органа управления общество заключает договоры купли-продажи (или мены), в соответствии с которыми ему передается имущество в оплату акций. Недействительность решения об увеличении уставного капитала повлечет и недействительность договора купли-продажи (мены).

В свою очередь недействительность такого договора означает возможность применить к его сторонам (эмитенту и акционеру) реституцию (см. постановления ФАС ВСО от 18.06.2003 NА33-12940/02-С1-Ф02-1710/03-С2; ФАС ВВО от 12.07.2004 NА43-7139/2001-15-285).

В отношении ООО действует иной порядок. Статья19 Закона об ООО не предусматривает существования договора (в виде документа) между обществом и лицом, вносящим дополнительный вклад. На основании этой статьи увеличение уставного капитала возможно а) на основании решения общего собрания участников, устанавливающего единый размер вкладов для всех существующих участников, и б) на основании заявления участника или третьего лица + решения общего собрания участников об увеличении уставного капитала за счет дополнительного вклада. По результатам внесения вкладов общее собрание участников утверждает изменения в учредительные документы. Независимо от того, следует ли в данном случае усматривать наличие договора между лицом, вносящим дополнительный вклад и обществом, общество обязано вернуть внесенный вклад, если увеличение уставного капитала признано несостоявшимся (ст.19 Закона об ООО). Следовательно, действия сторон (которые могут быть квалифицированы в качестве сделки) не подпадают под действие ст.167 ГК в силу наличия специальной нормы, регулирующей порядок приведения сторон в первоначальное положение.

Резюмируя вышесказанное мы приходим к следующим выводам:

1) внесение имущества в качестве вклада в уставный капитал при создании общества не является сделкой. Сделкой является учредительный договор (договор о создании), однако ст.167 ГК не позволяет осуществить возврат имущества от общества учредителю; 2) внесение имущества в качестве оплаты акций дополнительного выпуска при увеличении уставного капитала АО не является самостоятельной сделкой. Такой сделкой является договор купли-продажи (мены) акций дополнительного выпуска, и последствия недействительности договора могут быть применены на основании ст.167 ГК; 3) внесение имущества в качестве дополнительного вклада в уставный капитал общества может быть квалифицировано в качестве сделки, однако законом предусмотрен порядок применения недействительности такой сделки в виде возврата вклада учредителю в случае несостоявшегося увеличения уставного капитала.

<< | >>
Источник: А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко. Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой (А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко); под общ. ред. В.А. Белова. – М. : Издательство Юрайт,2010. – 1161 с.. 2010

Еще по теме 135. Является ли внесение имущества в уставный капитал хозяйственного общества сделкой? Если является, то считается ли хозяйственное общество стороной такой сделки?:

  1. 1. Понятие, сущность и значение уставного капитала акционерного общества
  2. Законом предусмотрена особая процедура распоряжением имущества общества в период формирования уставного капитала акционерного общества.
  3. В литературе не сложилось единого мнения в понимании данной функции уставного капитала.
  4. Правильная оценка природы уставного капитала, его сущности имеет не только теоретическое, но практическое значение.
  5. Уменьшение размера уставного капитала диктует необходимость внесения соответствующих изменений в устав общества.
  6. В отличие от общей процедуры уменьшения уставного капитала акционерного общества, защита кредиторов при уменьшении стоимости чистых активов имеет несколько иной аспект, обусловленный ролью последних для экономического положения общества.
  7. 73. Способно ли признание сделки по внесению имущества в уставный капитал недействительной привести к недействительности регистрации самого общества?
  8. 135. Является ли внесение имущества в уставный капитал хозяйственного общества сделкой? Если является, то считается ли хозяйственное общество стороной такой сделки?
  9. 272. Возникает ли у публично-правового образования право преимущественного приобретения участка из земель сельскохозяйственного назначения при его внесении в уставный капитал хозяйственного общества?
  10. 149. Является ли дарением передача имущества в уставный капитал общества?
  11. 182. Что происходит при внесении права аренды в уставный капитал хозяйственного общества?
  12. Статья 90. Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью
  13. Статья 99. Уставный капитал акционерного общества
  14. Статья 100. Увеличение уставного капитала акционерного общества
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -