<<
>>

Финансирование высшего профессионального образования в зарубежных странах

Последние годы характеризуются резким повышением активности исследований в области финансирования высшего образования. Актуальность таких исследований диктуется необходимостью принимать взвешенные решения в процессе радикальных реформ системы распределения государственных финансовых средств для университетов практически во всех странах Европы и Юго-Восточной Азии.

Эти реформы должны способствовать преодолению недостатков существующей системы, которая слишком запутана и не увязана с текущими тенденциями в высшем образовании, призванном обеспечивать конкурентоспособность выпускников на глобальном рынке труда.

Во всем мире спрос на высшее образование растет более быстрыми темпами, чем возможности государств выделять адекватные бюджетные средства для удовлетворительного развития этой сферы. В статье «Инновации в распределении общественных фондов» [26] Дж. Салмин, координатор Всемирного банка, и А. Хаупман, независимый консультант по вопросам образования. Однако в структуре государственного финансирования социальной сферы высшее образование сегодня находится не на первом месте.

Для целей расширения источников финансирования высшей школы во многих странах внедряются новые формы выделения бюджетных средств отдельным вузам. Среди таких инноваций авторы выделяют следующие.

1. Переход к системе формального распределения средств на текущие расходы и капитальные инвестиции вузов по формулам.

2. Создание и внедрение ваучерной системы, при которой бюджетные средства распределяются между вузами через ваучеры, выдаваемые всем выпускникам средних школ.

3. Использование механизмов финансирования, основанного на учете отдельных показателей деятельности вузов (заключение контрактов на конкурсной основе между государством и вузом с учетом качественных показателей, различные формы прямого выделения средств по результатам деятельности).

4. Введение различных схем финансовой помощи нуждающимся или одаренным студентам (гранты, субсидии).

5. Налоговые льготы для студентов и их семей.

6. Студенческие кредиты, различные схемы погашения задолженности, в которых сроки выплат увязаны с размерами кредитов и уровнем доходов выпускников вузов.

Однако на пути внедрения указанных нововведений, отмечают авторы, существуют значительные трудности, в том числе связанные с административными системами, отсутствием прозрачности процедур, политической ситуацией.

В исследовании Н. Барра «Высшее образование: способы и источники финансирования» [3] затрагиваются вопросы участия государства в финансировании образования, централизованного планирования высшего образования и образовательных кредитов. В статье также приведено описание возможных способов финансирования и опыт США, Великобритании, Швеции, Австралии и других стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в этой области.

Автор отмечает, что государство может финансировать непосредственно образовательные учреждения через трансферты или предоставляя налоговые льготы. Размер трансфертов зависит от затрат на предоставление образовательных услуг (однако точно определить эти затраты сложно); от результатов образования, например от числа выпускников (проблема заключается в несоответствии количества выпускников и качества их знаний требованиям рынка труда); от определенных договоренностей и от политической ситуации. Государство может финансировать студентов через ваучеры или гранты на обучение, а также через образовательные кредиты (условия возврата — в денежной форме или в форме отработки по распределению).

По результатам работы Н. Барр делает два важных вывода. Во- первых, систему финансирования высшего образования следует формировать согласованно и последовательно, а не как смесь ориентированных на разные цели стратегий. Во-вторых, при финансировании нельзя ориентироваться только на один ресурс.

У.О. Браун в статье «Источники финансирования и их воздействие на качество образования в высшей школе» [5] исследует зависимость между оценкой студентами качества преподавания и источниками доходов учебного заведения.

Полученные им результаты указывают на то, что использование частных субсидий ассоциируется с более высокими оценками качества преподавания, а большее использование государственных субсидий, напротив, приводит к более низким оценкам. Результаты государственного финансирования зависят от целей государственной политики. Если целью является повышение качества преподавания, то потребуется выработка альтернативных политических концепций. Однако если же целью является повышение доступности образования или поддержка фундаментальных исследований, то эти альтернативные подходы, возможно, излишни.

Традиционное представление о высшем образовании как об общественном благе, по исследованиям П. Экель, Л. Кутюрье и Д. Луу «Рынки, отчетность и приватизация в сфере высшего образования США» [35], меняется представлением о высшем образовании как о преимущественно индивидуальном благе. Процесс обновления высшего образования сопровождается децентрализацией и дерегулированием системы оплаты обучения, введением ваучерной системы, созданием чартерных колледжей, использованием гибридных статусов публичного/независимого учебного заведения для сохранения сложившихся связей.

Авторы указывают, что эти перемены ведут к ликвидации различий между общедоступными и частными университетами. Общедоступные университеты начинают функционировать как частные, а частные университеты активизируют борьбу за доступ к государственным программам финансовой помощи студентам, а также за бюджетное финансирование капитальных затрат.

Кумулятивный эффект в рыночных условиях может негативно сказаться, в первую очередь, на выполнении университетами их социальной функции — повышении доступности и эффективности образования.

Общемировая тенденция, по мнению К. Солерно, ведущего сотрудника Центра исследования политики в сфере высшего образования (CHEPS) Университета Твенте (Нидерланды), — переложение на плечи студентов и их родителей основного бремени финансирования высшего образования. Однако положительный опыт распределения расходов как долгосрочной финансовой стратегии англоязычных стран (США, Великобритании, Австралии) не может служить примером для развивающихся стран.

В статье «Распределение затрат в высшем образовании: экономическая опасность для развивающихся стран» [31] К. Солерно приводит три фундаментальных отличия в распределении расходов на высшее образование в развитых и развивающихся странах.

1. В США все студенты как общедоступных, так и частных университетов получают субсидии для оплаты обучения. Во многих развивающихся странах субсидии получает незначительное число студентов, как правило, наиболее успевающие.

2. В развитых странах доходы от оплаты обучения преимущественно достаются государственным вузам. В развивающихся странах получателями соответствующих средств являются частные вузы.

3. В развитых странах существуют схемы финансовой поддержки студентов и погашения задолженности по студенческим кредитам, что существенно снижает бремя расходов на высшее образование. В развивающихся странах с введением платы за обучение не существует адекватной системы предоставления грантов и студенческих кредитов.

Эти различия в распределении расходов на образование между государством и индивидами, по мнению К. Солерно, в развивающихся странах ведут к углублению социального неравенства.

В статье предложены возможные альтернативы существующей системе распределения расходов — переход от системы субсидирования вузов на основе успеваемости студентов к системе субсидирования нуждающихся студентов, создание механизма более равномерного распределения субсидий или схем кредитования студентов с использованием нетрадиционных форм погашения кредитов (за счет долговых обязательств, векселей, удержания налогов).

Автор отмечает, что частное финансирование высшего образования не является панацеей от всех проблем высшего образования в развивающихся странах. Сегодня необходимо более сбалансированное соотношение между государственным и частым финансированием.

На современное развитие систем высшего образования, по мнению авторов работы «Основные тенденции государственной политики в сфере высшего образования в странах ОЭСР» [6] В.С.

Вахштайна, Б.В. Железова и Т.А. Мешковой, воздействуют глобальные факторы, которые характерны для всех 30 стран — членов ОЭСР, а также значительной части стран — партнеров ОЭСР. Они задают основные направления государственной политики в сфере высшего образования: повышение доступности образования, повышение качества образования, повышение финансовой эффективности. Последнее, по сути, означает стремление к максимальному удовлетворению первых двух требований в условиях бюджетных ограничений.

В странах ОЭСР авторы статьи различают два подхода к оплате высшего образования. Первый — стоимость обучения государство оплачивает вузам, а студентам выплачивает стипендии или гранты (Норвегия, Швеция, Ирландия, Германия). Второй — обучение оплачивают студенты, которые получают от государства либо грант (Голландия), либо долгосрочный заем (США, Великобритания). Во всех случаях в основе финансирования вузов лежит подушевая оплата обучения студентов, и финансовая стабильность вузов зависит от их количества.

Во всех странах ОЭСР со стороны государства ужесточаются требования к университетам по «целевому» использованию бюджетных средств. На практике это часто приводит к сокращению расходов на исследовательскую деятельность и обновление основных фондов, что стимулирует финансовую и предпринимательскую деятельность вузов, вынуждает их конкурировать между собой за бюджетные средства и искать внебюджетные источники.

В последнее время распространенной формой финансирования вузов становятся блок-гранты, включающие текущие административные расходы, расходы на исследовательскую деятельность, амортизацию и обновление основных фондов. Расходы на обучение в ряде стран включаются в блок-гранты исходя из согласованных квот на основе данных предыдущих лет с использованием коэффициентов (рекуррентное финансирование). Однако в последние годы финансирование исследований все более происходит на основе целевых грантов или субсидий на конкурсной основе, что допускает меньшую, по сравнению с блок-грантами, свободу в распределении средств.

Авторы отмечают, что государственная поддержка вузов в странах ОЭСР охватывает практически всю их деятельность — проводятся консультации и тренинги по финансовому и административному управлению, государство проводит политику поощрения софинансирования исследовательской деятельности, развития платных дополнительных образовательных услуг и их торговлю на международном рынке.

В статье «Субсидии, рыночная власть и образовательная среда: особенности экономики высшего образования» [7] Г. Винстон рассматривает вопросы рынка образовательных услуг, в том числе и схемы финансирования высшего образования.

Автор отмечает, что государственная политика не всегда совпадает с интересами самих вузов. Государственная политика европейских стран, направленная на расширение доступности высшего образования, натолкнулась на резкое сокращение финансирования высшего образования, что привело к оттоку студентов в Англию и США. Для выхода из создавшегося положения Г. Винстон предлагает:

• расширить источники финансирования (уравнять положение государственных и частных вузов, ввести оплату части издержек самими студентами, проводить коммерческие проекты, использовать доходы от инвестиций, привлекать дополнительных студентов);

• повысить эффективность используемых средств (упростить административную структуру, передать хозяйственные функции другим организациям, финансировать по результатам, ориентировать вузы на определенную нишу образовательных услуг).

Яндхиала Б.Г. Тилак из Национального института планирования и управления образованием Индии выделяет несколько главных тенденций, связанных с финансированием высшего образования в развитых и развивающихся странах мира [32].

Первая тенденция — сокращение доли расходов государства на эту сферу. Наряду с сокращением средств, отмечает автор, произошли перемены и в самой системе финансирования:

• предоставление финансовых ресурсов «общей суммой» или «блочным» грантом плюс предоставление средств исходя из объемов приема;

• финансирование, учитывающее число учащихся, плюс субсидии на исследования;

• выделение «блочного» гранта плюс средств на стимулирование исследований;

• предоставление «блочных» субсидий плюс конкурсный грант;

• конкурсный грант с учетом объема средств, заработанных университетом нетрадиционными путями.

Вторая тенденция — усилия, направленные на увеличение возврата средств за счет введения платы за обучение в тех обществах, где высшее образование традиционно было бесплатным, или рост размеров платы там, где такая практика уже существовала. Между тем, по данным Яндхиала Б.Г. Тилака, ни оплата обучения, ни все другие виды поступлений от студентов не могут составить существенную долю доходов университетов.

Третья тенденция — финансирование высшего образования, которое уже принято во многих странах, через студенческие ссуды. Программы ссуд весьма популярны, хотя кредитование как механизм финансирования образования имеет свои слабые стороны, не говоря уже о низких нормах возврата.

Четвертая тенденция — правительства все более склоняют общественные университеты к получению внебюджетных средств через организацию частно-государственных партнерств, выполнение договорных работ в области фундаментальных и прикладных исследований, вложения в эндаументы вузов и т.д.

Пятая тенденция — приватизация, в частности, усиление поддержки со стороны потребителей (студентов и бывших выпускников) частных высших учебных заведений.

Шестая тенденция — сокращение государственных средств вынуждает вузы в поисках ресурсов пересекать границы своих стран. Привлечение иностранных студентов, плата за обучение которых выше затрат на обучение местных студентов (поскольку в этом случае включает частичное субсидирование), приносит прибыль.

В исследовании Л.Л. Хольвега «Образовательные кредиты — рынок будущего» [33] рассматривается один из аспектов финансирования высшего образования. Как отмечает автор, в условиях ограниченности финансовых возможностей государства и расширения платного образования распространение в мире получают альтернативные схемы финансирования обучения в вузах, в частности, практика банковского кредитования.

В США именно кредиты, а не стипендии, являются для студентов важнейшим источником финансовой помощи. Ядром системы финансирования высшего образования являются кредитно-финансовые учреждения, однако образовательные кредиты обеспечиваются гарантиями правительств. Для снижения рисков используется законодательное регулирование, в соответствии с которым гарантируемые государством кредиты выдаются студентам таких вузов, в которых процент потерь от невозврата не превышает определенную норму. Показатель трудоустройства выпускников (placement rate) является инструментом такого регулирования.

В Германии опыт кредитования пока невелик. Без поручительства государства для многих банков кредитование студентов слишком рискованно. Помимо этого в статье рассматриваются проблемы частного образовательного кредитования, модели банковского образовательного кредитования и примерные договора.

В статье Д.Б. Джонстоуна «Студенческие кредиты в РФ: варианты политики» [12] рассматриваются вопросы, связанные с применением в Российской Федерации программы студенческого кредитования. Основное внимание автор уделяет вопросам разделения расходов на образование между участниками образовательного процесса. Рассматриваются основные формы студенческих ссуд, которые используются во всем мире, и доля участия государства в студенческом кредитовании. В статье анализируются шаги, предпринятые Россией на пути к созданию студенческой программы кредитования, и рассматривается вопрос применимости в России популярной модели ссуды, обусловленной доходами.

В ряде работ рассматриваются вопросы национальных систем образования. Так, например, в статье «Финансирование высшего образования в Словении: объективность и эффективность» [4] М. Бевк затрагивает вопросы становления и развития базового высшего образования в Словении, эффективность существующей системы финансирования образования, возможность и необходимость увеличения частного финансирования образования. Система финансирования национального высшего образования предполагает бюджетное финансирование очного обучения и полную оплату заочного обучения, государственную поддержку студентов в виде стипендий, ограничение доступа к очному обучению и полное отсутствие ограничений к заочному обучению. Это приводит к ограничению доступности высшего образования и снижению качества обучения. Предлагается ввести частичное финансирование очного отделения путем оплаты обучения студентами (10—30% учебных расходов) и государственных студенческих займов на основе будущего дохода выпускников.

Система высшего профессионального образования в Мексике анализируется в статье И.Г. Житовской «Высшее образование в Мексике: четверть века реформ» [13]. Начало реформ в национальном высшем образовании положили студенческие выступления в конце 1960-х гг. Однако экономический кризис 1982 г. привел к резкому сокращению государственного финансирования высшего образования. Политика государства была направлена на диверсификацию высшего образования, поиск альтернативных источников финансирования, повышение эффективности вложений, разработку системы оценок работы вузов. Первые годы реформ показали, что ориентация государственной политики при финансировании высшей школы исключительно на рыночные стимулы чревато негативными последствиями для системы высшего образования. Началась разработка стратегии модернизации высшего образования, которая выглядит следующим образом:

• федеральный бюджет и бюджеты штатов являются основными источниками финансирования вузов, кроме того, государство субсидирует отдельные учебные программы, исследовательские проекты, проекты развития инфраструктуры и стипендии студентам частных вузов;

• финансирование вузов государством осуществляется на основе договоров. Размеры финансирования определяются исходя из «исторически достигнутого уровня» с учетом поправочных коэффициентов, т.е. фактически от уровня расходов либо прошлого года, либо года, в котором за последние 10 лет был самый высокий уровень расходов.

В настоящее время разработана программа развития национального высшего образования, которая направлена на обеспечение доступности образования, повышение его эффективности и совершенствование управления деятельности вузов.

Расширение доступности обеспечивается Национальной программой стипендий при финансовой поддержке Всемирного банка. Кроме того, создание новых технологических университетов финансируется совместно федеральными властями и властями штатов.

В целях повышения качества образования используются специальные схемы финансирования инновационных учебных и исследовательских программ. Однако в условиях автономии университетов государство не в состоянии в полной мере решить поставленные задачи.

У. Келли, Д. Маклин, Й. Макникол в исследовании «Роль высших учебных заведений в экономическом развитии Великобритании» [16] отмечают важность высшего образования для развития человеческого капитала и повышения конкурентоспособности бизнеса, рынка высококвалифицированной рабочей силы. Все это способствует росту экономического потенциала страны, а также повышению социального и культурного развития нации в целом и отдельных регионов.

Проведенные исследования свидетельствуют, что государственное финансирование высшего образования в Великобритании является основным источником доходов вузов. На его долю приходится 61% всех финансовых доходов, из них 13% предоставляется вузам на конкурсной основе за предоставление различных услуг.

Авторы различают несколько типов доходов: финансовые гранты, плату за обучение и образовательные гранты, исследовательские гранты и контракты, другие услуги, другие доходы — пожертвования и проценты. Источники финансирования подразделяются на государственные, частные и международные.

Характеристика японской системы высшего образования приводится в материале «Перемены в Японии» [22] Фумихиро Маруямы из Центра финансирования и менеджмента Национального университета.

Начиная с весны 2004 г. каждый из 87 национальных университетов страны наделен статусом независимой корпорации, до этого национальные университеты были государственными учреждениями и финансировались исключительно из государственного бюджета. Сейчас Министерство просвещения страны финансирует приблизительно половину текущих расходов университетов в виде «блокового» гранта, размеры которого определяются исходя из численности академического персонала и студентов. Вторую же половину средств составляют доходы от работы университетских больниц, платы за обучение, доходы от реализации конкурентоспособных проектных решений; средства, поступающие от частных дарителей, исследовательских контрактов с местными органами власти и частными фирмами и т.д. Все эти доходы университет может использовать по своему усмотрению, экономить, переносить на следующий год и т.п. Кроме того, он может устанавливать размер платы за обучение, на 10% превышающий уровень, определенный стандартом Министерства, независимо от изучаемой области знания.

Министерство расширило типы исследовательских фондов. Субсидии на исследования предлагаются как национальным, так и частным учебным заведениям и распределяются на основе анализа заявок и экспертизы.

Изменилась политика распределения ресурсов, основанная ранее на численности штатов и студентов. Теперь перешли к практике, в основе которой лежат большая конкурентоспособность и проектная обоснованность.

Текущая национальная реформа университетов в известной мере перекликается с изменениями в сфере высшего образования в некоторых европейских странах: укрепляется международная конкурентоспособность университетов за счет использования меньших государственных средств через комбинацию различных подходов; проходит дерегуляция институционального менеджмента и концентрация власти на уровне президента; усиливается целевой правительственный контроль путем оценки достижений; делается акцент на новых формах общественного управления и усиливается ответственность перед учредителями.

В статье «Нидерланды: новации последних лет» [11] Б. Джонгблоед (Центр политических исследований высшего образования, Университет Твента) приводит характеристику высшего образования в Нидерландах, в том числе рассматривает и вопросы финансирования. За основу взята система высшего образования Австралии и Великобритании. В настоящее время высшие учебные учреждения финансируются, используя схему «supply-driven», которая предусматривает выделение средств на образовательную и исследовательскую деятельность по формуле на основе численности выпускников. Однако, замечает автор, при финансировании университетов не учитываются ни оценки выполненных исследований, ни социальные потребности.

Начиная с 2007 г. проводится реформа образования страны. Цель реформы высшего образования состоит в том, чтобы трансформировать высшее образование в более дифференцированную и рыночно развивающуюся систему, в условиях которой студенты и учебные заведения будут пользоваться большей свободой и при этом нести большую ответственность за принимаемые решения, что обусловлено требованиями как экономического, так и социального развития. Будет вводиться система учебных прав (ваучеров). При этом каждый студент получит установленное их количество и сможет самостоятельно использовать, чтобы иметь возможность «покупать образование». Однако он должен сделать это за определенное время. Студентам, которые исчерпают возможности ваучера, придется платить за обучение более высокие суммы. Впрочем, система студенческой поддержки по-прежнему будет предоставлять возможность получения ссуд и кредитов, доступных студентам (по австралийскому образцу). Вузы получат финансирование из общественных фондов исходя из объемов приема студентов, которые располагают правом на обучение. Основная идея нововведения заключается в том, что увеличение конкуренции повлечет за собой повышение качества и эффективности обучения. Вдобавок ко всему при определении объемов финансирования частично будет учитываться и количество присуждаемых степеней. Контрактная система выполнения работ, а также система эталонных тестов, позволяющая получать представление о результатах обучения, дадут возможность, как ожидается, добиться большей прозрачности и ответственности вузов за результаты своей деятельности.

Новый закон о высшем образовании преобразует высшие учебные заведения в частные структуры. При этом пока неизвестно, насколько защищенными в новых условиях окажутся доступность, качество и эффективность работы учебных заведений и станет ли более эффективной их предпринимательская деятельность. Может случиться и так, что правительство должно будет принять на себя большую долю ответственности за судьбы высшего образования.

В статье К. Хюфнера «Управление и финансирование высшего образования в Германии» [34] кратко описан общий ход развития немецкой системы высшего образования, а затем дается объяснение сложной схемы принятия решений по законодательным, административным и финансовым вопросам в Федеративной Республике Германии. Один из разделов статьи посвящен первым случаям приватизации в области высшего образования и возникшим в связи с этим законодательным и финансовым неясностям. Целый раздел содержит описание новой схемы финансирования на основе показателей качества. Эта схема обусловила значительные перемены в законодательном статусе и управленческих структурах высшего образования. Все эти действия являются мерами в рамках единой политики повышения конкурентоспособности немецкого высшего образования.

Вопросам приватизации в сфере высшего образования США посвящена работа К. Лайела и К. Селла «Фактическая приватизация общедоступного высшего образования в США» [19]. По мнению авторов, процесс приватизации вузовской системы носит спорадический процесс. Это происходит в ответ на сокращение государственного финансирования из федерального бюджета и бюджетов штатов. Стабилизировать свое финансовое положение вузам позволит диверсификация источников финансирования. Но в новых условиях рыночной системы необходимо обеспечить баланс всех финансирующих вузы сторон. Такой диалог отсутствует.

Негативные последствия такой приватизации авторы видят в том, что сокращение государственного финансирования вузов и поддержки студентов резко снижает доступность вузов для малообеспеченных студентов;

возникает возможность конфликтов между академическим сообществом и заказчиками научных исследований; сокращаются учебные программы; уменьшается способность формирования человеческого капитала.

Они предлагают свою политику в сфере высшего образования. Базовыми элементами новой политики должны стать: определение основных задач высшего образования; стратегия государственного финансирования одного студента; установление зависимости между платой за обучение и политикой финансовой помощи студентам; гибкость в управлении; соглашение о распределении выгод.

Содержание работы В.П. Николаева и Я.М. Дуткевича, директора Корпуса мира США в Украине, «Механизмы финансирования высшего образования» [23] — анализ зарубежных альтернатив финансирования высшего образования сквозь призму условий Украины. Авторы исследуют механизмы, с помощью которых государство выделяет ресурсы высшему образованию, обсуждаются также системы получения доходов из негосударственных источников и использование средств вузами при той или иной степени их самостоятельности.

Авторы пришли к выводу, что в большинстве развивающихся стран, к которым относится и Украина, именно государственная политика в вопросах организации и управления высшим образованием ставит учебные заведения в трудное финансовое положение. Происходящее в результате ухудшение может быть преодолено только с помощью предоставления учреждениям большей автономии в вопросах получения и расходования ресурсов.

Таким образом, в большинстве исследований подчеркивается необходимость трехкомпонентной модели бюджетного финансирования образования.

I. Финансирование по нормативам на одного обучающегося.

II. Стимулирующее финансирование — гранты на конкурсной основе, национальные проекты и аналогичные меры на региональном уровне.

III. Программное финансирование развития — развитие материальной базы, информатизация образования, развитие социальной инфраструктуры и т.д.

Бюджетное финансирование должно быть дополнено механизмами софинансирования вузов за счет частных источников на принципах партнерства.

Тенденции финансирования ВПО. К одной из основных характеристик системы финансирования высшего образования относится прежде всего объем денежных средств, затрачиваемых государством на высшее образование в валовом внутреннем продукте (ВВП). Этот показатель, взятый в среднем для стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), составлял в 2004 г. 1,8%. Только три страны — Канада, Корея и США — расходовали на высшее образование более 2% ВВП. В то же время в странах, не входящих по классификации ООН, в ОЭСР, — присоединившихся странах или странах-партнерах, которые в основном представлены развивающимися странами, в Ямайке доля расходов на высшее образование в ВВП составляла 2,4%, Чили — 2,2%, Малайзии — 2,1% и Израиле — 2,0%. Уровень общих расходов на образование в этих странах также выше среднего уровня [28].

Следует отметить, что Российская Федерация по уровню расходов на высшее образование в ВВП занимает последнее место — как среди стран членов ОЭСР, так и среди присоединившихся стран — 0,5%. По уровню расходов на все виды образования Россия занимает одно из последних мест, хотя уровень расходов на образование в ВВП постепенно, за исключением некоторого снижения в 2004 г., растет (см. табл. 1.1) [Там же].

Главной особенностью финансирования образования в развитых странах за период с 1995 по 2001 г., стало снижение темпов роста расходов на образование на одного учащегося по сравнению с темпом роста ВВП. Эта тенденция заслуживает особого внимания, поскольку до недавнего времени считалось, что увеличение расходов на одного учащегося непременно будет приводить к росту качества образования. Тем не менее результаты тестов по математическим и естественнонаучным дисциплинам в 11 странах ОЭСР за период с 1970 по 1995 г. показали ухудшение показателей, в то время как расходы на образование, выделяемые в расчете на одного учащегося, увеличились за этот же период более чем в 2 раза [8].

Уровень расходов на образование ВВП России

Таблица 1.1

2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г.
ВВП (млрд руб.) 13243,2 17048,1 21625,4 26879,8 32987,4
Затраты на образование (млрд руб.) 475,5 593,2 789,9 1033,3 1342,2
Доля затрат на образование в общем объеме ВВП (%) 3,59 3,48 3,65 3,84 4,07

Снижение расходов на одного учащегося отражает в первую очередь опережающий рост реальных доходов на душу населения, относительное снижение положения учителей по отношению к представителям других профессий, снижение уровня заработной платы, увеличение численности и длительный период обучения в системе высшего образования. Примером невысокого уровня расходов и в то же время высокого уровня успеваемости являются такие страны, как Австралия, Финляндия, Ирландия, Корея и Великобритания.

Государство является основным источником финансирования образовательных учреждений. На его долю в странах ОЭСР приходится в среднем 87,8%. Самый низкий уровень государственных расходов в этой группе стран у Южной Кореи — 57,1%, США — 68,2 и Японии — 75% [28]. Для развитых стран характерна высокая доля государственных расходов на образование всех уровней. В группе развивающихся стран можно также выделить страны с высокой долей государственного финансирования и очень низкой долей частного — это, как правило, страны находящиеся на начальном этапе своего экономического развития.

В то же время в таких странах, как Ямайка, Чили, Филиппины и Индонезия, доля государственного финансирования очень мала и составляет 53,9; 56,3; 59,1 и 64,2% соответственно.

В среднем по странам ОЭСР на финансирование из частных источников приходится 12,2%, из которых 9,2% — расходы населения, 4,2% — иные частные источники.

Государственные субсидии, покрывающие частное финансирование по всем видам образования, в среднем составляют 0,7%. Самая высокая доля государственного субсидирования в Мексике — 2,6%, а из присоединившихся стран у Израиля — 2,5%.

Как видно на рис. 1.1, высшие учебные заведения в большем объеме, чем иные образовательные учреждения, финансируются из частных источников, причем из частных средств, идущих на высшее образование.

При этом высока доля частных источников, идущих не от населения, а от различных организаций — 9,7%. В США на их долю приходится 32,1% всех расходов на высшее образование, как государственных, так и частных, в Южной Корее — 26,0%, в Канаде — 18,5 и в Австралии — 17,7%.

При разной доле частного финансирования высшего образования в различных странах общим является сохранение стабильного или растущего уровня государственных расходов при росте частных. Так, доля государственных расходов на образование в общих государственных расходах по странам ОЭСР за период с 1995 по 2001 г. выросла в среднем с 11,8 до 12,7% [Там же].

Источник: ОЭСР. См. Приложение 3 для дополнений. Табл. 6 (www.oecd.org/ edu/eag2004).

Рис. 1.1. Доля государственных и частных источников в финансировании высшего образования в странах ОЭСР после трансфертов из государственных источников в 2001 г. (%)

В структуре расходов на высшее образование частные расходы на блага, непосредственно не связанные с образовательными учреждениями, составляют в среднем по странам ОЭСР 0,23% ВВП, или одну пятую всех расходов на высшее образование, суммарные расходы на научно-исследовательские работы в учреждениях высшего образования — 0,35% ВВП — или одну четвертую всех расходов, в то время как расходы на непосредственно образовательные услуги в высшем образовании — 0,99% ВВП.

Система субсидирования и грантов развита более всего в странах с развитым частным финансированием высшего образования. Государственные субсидии частным лицам и организациям также распространены главным образом в высшем образовании. Например, в странах ОЭСР на долю государственных субсидий частным лицам и организациям в общем объеме государственных расходов в среднем приходится 17,1%. Хотя в отдельных странах этот уровень существенно выше. Так, в Новой Зеландии на государственные субсидии частным лицам и организациям приходится почти половина всех государственных расходов — 47,7%, в Дании — 34,7, США — 37,4, Австралии — 32,9, Норвегии — 30,8, Швеции — 30,0%.

На стипендии и прочие гранты населению в среднем по странам ОЭСР государством расходуется 9,7% всех государственных расходов на высшее образование, хотя в Дании этот показатель составляет почти 30%, в Финляндии — 18,2%.

Государственное субсидирование займов в высшем образовании составляет 7,8% всех государственных расходов в среднем по странам ОЭСР Но в отдельных странах, преимущественно развитых в экономическом отношении, этот уровень также значительно выше. В Новой Зеландии он составляет 33,5%, а в США — 26,1%. При этом важно отметить, что значительная доля государственных субсидий и грантов относится к расходам, непосредственно не связанными с образовательными учреждениями. В среднем по странам ОЭСР доля таких субсидий и грантов составляет 1,3% общих государственных расходов на высшее образование.

<< | >>
Источник: И.В. Абанкина, Б.Л. Рудник. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ. Под редакцией И.В. Абанкиной, Б.Л. Рудника, Москва 2008. 2008

Еще по теме Финансирование высшего профессионального образования в зарубежных странах:

  1. 2.1 Отечественный и зарубежный опыт деятельности органов местного самоуправления по охране общественного порядка
  2. 1. 1. Анализ тенденций развития мировой системы высшего профессионального образован lot
  3. 171. Глобальное образование
  4. Современный зарубежный и международный опыт профессионального обучения работников: основные новации и тенденции.
  5. Русский язык в странах Западной Европы
  6. Русский язык в странах Ближнего Востока и Северной Африки
  7. Заключение
  8. Россия на пути становления правового государства Выступление на семинаре в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации "Профессиональная переподготовка и повышение квалификации государственных служащих: опыт, проблемы и пути решения" (Москва, декабрь 2002 г.) lt;*gt;
  9. КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ, КАК ИСКРЕННЕ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ЛЮБИЛИ...
  10. СТАНОВЛЕНИЕ ДИЗАЙНЕРСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  11. Глава 7. Основные формы переходного периода и пути их реализации
  12. ГЛАВА XII. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
  13. К правовому государству и гражданскому обществу
  14. Финансирование высшего профессионального образования в зарубежных странах
  15. Глава 3 ИНТЕГРИРОВАННАЯ МОДЕЛЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ1
  16. Глава 5 ПРОБЛЕМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ ВУЗОВ ПРИ ПЕРЕХОДЕ К ДВУХУРОВНЕВОМУ ОБРАЗОВАНИЮ
  17. § 23. Основные тенденции развития африканских стран во второй половине XX в.
  18. Круглый стол ФИЛОСОФИЯ ОБРАЗОВАНИЯ: УРОКИ ДЕСЯТИЛЕТИЯ РОССИЙСКИХ РЕФОРМ
  19. ГЛАВА VI. ПУТИ ОПТИМИЗАЦИИ ДЕЙСТВИЯ ГРАНТОВ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ