<<
>>

§ 3. Особенности охранительных гражданско-правовых отношений



Родоначальником классификации гражданских правоотношений на охранительные и регулятивные в отечественной юриспруденции является известный дореволюционный юрист С.А. Муромцев. Ученый предлагал именовать их соответственно защищаемыми и защищающими (вынудительными), правовыми и юридическими.
Талантливый правовед подчеркивал, что "когда делается правонарушение, тогда на самом деле к существующим юридическим отношениям присоединяется новое юридическое отношение субъекта к правонарушителю" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Муромцев С.А. Определение и основное разделение права / Вступ. ст. Ю.И. Гревцова. СПб., 2004. С. 78, 84.

Н.Г. Александров впервые назвал исследуемый вид правоотношения охранительным lt;1gt;. Известный ученый писал: "Нарушение правовой нормы ведет к возникновению между правонарушителем и компетентным органом государства особого (правоохранительного) правоотношения, имеющего целью применение к правонарушителю определенной санкции в случае подтверждения неправомерности совершенного действия" lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Интересно заметить, что современный российский юрист В.Н. Протасов, используя филологический подход, предлагает называть охранительные правовые связи защитными. См.: Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 1991. С. 77.
lt;2gt; Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. С. 91 - 92.

В советский период многие российские ученые также называли отличительным признаком регулятивных и охранительных правоотношений основание их возникновения lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Агарков М.М. Обязательства по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М., 2002. Т. 1. С. 234; Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 193 - 194; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 58 - 61; Курылев С.В. Указ. соч. С. 186 - 188.

Действительно, регулятивные правоотношения возникают из правомерных действий, направлены на удовлетворение тех или иных потребностей участников, закрепление и регламентацию существующих социальных связей в их нормальном, желательном для всего общества и личности направлении. В рамках регулятивного гражданского правоотношения происходит нормальное осуществление регулятивного субъективного права lt;1gt;, его правообладатель пользуется социальным благом, заложенным самим субъективным правом, ведет себя, как и обязанное лицо, правомерно. При этом происходит и нормальная (обычная) реализация норм объективного (позитивного) права lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Понятие "осуществление субъективного права" означает поведение его правообладателя сообразно своим интересам, воле и требованиям закона, достижение необходимого результата. Под осуществлением субъективных гражданских прав Е.В. Вавилин понимает определенное поведение (действие, бездействие) субъекта в конкретном и определенном состоянии общественных отношений, жизненных реалий, направленное на достижение желаемого и фактического результата, как заложенный в праве (обязанности) итог деятельности, достижение правовой цели.
См.: Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. С. 18. Под осуществлением права В.П. Грибанов понимал реализацию управомоченным лицом возможностей, заключенных в содержании конкретного права. См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 48 - 49.

КонсультантПлюс: примечание.
Учебник Н.И. Матузова, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

lt;2gt; Существуют четыре формы реализации права: 1) соблюдение; 2) исполнение; 3) использование; 4) применение права. См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2005. С. 454.

Охранительное правоотношение возникает вследствие гражданского правонарушения или иного аномального поведения обязанного лица и призвано обеспечить защиту нарушенных (нарушаемых) субъективных гражданских прав в аномальной (экстремальной) ситуации, пресечь действия правонарушителя, устранить отрицательные последствия правонарушения, восстановить первоначальное состояние lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Шевченко А.С. Охранительные правоотношения в механизме защиты субъективных гражданских прав. С. 27; Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. С. 350.

Подойдя к обсуждаемой проблеме с философских позиций, известный российский процессуалист Е.Я. Мотовиловкер правомерно указывает, что все, что происходит с регулятивным правоотношением в результате правонарушения, является взаимопревращением противоположностей: регулятивное правоотношение угасает и сменяется новым охранительным правоотношением, у субъективного права возникает свойство принудительного осуществления, представляющее возможность принуждения или односторонних действий, способных привести правоотношение к цели lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. С. 48 - 56, 74 - 80; Гражданское право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2008. С. 258 - 263.

Еще в 1961 г. О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский писали о том, что в случае правонарушения между субъектами регулятивного правонарушения возникает новое отношение - охранительное lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 193 - 194. В то же время имеются и противники такой позиции. Так, В.Н. Протасов предлагает рассматривать права и обязанности, возникшие в результате правонарушения, не в качестве содержания нового (охранительного) правоотношения, а как аномальную стадию развития регулятивного правоотношения. По мнению ученого, права и обязанности, возникающие при правонарушении, не образуют нового правоотношения, поскольку в нем остаются те же субъекты; это отношение не опосредует мер государственного принуждения, в нем нет места правоприменению, и реализовано оно может быть только на добровольной основе. См.: Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. С. 76 - 77; Он же. Охранительное правоотношение - основное отношение для юридического процесса // Вопросы теории охранительных правоотношений. Ярославль, 1991. С. 77.

С момента правонарушения, иного аномального действия (бездействия) возникает охранительное гражданское правоотношение. Дальнейшее нормальное осуществление регулятивного субъективного права приостанавливается в связи с созданием определенных препятствий со стороны других лиц или исчезает вовсе в зависимости от характера этого права и правонарушения до достижения цели (ожидаемого эффекта) охранительного правоотношения, т.е. до подтверждения в установленном законом порядке обоснованности притязаний управомоченного лица и получения соответствующего удовлетворения посредством самозащиты или иных форм защиты регулятивного субъективного права. С достижением положительного результата защиты правоохранительное отношение прекращает свое существование, а регулятивное субъективное право восстанавливается и продолжает осуществляться в нормальном правовом режиме исходя из собственного усмотрения его носителя с соблюдением дозволительных, уполномочивающих, запретительных и предписывающих норм гражданского права.
С помощью механизма охранительного правоотношения достигается эффект принудительного осуществления нарушенного регулятивного субъективного права. В случае нарушения нормального осуществления субъективного права, прибегания к самозащите или помощи уполномоченных государством органов и их должностных лиц происходит принудительная реализация норм позитивного права в рамках правоохранительных отношений посредством правозащитного механизма, а вместе с ней - принудительная реализация осуществления регулятивного субъективного гражданского права, его принудительное восстановление.
Охранительное правоотношение является формой, позволяющей обеспечивать реализацию всех мер правового воздействия (способов защиты гражданских прав) механизма защиты. Именно в рамках охранительных правоотношений реализуется охранительная функция гражданского права, охранительное правоотношение является средством реализации охранительных норм в имущественном обороте, в динамике и статике. Гражданско-правовое принуждение - это способ исполнения охранительного обязательства и осуществления права на защиту lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Кархалев Д.Н. Охранительное гражданское правоотношение. С. 79.

Основоположник охранительных ("защищающих") правоотношений С.А. Муромцев предлагал отличать их от регулятивных ("защищаемых") правоотношений принудительным ("вынудительным") характером lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. С. 78.

Государственно-властное принуждение всегда присутствует при функционировании правоохранительных отношений. Оно выражает реакцию государства на неправомерное поведение участников гражданско-правовых отношений, на препятствия, создаваемые на пути нормального осуществления субъективного гражданского права. Государственное принуждение подчинено общим принципам национальной правовой системы, нормативно урегулировано по содержанию, пределам и условиям применения, действует через механизм прав и обязанностей, имеет развитую процессуальную форму. Государственное принуждение может выступать в виде акций насильственного, физически принудительного порядка, в правовом уровне, в виде правоограничений, в возникновении специальных обязанностей, императивно наступающих для правонарушителя как результат непосредственного проявления в сфере права принудительных свойств государственной власти. Связь между субъективным правом и юридической обязанностью в охранительном правоотношении носит закономерный (объективный) характер, неизбежно ведет к активным действиям обязанного лица (нарушителя) по устранению препятствий, нарушений в интересах управомоченного лица lt;1gt;. Принуждение является одним из проявлений государственной власти.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. С. 192 - 193; Лейст О.Э. Теоретические проблемы санкций и ответственность по советскому праву: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1978. С. 10.

С.С. Алексеев указывает, что охранительные правоотношения всегда являются властеотношениями, содержат меры государственно-принудительного характера, юридические обязанности, вытекающие из них, требуют от обязанного лица "претерпевания" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права: Курс лекций. Вып. 2. Свердловск, 1964. С. 60; Он же. Общая теория права: Учебник. С. 351, 374 - 376.

Государственное принуждение имеет место при применении всех способов и форм защиты гражданских прав, предусмотренных законом.
Государственное принуждение, бесспорно, имеет место при юрисдикционной защите гражданских прав, когда защиту осуществляют наделенные государственными полномочиями и принудительно-властными мерами (включая меры процессуального характера) судебные, административные и иные уполномоченные государством органы и их должностные лица lt;1gt;. Интересно заметить, что применение мер гражданско-правовой ответственности происходит с помощью именно юрисдикционных органов и их должностных лиц, действующих в определенной процессуальной форме.
--------------------------------
lt;1gt; Государственное принуждение является исторически сложившимся видом внешнего (правового) воздействия государственной власти в лице компетентных органов и уполномоченных должностных лиц на сознание и волю субъектов гражданских правоотношений, благодаря чему их поведение приводится в соответствие с публичными интересами даже вопреки их взглядам, интересам и воле. Государственное принуждение является обязательным признаком всех охранительно-защитных средств, имеющихся в арсенале государства и закрепленных в позитивном (гражданском праве). Оно применяется в случае возникновения того или иного гражданского правонарушения. См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. С. 366.

Г.Я. Стоякин совершенно верно обращал внимание на процессуальный аспект принуждения, принудительную реализацию процессуальной обязанности, в результате которой достигаются пресекательная и восстановительная цели защиты. Именно принуждением достигается защита субъективных прав и правопорядка lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Стоякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. С. 52.

Наиболее ярко признаки государственного принуждения проявляются при применении мер гражданско-правовой ответственности (например, возмещение убытков, взыскание неустойки), входящих в систему мер защиты (в широком смысле). Обладая властными полномочиями при применении мер (форм) гражданско-правовой ответственности, субъекты государственной защиты (правоприменительные органы) уменьшают имущественное состояние правонарушителя в принудительном порядке, принуждают его испытывать (претерпевать) дополнительные неблагоприятные последствия имущественного характера, исполнять применяемые к нему гражданско-правовые санкции в целях пресечения правонарушения, устранения отрицательных последствий правонарушения, восстановления первоначального положения потерпевшего, удовлетворения его законных потребностей за счет правонарушителя. Привлечение к гражданско-правовой ответственности - это типичная разновидность государственного принуждения, осуществляемого уполномоченными государственными органами и их должностными лицами lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Большинство исследователей характеризуют гражданско-правовую ответственность как охранительную гражданскую обязанность, которая должна: а) лежать на правонарушителе; б) обременять его лишениями имущественных благ; в) опираться на потенцию государственного принуждения к исполнению. См., например: Райдла Ю.Э. Вопросы гражданско-правовой ответственности в условиях перестройки // Юридическая ответственность: Проблемы и перспективы. Учен. зап. Тартуского гос. ун-та. Тарту, 1989. С. 52 - 53.

При привлечении к гражданско-правовой ответственности государственное принуждение подкреплено императивными нормами о договорной и внедоговорной ответственности, обеспечено принудительной силой государства независимо от воли и желания правонарушителя lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С. 134; Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. С. 44, 54 - 55.

Правовое принуждение имеет место и при самозащите субъективных гражданских прав. Несмотря на то что в самозащите участвует само уполномоченное лицо (обладатель субъективного права) без содействия субъектов государственной и общественной защиты, оно (защищающееся лицо) также пользуется государственным принуждением в прямом и переносном смысле. Оказывая физическое противодействие (сопротивление) нападающему в условиях необходимой обороны, защищающийся принуждает правонарушителя прекратить дальнейшее посягательство на жизнь, здоровье и имущество защищающегося, отказаться от дальнейших противоправных намерений, защищает в конечном счете свои имущественные и личные неимущественные права, нематериальные блага. Во время самопомощи обладатель субъективного права также производит фактические (физические) действия, удерживая имущество правонарушителя или задерживая его самого. В обоих изложенных видах самозащиты физическое сопротивление потерпевшего, принуждение правонарушителя к прекращению (пресечению) противоправных действий основывается на правовых нормах гражданского права (ст. 12, 14, 1066 ГК РФ и др.), дозволяющих защищающемуся лицу производить перечисленные выше действия. Д.Н. Кархалев верно пишет, что принуждение при самозащите выражается в том, что самозащитные действия одного лица вынуждают другое лицо (против его воли, без согласия) прекратить противоправное действие, ликвидировать его последствия, совершить иные действия по восстановлению права lt;1gt;. Принуждение обязывает нарушителя не препятствовать защитным действиям управомоченного (защищающегося) лица, претерпевать его действия.
--------------------------------
lt;1gt; Д.Н. Кархалев замечает, что односторонний отказ от исполнения договора может повлечь прекращение возникших из договора одного или нескольких неисполненных регулятивных обязательств в полном объеме и возникновение нового правоохранительного правоотношения. Разные формы дополнительных обременений (возмещение убытков, оплата фактически понесенных расходов, уплата части цены договора), существующие за пределами прекращенного договорного обязательства, являются объектами нового правоотношения - правоохранительного, возникающего между бывшими сторонами договора. Цель нового правоотношения состоит в восстановлении нарушенного субъективного права. См.: Кархалев Д.Н. Охранительное гражданское правоотношение. С. 77.

При использовании мер оперативного воздействия также происходит принуждение неисправного должника к надлежащему исполнению своих договорных обязательств или непрепятствованию защитным действиям кредитора. Так, например, сторона взаимного (синаллагматического) договора, не получившая встречного удовлетворения или осознающая, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков (п. 2 ст. 329 ГК РФ) lt;1gt;. Именно приостановление исполнения своего обязательства может быть в указанной ситуации средством принуждения неисправного должника к надлежащему исполнению своего договорного обязательства. Принуждение имеет место и при осуществлении права кредитора исполнить обязательство за счет должника (ст. 397 ГК РФ) lt;2gt;, отказе от принятия ненадлежащего исполнения, при удержании (ст. 359 ГК РФ) и т.д. Так же, как и применение самозащиты (в узком смысле), применение мер оперативного воздействия основано на конкретных правовых нормах обязательственной части ГК РФ, обеспеченных государственным принуждением lt;3gt;.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.А. Егоровой "Односторонний отказ от исполнения гражданско-правового договора" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (2-е издание, переработанное и дополненное).

lt;1gt; См.: Егорова М.А. Односторонний отказ от исполнения гражданско-правового договора. М., 2008. С. 369.

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.А. Егоровой "Односторонний отказ от исполнения гражданско-правового договора" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (2-е издание, переработанное и дополненное).

lt;2gt; М.А. Егорова верно пишет о том, что действия кредитора в изложенной ситуации гарантированы нормами права и составляют материальное содержание правоохранительного правоотношения, в котором правомочию на активные действия кредитора противостоит пассивная обязанность должника не препятствовать ему в осуществлении своего права. См.: Егорова М.А. Односторонний отказ от исполнения гражданско-правового договора. С. 390.
lt;3gt; Известный процессуалист Ю.К. Осипов справедливо замечает, что государственное принуждение со стороны юрисдикционного органа не является единственным средством защиты нарушенных или оспоренных прав или законных интересов. Ни интересы государства в целом, ни интересы отдельных субъектов права не вызывают необходимости по любому случаю гражданского правонарушения или возникновения правового спора обязательно прибегать к помощи органов, наделенных юрисдикционными полномочиями. Государство вольно поручать реализацию права и самому обладателю, установив соответствующие рамки действий. См.: Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. Свердловск, 1973. С. 94.

Поэтому представляется неверным мнение Б.И. Пугинского о том, что меры оперативного воздействия не требуют использования государственного принуждения lt;1gt;. А.Г. Диденко и Ю.Г. Басин верно отмечают, что самозащита является формой государственного принуждения, характеризует иное качественное состояние государственного принуждения, возможностью осуществления которого поддерживается реализация каждого субъективного права и исполнение всякой юридической обязанности lt;2gt;. Ю.Г. Басин понимал под защитой систему мер, предусмотренных законом, опирающихся на государственное принуждение и направленных на обеспечение неприкосновенности права, ликвидацию последствий правонарушения lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 144.
lt;2gt; См.: Басин Ю.Г., Диденко А.Г. Оперативные санкции как средство защиты гражданских прав // Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. СПб., 2003. С. 421.
lt;3gt; См.: Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства и защита субъективных гражданских прав. С. 95.

Таким образом, признаки государственного принуждения имеют место как при защите, так и при самозащите lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Представляется неверным вывод отдельных ученых о существовании государственного и негосударственного принуждения. См., например: Кархалев Д.Н. Охранительное гражданское правоотношение. С. 70.

С возникновением правоохранительного отношения у носителя нарушенного (оспариваемого) субъективного гражданского права (физического или юридического лица, публично-правового образования, участвующего в гражданско-правовых отношениях) возникает субъективное право на защиту (правопритязание). Субъект нарушенного (нарушаемого) регулятивного субъективного права может требовать от нарушителя прекращения (пресечения) правонарушения, недопущения планируемого нарушения, устранения отрицательных последствий нарушения (аномального поведения), восстановления первоначального положения. Соответственно на правонарушителя (обязанного лица) возлагается субъективная охранительная обязанность, заключающаяся в прекращении аномальных (противоправных) действий (бездействия), устранении наступивших отрицательных последствий правонарушения, восстановлении первоначального положения потерпевшего.
Т.Е. Абова пишет, что право на защиту означает возможность требовать от компетентных органов совершать действия (или осуществлять их самостоятельно), направленные на восстановление нарушенного права, обеспечение законных интересов, побуждение обязанного лица выполнить возложенную на него обязанность, а также на применение к нему соответствующих санкций lt;1gt;. Почти аналогичную позицию высказал известный процессуалист П.Ф. Елисейкин. Ученый отмечает, что право на защиту состоит в праве требования одного субъекта правоотношения (кредитора) от другого субъекта (должника) соответствующего поведения, направленного на соблюдение прав и охраняемых законом интересов кредитора. Это право существует у кредитора независимо от того, обратился он в суд или нет. Такое требование может быть удовлетворено должником добровольно lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Абова Т.Е. Охрана хозяйственных прав предприятий. М., 1975. С. 101.
lt;2gt; См.: Елисейкин П.Ф. Защита субъективных прав и интересов и компетенция суда в советском гражданском процессе // Учен. зап. Дальневосточного гос. ун-та. Владивосток, 1969. Т. 31. С. 31.

С.А. Муромцев указывал, что с совершением правонарушения возникает притязание субъекта, т.е. юридическая возможность принуждения правонарушителя к совершению различных действий, которые должны доставить удовлетворение пострадавшему субъекту. В развитом гражданском праве традиционной формой такого притязания является судебный иск lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. С. 84.

Помимо полномочий направить заявление в целях защиты своих нарушенных прав в рамках конституционного судопроизводства, предъявить исковое требование в суд для его рассмотрения в рамках гражданского или арбитражного процесса, подать заявление в административные органы для его рассмотрения в рамках административного производства обладатель нарушенного (оспариваемого) субъективного права наделен полномочиями и на осуществление фактических и юридических действий в рамках самозащиты (право на самооборону, самопомощь, удержание, применение мер оперативного воздействия).
А.В. Власова правомерно подразделяет охранительные субъективные права: 1) на право совершать односторонние действия и 2) исковые права, или притязания (неюрисдикционные и юрисдикционные формы защиты). Автор отмечает, что и те и другие права являются разновидностью права на защиту, но они не являются идентичными, и их содержание различно lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Власова А.В. Структура субъективного гражданского права. С. 100.

С.С. Алексеев подчеркивал, что необходимый эффект (удовлетворение интереса) достигается фактической деятельностью либо автоматическим наступлением обязательных юридических последствий lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Алексеев С.С. Выражение особенностей предмета советского гражданского права в методе гражданско-правового регулирования. Виды гражданских правоотношений и метод гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сб. статей. М., 2001. С. 51.

Таким образом, возникновение охранительных гражданских правоотношений является закономерным этапом (стадией) реализации права, принудительного осуществления регулятивного субъективного права в связи с совершением того или иного гражданского правонарушения. Наряду с регулятивным правоотношением, испытывающим определенные препятствия в нормальной реализации, возникает дополнительное правоотношение - охранительное, имеющее новое содержание - право потерпевшего на защиту, и корреспондирующая с этим правом обязанность нарушителя претерпевать меры принуждения, исполнять законные требования уполномоченного лица. С позиции субъективного гражданского права на защиту изложенную ситуацию можно понимать как возникновение права на защиту у уполномоченного субъекта права при нарушении того или иного субъективного гражданского права правообладателя с возложением на обязанное лицо встречной обязанности претерпевать защитные действия уполномоченного лица (участника) субъектной связи.
К правам пострадавшего носителя субъективного гражданского права как участника охранительного гражданского правоотношения относятся право осуществлять самозащиту в установленном законом порядке, право требовать надлежащей защиты от уполномоченных государством правозащитных органов и их должностных лиц. К обязанностям последних как участников правоохранительной деятельности относится обязанность осуществить защиту в установленном законом порядке не запрещенными законом средствами и способами защиты прав. К обязанностям лица, совершившего неправомерные действия (бездействие), относится, как уже отмечалось ранее, обязанность претерпевать и исполнять применяемые к нему меры защиты и ответственности.
В набор охранительных гражданско-правовых норм входят нормы-дозволения, нормы-предписания и нормы-запреты. С помощью норм-дозволений управомоченное лицо, включая самого обладателя нарушенного субъективного гражданского права, может прибегнуть к дозволенным способам, средствам и формам защиты. Гражданско-правовые нормы-запреты запрещают нарушать те или иные субъективные права, законные интересы других лиц, публичные интересы и общественный правопорядок. Гражданско-правовые нормы-предписания предписывают субъектам защиты и правонарушителям модель должного поведения по устранению последствий совершенного правонарушения и предупреждению (пресечению) новых правонарушений. С.С. Алексеев подчеркивает, что охранительные и регулятивные предписания, взаимодействуя друг с другом и находясь в единстве, все более обособляются друг от друга. Объединяясь в особые, самостоятельные регулятивные или охранительные общности (институты), они функционируют в своих системах, все более отдаляются друг от друга, связываясь между собой не прямо, а преимущественно через соответствующие институты и даже отрасли. Охранительные предписания направлены на регламентацию мер юридической ответственности, а также специфических государственно-принудительных мер защиты субъективных прав (санкций) lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. С. 314 - 316.

Для охранительного гражданского правоотношения характерны более строгие (императивные) нормы, нежели обычные регулятивные (диспозитивные) нормы гражданского права, и они представляют собой запреты, предписания, требования к обязанному лицу действовать (или воздерживаться от действия определенного рода), претерпевать обременения, лишения, ограничения, испытываемые им в силу законных и обоснованных действий субъектов защиты (самозащиты) lt;1gt;. Развивая концепцию самостоятельного существования регулятивных и охранительных правоотношений, С.С. Алексеев пришел к выводу о том, что указанные два вида правоотношений отличаются друг от друга не только по основанию возникновения, но и по содержанию субъективных прав и обязанностей, их соотношению между собой lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; В.Ф. Яковлев отмечает, что в составе объективного гражданского права имеются запретительные и обязывающие нормы, предназначенные, в частности, для защиты соответствующих гражданских прав. Например, лицо, нашедшее утерянную вещь, обязано возвратить ее собственнику или сдать компетентному органу (ст. 227 ГК РФ). Нормы обязательственного права также предписывают субъектам (обязанным лицам) обязательственных правоотношений вести себя должным образом относительно исполнения возложенных на них обязанностей. См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. С. 99.
lt;2gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права: Курс лекций. Вып. 2. Свердловск, 1964. С. 60.

Характеризуя особенности содержания правоохранительных правоотношений, следует коснуться вопроса о соотношении охранительных обязанностей с обязанностями, вытекающими из обязательств вследствие причинения вреда (гл. 59 ГК РФ), и с обязанностями, вытекающими из договорных обязательств lt;1gt;. Ответить на этот вопрос нам помогут рассуждения С.С. Алексеева. Ученый подметил, что в отличие от договорных обязательств, осуществляющих все функции правового регулирования, внедоговорные обязательства выполняют только одну функцию правового регулирования - правоохранительную. С внедоговорными обязательствами (правоотношениями) сопоставима только часть договорных обязательств (правоотношений), состоящих из правоотношений, порожденных договорным правонарушением (неисполнением лицом возложенной на него обязанности) lt;2gt;. Не менее известный цивилист Е.А. Флейшиц писала в 1951 г., что непосредственной целью обязательств из причинения вреда является устранение последствий такого нарушения, восстановление нормального правового и хозяйственного положения lt;3gt;. Ю.К. Толстой отмечает, что реализация обязанности по возмещению вреда (независимо от того, относится ли она к мерам гражданско-правовой ответственности) происходит в рамках охранительного правоотношения. Внедоговорные обязательства возникают вследствие нарушения имущественных и личных неимущественных прав абсолютного характера и призваны обеспечить наиболее полное восстановление этих прав за счет причинителя вреда либо иных лиц, на которых законом возложена обязанность по возмещению вреда lt;4gt;. В.Т. Смирнов и А.А. Собчак рассматривали деликтное обязательство как особую разновидность охранительного правоотношения, возникающего вследствие нарушения абсолютного права lt;5gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Гражданско-правовая обязанность - это мера должного поведения обязанного лица, которой оно должно следовать в соответствии с требованиями управомоченного субъекта в целях удовлетворения его интересов. См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 46.
lt;2gt; См.: Алексеев С.С. Выражение особенностей предмета советского гражданского права в методе гражданско-правового регулирования. Виды гражданских правоотношений и метод гражданско-правового регулирования. С. 42.
lt;3gt; См.: Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 12.
lt;4gt; См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2005. Т. 3. С. 5, 8.
lt;5gt; См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах. Л., 1983. С. 27.

Таким образом, можно сделать вывод о большом сходстве содержания (прав и обязанностей) охранительного гражданского правоотношения с правами и обязанностями, вытекающими из обязательств вследствие причинения вреда, предусмотренных гл. 59 ГК РФ. Меньшее тождество с содержанием правоохранительного отношения имеют права и обязанности сторон договорного обязательства: не все права потерпевшего лица и соответственно обязанности нарушителя можно отнести к охранительным правам и обязанностям субъектов охранительного гражданского правоотношения. К таковым относятся только обязанности неисправного контрагента по возмещению убытков, уплате неустойки, процентов, компенсации морального вреда, иные обязанности, связанные с устранением наступивших отрицательных последствий правонарушения, иного аномального поведения должника, восстановления первоначального положения потерпевшего, существовавшего до нарушения договорного обязательства. К правоохранительным относятся обязательства, связанные с незаконным обогащением (кондикционные обязательства - гл. 60 ГК РФ), реституцией, виндикацией (ст. 301 ГК РФ), устранением препятствий, не связанных с лишением владения (ст. 304 ГК РФ) lt;1gt;. Исполнение вышеназванных обязательств и соответственно реализация корреспондирующих с ними полномочий (требований) кредитора происходят в рамках охранительных правоотношений.
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Кархалев Д.Н. Охранительное гражданское правоотношение. С. 189 - 257.

Следует отметить, что развитие (динамика) охранительных гражданских правоотношений может сопровождаться (и зачастую сопровождается) применением процессуальных (процедурных) норм.
Самозащита как форма защиты гражданских прав менее всего подвержена строгой регламентации закона, действию процедурных норм. Самозащита не находится под влиянием процессуальных (юрисдикционных) норм. Это вызвано особенностями способов самозащиты, нередко применяемых для защиты абсолютных прав, общим указанием закона на добросовестное и разумное осуществление своих прав, соблюдение пределов их осуществления, недопущение злоупотребления правом (см., например, ст. 10, 14 ГК РФ). Действия обладателя субъективного права по самозащите своих прав и законных интересов, а также соответствующие действия обязанного лица в интересах правообладателя составляют объект возникшего правоохранительного правоотношения. Это правоотношение может прекратиться благодаря достижению целей самозащиты и удовлетворению требований уполномоченного лица обязанным лицом. В случае недостижения положительного результата самозащиты управомоченное лицо может продолжить защиту своих прав в рамках судебной, административной, прокурорской, нотариальной, общественной защиты.
Охранительные гражданские правоотношения, в рамках которых происходит государственная защита, сопровождаются строго определенными процессуальными нормами (соответственно правоотношениями) гражданского процессуального права (ГПК РФ), арбитражного процессуального права (АПК РФ), административно-процессуального права (КоАП РФ). Процессуальные правоотношения не сливаются с охранительными, не являются идентичными понятиями, а содействуют достижению целей защиты субъектами государственной защиты lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Часть исследователей полагают, что охранительные и процессуальные правоотношения существуют в единстве как материально-процессуальные. См., например: Иванов О.В. О связи материального и гражданского процессуального права // Правоведение. 1973. N 1. С. 50.

Процессуальные правоотношения отличаются от охранительных гражданских правоотношений субъектным и объектным составом, содержанием, моментом возникновения и т.д. Для охранительного гражданского правоотношения характерны: воздействие отраслевого (гражданско-правового) метода правового регулирования, наличие охранительных гражданско-правовых (материальных) норм права, специфические основания возникновения и прекращения правоотношения, оригинальные права и обязанности субъектов правоотношения (содержание) и т.д. lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; М.М. Ненашев подчеркивает, что "объединение охранительных и процессуальных правоотношений в единую группу, под каким бы предлогом оно ни происходило, по существу нивелирует значение первых и извращает содержание вторых" (Ненашев М.М. О соотношении регулятивных, охранительных и процессуальных правоотношений // Иски и судебные решения: Сб. статей / Под ред. М.А. Рожковой. М., 2009. С. 330).

Гражданские процессуальные правоотношения - это урегулированные нормами гражданского процессуального права общественные отношения между судом и любыми другими участниками процесса, направленные на достижение задач гражданского судопроизводства, предусмотренных ст. 2 ГПК РФ lt;1gt;.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Гражданский процесс" (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2007 (2-е издание, переработанное и дополненное).

lt;1gt; См.: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2008. С. 85.

Иными словами, если основными субъектами охранительного гражданского правоотношения являются обладатель нарушенного (нарушаемого) субъективного гражданского права или права, находящегося под угрозой нарушения, и нарушитель права, лицо, создающее угрозу нарушения, то в процессуальном правоотношении доминирует отношение суда к участникам судебного процесса. Субъектами охранительных гражданских правоотношений становятся субъекты защиты, т.е. лица, чьи права нарушены, а также обязанные лица, нарушившие субъективные гражданские права других лиц, обладающие гражданской правоспособностью, дееспособностью и деликтоспособностью. Субъектами этих правоотношений могут быть уполномоченные законом государственные и иные органы (лица) по защите прав физических и юридических лиц.
Если охранительное гражданское правоотношение, как уже отмечалось, возникает с момента нарушения регулятивного субъективного права, то процессуальное - со дня обращения истца (заявителя) в суд и принятия судом иска (заявления) к своему производству lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Существует также точка зрения, согласно которой охранительное правоотношение возникает исключительно в связи с обращением в суд. См., например: Щеглов В.Н. Гражданское процессуальное правоотношение. М., 1966. С. 38; Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 1991. С. 75 - 79; Иванов О.В. Право на судебную защиту // Советское государство и право. 1970. N 7. С. 41.

Как отношения, предусмотренные самостоятельной процессуальной отраслью права, процессуальные правоотношения, являются правоохранительными и направлены на защиту нарушенных или оспариваемых прав (см., например, ст. 2 ГПК РФ), но регулируются в соответствии с особенностями своего отраслевого метода, способа и средств достижения цели. Если требования (притязания) истца окажутся необоснованными, незаконными, то защита (охрана) его прав отсутствует, ибо не достигнут эффект защиты (охраны), отсутствуют ее надлежащие условия. В ходе судебного процесса могут быть вынесены промежуточные решения, не направленные на защиту участника процесса (например, определение об отводе судьи), и т.д. lt;1gt;. В то же время при отказе судом в удовлетворении того или иного иска (заявления) происходит реальная защита прав и законных интересов другой стороны спора (ответчика) lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Интересные суждения по обсуждаемому вопросу высказывает известный процессуалист П.Ф. Елисейкин (см.: Елисейкин П.Ф. Гражданские процессуальные правоотношения. Ярославль, 1975. С. 37 - 87).
lt;2gt; Последняя ситуация несколько отличается от классического гражданского охранительного правоотношения (ответчик не обращался в суд с исковым заявлением и защищался только путем возражения (эксцепции), предоставления опровергающих требования истца доказательств, без предъявления встречного иска и т.д.).

Охранительное гражданское правоотношение, наблюдаемое в рамках процессуальной формы, не заканчивается датой вступления судебного решения в законную силу. Оно завершается реальным исполнением судебного акта в рамках Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

В рамках возникших охранительных правоотношений реализуется не только субъективное право на защиту, реально осуществляются регулятивные субъективные гражданские права, самозащита, но и правоприменительная деятельность органов (лиц), осуществляющих охранительно-защитную функцию. Результатом такой деятельности на стадии правоприменения являются правоприменительные (судебные и иные акты, решения, определения, постановления), направленные на выполнение задач (назначения) механизма защиты гражданских прав: предупреждение возможных и пресечение совершаемых гражданских правонарушений; устранение препятствий в осуществлении субъективных гражданских прав; восстановление нарушенных субъективных гражданских прав и законных интересов обратившегося за защитой лица (правообладателя); укрепление конституционного правопорядка. Акты реализации - это не только действия управомоченных и обязанных лиц субъектной связи, но и действия правоприменительных органов по применению норм права в рамках охранительных гражданских правоотношений. В результате принятия ими правоприменительного акта в рамках правоохранительного гражданского правоотношения у обязанного лица (нарушителя) возникает правоохранительное обязательство восстановить нарушенную социальную и правовую справедливость.
В отличие от традиционного мнения, сложившегося в общетеоретической литературе, мы считаем, что субъектом правоприменения может быть и управомоченное (потерпевшее) лицо, прибегнувшее к самозащите на основе действующих норм ГК РФ о самозащите и непосредственно (напрямую) применяющее нормы позитивного права без обращения к официальным правоприменительным органам.
По-прежнему вызывает дискуссии понятие объекта охранительного гражданского правоотношения: до настоящего времени по этому вопросу нет единого мнения lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Толстой Ю.К. К теории правоотношений. Л., 1959. С. 34; Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 678 - 679; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2004. С. 99; Гражданское право: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2004. Т. 1. С. 128; Сенчищев В.И. Объект гражданского правоотношения // Актуальные вопросы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского. М., 1998. С. 139 - 158; Белов В.А. Объект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота: содержание и соотношение понятий // Объекты гражданского оборота: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 6 - 78; Кархалев Д.Н. Объект охранительного гражданского правоотношения // Журнал российского права. 2009. N 2. С. 51 - 58.

В любой отрасли науки различают субъект, объект и предмет. В философском понимании объект составляет реальность, попадающая в поле внимания. Сам предмет представляет те стороны, свойства реальности, которые выявляются в связи со специфическими целями изучения. Для философии термин "объект" означает специфический объект изучения отношения человек - мир lt;1gt;, соотношения материи и сознания. Во втором случае объект понимается как материя - объективная реальность, находящаяся вне познающего ее субъекта, т.е. человека, его сознания (субъект - объект) lt;2gt;. "Субъект - носитель действия, действующий предмет, обладающий сознанием и волей. Объект есть то, что противостоит субъекту, на что направлена его (субъекта) предметно-практическая и познавательная деятельность, то есть внешний предмет, на который направлена деятельность человека, существующий независимо от человека и его сознания, вне нас и независимо от нас" lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Философия: Учебник / Под ред. А.Ф. Зотова, В.В. Миронова, А.В. Разина. М., 2007. С. 5.
lt;2gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. С. 393.
lt;3gt; Чернов В.И. Анализ философских понятий. М., 1966. С. 175.

В общей теории права и цивилистике категорию объекта определяют как: а) средство осуществления интереса; б) все то, что подлежит господству лица как субъекта права; в) то, на что направлено право субъекта и на что должно быть направлено поведение обязанного лица; г) то, на что направлены воля и действия субъектов, что подвергается воздействию lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 57; Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. С. 139; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 45; Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л., 1949. С. 90; Корчевская Л.И. Объекты наследственного преемства в условиях экономических преобразований: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 10; Ровный В.В. Объект гражданского правоотношения: уровень разработки проблемы и вариант ее решения // Цивилистические исследования: Ежегодник гражданского права. Вып. 2 / Под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. М., 2006. С. 399.

По вопросу о том, что является объектом гражданских правоотношений, существует множество точек зрения: 1) объекты - это предметы материального мира; 2) объекты - это фактическое общественное отношение; 3) объекты - это любое благо; 4) объекты - это существование "объекта интереса" и "объекта правовой деятельности"; 5) объекты правоотношения - это объект господства управомоченных лиц, в качестве которого могут выступать вещи или люди lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М., 2004. С. 184 - 185.

В определении понятия объекта гражданского правоотношения существуют два основных направления - монистическое и плюралистическое. Авторы первого отстаивают идею единства объекта (действия или вещи), сторонники второго полагают, что объектами являются различные совокупности благ - вещи, деньги, услуги, нематериальные блага и т.д. Некоторые исследователи относят к объекту правоотношений только вещи, другие - вещи, материальные и нематериальные блага, действия людей. Сторонники "вещной" теории определяют объект гражданского правоотношения как "реальные предметы материального мира, продукты духовного творчества в объективированной форме" lt;1gt;. Сторонники "поведенческой" теории утверждают, что право не может воздействовать на предметы внешнего по отношению к человеку окружающего мира, оно воздействует только на человеческую деятельность lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 214.
lt;2gt; См.: Гражданское право: Учебник: В 2 ч. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. Ч. 1. С. 79.

В дореволюционной российской цивилистике одни ученые называли объектом правоотношения материальные блага, служащие предметом защищенного интереса лиц lt;1gt;, другие - материальные и нематериальные блага и действия lt;2gt;, третьи - поведение лиц lt;3gt;. Например, Ф.В. Тарановский, ссылаясь на то, что юридическая норма регулирует поведение людей и юридическое отношение есть отношение взаимоупорядоченного поведения двух лиц, делал вывод о том, что объектом юридического отношения вообще является поведение людей. В зависимости от характера правового поведения различаются и виды (категории) объектов. Ученый предлагал рассматривать два вида таких объектов: 1) порядок (поведение людей); 2) вещи, нематериальные блага и действия людей lt;4gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Иеринг Р. Борьба за право. СПб., 1885. С. 130.
lt;2gt; См.: Ренненкампф Н.К. Юридическая энциклопедия. СПб., 1913. С. 151.
lt;3gt; См.: Тарановский Ф.В. Учебник энциклопедии права. Юрьев, 1917. С. 26.
lt;4gt; Там же. С. 155.

Известный российский цивилист предыдущего столетия Я.М. Магазинер отмечал, что поскольку правоотношение как общественная связь не может существовать между человеком и вещью, то объектами могут быть только действия в отношении вещи. Вещное право рассматривалось им как право не на вещь, а на отрицательные (пассивные) действия третьих лиц, которые и выступают объектом и права, и обязанности, и правоотношения в целом. Объектом права, по мнению ученого, является всякое чужое действие обязанного лица, а вещи представляют собой не правовой, а экономический объект lt;1gt;. Аналогичных взглядов придерживались О.С. Иоффе и Д.М. Генкин lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Магазинер Я.М. Советское хозяйственное право. Л., 1928. С. 174 - 186.
lt;2gt; См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л., 1949. С. 45; Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. Д.М. Генкина. М., 1950. Т. 1. С. 98 - 111.

По мнению О.С. Иоффе, объект - это то, на что явление оказывает или может оказать воздействие. Объектом правоотношения является то, на что направлено или на что воздействует правоотношение lt;1gt;. Единственным таким объектом является поведение обязанной стороны правоотношения. Поведение участников правоотношений является объектом правового воздействия, так как вещи подвержены только физическому, а не правовому воздействию, представляющему собой известную форму поведения lt;2gt;. Позднее О.С. Иоффе стал называть объектом гражданского правоотношения то, на что направлено или на что воздействует это правоотношение. Ученый стал различать три вида объектов: идеологический (подчинение воли участников правоотношения воле государства с помощью норм субъективного права), юридический (необходимое поведение обязанного лица, на которое вправе притязать управомоченный) и материальный (вещь, иное благо, на которое направлено поведение участников правоотношения). О.С. Иоффе утверждал, что на юридический объект правоотношение воздействует непосредственно, тогда как на материальный - только через поведение участников правоотношения lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский считали, что вещи, иные ценности и действия не могут быть объектами гражданского правоотношения, ибо они являются только поводами для возникновения правоотношения. См.: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 230, 239.
lt;2gt; См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 596 - 597.
lt;3gt; См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 216 - 217; Он же. Избранные труды: В 4 т. Т. 2: Советское гражданское право. СПб., 2004. С. 233 - 239.

Возражая такому пониманию объектности права, современный цивилист В.В. Ровный отмечает, что включение в содержание правоотношения поведения обязанного лица чревато отрицанием реальности этого содержания из-за различий во времени между правоотношением и поведением должника, которое в основном связано с прекращением этого правоотношения. В содержание правоотношения невозможно включать поведение управомоченного лица, так как к праву здесь подходят с точки зрения чужих, а не своих собственных действий lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Ровный В.В. Проблемы единства российского частного права. Иркутск, 1999. С. 93.

И.Л. Брауде признавал объектами гражданского правоотношения не действия людей, а результаты поведения человека и организаций, вещи, продукты творчества и личные блага. Г.Н. Полянская признавала объектом правоотношения только вещь, а поведение его участников рассматривала как содержание прав и обязанностей. Понимание объекта как вещи принадлежит и П.И. Стучке lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Стучка П.И. Курс советского гражданского права: В 3 т. М., 1929. Т. II. С. 188 - 190.

Известный дореволюционный российский цивилист Г.Ф. Шершеневич называл объектами права вещи, действия других лиц и самих лиц, связывая с первыми вещные права (право собственности, право залога, право пользования), со вторыми - исключительные (авторское право, право на промышленные изобретения) и относительные права, с третьими - права личной власти (право мужа, права отца) lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: В 2 т. М., 1995. Т. 2. С. 187.

Н.Г. Александров признавал объектом правового воздействия волевое поведение участников общественных отношений и так называемый "внешний объект" в виде вещей и объективированных результатов интеллектуального творчества (т.е. имущества) lt;1gt;. В какой-то степени изложенную точку зрения поддерживал М.М. Агарков, относивший к числу объектов то, в отношении чего возможны акты распоряжения, включая вещи, права lt;2gt;. Ученый полагал, что поведение обязанного лица следует отнести к содержанию, а не к объекту правоотношения lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. С. 117 - 120.
lt;2gt; См.: Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. 1. С. 206 - 209.
lt;3gt; Интересно заметить, что составители проекта Гражданского уложения Российской империи обращали внимание на то, что "объектом считается то, что подчинено господству, на что направлено это господство"; например, считать объектом предлагалось и действие должника, и предмет этого действия (Русское гражданское уложение. Проект Высочайше утвержденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. Кн. 5: Обязательства. СПб., 1899. Т. 1. С. 57).

Ю.К. Толстой признает общим объектом любого правоотношения само общественное отношение, а специальным - продукты творчества. Ученый полагает нецелесообразным выделять в самостоятельную группу объектов личные блага ввиду их неразрывной связи с субъектами права lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. С. 64 - 65.

Если признавать изложенную точку зрения совершенно верной, то придется констатировать, что, будучи формой для общественного отношения (содержания), правоотношение имеет в качестве объекта само себя, чего в природе не может быть lt;1gt;. Правоотношение уже есть результат (объект) воздействия права на тот или иной вид общественных отношений, и объектом конкретного гражданского правоотношения становятся поведение, деятельность, работы, услуги, результаты интеллектуальной деятельности, нематериальные блага. Объект правоотношения совпадает с объектом субъективных гражданских прав и обязанностей, но с учетом того обстоятельства, что объектом правоотношения, помимо объектов субъективного гражданского права, являются и объекты корреспондирующих с ним юридических обязанностей lt;2gt;, гражданское правоотношение соотносится с субъективным гражданским правом как целое и часть целого lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Яковлев А.С. Имущественные права как объекты гражданских правоотношений. Теория и практика. М., 2005. С. 13.
lt;2gt; См., например: Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. С. 237 - 238.
lt;3gt; См.: Ровный В.В. Феномен предпринимательства в языке, в праве и учении об объекте в гражданском праве: Проблемы единства российского частного права. Иркутск, 1999. С. 107.

Конкретное гражданское правоотношение воздействует на вещи, поведение, нематериальные блага и иные объекты не непосредственно, а с помощью норм субъективного права, предоставляя обладателям субъективных гражданских прав и обязанностей возможность непосредственно воздействовать на поведение других лиц, на свою и чужую деятельность (услуги, работы). Как обоснованно указывает А.П. Дудин, каждая категория названного объекта выполняет свою, только ей присущую служебную роль, и, несмотря на различие, эти категории неразрывно связаны lt;1gt;. Именно строение взаимосвязанных субъективных прав и юридических обязанностей, составляющих их правовую связь, и представляет структуру правоотношения lt;2gt;. По мнению С.С. Алексеева, правоотношение - это возникающая на основе норм права индивидуализированная общественная связь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей и поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства lt;3gt;. В процессе своего осуществления вид и мера возможного поведения субъекта воплощаются в реальное поведение субъекта lt;4gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Дудин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов, 1980. С. 36 - 66, 68 - 69.
lt;2gt; См.: Яковлев В.Ф. Структура гражданского правоотношения // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сб. статей. М., 2001. С. 380; Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: В 2 т. Свердловск, 1972. Т. 1. С. 324.
lt;3gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. С. 328.
lt;4gt; См.: Чеговадзе Л.А. Указ. соч. С. 183.

Необходимо согласиться с мнением В.В. Ровного о том, что объект гражданско-правового отношения и объект субъективного гражданского права совпадают друг с другом в абсолютных правоотношениях: таким объектом в правоотношениях собственности и субъективном праве являются вещи, в правоотношениях по поводу творческого продукта - творческий продукт, в правоотношениях по поводу чести, достоинства и деловой репутации - честь, достоинство и деловая репутация lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Ровный В.В. Феномен предпринимательства в языке, в праве и учении об объекте в гражданском праве: Проблемы единства российского частного права. С. 107.

Объектом субъективного гражданского права (как и объектом гражданского правоотношения) является всякая материальная или нематериальная субстанция (благо), имманентные свойства которой предопределяют содержание и динамику соответствующего субъективного права, создают возможность удовлетворения законных интересов лица - носителя конкретного субъективного права lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Белов В.А. Гражданское право. Общая часть: Учебник. М., 2002. С. 167 - 177.

Представителем концепции, указывающей на права как на объект гражданских правоотношений, является известный французский теоретик права Р. Саватье. Он определял объект имущественных правоотношений как имущество, как сумму прав в отношении тех или иных экономических благ, как объекты первого порядка в виде суммы субъективных прав и объекты второго порядка в виде благ, по поводу которых и возникают эти субъективные права. Ученый рассматривал телесные и бестелесные блага lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Саватье Р. Теория обязательств: юридический и экономический очерк / Пер. с фр. Р.О. Халфиной. М., 1972. С. 53 - 57.

В какой-то степени последователем изложенной концепции является российский ученый Л.И. Корчевская. Исходя из того, что возникающая в правоотношении связь субъектов направлена на право субъектов, а затем - на объект права, она приходит к выводу, что объектами правоотношения являются субъективное право (права) и корреспондирующая с ним обязанность, а объектами субъективного права - сами блага в виде вещей, действий, продуктов творчества, личных нематериальных благ lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Корчевская Л.И. Объекты наследственного преемства в условиях экономических преобразований: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 11.

В 1960-х гг. стал преобладать плюралистический подход в обсуждаемой проблематике. Так, О.А. Красавчиков выделял материальные блага (вещи, результаты действий должника) и личные нематериальные блага, представленные именем, честью и достоинством. Сходную позицию занимают С.С. Алексеев, Е.А. Суханов, А.П. Сергеев, В.С. Ем, В.А. Тархов, Г.П. Савичев, В.Г. Вердников, Н.А. Безрук, А.П. Дудин lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1968. Т. 1. С. 191 - 200; Гражданское право: В 2 т. / Под ред. П.Е. Орловского, С.М. Корнеева. М., 1969. Т. 1. С. 180 - 181; Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. В.П. Грибанова, С.М. Корнеева. М., 1979. Т. 1. С. 179 - 180; Советское гражданское право: В 2 ч. / Отв. ред. В.А. Рясенцев. М., 1986. Ч. 1. С. 167 - 181; Гражданское право: Учебник: В 2 ч. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. Ч. 1. С. 173 - 192; Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. Чебоксары, 1997. С. 190 - 209; Дудин А.П. Объект правоотношения: Вопросы теории. С. 68, 76.

Так, С.С. Алексеев включает в разряд объектов правоотношения материальные и нематериальные блага, но не действия людей lt;1gt;. В своей замечательной работе "Общая теория права" ученый указывает, что теория объекта-действия может иметь определенное значение только при отсутствии в правоотношении материального содержания lt;2gt;. С.С. Алексеев отмечает, что объектами правоотношений выступают явления (предметы) материального и духовного мира (разнообразные материальные и нематериальные блага), способные удовлетворить потребности субъектов, т.е. интерес управомоченного. В правоотношениях пассивного типа, характеризующихся активными действиями самого уполномоченного лица и пассивными действиями (бездействием) остальных, объектами являются наличные, существующие в данный момент материальные и нематериальные блага, отделимые от действий управомоченного лица. В правоотношениях активного типа, для которых характерна юридическая обязанность - необходимость совершения активных, положительных действий, объектом являются материальные и нематериальные блага, на которые направлено активное поведение обязанного лица. В такого рода правоотношениях объект (результат действий) может быть отделен, обособлен от материального содержания правоотношения, от действия обязанного лица только путем теоретической абстракции lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 2. Свердловск, 1963. С. 140.
lt;2gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. С. 394.
lt;3gt; См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. С. 396 - 397.

Е.А. Суханов утверждает, что к объектам гражданских правоотношений относятся различные материальные (включая вещественные) и нематериальные (идеальные) блага либо процесс их создания, составляющие предмет деятельности субъектов гражданского права. Нередко объекты гражданских правоотношений именуют объектами гражданских прав, и тогда категория объекта гражданских прав совпадает с понятием объекта гражданских правоотношений. В противном случае понятие объекта гражданских прав следует признать условным и весьма неточным. Именно поведение людей составляет объект гражданских правоотношений, тогда как вещи и иные материальные и нематериальные блага составляют объект (предмет) соответствующего поведения участников (субъектов) правоотношений. Вследствие этого названные блага становятся объектами не только прав, но и обязанностей, составляющих содержание правоотношений. Личные неимущественные блага не могут быть объектом гражданского (имущественного) оборота, поскольку они неотчуждаемы от их обладателей lt;1gt;.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Гражданское право: В 4 т. Общая часть" (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

lt;1gt; См.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1: Общая часть. М., 2005. С. 393 - 394.

Идею признания объекта гражданских прав как особого правового режима активно поддерживает В.И. Сенчищев. Ученый указывает на то, что именно в правовом режиме выражается практическое значение, заложенное в законодательной конструкции того или иного института, законодательном регулировании объектов гражданских прав. Правовой режим раскрывается через совокупность правил и норм, определяющих как статику, так и динамику правового существования объекта. Правовой режим - это совокупность всех правовых предписаний, дозволений, запретов lt;1gt;, субъективно-правовых притязаний, правовая характеристика явления объективной реальности безотносительно к личности субъекта, это правовое значение (характеристика) вещи, поведения или иных категорий имущества и неимущественных прав lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; В этой части определение правового режима, данное В.И. Сенчищевым, напоминает определение, предложенное С.С. Алексеевым в 1989 г.: "Правовой режим представляет собой порядок регулирования, который выражен в комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействия между собой дозволений, запретов, а также позитивных обязываний и создающих особую направленность регулирования" (Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989. С. 185).
lt;2gt; См.: Сенчищев В.И. Объект гражданского правоотношения. Общее понятие // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского. М., 1998. С. 109, 140, 143 - 144, 154.

Объекты гражданского права нельзя отождествлять с правовым режимом и правовым статусом. Правовой режим имущества как правовая категория подразумевает раскрытие содержания прав и обязанностей субъектов гражданского оборота, законодательное установление порядка использования имущества, способов и пределов распоряжения им lt;1gt;, регламентацию конкретных областей общественных отношений с выделением тех или иных субъектов и объектов права, сочетание (комплекс) правовых средств нормативного регулирования lt;2gt;. Сам по себе правовой режим уже является определенной мерой и результатом правового регулирования общественных (имущественных, неимущественных) отношений, определенной моделью поведения субъектов по поводу определенного блага и в конечном счете возвращает нас к "поведенческой" концепции, приводит к тому, что объектом правоотношения становится поведение субъектов.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Дойников И.В. Хозяйственное (предпринимательское) право: Новый курс: Учебник. М., 2001. С. 195.
lt;2gt; См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы: Вопросы теории и практики // Правоведение. 1996. N 6. С. 17.

В.С. Толстой справедливо пишет, что уже в самой дефиниции правового режима и правового статуса заложена основа для ее опровержения: правовой режим является объектом воздействия и его результатом, в то время как результат согласно общепринятым представлениям появляется после воздействия, когда воздействие уже совершилось, и, следовательно, объектом он быть не может. Возникает вопрос: неужели субъекты вступают в правоотношения друг с другом только ради правового режима всякого рода благ, а не для использования этих благ? lt;1gt;
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография В.С. Толстого "Личные неимущественные правоотношения" включена в информационный банк согласно публикации - Издательство Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, 2009.

lt;1gt; См.: Толстой В.С. Личные неимущественные правоотношения: Учеб. пособие. М., 2006. С. 36 - 37.

В.А. Лапач обоснованно замечает: "В нормах объективного права режим объектов очерчен и сам по себе правовой режим объекта функционально бессодержателен вне определенного способа прикрепления объекта к носителю соответствующего вещного либо обязательственного права - субъекту гражданского права. Как только объект "встречается" со своим субъектом, возникает конкретное правовое отношение, в котором реализуются те самые императивные и диспозитивные положения, которые образуют правовой режим и статус объекта. Эти правоположения адресованы отнюдь не объекту, а субъектам гражданского права, в действиях которых только и могут проявиться предписания, относящиеся к объекту" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. СПб., 2002. С. 139.

Л.А. Чеговадзе также отмечает, что "правовой режим как таковой имеет значение лишь как база, основа для появления особого состояния связанности сторон правоотношения через определения их правовых возможностей в рамках (пределах) данного конкретного гражданского правоотношения" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Чеговадзе Л.А. Указ. соч. С. 199, 209.

О.С. Иоффе справедливо указывает, что никакого объекта в виде "правового режима вещей" не существует. В действительности правовой режим устанавливается не для вещей, а для связанного с ними поведения людей lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. 2. С. 239.

В.Н. Протасов обосновывает существование объектов двух видов: объекта правовой деятельности субъектов и объекта интереса участников правоотношения. К объектам первого вида он относит "предметы, явления материального и духовного мира, которые выступают объектами правового поведения и имеют для правоотношения юридическое значение", а к объектам второго вида - "блага, которые обязаны своим появлением и существованием (для данных лиц) правоотношению и отражают его целевое назначение, результативность" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Протасов В.Н. Правоотношение как система. М., 1991. С. 96, 103; Он же. Что и как регулирует право: Учеб. пособие. М., 1995. С. 49 - 64.

По нашему мнению, изложенная точка зрения в значительной мере совпадает с позицией О.С. Иоффе, рассматривавшего юридические и материальные аспекты объекта гражданского правоотношения. Объектность "интереса" заслуживает особого внимания для того, чтобы заявить, что интересы участника правоотношения не могут быть объектами этого правоотношения. Блага являются самостоятельными объектами гражданских правоотношений. Более правильно утверждать о наличии того или иного законного интереса у каждого из участников гражданского правоотношения - носителей конкретных субъективных прав и обязанностей. Именно в ходе реализации личных неимущественных отношений и происходит удовлетворение неимущественных законных интересов обладателей нематериальных благ.
С.А. Зинченко, В.А. Лапач и Д.Ю. Шапсугов полагают, что блага, вовлеченные в конкретные правоотношения, являются объектами субъективных прав, а объекты правоотношения - это персонифицированные воля и сознание обязанного лица (т.е. неправовые психические состояния субъектов) lt;1gt;. "Энергия, заключенная в норме права, - пишет В.А. Лапач, - воздействует на сознание обязанного лица (юридический объект правоотношения), обязанное лицо осуществляет практическую деятельность с внешним миром (материальным объектом правоотношения)" lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Зинченко С.А., Лапач В.А., Шапсугов Д.Ю. Проблемы объектов гражданских прав. Ростов н/Д, 2002. С. 8, 10, 17 - 18, 32 - 33, 81 - 82, 87 - 88.
lt;2gt; Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. С. 56 - 139.

По нашему мнению, объектами правоотношения не могут быть персонифицированные воля и сознание обязанного лица (неправовые психические состояния субъектов). Сама по себе норма права является официальным выражением государственной воли, его властным общеобязательным предписанием относительно возможного и должного, разрешаемого и запрещаемого, а правоотношение - это особый вид волевого отношения, участники которого (субъекты) выступают носителями взаимных субъективных прав (правомочий) и юридических обязанностей, закрепленных нормой права.
В.А. Лапач полагает, что "объекты прав - это не что иное, как абстракция-идея, воспроизводящая руководящее экономико-правовое положение об обусловленности существования человеческого сообщества и каждого индивида товарным обменом", "под "объектами прав" в широком смысле или, что то же самое, "объектами объективного права" необходимо понимать абстракцию-идею столь же общего характера, как и абстракцию-идею "субъектов", причем абстракцию с точки зрения институционального строения права на менее необходимую" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. С. 54 - 55.

Давая оценку изложенному высказыванию, В.А. Белов пишет: "Даже если признать идею объекта онтологическим началом права, согласиться с каждым из утверждений и констатировать их равноценность, нельзя не видеть, что они не относятся к теме исследования" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Белов В.А. Объект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота: содержание и соотношение понятий // Объекты гражданского оборота: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 39.

По нашему мнению, неверен и вывод В.А. Лапача о том, что блага (предметы материального и духовного мира) не могут быть объектом правоотношения, поскольку они оказываются не только за пределами правового отношения, но и за пределами общественного отношения, подвергшегося регулированию. Блага - это определенный результат предметно-практической деятельности, по поводу которого складываются индивидуальные и социальные потребности, вызывающие к жизни регулируемые правом общественные отношения lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. С. 76.

Блага - это не научная абстракция-идея, они являются элементами гражданского правоотношения (а следовательно, и общественного отношения), его объектами. Блага (имущественные и неимущественные, материальные и нематериальные) не всегда выступают результатом человеческой деятельности. К нематериальным благам относятся честь, достоинство, неприкосновенность личности, они принадлежат человеку от рождения, а не являются "результатом предметно-практической деятельности". Блага являются объектом гражданских прав и гражданских правоотношений.
Что касается вывода В.А. Лапача о том, что по поводу благ складываются индивидуальные и социальные потребности, вызывающие к жизни регулируемые правом общественные отношения, то само существование благ в правовой действительности (правовом бытии) уже означает наличие духовных и материальных потребностей. Г.В.Ф. Гегель по этому поводу писал: "Ничего не происходит и ничто не производится без того, чтобы действующие индивидуумы не получали удовлетворения; это - частные лица, у них имеются свойственные им потребности, вообще интересы... Ближайшее рассмотрение истории убеждает нас в том, что действия людей вытекают из потребностей, их страстей, их интересов, их характеров и способностей, и притом таким образом, что побудительными мотивами в этой драме являются лишь эти потребности, страсти, интересы, и лишь они играют главную роль" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Гегель Г.В.Ф. Философия истории. М., 1993. С. 73, 75.

Интересы и потребности активно учитываются уже при создании правовых норм (а не только при осуществлении прав на блага), участвующих в регулировании и охране материальных и нематериальных благ, и эти интересы и потребности, воплотившиеся в той или иной социальной норме, не отходят в сторону, а продолжают вести ее к целям реализации, преодолевая различные препятствия, включая иные интересы и потребности lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См., например: Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2007. С. 266.

Ю.Г. Басин предлагает различать предмет (рукотворное явление внешнего мира) и объект (благо в виде свойств и качеств предмета) субъективного права lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Басин Ю.Г. К вопросу о понятии объекта гражданского права как элемента гражданского правоотношения // Гражданское законодательство / Под ред. А.Г. Диденко. Алматы, 2003. Вып. 18. С. 57 - 63.

По нашему мнению, понятия "предмет" и "объект" идентичны и различаются только этимологически: в переводе с латинского "objectum" (объект) означает предмет - существующий вне нас и независимо от нашего сознания внешний мир, являющийся предметом познания; предмет, явление, на которые направлена какая-либо деятельность lt;1gt;. Но в цивилистике под предметом гражданско-правового регулирования обычно понимают общественные отношения, регулируемые нормами гражданского права, а под объектом - объекты, перечисленные в ст. 128 ГК РФ lt;2gt;. Материальные и нематериальные блага, действительно, могут быть объектами гражданских правоотношений и гражданских прав.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Словарь иностранных слов / Отв. ред. В.В. Бурцева, Н.М. Семенова. М., 2003. С. 459.
lt;2gt; Ю.К. Толстой не придает значения тому, как будут именоваться вещи и продукты творчества - предметами или специальными объектами в контексте объекта правоотношения, а О.Н. Садиков отмечает, что для определения предмета гражданского права в ГК РФ одним из критериев является объект регулирования с указанием основных групп нормируемых отношений. См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. С. 65; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 8.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что объектом охранительного гражданского правоотношения являются материальные и нематериальные блага, действия уполномоченных и обязанных лиц. С определенной мерой условности к объекту охранительного гражданского правоотношения можно отнести и сами охраняемые регулятивные субъективные гражданские права и законные интересы.

<< | >>
Источник: Андреев Ю.Н.. Механизм гражданско-правовой защиты / Ю.Н. Андреев. – М.: Норма; Инфра-М,2010. – 464 c.. 2010

Еще по теме § 3. Особенности охранительных гражданско-правовых отношений:

  1. 1. Гражданско-правовая ответственность
  2. 1.1 Правовое положение органов местного самоуправления по охране общественного порядка и безопасности граждан
  3. § 1. Основные черты административно-правовых отношений
  4. 678. Выявлены ли арбитражной практикой какие-либо особенности доверительного управления, учреждаемого по основаниям, предусмотренным ст. 1026 ГК?
  5. § 2. Защита субъективных гражданских прав: понятие и особенности
  6. § 3. Особенности охранительных гражданско-правовых отношений
  7. § 2.   Понятие  и  значение  механизма  осуществления   гражданских  прав  и  исполнения  обязанностей
  8. § 2.  Гражданское  правоотношение  в  механизме осуществления  права  и  исполнения  обязанности
  9. Гражданско-правовые отношения, их возникновение, изменение и прекращени
  10. § 3. Пределы (границы) осуществления субъективных гражданских прав
  11. 2. Коррупция: понятия, формы проявления и факторы, способствующие ее росту. Субъекты коррупционных отношений
  12. 1. Взаимодействие уголовного и гражданского права в сфере имущественных отношений
  13. 3, Правовая культура и правовое воспитание
  14. § 1. Понятие правовых отношений и их основные виды
  15. § 2. Понятие, структура и особенности элементов криминалистической характеристики мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта
  16. Лекция 9. Правовые отношения
  17. § 1. Средства и формы гражданско-правовой защиты прав сторон по договору займа
  18. § 2. Меры гражданско-правовой ответственности по договору займа
  19. §3. Защита и особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение интеллектуальных прав на базы данных
  20. § 3. Направления совершенствования правового регулирования деятельности таможенных органов Российской Федерации по обеспечению экономической безопасности
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -