ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Любовь к Родине и патриотиз

Вопрос «Отличается ли любовь к Родине от патриотизма?» в анкете шел последним и, видимо, поэтому до него «добрались» лишь 77 респондентов из 200. Из этих 77 почти две трети (50) ответили на него утвердительно и 27 – отрицательно.

Как и можно было ожидать, здесь наблюдается определенная корреляция: любовь к Родине не отличают от патриотизма преимущественно те респонденты, для которых ничем не отличаются слова «родина», «отечество» и «отчизна», т.е. в значительной мере лишенные чувства языка – 10 из 27: «для меня эти понятия (Родина, Отечество и Отчизна – С.В.) синонимичны, поэтому любовь к ним одинакова»; «любовь к Родине и патриотизм – это одно и то же».

В ответах 9 респондентов отличия любви к Родине от патриотизма никак не конкретизируются – эти понятия «отличаются» и все тут, в лучшем случае говорится, что «можно любить родину и не быть патриотом».

В трех ответах любовь к родине понимается исключительно как любовь к малой родине и в качестве таковой противопоставляется патриотизму как любви к Родине большой: «Патриотизм – чувство уважения и долга к той стране, где ты родился, любовь к Родине – это любовь к месту, где ты родился»; «Можно любить малую родину и не любить страну в целом»; «Патриотизм – это только русское, а любовь к родине – это любовь к родным местам».

В пяти ответах любовь к Родине и патриотизм «разводятся» количественно, по степени переживания патриотического чувства: «Патриотизм – это намного больше, чем любовь к Родине»; «Патриотизм – это когда переживаешь и болеешь за свою страну, гордишься ею, а любовь к Родине – просто нравится и все»; «Любовь к родине и патриотизм отличаются лишь степенью влюбленности и отдачи. Патриот – это тот, кто за родину, отечество, отчизну отдаст все и свою жизнь».

В одном ответе отмечается, что патриотизм и любовь к родине отличаются стилевым регистром («Любовь к родине отличается от патриотизма лишь дискурсным употреблением»), а в трех ответах основания разделения этих понятий не поддаются классификации: «Патриотизм – это вера в родину, а любить – значит относиться со всей душой»; «Под патриотизмом можно понимать и проявление уважения к своей стране, под любовью к Родине я понимаю какое-то самопожертвование»; «Любовь к родине – соблюдение всех норм и законов государства, патриотизм – защита своего народа, языка, обычаев, традиций».

Однако большая часть ответов (29 из 50), в которых «разводятся» патриотизм и любовь к Родине, так или иначе связывается с разделением Родины на этническую и гражданскую – Отечество.

В 18 ответах любовь к родине как пассивное чувство, входящее в число характеристик эмоционально-аксиологического блока, противопоставляется патриотизму как деятельности на благо родной страны, входящей в число признаков императивно-праксеологического блока, и, тем самым, косвенно подтверждается этническая сущность первой и гражданская – второго: «Любовь к родине – эмоция, патриотизм – материальное выражение первой»; «Любовь к родине – это чувство, а патриотизм – это конкретные дела на пользу родине и горячее отстаивание её интересов»; «Любовь к Родине – это любовь к полям и лесам, патриотизм – стремление защищать и оберегать»; «Родину можно просто любить, патриотизм означает ответственность, делать что-то полезное для своей страны»; «Патриотизм предполагает действие, поступок, он активен, любовь к родине может быть пассивным чувством»; «Патриотизм – это подтвержденная конкретными делами любовь к родине»; «Патриотизм – это отдача своих сил и самого себя на благо своей страны, а любовь к родине – это чувство, которое можно испытывать и не быть патриотом»; «Любовь к родине – чувство преданности стране, патриотизм – чувство долга за страну»; «Патриот готов умереть, защищая честь своей родины, а любящий её будет писать о ней стихи».

Еще в 11 ответах противопоставление любви к родине патриотизму осуществляется через противопоставление отдельных признаков этнической и гражданской родин: ориентации на государство или на природу и культуру родной страны – «Любовь к родине может выражаться в привязанности к родным местам, к природе, образу жизни, людям, а патриотизм – готовность пожертвовать чем-либо ради государства»; «В отличие от патриотизма, любовь к родине не привязана к государству»; в ориентации на страну рождения и страну проживания (гражданства) – «Можно любить места, где родился, но жить в другой стране, а патриотизм предполагает веру в свое Отечество и полную отдачу ему»; «Любовь к родине может проявляться в том, что, живя в одной стране, принимая её законы, можно оставаться верным той стране, в которой родился»; «Любовь к родине – это забота о ней, уважение к ней, даже если ты там и не живешь»; «Патриотизм значит, что если ты живешь в определенной стране, как минимум, ты должен уважать её и её граждан»; в требовании лояльности со стороны родного государства – «Любовь к родине – это чувство, которое не зависит от обстоятельств и внешних условий, а патриотизм должен чем-то подкрепляться со стороны самой родины»; в степени «воспитуемости» – «Любовь к родине – это человеческое чувство, которое возникает в процессе становления личности, патриотизм же может воспитываться и прививаться обществом, культурой, СМИ»; в политической ангажированности/неангажированности – «Патриотизм – глобальная форма любви к Родине, часто политически ангажированная»; в зависимости/независимости от успехов и достижений родной страны – «Я люблю родину, какой бы она ни была, а патриотизм – это значит, что своя родина самая лучшая и высокая».

Следует заметить, что в целом «патриотический настрой» респондентов в достаточной степени высок: всего лишь в 10 ответах из 200 (5%) содержатся критические замечания в адрес родной страны и сомнения в собственной любви к ней, что заметно отличает их от граждан Западной Европы, из которых около половины не готовы защищать свою страну с оружием в руках в случае угрозы национальной безопасности (см.: Малахов 2005: 308).

Как и можно было предполагать, относительно своей «малой родины», с которой связаны самые теплые детские воспоминания, никто из респондентов не сказал ни одного худого слова.

Лишь одна респондентка прямо заявила об отсутствии у неё чувства патриотизма, и то, потому что она рассматривает Россию как «вторую родину» – страну проживания: «Я не являюсь патриотом своей страны, так как родилась в Венгрии и хочу туда уехать», заметив при этом, тем не менее, что «наша страна очень богата, но меньше всего здесь ценится человек, и подрастающее поколение воспитано так, что любовь к родине отсутствует изначально». Еще один респондент ставит под сомнение свою любовь к Родине («Сказать, что я не люблю свою Родину, наверное, будет слишком резко, но в любом случае слово “люблю” к ней тоже не применимо»), его не устраивает национальный характер россиян («Я очень часто не согласен с менталитетом России») и для него «словосочетание “Родина-мать” просто смешно», так как «на этой родине очень жесткий естественный отбор и добиться всего очень тяжело».

В большинстве же ответов содержатся сетования на «упадок патриотизма на Руси» и рассуждения о его причинах, которые видятся, главным образом в несовершенстве «гражданской Родины» в лице государства и в отсутствии сформированной гражданской нации: «Все эти три понятия (Родина, Отечество, Отчизна – С.В.) утратили для меня свой смысл и энергетику, они для меня ничего не означают»; «В наше время такого понятия как “Родина” практически не существует, так как нет такой обязательной составляющей, как “народ, объединённый одной общей идеей”, равнение на Запад практически истребило любовь к своей стране, потому что никто абсолютно не привязан к Родине и легко может поменять её на определенную сумму денег»; «В современном суровом мире трудно оставаться патриотом своей родины, так как отношение государства к населению недостойно»; «Наше поколение далеко не патриотично: все это происходит от неравноправия, сильной расслоённости общества».

Сопоставление результатов опроса респондентов относительно содержания единиц «патриотической триады» с данными основных лексикографических источников свидетельствует о возврате ситуации с «малой» и «большой» родинами где-то в середине 19-го века, когда «малая родина» в лексическом представлении стояла на первом месте. В то же самое время стилистические характеристики «родины», «отечества» и «отчизны» остались неизменными: наиболее маркированной из них остается «отчизна», наименее – «родина».

Сопоставление этих результатов с представлением идеи патриотизма в русской и советской гражданской лирике (см.: Воркачев 2007б; 2007в; 2007г) показывает, прежде всего, что в своей базовой части любовь к Родине как одна из основных русских этнических констант существенных изменений не претерпела.

Из содержания большинства ответов следует, что русский патриотизм по-прежнему носит преимущественно «примордиалистский» характер – Родина воспринимается как нечто существующее извечно, до человека и после него, связь с ней неразрывна и чуть ли не утробна, а любовь и верность – «абсолютное принятие» и готовность прощать – «встроены» в семантику самого слова: «Я люблю родину, какой бы она ни была»; «Тебе все равно, плохо в стране или хорошо, ты в любом случае будешь испытывать позитивные чувства к своей стране, потому что… просто это твоя страна»; «Родина – это навсегда»; «Это страна, которая может ничего не давать, ты все равно её уважаешь и без неё не можешь существовать»; «Я люблю Родину за то, что я здесь родился». Наверное, именно поэтому «как бы в России ни было плохо, люди, которые в ней живут, всегда будут шутить, смеяться и не унывать – вот за все это я люблю свое Отечество».

Никуда не исчезла и лермонтовская «странность» русской любви к родине: разделение последней на этническую (народ и землю) и гражданскую (государство и правительство): «отечество – это то, за что можно умереть (но не правительство)»; «понятие “Родина” не ассоциируется в моем сознании с Россией как с государством».

Хоть и в ослабленном виде, идея патриотизма сохраняет свою мобилизующую силу («Родина – это то понятие, которое в трудное время сплачивает людей и заставляет их идти к общей цели»), однако чувство гордости за свою страну в значительной мере ослабло: «Ну нет у меня гордости за наши настоящие заслуги – все заслуги, я думаю, остались в прошлом»; «Я считаю себя настоящим патриотом своей Родины и очень её люблю, но со временем чувство гордости за неё исчезло».

Наиболее же значимым «новообразованием» здесь представляется требование взаимности со стороны своей «гражданской Родины» и зачатки трансформации патриотизма в лояльность по отношению к ней (ср.: «лояльный – держащийся формально в пределах законности, в пределах благожелательно-нейтрального, как бы безразличного отношения к кому/чему-нибудь» – Ожегов 1953: 291): «Патриотизм, на мой взгляд, должен чем-то подкрепляться со стороны самой родины: у человека должна быть уверенность в том, что родина не оставит его в трудную минуту, должна присутствовать определенная гарантия не только обязанностей, но также прав и свобод»; «Отчизна – это то, за что люди могут пожертвовать чем-то очень большим, но в том случае, если эта отчизна заботится о них»; «Не хочу быть патриотом страны, которой я не нужна и не нужна моя семья».

<< | >>
Источник: Воркачев С. Г.. Идея патриотизма в русской лингвокультуре:монография. Волгоград: Парадигма,2008. – 199 с.. 2008

Еще по теме Любовь к Родине и патриотиз:

  1. ПАТРИОТИЗМ
  2. 2.2 «Отечество славлю, которое есть»
  3. 2.3 «Родная родина
  4. 2.3.1 Паремиология родины
  5. 2.3.3 Слово «родина»
  6. 2.4 «Кубань, ты наша родина»
  7. 2.5 «Что же будет с Родиной и с нами?»
  8. Любовь к Родине и патриотиз
  9. 2.7 «Геном» Родины: метаморфозы метафоры
  10. 2.8 «Любовь, которая никогда не бывает взаимной»
  11. Глава десятая. О патриотизме
  12. ЛЮБОВЬ
  13. ПАТРИОТИЗМ
  14. 15.5. Патриотизм, национализм, шовинизм
  15. Любовь к «закону и порядку» и пристрастие к ругательствам
  16. Пути и средства воспитания советского патриотизм
  17. § 2. Воспитание социалистического патриотизмаи интернационализма
  18. Глава 5. Идеи космополитизма в Новой и Новейшей Европе.
  19. Вопрос 8 Национальная (этническая) идентичность в современном мире. Этническая идентичность, патриотизм, национализм и космополитизм.