Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 2. Право хозяйственного ведения в системе ограничений и обременений



Исследуя действующее законодательство, включая Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (с изм. и доп.) lt;1gt;, В.А. Микрюков делает вывод о том, что выдача займа, получение банковской гарантии и предоставление поручительства являются разновидностью обременений имущества собственника lt;2gt;.
При этом ученый ссылается на содержание п. 4 ст. 18 названного Закона, согласно которому государственное или муниципальное предприятие не вправе без согласия собственника совершать сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, а также заключать договоры простого товарищества. В.В. Долинская, анализируя смысл названного пункта ст. 18 Закона об унитарных предприятиях, также приходит к выводу о том, что "в число обременений входят займы, поручительства, банковские гарантии" lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746.
lt;2gt; См.: Микрюков В.А. Ограничения и обременения гражданских прав. М.: Статут, 2007. С. 74 - 75.
lt;3gt; Долинская В.В. Ограничения права собственности: понятие и виды // Закон. 2003. N 11. С. 5.

По нашему мнению, в изложенной правовой ситуации речь идет не об обременении имущества унитарного предприятия, а о специальной правоспособности унитарного предприятия, ограничении его дееспособности, ограничении круга заключаемых сделок, осуществляемых юридических действий с учетом требований уставных норм и целей деятельности. Предоставление унитарным предприятием займов другим лицам, принятие на себя акцессорных обязательств в виде поручительства по обеспечению исполнения обязательств иными лицами, выполнение банковских гарантий и иных аналогичных юридических действий могут привести к уменьшению активов предприятия, ухудшению его имущественного положения и в конечном счете к невыполнению производственных программ и социальных задач, возложенных на предприятие публично-правовым собственником.
Как известно, государственное или муниципальное предприятие может быть создано в случае необходимости: 1) использования имущества, приватизация которого запрещена, в том числе имущества, которое необходимо для обеспечения безопасности Российской Федерации; 2) осуществления деятельности в целях решения социальных задач, а также организации и проведения закупочных и товарных интервенций для обеспечения продовольственной безопасности государства; 3) осуществления деятельности, предусмотренной федеральными законами исключительно для государственных унитарных предприятий; 4) осуществления научной и научно-технической деятельности в отраслях, связанных с обеспечением безопасности Российской Федерации; 5) разработки и изготовления отдельных видов продукции, находящейся в сфере интересов Российской Федерации и обеспечивающей безопасность Российской Федерации; 6) производства отдельных видов продукции, изъятой из оборота или ограниченно оборотоспособной (ст. 8 Закона об унитарных предприятиях). Согласно п. 1 ст. 3 Закона об унитарных предприятиях последние могут иметь гражданские права, соответствующие предмету и целям его деятельности, предусмотренным в уставе унитарного предприятия, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.
Изложенный принцип специальной правоспособности коммерческой организации соответствует положениям п. 1 ст. 49 ГК РФ, согласно которым юридическое лицо может "иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой целью обязанности". Анализируя нормы ст. 49 ГК РФ, И.В. Елисеев пишет, что "специальная правоспособность предполагает наличие у юридического лица лишь таких прав и обязанностей, которые соответствуют целям его деятельности и прямо зафиксированы в его учредительных документах" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Елисеев И.В. Юридические лица // Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. Т. 1. С. 153.

Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности (ст. 173 ГК РФ). Пункт 3 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях разрешает унитарным предприятиям распоряжаться движимым и недвижимым имуществом предприятия только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет и виды которой определены уставом такого предприятия. В противном случае сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными. Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ также рекомендовали судам признавать ничтожными сделки, заключенные унитарными предприятиями и иными коммерческими организациями, обладающими специальной правоспособностью, вопреки целям и предмету своей деятельности lt;1gt;. Отдельные известные ученые-цивилисты вполне справедливо критикуют изложенную рекомендацию высших судебных органов и предлагают признавать сделки оспоримыми (недействительными) в части несоответствия уставным целям и задачам юридического лица со специальной правоспособностью lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 9.
lt;2gt; См., например: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998 (сер. "Классика российской цивилистики"). С. 155 - 156; Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005. С. 24.

По существу, изложенные положения п. п. 3, 4 ст. 18, а также п. 2 этой же статьи Закона об унитарных предприятиях, нормы ст. 295 ГК РФ о том, что "государственное или муниципальное предприятие не вправе продавать принадлежащее ему недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества или иным способом распоряжаться таким имуществом без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия", ограничивают право государственных и муниципальных унитарных предприятий распоряжаться имуществом, находящимся у них на праве хозяйственного ведения, заключать определенного рода сделки по распоряжению этим имуществом. Такое ограничение прав субъекта предпринимательской деятельности можно назвать ограничением его дееспособности, но не разновидностью обременения его имущества. Пункт 2 ст. 49 ГК РФ прямо констатирует, что "юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом". Представляется, что один из таких случаев и предусмотрен ст. 18 Закона об унитарных предприятиях lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; См.: Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005. С. 38 - 41.

Предоставление публично-правовым образованием (Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием) имущества унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения не обременяет публично-правовое образование как собственника этого имущества, а, наоборот, дает учредителю-собственнику правовую возможность расширить объем своей свободы, круг и содержание своих собственнических полномочий, наиболее полным образом управлять, пользоваться и распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению на основании закона и в публичных интересах, наиболее эффективным образом выполнить стоящие перед собственником политические, экономические и социальные функции, задачи. Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование не несут ответственности по обязательствам государственного или муниципального предприятия. Унитарное предприятие само несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (п. 7 ст. 114 ГК РФ; п. п. 1, 2 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях) lt;1gt;. Имущество унитарного предприятия, переданное публично-правовым собственником-учредителем на праве хозяйственного ведения, является неделимым, не распределяется по вкладам (долям, паям), регистрируется в созданном предприятии в виде самостоятельного баланса и используется, как уже отмечалось, в соответствии с целями и задачами, поставленными самим учредителем в установленном законом порядке. В дальнейшем унитарное предприятие от своего имени приобретает и осуществляет имущественные и личные неимущественные права, несет обязанности, является истцом и ответчиком в суде. Созданное унитарное предприятие обязано передавать собственнику имущества часть прибыли, полученной от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении такого предприятия, ежегодно перечислять в соответствующий бюджет часть прибыли, остающейся в его распоряжении после уплаты налогов и иных обязательных платежей, в порядке, в размерах и в сроки, которые определяются Правительством РФ, уполномоченными органами государственной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления (ст. 17 Закона об унитарных предприятиях) lt;2gt;. Унитарное предприятие может быть реорганизовано лишь по решению собственника имущества в установленном законом порядке (п. 1 ст. 29 Закона об унитарных предприятиях) lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Исключением из этого правила является положение п. 3 ст. 56 ГК РФ, согласно которому на учредителя юридического лица или собственника его имущества может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам созданного юридического лица, если дальнейшее банкротство последнего вызвано неправильными действиями (указаниями) учредителя (собственника).
lt;2gt; Федеральные государственные предприятия, права собственника имущества которых осуществляются в соответствии с Федеральным законом "О Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом", часть прибыли, остающейся в их распоряжении после уплаты налогов и иных обязательных платежей, перечисляют в доход Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом" в порядке, размере и сроки, которые установлены этой государственной корпорацией в соответствии с указанным Федеральным законом (п. 2 ст. 16 Закона об унитарных предприятиях).
lt;3gt; Как отмечено в ст. 295 ГК РФ, собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, в соответствии с законом решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает директора (руководителя) предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества. Собственник имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия.

На наш взгляд, некоторые признаки обременения (с определенной долей условности) имущества унитарного предприятия (а вместе с этим и права собственности нового собственника) могут иметь место в случае перехода прав собственности на государственное или муниципальное предприятие как имущественный комплекс к другому собственнику государственного или муниципального имущества: такое предприятие сохраняет право хозяйственного ведения на принадлежащее ему имущество (п. 3 ст. 11 Закона об унитарных предприятиях) lt;1gt;. Названным пунктом реализуются общие положения п. 3 ст. 216 ГК РФ о таком имманентном признаке ограниченного вещного права при переходе права собственности на имущество к другому лицу, как право следования (переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество).
--------------------------------
lt;1gt; Согласно п. 1 ст. 300 ГК РФ при переходе права собственности на государственное или муниципальное предприятие как имущественный комплекс к другому собственнику государственного и муниципального имущества такое предприятие сохраняет право хозяйственного ведения или право оперативного управления на принадлежащее ему имущество. Аналогичное положение имеется и в п. 3 ст. 11 Закона об унитарных предприятиях.

Однако право следования при смене собственника на имущество унитарного предприятия, имеющего имущество на основе права хозяйственного ведения lt;1gt;, отличается некоторой спецификой. Так, право хозяйственного ведения и право оперативного управления сохраняются только при переходе имущества в собственность Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципального образования (имеется в виду переход федеральной собственности в собственность субъекта Российской Федерации или муниципальную собственность и наоборот) lt;2gt;. При переходе права собственности в процессе отчуждения имущества субъектом права хозяйственного ведения в тех случаях, когда это допускается Законом, ограниченное вещное право прекращает свое существование. Если право собственности на государственное или муниципальное унитарное предприятие как имущественный комплекс переходит в частную собственность физического или юридического лица, о праве следования не может быть и речи. Наконец, право хозяйственного ведения сохраняется только в том случае, когда происходит передача всего имущества унитарного предприятия как имущественного комплекса. В любом случае комментируемая норма не содержит положения о сохранности права хозяйственного ведения при переходе права собственности на отдельное имущество унитарного предприятия, в результате чего произойдет прекращение ограниченного вещного права на эту часть имущества lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; В юридической литературе вполне обоснованно отмечается несколько некорректное использование термина "предприятие" в п. 3 ст. 11 Закона об унитарных предприятиях: в рамках одной статьи он употреблен в двух разных значениях - имущественного комплекса и юридического лица. Очевидно, что в приведенной правовой ситуации речь идет о переходе предприятия как объекта гражданских прав, в смысле ст. 132 ГК РФ, и о сохранении права хозяйственного ведения за унитарным предприятием как субъектом гражданских прав, поскольку сохранить право на имущество может только юридическое лицо, а не само имущество. В этом случае в соответствии с п. 4 ст. 29 Закона об унитарных предприятиях реорганизации предприятия не происходит, и необходимо лишь внести соответствующие изменения в устав унитарного предприятия (см., например: Степанов В.Г. Унитарное предприятие - пережиток прошлого или жертва несовершенной законодательной базы? // Юрист. 2003. N 5. С. 34; Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" / С.С. Алексеев, И.В. Бекленищева, К.П. Беляев и др. // СПС "КонсультантПлюс".
lt;2gt; Согласно п. 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 апреля 1997 г. N 13 "Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" право хозяйственного ведения сохраняется за унитарным предприятием лишь в пределах государственной или муниципальной собственности // Вестник ВАС РФ. 1997. N 7.
lt;3gt; Е.Е. Кузнецова отмечает, что "в ст. 300 ГК РФ речь идет не о передаче вещи вместе с хозяйственным ведением на нее, а об уступке права участия в унитарном предприятии или учреждении" (Кузнецова Е.Е. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления в системе субъективных гражданских прав // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып. 8 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: Норма, 2004. С. 91).

Наш вывод о том, что право хозяйственного ведения не относится к обременению, подтверждается отсутствием в Законе о государственной регистрации сведений о включении права хозяйственного ведения в число прав, ограничивающих (обременяющих) права и имущество собственников.
По нашему мнению, право хозяйственного ведения не только не обременяет имущество, но и не ограничивает права публичного собственника (Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований).
Анализируя правовую природу хозяйственного ведения, И.В. Ершова утверждает, что "право хозяйственного ведения, будучи установленным, несколько ограничивает реализацию государством своих прав как собственника", но тут же уточняет, что речь идет не об ограничениях права государственной собственности, а об определенных ограничениях в реализации этих прав нормами закона" lt;1gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Ершова И.В. Правовой режим государственного имущества в хозяйственном обороте: теоретические основы и пути совершенствования: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2001. С. 33 - 34.

Право хозяйственного ведения является самостоятельным вещным правом (правда, ограниченным), предусмотренным законом, результатом действия нормативных правовых норм и волеизъявления собственника (публично-правового образования), как способ осуществления имущественных прав публичным собственником lt;1gt;. Само государственное или муниципальное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с ГК РФ (ст. 294 ГК РФ). С этим правоположением корреспондирует содержание п. 4 ст. 214 и п. 3 ст. 215 ГК РФ, согласно которому имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, закрепляется соответственно за государственными и муниципальными предприятиями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с ГК РФ (ст. 294). Средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными и муниципальными предприятиями и учреждениями, составляют казну соответствующего уровня (п. 4 ст. 214, п. 3 ст. 215 ГК РФ). Право хозяйственного ведения, предоставленное государственному или муниципальному предприятию для выполнения публичных функций, не ограничивает полномочия государства (муниципалитета) как собственника, а, наоборот, расширяет его гражданскую правоспособность и дееспособность. С помощью существования такого права государство стремится реализовать свои социально-экономические функции и одновременно получить вероятный доход (прибыль) lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; К.П. Кряжевских совершенно справедливо отмечает, что "классический континентальный правопорядок предполагает, что государство вправе создавать публичные корпорации - юридические лица, имеющие обособленное имущество, которое остается государственной собственностью, несущие самостоятельную имущественную ответственность по своим долгам, исключая ответственность государства" (Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 84).
lt;2gt; З.М. Заменгоф правильно отмечал, что "в действии предприятия в интересах собственника нельзя усматривать какое-либо несоответствие, так как именно для реализации интересов государства в хозяйственной сфере изначально было смоделировано данное вещное право" (Заменгоф З.М. Правовой режим имущества хозяйственных органов: теоретические основы и пути их совершенствования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1984. С. 16).

Если исходить из общетеоретического понятия "ограничение права", то можно сделать вывод о том, что учредитель унитарного предприятия, создав последнее и передав ему имущество на праве хозяйственного ведения, не ограничивает, а реализует свои права как собственник и не уменьшает объем своих полномочий lt;1gt;. Хотя публичный собственник имущества и отстранен в какой-то степени (физически и юридически) от своего имущества в ходе функционирования права хозяйственного ведения, но действия самого управляющего субъекта (унитарного предприятия) ограничены интересами собственника (изначальная целевая заданность управления) lt;2gt;, и эти действия контролируются и оцениваются собственником lt;3gt;. Как известно, публичный собственник принимает решение о создании унитарного предприятия, утверждает (изменяет) его устав, определяет цели и предмет его деятельности, назначает директора (по согласованию - главного бухгалтера), получает часть прибыли, дает согласие на совершение сделок с недвижимостью, вправе организовывать аудиторские проверки, принимать решение о ликвидации (реорганизации) или приватизации созданного предприятия, после чего распорядиться своим имуществом по своему усмотрению в соответствии с законом. Предусмотренные законом правомочия созданного предприятия по владению, пользованию и распоряжению переданным в хозяйственное ведение публичным имуществом являются своего рода правовыми гарантиями по соблюдению интересов собственника этого имущества, по недопущению ограничений его прав lt;4gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Вопреки предписанию п. 2 ст. 209 ГК РФ, собственник имущества не передает создаваемому предприятию полностью или частично свои права (точнее, субправомочия) по владению, пользованию и распоряжению закрепляемым за ним имуществом, а создает для него на основании своего права собственности соответствующее ограниченное вещное право, в состав которого входят субправомочия, одноименные субправомочиям собственника. Если бы собственник мог передать нанимателю или созданному им предприятию свои субправомочия по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом, то в результате такой передачи он лишился бы этих субправомочий, а вместе с ними и правомочия требования как второго элемента субъективного права собственности, в силу чего, вопреки предписанию п. 2 ст. 209 ГК, перестал бы быть собственником этого имущества (см.: Крашенинников Е.А. Заметки о конститутивном правопреемстве // Вещные права: система, содержание, приобретение: Сб. науч. тр. / Под ред. Д.О. Тузова. М.: Статут, 2008. С. 85; Он же. К разработке теории права собственности // Цивилист. 2006. N 4. С. 4).
Мы имеем дело не с выделением из материнского права какой-то его части и ее перенесением на другого субъекта, а с созданием для конститутивного приобретателя на основании права правопредшественника нового права, которое стесняет оставшееся неизменным в своем содержании материнское право (см.: Wachter C.G. Handbuch des im Konigreiche Wurttemberg geltenden Privatrechts. Stuttgart, 1842. Bd. 2. S. 612; Regelsberger F. Pandekten. Leipzig, 1893. Bd. 1. S. 443 f.; Schwerin C. Uber den Begriff der Rechtsnachfolge im geltenden Civilrecht. Munchen, 1905. S. 5 f.; Enneccerus L., Kipp Th., Wolff M. Lehrbuch des burgerlichen Rechts. 25 - 29. Aufl. Marburg, 1926. Bd. 1. Abt. 1. S. 336; Enneccerus L., Nipperdey H.C. Op. cit. S. 583; Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996. С. 140).
lt;2gt; См.: Талапина Э.В. Вопросы организации управления государственной собственностью // Журнал российского права. 2001. N 3. С. 34.
lt;3gt; См.: Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 131.
lt;4gt; "Ограниченное вещное право является не обособленной частью права собственности, перенесенной собственником на приобретателя, а существующим наряду с правом собственности и состоящим хотя и из производных от него, но самостоятельных правовых возможностей правом на вещь, с установлением которого собственник не утрачивает свои собственнические субправомочия. Так, например, обременение права собственности на земельный участок сервитутом, дающим сервитуарию возможность пользоваться чужим участком, не лишает собственника участка принадлежащих ему субправомочий, в том числе субправомочия пользования этим участком (п. 2 ст. 274 ГК) (см.: Крашенинников Е.А. Заметки о конститутивном правопреемстве // Вещные права: система, содержание, приобретение: Сб. науч. тр. / Под ред. Д.О. Тузова. М.: Статут, 2008. С. 84 - 85).
"Ограниченное вещное право есть не часть права собственности, а самостоятельно существующее право на вещь, которое не лишает собственность соответствующего правомочия, оно лишь коллидирует с собственностью". "Если возникает ограниченное вещное право, то у собственника тем самым соответствующее правомочие не отнимается и не переносится на обладателя ограниченного вещного права" (Sontis J.M. Strukturelle Betrachtungen zum Eigentumsbegriff / Festschrift fur Karl Larenz. Munchen, 1973. S. 993; Rey H. Die Grundlagen des Sachenrechts und das Eigentum. 2. Aufl. Bern, 2000. S. 149).

По всей вероятности, ограничение права публичного собственника может проявиться лишь в том, что учредитель унитарного предприятия не вправе изъять по своему усмотрению имущество, закрепленное за предприятием на праве хозяйственного ведения и не используемое или используемое не по назначению. Но с таким регулированием, содержанием права хозяйственного ведения собственник (он же зачастую и законодатель) был заранее согласен, осведомлен, а для правовых возможностей изъять неиспользуемое или используемое не по назначению публичное имущество существует другой вид ограниченного вещного права - право оперативного управления, которое, как известно, также используется государством в юридической практике в отношении государственных и муниципальных учреждений. Невозможность для публичного собственника распорядиться имуществом унитарного предприятия до ликвидации (приватизации) созданного предприятия отнюдь не означает ограничения правомочий публичного собственника, так как последний уже использовал, реализовал свои собственнические полномочия, создав унитарное предприятие с определенным имущественным режимом.
Авторы классического университетского учебника отмечают, что ограниченные вещные права имеют один и тот же объект, одну и ту же вещь, что и правомочия собственника. Поэтому они (ограниченные вещные права) ограничивают, "сжимают" права собственника на его вещь: последний обычно лишается возможностей свободного пользования своей вещью, но, как правило, сохраняет возможности распоряжения ею. Наличие ограниченных вещных прав на имущество является известным ограничением правомочий собственника lt;1gt;.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Гражданское право: В 4 т. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права" (том 2) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

lt;1gt; См.: Гражданское право: В 4 т: Учебник для студентов / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2006 (сер. "Классический университетский учебник"). Т. 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права. С. 141.

По нашему мнению, передавая унитарному предприятию в хозяйственное ведение имущество, публичный собственник (Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования) не прекращает пользоваться этим имуществом: он продолжает получать доходы от эксплуатации (использования) этого имущества. В изложенной ситуации наблюдается и опосредованное (с помощью созданного юридического лица публичного права) владение этим имуществом со стороны публичного учредителя (собственника). Сами авторы названного учебника признают факт того, что субъекты ограниченного вещного права сохраняют за собой возможность распоряжаться своим имуществом, а само существование ограниченных вещных прав называют "известным" ограничением правомочий собственника, что позволяет нам сделать вывод о сомнениях самих авторов в ограничении правомочий собственника всеми видами ограниченных вещных прав.
Е.А. Суханов отмечает, что право оперативного управления 60-х годов минувшего столетия (ст. ст. 21, 26.1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г., ст. ст. 94, 93.1 ГК РСФСР 1964 г.) было создано искусственным путем для нужд огосударствленной, планово управляемой экономики и длительное время не признавалось вещным правом lt;1gt;. В те годы преобладало мнение, что "правомочия государственных предприятий и хозорганов в качестве самостоятельных субъектов гражданского права представляют собой один из способов осуществления прав государства-собственника в гражданском обороте" lt;2gt;. Вещным правом право хозяйственного ведения и право оперативного управления объявили только в начале 90-х годов XX в. (в ст. ст. 24, 26 союзного Закона "О собственности", в ст. 5 российского Закона "О собственности", а затем - в разделе II Основ гражданского законодательства 1991 г. и в п. 1 ст. 216 ГК РФ 1994 г.). Не следует забывать о том, что, несмотря на новеллы гражданского законодательства, отдельные юристы по-прежнему отрицают признаки вещного права в праве хозяйственного ведения lt;3gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М.: Статут, 2008. С. 37.
lt;2gt; Карасс А.В. Право государственной социалистической собственности. М., 1954. С. 184.
lt;3gt; См., например: Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М.: МЦФЭР, 1998. С. 242.

Современное российское право хозяйственного ведения (как и право оперативного управления), в отличие от классических видов ограниченных вещных прав lt;1gt;, не обеспечивает участие одного лица (собственника) в праве собственности другого лица на недвижимую вещь (земельный участок), не является образцовым правом на чужую вещь (ius in re aliena), а представляет собой лишь способ реализации государством (публичным собственником) своего права на имущество. И право хозяйственного ведения, и право оперативного управления рассчитаны на управление именно публичным (государственным, муниципальным) имуществом, в то время как классические ограниченные вещные права нацелены на обеспечение доступа к частным недвижимым вещам. Объектом обоих видов указанных прав является не недвижимая вещь, а имущественный комплекс всего предприятия или учреждения (земельные участки представляются им на праве постоянного (бессрочного) пользования), что противоречит классическим вещно-правовым принципам lt;2gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Дореволюционное российское законодательство различало 3 вида ограниченных вещных прав (право на чужие вещи, вотчинные права в чужом имуществе): 1) права пользования чужими вещами - сервитуты, пожизненное пользование, право застройки (суперфиций), право наследственного владения землей (эмфитевзис), чиншевое право (вечно-наследственная аренда земельного участка); 2) права на приобретение чужой вещи - преимущественное право покупки, право выкупа чужого имущества, право на присвоение результатов охоты или рыбной ловли в результате использования чужого земельного участка или водоема; 3) права на приобретение известной ценности за счет чужой вещи - залог, рента недвижимости. Аналогичная классификация ограниченных вещных прав имеет место и в современной юридической литературе Германии (см.: Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М.: Статут, 2008. С. 79 - 80; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998 (сер. "Классика российской цивилистики"). С. 207 - 208.
lt;2gt; Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М.: Статут, 2008. С. 74, 75.

<< | >>
Источник: Андреев Ю.Н.. Ограничения в гражданском праве России. – СПб.: Юридический центр Пресс,2011. – 400 с.. 2011

Еще по теме § 2. Право хозяйственного ведения в системе ограничений и обременений:

  1. § 1. Способы защиты гражданских прав
  2. § 2. Правовые способы, средства и формы защиты корпоративных прав
  3. Содержание
  4. § 1. Сервитуты как основание ограничения и обременения прав собственника недвижимого имущества
  5. § 2. Право хозяйственного ведения в системе ограничений и обременений
  6. § 4. Право постоянного (бессрочного) пользования и пожизненного наследуемого владения земельными участками в системе ограничений (обременений) прав
  7. § 1. Цивилистическое понимание собственности и права собственности
  8. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  9. § 2. Право частной собственности на землю
  10. § 3. Право частной собственности на помещения, здания, строения и предприятия
  11. Статья 45. Ранее учтенные объекты недвижимости
  12. Вещные права в последние века республики и во времена империи
  13. § 3. Объективная сторона хищения
  14. 3. Государственная регистрация прав на жилые помещения
  15. Статья 18. Государственная регистрация прав на жилые помещения
  16. Глава 2. Основные начала земельного законодательства
  17. Глава 9.Государственные и муниципальные земли, предоставление и регистрация земель
  18. Создание условий для осуществления инвестиционной деятельности
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -