<<
>>

Убытки, с которыми возможен зачет неустойки

Итак, мы должны констатировать, что российское право по общему правилу позволяет взыскание убытков только в размере, превышающем сумму неустойки. Возникает вопрос: действительно ли обоснованно такое правило? На первый взгляд - да.

Это в полной мере согласуется с тем, что мы выше приводили в качестве обоснования неразумности кумулятивной неустойки, - компенсационной природой мер гражданско-правовой ответственности, требованием соблюдения справедливости и баланса интересов и т.д. Более того, такой подход к соотношению неустойки и убытков в полной мере соответствует основной тенденции развития контрактного права Европы, которое в общем и целом предусматривает именно зачетный характер неустойки. Но возникает один нюанс, который стоит того, чтобы его проанализировать.

Выше мы пришли к выводу, что иногда определенное правовое значение приобретает вопрос о направленности конкретной меры гражданско-правовой ответственности на компенсацию того или иного интереса кредитора. Например, неустойка в виде пеней, как правило, носит ярко выраженный мораторный характер, т.е. направлена на компенсацию потерь, непосредственно вызванных просрочкой исполнения. А неустойка, установленная в договоре в виде 20% от стоимости товара в случае его непоставки, скорее всего носит компенсаторный характер, т.е. направлена на погашение потерь от расторжения договора. Неустойка, установленная в договоре в виде 5% от стоимости поставленного дефектного товара, как уже говорилось выше, может теоретически защищать интерес кредитора при реализации различных сценариев, по которым могут развиваться отношения сторон, к коим мы относим (1) настаивание на исполнении в натуре, (2) расторжение договора по требованию пострадавшего кредитора и (3) принятие им дефектного исполнения. Иначе говоря, неустойка, установленная за дефектное исполнение, может соответственно гарантировать кредитору защиту его интереса в получении мораторного, компенсаторного или восполнительного возмещения на случай нарушения.

Эта классификация нами приводилась для решения вопроса о соотношении неустойки и требования об исполнении в натуре.

Но определенное звучание она может приобрести и применительно к рассматриваемому сейчас вопросу.

Дело в том, что с точки зрения логики мораторная неустойка может идти в зачет только тем убыткам, которые вызваны непосредственно просрочкой и укладываются в рамки "мораторного сценария". Так, если неоплата товара вынудила кредитора обращаться в банк для восполнения дефицита денежных средств, то кредитор может рассчитывать на взыскание понесенных расходов, на привлечение кредита и проценты по нему в качестве мораторных убытков, непосредственно вызванных просрочкой и подлежащих взысканию в зачет предусмотренных законом процентов. Так этот вопрос решается, например, в практике рассмотрения внешнеторговых споров. Мы знаем массу дел, рассмотренных различными судами и арбитражами за рубежом, в которых кредитору присуждались проценты не в размере законной ставки, а в размере реальной ставки, по которой кредитор привлек кредит, тем самым давая кредитору возможность взыскать разницу между законной и реальной ставкой процента <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Решение Торгового суда Цюриха от 21.09.1995 по делу N HG 9304/6; Решение Арбитражного суда при МТП в Париже по делу N 7197/92 и др.

Если же просрочка поставки, длившаяся, скажем, один год, привела к тому, что кредитор отказался от договора и потребовал возврата предоплаты, т.е. пошел на расторжение договора, то кредитор может предъявить должнику как мораторные убытки, т.е. совместимые с требованием об исполнении в натуре (например, проценты по привлеченному кредиту, санкции, взысканные с кредитора третьими лицами в связи с данным нарушением, убытки от простоя оборудования, расходы на аренду склада, который должен был принять прибывший от поставщика товар, и т.п.), так и компенсаторные, которые являются уже непосредственным последствием расторжения договора (например, разница в ценах между нарушенным контрактом и контрактом, заключенным кредитором после расторжения с другим поставщиком, абстрактные убытки и т.п.).

Например, покупатель в ответ на просрочку расторгает договор и взыскивает с нарушившего договор поставщика пени из расчета 30% годовых от стоимости не поставленного в срок товара и периода просрочки в один год, которые, таким образом, при стоимости товара в 100000 рублей составят 30000 рублей. Безусловно, при доказанности того, что покупателю просрочка как таковая причинила убытки в большем размере, он имеет право на образующуюся разницу, так как мораторные убытки и пени в данном случае представляют собой две санкции, направленные на компенсацию одних и тех же потерь. А что, если покупатель предъявит помимо пеней еще и разницу между ценой нарушенного договора и нового договора, который покупатель заключил с другим поставщиком, в качестве убытков? Предположим, что такая разница образовалась в размере 20%, что составляет 20000 руб. Эти убытки носят ярко выраженный компенсаторный характер, т.е. являются непосредственным последствием именно расторжения договора. По сути одно и то же нарушение вначале имело значение простой просрочки, а впоследствии стало поводом к расторжению договора, т.е. повлекло неисполнение договора как итог договорных отношений. За период просрочки возникли мораторные убытки, а расторжение вызвало компенсаторные. Последние вряд ли можно признать однородными или однонаправленными с неустойкой в виде пеней, так как расчет пени строится на интересе кредитора в реальном исполнении и направлен на побуждение к оному, а взыскание компенсаторных убытков зиждется на противоположной основе - на потере кредитором интереса в реальном исполнении.

Возникает вопрос: можно ли зачесть пени и такого рода убытки? Не приведет ли такой зачет к "недокомпенсации", т.е. к ситуации, когда кредитор не может полностью покрыть свои потери от нарушения? Ведь в приведенном выше примере кредитор скорее всего не сможет взыскать разницу в цене (20000 руб.), так как она будет полностью поглощена неустойкой, которая, собственно говоря, для покрытия такого рода потерь изначально не предполагалась. На наш взгляд, это не совсем логично.

Теоретически данная проблема может решаться по-разному. Во-первых, возможен упрощенный подход, который заключается в признании того, что любые убытки, которые являются следствием нарушения (будь то мораторные, компенсаторные или восполнительные), идут в зачет неустойки, что, собственно, и следует из общей формулировки ГК, которая при буквальном подходе не дает оснований для иного толкования. Во-вторых, можно каждый раз анализировать, для покрытия каких потерь в договоре установлена неустойка, и производить зачет только в отношении данных убытков, а остальные потери в этом случае будут взыскиваться в кумулятивном порядке, т.е. в полном объеме сверх неустойки.

На наш взгляд, в целом более правильным будет принятие последнего решения. Если в тексте договора находится прямое или косвенное указание, на компенсацию какого интереса кредитора данная неустойка направлена, то убытки идут в зачет к сумме такой неустойки, только если они возникли из нарушения этого же интереса. Например, у кредитора есть интерес в поставке товара в срок. Данный интерес обеспечивает пени за каждый день просрочки, которая одновременно и стимулирует должника к скорейшему выполнению просроченной обязанности, и гарантирует кредитору покрытие убытков, вызванных непосредственно просрочкой. Убытки, вызванные просрочкой (мораторные убытки), должны взыскиваться только в сумме, превышающей размер натекших пеней. Но в случае если просрочка вызвала расторжение договора и кредитор предъявляет должнику убытки, вызванные расторжением (компенсаторные убытки), то следует считать, что основанием для взыскания этих потерь является не просрочка как таковая, а расторжение договора.

Таким образом, у двух видов убытков разные основания. Поэтому компенсаторные убытки (например, разница в ценах) не имеют ничего общего с пени за просрочку, так как эти меры развиваются в рамках различных сценариев реакции кредитора. Вначале кредитор сохранял заинтересованность в исполнении в натуре и поэтому нес мораторные потери, которые покрывались пени (а если не покрывались, то он имеет право взыскать разницу). Впоследствии кредитор расторгает договор, от чего несет потери, вызванные непосредственно расторжением, на покрытие которых пени не рассчитаны (компенсаторные убытки). Ведь пени перестают течь, как только договор прекращает существовать, а компенсаторные убытки возникают позднее, уже после расторжения - в результате, например, заключения заменяющей сделки по более высокой для кредитора-покупателя цене. Поэтому считаем целесообразным не распространять правила о зачете убытков в сумму неустойки на случай, когда неустойка носит мораторный характер, а убытки - компенсаторный.

Еще более очевидным данный вывод становится применительно к процентам годовых, которые носят мораторный и специализированный характер, будучи направлены на покрытие потерь от незаконного пользования денежными средствами и начисляемые за каждый день просрочки. Как известно, расчет процентов годовых производится на основе банковских кредитных ставок (средних ставок краткосрочного кредита в месте нахождения кредитора - по валютным долгам и ставке рефинансирования ЦБ РФ - по рублевым), т.е. основан на условном предположении о том, что кредитор в связи с просрочкой платежа был вынужден брать кредит для покрытия денежного дефицита. Никакого отношения, например, к абстрактным убыткам или к упущенной в связи с расторжением договора выгоде, взыскиваемым в связи с прекращением обязательства, проценты годовые не имеют, так как направлены на покрытие совсем иных потерь, и, хотя и являются мерой ответственности, строятся на ином, нежели компенсаторные убытки, основании. Поэтому во многих странах немораторные убытки взыскиваются не в зачет процентов годовых, а поверх них. Например, во Франции согласно ст. 1153 ФГК если просрочивший должник причинил кредитору ущерб, независимый от непосредственно просрочки, то такой ущерб подлежит компенсации независимо от взыскания убытков. На такое соотношение мораторной неустойки и компенсаторных убытков указывается и во французской правовой доктрине <*>. Этот же подход, как уже отмечалось выше, отражен в арбитражной практике рассмотрения внешнеторговых споров при применении актов унификации международного контрактного права (ВК, Принципы УНИДРУА, Принципы ЕКП).

--------------------------------

<*> Морандьер Л.Ж. Гражданское право Франции / Пер. с фр. Е.А. Флейшиц. Т. 2. М., 1960. С. 337 - 339.

В отношении соотношения мораторной неустойки и восполнительных убытков заметим следующее. Основанием для наличия такого вопроса может быть ненадлежащее исполнение должником своих контрактных обязательств (например, поставка некачественного товара), произведенное к тому же еще и с просрочкой. Иначе говоря, изначально имелась простая просрочка, длившаяся, к примеру, 6 месяцев. Впоследствии должник товар все-таки поставил, но с нарушением условия о качестве. Покупатель произвел расходы на устранение недостатков, которые составили 7% от стоимости товара. В отмеченной ситуации, если производить зачет суммы неустойки, установленной в договоре в виде пеней за просрочку в размере 16% годовых, и указанных расходов кредитора, требуемых в качестве восполнительных убытков, то размер пеней (8% за полгода длившейся просрочки) полностью покроет восполнительные убытки. В такой ситуации, чтобы полностью компенсировать свои потери, кредитору потребуется доказывать свои убытки от просрочки, чтобы общая сумма убытков (мораторных и восполнительных) превысила размер неустойки. На наш взгляд, данное решение будет способствовать "недокомпенсации" потерь кредитора и лишать его всех выгод от включения в договор неустойки. Очевидно, что, включая в договор мораторную санкцию за просрочку исполнения обязательства, стороны не могли учитывать возможность осуществления ненадлежащего исполнения и его последствий, в том числе и причинения восполнительных убытков. Поэтому считать, что такая неустойка может покрывать подобные убытки, вряд ли целесообразно.

Что касается неустойки, установленной в договоре за неисполнение договора (компенсаторная неустойка), то данная неустойка предполагает зачет всех убытков, возникших в связи с нарушением. Имеются в виду как компенсаторные убытки, что вполне очевидно, так как они компенсируют тот же интерес, что и компенсаторная неустойка, так и мораторные убытки. О восполнительных здесь речь идти не может, так как их взыскание основано на принятии ненадлежащего исполнения, в то время как компенсаторная неустойка взыскивается при расторжении кредитором договора в ответ на нарушение. Мораторные убытки, вызванные просрочкой, зачитываются на том основании, что текущая просрочка или предложение дефектного исполнения, отринутое кредитором, чаще всего и являются причинами расторжения договора. Иначе говоря, в основе взыскания компенсаторной неустойки лежит факт расторжения договора, а расторжение договора обусловлено отклоненным кредитором ненадлежащим исполнением или текущей просрочкой. Иначе говоря, в данном случае просрочка и компенсаторная неустойка находятся в причинно-следственной связи. Связующим звеном является расторжение договора: оно обусловлено просрочкой и опосредует взыскание компенсаторных убытков.

Таким образом, если изначально имела место, например, просрочка, которая впоследствии вызвала отказ кредитора от договора, то убытки, как вызванные непосредственно просрочкой (например, расходы на оплату склада, арендованного кредитором для целей размещения подлежащего поставке товара), так и причиненные в связи с последовавшим расторжением договора (например, разница в цене по сравнению с заменяющей сделкой или абстрактные убытки), подлежат зачету. Такой подход представляется наиболее разумным и сбалансированным. Ведь стороны, устанавливая такую неустойку, должны были понимать, что нарушение договора (каково бы оно ни было) само по себе может также причинить определенные убытки, помимо тех, которые могут возникнуть непосредственно от расторжения.

Что же касается неустойки, установленной за ненадлежащее исполнение (например, 3% от стоимости товара в случае наличия отступлений от требований по качеству в поставленном товаре), то заметим следующее. Как мы уже говорили, по причине невозможности однозначно установить, какой точно интерес кредитора она обеспечивает, такая неустойка должна рассматриваться как универсальная и совместимая с любым вариантом поведения кредитора в ответ на произведенное ненадлежащее исполнение. Она может быть взыскана как при расторжении договора, так и при предъявлении кредитором требования о замене исполнения, а также тогда, когда кредитор принимает исполнение. Соответственно такая неустойка совместима и с иском об исполнении в натуре, и с требованием о снижении цены в связи дефектами в товаре, и с заявлением о расторжении договора. В связи с изложенным наиболее оправданным видится придание такой неустойке универсального характера и в отношении определения однородности с различными видами убытков. Неустойка за ненадлежащее исполнение должна рассматриваться как обеспечивающая однородный интерес и с компенсаторными, и с восполнительными, и с мораторными убытками. Поэтому любые убытки будут взыскиваться исключительно в размере, превышающем сумму неустойки, т.е. в зачет оной.

Таким образом, вопрос о возможности взыскания убытков сверх неустойки в полном объеме встает только в случае наличия в договоре мораторной неустойки (пени) и причинения кредитору компенсаторных убытков (при расторжении договора в результате просрочки) или восполнительных убытков (при просрочке, за которой последовало дефектное исполнение, тем не менее кредитором принятое).

Имеет ли подобная точка зрения право на существование? На наш взгляд, да. Учет характера неустойки и отнесение ее к одному из трех видов (компенсаторная, мораторная или установленная за дефектное исполнение <*>), определение однородности данной санкции тому или иному виду убытков (мораторных, компенсаторных или восполнительных) и отказ в зачете двух санкций при отсутствии однонаправленности (т.е. направленности на защиту того же интереса) представляет на первый взгляд достаточно сложный, но тем не менее разумный и достойный включения в российское гражданское право подход. При этом упростить применение этого подхода можно, сформулировав на уровне судебной практики следующее общее правило. Убытки, вызванные нарушением обязательства, взыскиваются в зачет суммы неустойки, за исключением двух случаев: (1) когда просрочка вызвала отказ кредитора от обязательства и причинение кредитору компенсаторных убытков, связанных уже не с просрочкой как таковой, а непосредственно с расторжением договора, или (2) когда в период просрочки произошло дефектное исполнение, кредитор его принял, и в связи с этим возникли независимые от самой просрочки убытки.

--------------------------------

<*> Называть такую неустойку восполнительной вряд ли целесообразно, так как она, как мы уже говорили, не только охраняет восполнительный интерес кредитора, но может быть взыскана и при других вариантах защиты прав кредитора.

Небезынтересно будет отметить, что при обсуждении в рамках ЮНСИТРАЛ проекта Единообразных правил о договорных условиях о согласованной сумме на необходимость закрепления подобного взаимоотношения убытков и неустойки указывалось в предложениях, поступивших от некоторых стран (например, Норвегии) <*>.

--------------------------------

<*> Записка Генерального секретаря "Проект единообразных норм в отношении оговорок о заранее оцененных убытках и штрафных неустойках: анализ ответов, полученных от правительств и международных организаций" (A/CN.9/219/Add/1 от 23.06.1982).

С учетом изложенного общее правило о зачетной природе неустойки и процентов годовых должно быть скорректировано.

<< | >>
Источник: А.Г. КАРАПЕТОВ. НЕУСТОЙКА КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ КРЕДИТОРАВ РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ. 2005

Еще по теме Убытки, с которыми возможен зачет неустойки:

  1. Пени и проценты годовые как меры, стимулирующиереальное исполнение
  2. Убытки, с которыми возможен зачет неустойки
  3. Оглавление
  4. 535. Каковы требования к обязательствам, прекращаемым зачетом?
  5. §2. Кредит Статья 819. Кредитный договор
  6. § 1. Способы защиты гражданских прав
  7. 3. Исполнение, обеспечение обязательств, их прекращение и защита обязательств
  8. 3.3. Гражданское Право[3]
  9. План
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -