<<
>>

Г л а в а II. Об образе правления вообще у горских племен и о правах князей, старшин, узденей, духовенства, простого свободного народа и крепостного класса

а) Прежний и настоящий образ правленияу горских племен

37. У обитателей северной покатости Кавказского хребта до того времени, пока княжеское достоинство не утратило своего прежнего веса и значения в народе, су­ществовало два порядка в правлении, разительно отличавшихся между собой: вла­дельческий и народный.

38. Первый порядок преобладал у тех племен и обществ, у которых высший класс народа составляли князья; к ним принадлежали: кабардинцы, кумыки, ногай­цы, бесленеевцы, темиргоевцы, махошевцы, хамышевцы, черченейцы, хатухайцы и бжедухи.

39. B обществах же: Абадзехском, Шапсугском, Натухайском, Убыхском, Казыль- бековском, Шегиреевском, Ташовском, Башильбаевском, Карачаевском, Уруспиев- ском, Хуламском, Балкарском, Дигорском, Аллагирском, Куртатинском и Tarayp- ском, у которых высший класс народа составляют старшины, преобладало народное правление.

40. Что же касается до обществ чеченского племени, то из всех обитателей се­верной покатости Кавказского хребта у них одних существовало в полной силе на­родное правление, потому что в обществах этого племени народ не разделялся на сословия и классы, каковое деление существовало и существует у всех прочих вы­шепоименованных обществ.

«Мы все уздени», — говорят чеченцы, т. e. люди, зависящие от самих себя. Правда, и у обществ чеченского происхождения есть также старшины и рабы, но первые не имеют никаких особенных прав пред всей массой народа и суть только судьи в тяжебных делах и ссорах, как люди более опытные по своим летам. Вторые же, т. e. рабы, как происходящие от военнопленных, захваченных в разное время в набегах, не суть чеченцы.

41. B настоящее же время прежний образ правления остался неизменным между теми только обществами черкесского, абазинского, татарского и осетинского пле­мен, у которых высший класс народа составляют старшины.

42. Князья же кабардинские, кумыкские, ногайские, бесленеевские, темиргоев- ские, махошевские, хамышевские, черченейские, хатухайские и бжедуховские вместе с утратой того веса и значения в народе, которое они имели в прежнее время, утра­тили влияние и на правление.

Отчего в настоящее время у этих племен и обществ преобладает народное правление.

43. Ho самый разительный переворот в управлении произошел между всеми теми обществами чеченского происхождения, которые B 1839 году, отложишись из- под власти нашего правительства, признали над собой власть Шамиля. Этот пере­ход из-под одной власти в другую произвел то, что существовавший до того време­ни между мичиковцами, качкалыковдами, собственно так называемыми чеченцами, ауховцами, ичкерийдами, чабирлоевцами, шубутовцами и шатоевцами свободный образ правления заменился деспотическим. Этот деспотизм выражается не только в лице самого Шамиля, но и в постановленных от него наибах, имеющих право на жизнь и смерть каждого чеченца.

44. После совершения этого переворота в правлении между означенными обще­ствами чеченского племени остались только карабулаки, галашевцы, галгаевцы, цо- ринцы, axo, пшехо, дальние и ближние кисты, джерахи и назрановцы, между кото­рыми сохранилось в прежней силе народное правление.

b) Права князей и старшин

45. B прежнее время, когда князья, считаясь как бы ниспосланными от Аллаха, имели больший вес и влияние в народе, они пользовались большими правами и преимуществами, чем старшины.

46. C князем могли разбираться только уздени первой степени; прочие же классы народа никогда с ним не судились, но обиженные прибегали к защите своих господ или искали покровительства у других князей.

47. Каждый князь, кроме того, имел свою дружину, составленную из преданных ему узденей и живущих на его земле чагар.

48. Он по своему произволу собирал партии для набегов и получал лучшую и большую часть добычи, даже и в таком случае, когда не участвовал в набеге.

49. Княжескому достоинству воздавались многие почести, в числе которых была и та, что, когда князь садился на лошадь, то первостепенный уздень обязан был дер­жать ему стремя, если при этом не находился уздень низшей степени.

50. B настоящее же время князья как от разных внутренних причин, так и от внешних обстоятельств утратили прежний вес и влияние в народе и те особенные преимущества, которые принадлежали их сану; они хотя не совершенно сравнялись в своих правах со старшинами, но большая половина оных сходна между собой.

51. Княжеское и старшинское достоинство есть родовое и не приобретается ни покупкой, ни другими личными качествами; старшинство же их зависит от древ­ности рода.

52. Ha уважение народа имеют большее право те князья и старшины, которые отличаются своим умом, благоразумными советами, храбростью и честностью.

53. B народных собраниях случается весьма часто, что народ охотнее принимает мнения и советы младших князей и старшин, чем старших, несмотря на то что эти последние, занимая первые места но происхождению, имеют и первый голос.

54. Княжеское и старшинское достоинства передаются от отца всем законным детям, рожденным от равных браков; жена же не может сообщить этого достоинства ни мужу, ни детям.

55. Так как между горцами усвоено обычаем вступать в брак с равными, а потому

весьма редко случается, чтобы князья или старшины женились на узденских дочерях, и наоборот: чтобы княжеские или старшинские дочери выходили замуж за узденей.

56. Князья и старшины владеемой ими землей могут распоряжаться по своему произволу, т. e. дарить оную, продавать, селить на ней не только крестьян и простой свободный народ, но и узденей; без позволения же никто не может селиться на их земле или в их ауле.

57. Как князья, так и старшины, хотя не имеют никакой власти над узденями и духовенством, но пользуются как уважением этих сословий, так и исполнением тех условий, которые обязались выполнять эти последние за известную плату или за дозволение им жить на земле князя или старшины.

58. Вольный простой народ, или чагары, живущие на земле князя или старшины, производят разные сельские работы, но только не по принуждению, а по доброй воле, за что и те и другие в продолжение рабочего времени обязаны их продоволь­ствовать.

59. Князья и старшины над крестьянами или крепостными людьми и их иму­ществом имеют неограниченное право. He касаясь их жизни, они могут дарить и продавать их, поодиночке и целыми семействами, делать между ними суд и расправу без участия других лиц и употреблять во все работы по своему произволу; но за то, в свою очередь, обязаны печься о их благосостоянии, защищать их от всяких сторон­них обид и доставлять им все способы к пропитанию и содержанию.

60. Князья и старшины, если знают по-арабски и изучат Алкоран, могут пере­ходить в духовное звание, но это случается весьма редко.

61. Князья и старшины за обиды, им причиненные, получают с обидчиков своих большие штрафы, чем люди прочих состояний.

62. Поступки и действия князей и старшин, противные принятым правилам об­щежития, разбираются равными им и первостепенными узденями.

63. Князьям и старшинам принадлежит исключительное право перед узденским сословием — брать у простого свободного народа скот, оружие и другие вещи; но, чтобы частыми подобными поборами не вооружить против себя этот класс народа, они отдаривают их другими вещами или платят деньгами.

с) Праваузденского сосяовия

64. Узденское достоинство есть родовое и не приобретается ни покупкой и ни­какими личными качествами.

65. Оно передается от отца детям и от мужа жене, несмотря на происхождение этой последней и брак предшествовавший; но жена по тем же самым причинам, как у князей и старшин, не может сообщить этого достоинства ни мужу, ни детям.

66. Уздени имеют право владеть землей и крестьянами, доставшимися им по на­следству и приобретаемыми покупкой, и в обоих случаях они сугь полные и неза­висимые владельцы.

67. Дворяне горские имеют право поселять на своей земле простой свободный народ, который, так же как князю или старшине, производит разные сельские рабо-

ТЫ, HO только не по принуждению, а по доброй воле, за что уздени в течение всего рабочего времени обязаны продовольствовать его за свой счет.

68. Уздени не могут приглашать на работу вольный народ из других аулов, а в особенности из княжеского.

69. Первостепенные уздени имеют право поселять на своей земле узденей 3-й степени, которые обязаны служить им за это.

70. Уздени, если знают по-арабски и изучат Алкоран, могут переходить в духов­ное звание; но это случается довольно редко.

71. Поступки и действия узденей, противные принятым правилам общежития, разбираются равными им.

d) Права и обязанности духовенства

72.

Духовенство у горских племен составляют: эфенди или кади, мулла, муэдзин, сзывающий голосом на молитву, сафута (дьячок) и иджако (пономарь).

73. B духовное сословие могут поступать не только князья, уздени и простой свободный народ, но даже и крестьяне; эти последние не иначе как с дозволения своих владельцев. Ho князья и уздени весьма редко поступают в духовное сословие, а преимущественно избирает оное простой свободный народ, потому что звание муллы дает права узденские.

74. B духовное сословие могут поступать только те лица, которые знают араб­ский язык и Алкоран.

75. Муллы утверждаются эфенди или кади, а муэдзины, сафута и иджако — муллами.

76. Bce лица духовного сословия пользуются совершенной свободой, ни от кого не зависят и не платят никакой подати.

77. Эфенди и муллы, несмотря на свое происхождение, пользуются особенным доверием и уважением не только узденей, простого свободного народа и крестьян, но и князей, и старшин, в присутствии которых могут сидеть, на что не имеют права и уздени.

78. Bce лица духовного звания могут иметь своих крепостных людей как достаю­щихся по наследству, так и приобретаемых покупкой, и распоряжаются ими и их имуществом, как князья и дворяне.

79. Bce лица духовного звания могут иметь не более одной жены, но имеют пра­во вступать в брак по нескольку раз.

80. Жен они приобретают также покупкой у второстепенных и третьестепенных узденей и у простого свободного народа.

81. Духовное звание не есть наследственное, а потому сыновья каждого духовно­го лица могут заступить по своему произволу вместо своего отца, если знание ими арабского языка и Алкорана к этому допускает, или перейти опять в то сословие, откуда происходил их родитель, за исключением крепостного сословия; в таком случае, если отец поступил в духовный сан из крестьян, то дети причисляются к простому свободному сословию народа.

82. За преступления лица духовного сословия судятся шариатом и подвергаются взысканию по Алкорану. Муэдзины, сафута и иджако судятся муллой, а этот послед­ний — эфенди.

83. За воровство и прелюбодеяние духовное лицо лишается своего сана и, сверх того, платит штраф.

84. Если суд над кем бы то ни было производится по шариату, то обвиненный, сверх пени, наложенной на него к уплате обидчику, платит определенный Алкора­ном штраф и духовному лицу, производящему суд.

85. Духовные лица, кроме того, что получают разную плату от своих прихожан: за обрезание, венчание и погребение, еще получают от них особенную известную плату в виде подати.

e) Права простого свободного народа

86. Хотя это сословие признает над собой в некоторой степени власть, не только князей и старшин, но и узденей, на землях которых оно живет, однако, в этой власти нет ничего определенного и точного, и этот класс людей пользуется, можно сказать, одинаковой свободой с сословиями узденей и духовенства.

87. Простой свободный народ пользуется правом наравне с узденями, имеет сво­их крестьян, как достающихся им по наследству, так и приобретенных покупкой, и распоряжается ими и их имуществом, как своей собственностью.

88. Простой свободный народ, кроме того, что по доброй воле и не по принуж­дению производит разные сельские работы тем князьям, старшинам и узденям, на земле которых это сословие живет, другой подати не платит, а между тем пользуется свободно полями, лугами и выгонными местами.

89. По принятому обычаю, князья и старшины хотя имеют исключительное пра­во перед узденями брать у простого свободного народа скот и разные другие вещи, но за взятое должны или отдаривать, или платить деньгами.

90. B противном же случае каждый из простого свободного класса народа имеет право оставить своего князя и искать себе удовлетворения у того князя, к которому он перейдет на жительство. Нередко случалось, что это сословие народа, по случаю неудовлетворения князьями за подобные поборы, несколькими семействами остав­ляло прежнего своего владельца и переходило к новому.

91. Мужчины простого свободного народа могут жениться не иначе как на девицах того же сословия; эти же последние могут выходить замуж не только за узденей, но и князей, и старшин, которые платят родителям или воспитателям их условленный калым.

92. Простой свободный народ имеет голос в народных собраниях, посылая на оные от себя представителей, мнения и решения которых исполняются беспрекословно.

f) Состояние крепостного класса народа

93. Крепостной класс народа находится в полной и безграничной зависимости у своих владельцев, повинуясь им слепо, исполняя все работы по их приказанию и перенося безропотно и терпеливо сами наказания.

94. Ha владельцев своих, какого бы состояния они ни были, крестьяне не имеют права приносить жалоб.

95. Крепостные люди не имеют своей собственности, но все необходимое для пропитания доставляется их владельцами. Так, с обрабатываемых полей они полу­чают часть хлеба и во время сенокосов известное число копен сена.

96. Крепостные люди могут получать свободу или по воле своих владельцев, или по доказательствам о своем происхождении.

97. Крестьяне женятся на крепостных девках или вдовах, и не иначе как с дозво­ления своих владельцев, которые за них платят калым в таком случае, если с согла­сия своего господина крестьянин женится на крестьянке другого владельца. По воле своих господ крестьянки могут быть выдаваемы замуж за крепостных людей.

98. Крепостной класс народа не имеет права лично искать и отвечать на суде, но их судьями и защитниками являются владельцы, которые обязаны, в случае обвине­ния крестьянина в каком-либо преступлении, платить за него штраф.

99. Крепостные люди участвуют в набегах не иначе как с дозволения своего вла­дельца, но это делается ими весьма редко, потому что каждый владелец дорожит своими крестьянами как людьми, доставляющими ему самые большие выгоды.

<< | >>
Источник: Ф.И. Леонтович. Кавказ: Адаты горских народов. — Нальчик,2010. Вып. IV. — 384 с.. 2010

Еще по теме Г л а в а II. Об образе правления вообще у горских племен и о правах князей, старшин, узденей, духовенства, простого свободного народа и крепостного класса:

  1. Г л а в а II. Об образе правления вообще у горских племен и о правах князей, старшин, узденей, духовенства, простого свободного народа и крепостного класса
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -