<<
>>

1.2.2. РАННИЕ ГЕНЫ ПРОЛИФЕРАТИВНОГО ОТВЕТА. СЕМЕЙСТВО ОНКОГЕНА МУС

Онкоген myc является высококонсервативным геном, играющим ключе­вую роль в контроле пролиферации клеток {Enrietto Р. J., 1987; Tink К. L. et al., 1988]. Предполагают, что гены ранней регуляции, в частности c-myc, представляют собой начальные точки активности рецепторов стероидных гормонов в клеточном геноме.

Кстати: к ієнам «немедіенного» ответа при пролиферации, помимо c-myc, относятся протоонкогены c-fos и c-jun, кото­рые также быстро индуцируются ФР в отсутствии нового белкового синтеза и их продукты активируют гены, необходимые для деления клеток I Robertson М., 1988]. Установлено, что протоонкоген c-myc во время эмбриогенеза чело­века вовлекается в пролиферацию цитотрофобластов, и понижение экспрес­

сии этого гена перед дифференцировкой цитотрофобластов в синцитиотро- фобласты отражает определенную стадию развития при плацентарном онто­генезе lOhlsson R. I., Pfeifer-Ohlsson S., 1986). Экспрессирующийся ген c-myc имеет 5 гиперчувствительных к ДНКазе I участков, которые, по-видимому, являются консервативными регуляторными последовательностями.

Анализ экспрессии онкогенов c-myc и v-myc показал их различие по онкогенному потенциалу при сравнении этих генов в системе клеток млеко­питающих и птиц lEnrietto Р. J., 1987). Однако одно свойство этих онкогенов оказалось общим—способность индуцировать пролиферацию популяций клеток вне нормы. Протоонкоген c-myc, как правило, действует в основном посредством усиленной экспрессии в определенных положениях и измене­ния при транслокации (см. ниже), a v-myc — посредством высокой экспрес­сии при содержании в вирусе и вследствие мутаций в нуклеотидных последо­вательностях, которые изменяют его функционально.

Вирусный онкоген myc (v-myc). Онкогены обнаружены у 4 известных в настоящее время вирусных изолятов: 1) МС29; 2) СМИ; 3) ОКИ); 4) МН2. Последний вирус содержит два онкогена myc и mil, имеющих высокую сте­пень гомологии с онкогеном v-raf | Papas Т.

S. et al., 1986). Все эти вирусы дефектны по репликации, вызывают миелоцитоматоз in vivo и трансформи­руют макрофагоподобные клетки и фибробласты in vitro. Наиболее подробно исследован ретровирус МС29, вызывающий in vivo, помимо миелоцитом ато- за, эндотелиомы, мезотелиомы, карциномы почек и печени, энлокарциномм и саркомы мягких тканей, т. е. обладает очень широким спектром бластомо- генного действия [Bister K.et al., 1980; Graf Т. et al., 1980; Ramsay G. M et al., 1982; Jansen H. W. et al., 1984).

Вероятно, v-myc представляют собой редуцированные варианты клеточ­ных онкогенов, связанных с вирусными последовательностями, т. с. в процес­се образования указанных ретровирусов происходят рекомбинации вирусных и клеточных последовательностей (организация генетической структуры — см. А И. Агеенко, 1986; N. Walther и соавт., 1985). Внутри кодирующих доменов v-myc вируса СМИ и c-myc клеток кур N. Walther и соавт. (1986) обнаружили отличие лишь по одному нуклеотиду, вызывающему замену С-концевой глу­таминовой аминокислоты на аланин в соответствующем белковом продукте. Эта мутация отсутствовала у других вирусов. Вместе с тем при сравнении v- myc с клеточным myc от разных животных Т. Papas и соавт. (1986) выявили консервативную мутацию в кодоне 66 (соответствует первому АТГ в экзоне II клеток птиц). По мнению авторов, эта мутация обусловливает различие в онкогенном эффекте вирусного и клеточного онкогена myc.

Установлено, что клетки миелоидного ряда, трансформированные ретро­вирусами, содержащими онкоген v-myc, утрачивают зависимость от интер­лейкина-3. Для других клеточных систем показана утрата зависимости от интерлейкина-2 (Eisenman R. М. et al., 1985; Rapp N. R. et al., 1985). При этом такие иммортализированные клетки нс продуцируют никаких эндогенных ФР и они не туморогены, а уровень v-myc-специфической мРНК в 10— 100 раз превышает таковой в трансформ ированных фибробластах.

Белковый продукт типичною v-myc онкогена слитного типа имеет как уникальные детерминанты, так и детерминанты гена gag, а у вируса OKI0 — еще и детерминанты гена рої.

Последний онкобелок локализован в нуклеоплазме и ассоциирован, так же как и белок с-myc, с матрикламином (Sullivan N. F. et al., 1986J.

Клеточный онкоген myc (c-myc). К настоящему времени достаточно подробно охарактеризованы 3 представителя протоонкогенов семейства туе: с-тус, N-myc (из клеток нейробластомы) и L-myc (из клеток мелкоклеточно­го рака легкого человека). К этому же семейству, вероятно, относятся еще по крайней мере 3 члена, близко родственные L-myc: L-myc psi, P-myc и R-myc и ген B-myc (из клеток крыс), экспрессирующийся на высоком уровне во всех эмбриональных тканях и близкородственный протоонкогену c-myc [АН F. W. et al., 1986; Ingvarsson S. et al., 1988]. Ген L-myc представляет собой процес­сированный псевдоген L-myc и, очевидно, не обладает важными функциями. Структура R-myc детально не охарактеризована, однако трансформирующая способность гена установлена в отношении первично трипсинизированных фибробластов эмбрионов крыс. Показано, что Р-myc экспрессируется на определенных стадиях развития эмбрионов мышей. Вместе с тем функции всего семейства генов туе в нормальных тканях неизвестны. Охарактеризо­ван еще один представитель семейства туе, ген s-myc, который, как полага­ют, может играть важную роль в экспрессии генов, участвующих в трансфор­мации клеток, таких как ген пей и src. Этот ген обладает также способностью подавлять процесс онкогенеза [Lee S. Y. et al., 1990].

Онкогены с-, N- и L-myc имеют сходную организацию, кодируют высоко­родственные ДНК-связываюшие белки и обладают идентичной бластомогсн- ной активностью по способности комплсмснтировать активированный онко­ген Ha-ras в трансформации клеток грызунов [Alt F. W. et al., 1986]. Каждый из этих генов содержит 3 экзона, причем кодирующим является центральный, а 5’ -(несущий лидерные последовательности) и 3 -экзоны не транслируются [De Pinho R. et al., 1987]. Ключевые регуляторные последовательности в гене туе находятся в районах экзон-1-интрон-1 [Morse В. et al., 1989]. Белковые продукты (два фосфопротеида с молекулярной массой около 65 000 — рр65с' п,ус) этих генов имеют несколько участков существенной гомологии и, очевид­но, выполняют сходные функции, о чем свидетельствует их ассоциация с ядерным матриксом и способностью связываться с ДНК.

Следовательно, общая структура и ориентация всех трех онкогенов и их транскриптов весьма сходны. Каждый из генов туе только в кооперации с активированным онкогеном c-Ha-ras при трансфекции в первичные эмбрио­нальные фибробласты крыс вызывает их трансформацию. В трансформиро­ванных клетках обнаруживается от 15 до 30 копий онкогена туе, что говорит о высоком уровне его экспрессии [Schwab М. et al., 1985; Dc Pinho R. et al., 1987]. Показано, что даже небольшие нарушения в аминокислотных последо­вательностях между аминокислотными остатками 105 и 143, а также 321 и 439 нарушают способность белка трансформировать клетки эмбрионов крыс при котрансфекции мутантного гена туе с мутантным вариантом гена ras. В области между аминокислотными остатками 1 и 104 допустимы наибольшие нарушения, однако протяженные делеции также приводят к утрате трансфор­мирующей способности белка. Три домена с-тус белка (между аминокислот­ными остатками 106 и 143, 320 и 368, 370 и 412) оказались в равной мере необходимыми для обеспечения локализации белка [Lee W. et al., 1987; Stone J. et al., 1987].

Представлены данные, согласно которым белковый продукт онкогена с- тус, введенный в покоящуюся клетку, выполняет функцию фактора компе­тентности, способствуя инициации синтеза ДНК [Kaczmare К. L. et al., 1985]. Последующие воздействия на эту клетку плазменного фактора и ФР из тром-

боцитов (PDGF) приводят к генерализованному синтезу ДНК, способствую­щему переходу клетки из фазы Go в фазу S.

Установлено, что в условиях постоянной экспрессии онкогена c-myc тран­сформированные фибробласты крысы способны постоянно отвечать на дей­ствие трансформирующих (а и (5) и другие ФР (PDIF). В то же время ген ras определяет продукцию этими клетками указанных ФР (Sorrentino V. et al., 1986). Иными словами, кооперативное функционирование протоонкогенов c-myc и c-ras обусловливает аутокринную регуляцию клеточного размноже­ния неопластически трансформированных клеток. Онкоген ras усиливает эффективность трансактивирующего домена c-myc (Colman М.

S., Ostrowski М„ 1992].

Известно, что лейциновая «застежка» имеется у большого числа белков. Считают, что эти белки функционируют как эукариотные транскрипционные факторы. М. J. Smith и соавт. (1990) обнаружили, что область лейциновой «застежки» белка c-myc существенна для его совместного действия при тран­сформации, индуцированной онкогеном ras. Белок c-myc может влиять на дифференцировку скорее через гетеродимерные связи.

Итак, протоонкоген myc по функциональной способности относится к «ранним» генам пролиферации, формирующим состояние компетентности клеток, т. е. восприимчивость к действию факторов прогрессии, стимулирую­щих клеточное размножение. Продукт гена myc вызывает иммортализацию клеток и может изменять ростовые характеристики уже иммортализирован- ных клеток.

Амплификация онкогенов, как .отмечалось, является одним из путей их активации, поскольку приводит к увеличению числа матриц для синтеза мРНК. Одним из возможных механизмов амплификации онкогенов в неоп­ластически трансформированных клетках является «незаконная» реплика­ция участков ДНК (гиперрепликация) и последующая рекомбинация избы­точных копий.

Амплификация некоторых онкогенов (c-myc, N-myc, c-myb, семейства генов ras, c-erb, c-abl), а также одновременно двух онкогенов, например с- тус и с-Ki-ras с точечной мутацией (в положении 12), обнаружена в много­численных линиях опухолевых клеток животных и человека и в первичных опухолях человека |Makela Т. Р., Alitalo К., 1986; Taya V. et al., 1987]. Ген N- myc амплифицирован преимущественно в опухолях нейроэндокринной) про­исхождения (нейро- и ретинобластомы). L. Neckers и соавт. (1992), вводя в клетки антисмысловые олигонуклеотиды для гена N-myc, показали, что эти олигонуклеотиды блокируют экспрессию белкового продукта исследованно­го ими гена и продукт этого гена вовлечен в поддержание гетерогенности культуры клеток, полученных из нейроэктодермальных опухолей детей. В клетках мелкоклеточного рака легкой) обычно амппифицируются 3 гена се­мейства myc: c-myc, N-myc и L-myc.

В карциномах и глиобластомах обнару­жена амплификация гена c-erb. Выявлена корреляция между амплификацией онкогенов семейства myc и прогрессией некоторых опухолей, например кар­цином легкого и нейробластом. Отмечен плохой прогноз у пациентов, в опухолях которых амплификация генов myc превышала 10-кратные значения обычной нормальной экспрессии этою гена (Noguchi М. et al., 1990].

Другим путем активации генов семейства myc в процессе онкогенеза являются транслокации. Показано, что перемещения онкогена c-myc, в ре­зультате которых он попадает под влияние иммуноглобулиновых усилителей

(промоторов), вызывают развитие злокачественных лимфом у трансгенных мышей [Adams J. М. et al., 19851. Оказалось, что инфекция вирусом Эпштей­на-Барр (EBV) и активация протоонкогена е-myc достаточны для неопласти­ческой трансформации В-клеток человека in vitro. Это «поддерживает» гипо- тезу, согласно которой эти два процесса моїут быть вовлечены и в развитие лимфомы Бсркитта in vivo [Lombardi L. et al., 1987; Aya T. et al., 1991 J. Установлено также, что протоонкогены c-myc участвуют в хромосомных тран­слокациях, специфичных для лимфомы Беркипа. Хотя эти транслокации приводят к дерегуляции экспрессии с-тус, структурные и функциональные основы этого феномена пока не совсем ясны. Мутации в специфической области, затрагивающей приблизительно 70 пар нуклеотидов и локализован­ной у 3' -границы экзона 1 транслоцированных аллелей с-тус, постоянно обнаруживаются в клетках лимфомы Бсркитта, содержащих как классичес­кую t (8:14), так и вариантные t (8:22) и t (2:8) транслокации [Bornkamm G. W. et al., 1987; Cesarman E. et al., 1987J. Эти структурные изменения сопро­вождаются измененным профилем транскрипции с-тус, а именно, снятием блока в отношении элонгации, картирующимся в той же области. Общим для всех транслокаций является присутствие в хромосомах 2; 14 и 22 участков, содержащих гены иммуноглобулинов, под регуляцию промоторов которых подключаются перемещенные протоонкогены с-тус. Таким образом, нельзя исключить, что специфические мутации с-тус, приводящие к уменьшению указанной) блока в отношении элонгации транскрипции, могут представлять собой общий механизм, который вызывает активацию гена с-тус при лимфо­ме Бсркитта.

Оказалось, что точки разрыва хромосом и структурные изменения в локу­се c-myc (8q24> различны для эндемичной и спорадической форм лимфомы Беркигга [Pelicci Р. et al., 1986]. При спорадической форме хромосомные перестройки разрывает ген в 5’-области, включая экзон 1 и интрон 1 и 5’ - фланкирующую последовательность. При эндемичной форме разрывы хромо­сом находятся вне локуса с-тус, но те же фланкирующие последовательнос­ти 5’ -области содержат мутации, выявляемые благодаря рестрикционному полиморфизму. Следовательно, активация с-тус происходит с помощью раз­личных генетических механизмов и эти различия моїуг быть причиной раз­ницы в уровне дифференцировки спорадической и эндемичной форм лимфо­мы Беркигга.

С помощью клонирования и ссквенирования ДНК проанализирована пе­рестройка онкогенов с-тус и BCL2 в лейкозных клетках от больною с агрессивным пролимфоцитарным лейкозом аберрантного кариотипа, вклю­чающею транслокацию t(14;l 8) и хромосому 17q* [Gauwerky С. Е. et al., 1989]. Оказалось, что ген BCL2 перестроен в районе, где обычно сосредото­чены точки повреждений, и присоединен к гену тяжелой цепи иммуноглобу­линов, как в фолликулярной лимфоме. Протоонкоген с-тус был усечен по сайту Pvull в конце экзона 1 и связан с регуляторным элементов гена, который авторы назвали BCL3 (В-клеточный лейкоз-лимфома 3). Локус BCL3 картирован в хромосоме 17, полосе q22. Обнаружено, что BCL3 транскриби­руется в виде I7S мРНК в клетках многих линий, представляющих все гемо­поэтические ростки. В лейкозных клетках с усеченным геном с-тус ген высоко экспрсссировазся под влиянием регуляторною элемента BCL3, что приводило к развитию агрессивною В-клсточною лейкоза, который прсд-

положительно произошел от клинически не выявляемой лимфомы с пере­строенным геном BCL2.

Следует обратить внимание на повышенную частоту неходжинской лим­фомы у больных СПИДом. Этиологические механизмы развития этих лим­фом окончательно не раскрыты. Вместе с тем часто в их клетках обнаружи­ваются продукция белков Эпштейна-Барр и проявление транслокаций, свя­занных с измененной экспрессией протоонкогена c-myc (Freter С. Е., 1990]. На фоне инфекций, вызванных вирусом иммунодефицита человека (HIV) и, очевидно, вирусом EBV, формируется поликлональная популяция стимули­рованных B-лимфоцитов. Последние могут быть мишенями /ДЛЯ проявления характерных хромосомных транслокаций, приводящих к неопластической трансформации. Малигнизированные лимфомы субтипов различной гистопа­тологии широко распространены по организму, при этом поражаются многие органы и ткани, включая ЦНС.

Анализ нуклеотидной последовательности протоонкогена c-myc, участву­ющего в хромосомной транслокации t (8:14) (q24:q 11) при Т-клеточном лей­козе человека, указывает, что дерегуляция экспрессии этого гена не связана со структурными изменениями в экзоне 1 и фланкирующей регуляторной-5 ’ области гена c-myc [Finver S. et al., 1988].

Показано, что при хроническом Т-клеточном лимфоцитарном лейкозе с характерной трансплокацией гена c-myc (8:14) (q24:q 11) разрыв гена а-цепи иммуноглобулинов происходит в точке соединения константного (С) и вари­абельного (V) районов. Из-за дополнительных перестроек в V-районе в ходе транслокации осуществляется перенос полного С-фрагмснта и сегментов V- района в области слева от гена c-myc (Shima Е. et al., 1986]. В бластоматоз- ных же клетках при остром лимфобластном лейкозе при аналогичной тран­слокации протоонкогена c-myc разрыв хромосомы 8 приходится на его инт­рон 1 между нуклеотидами 790 и 638 левее экзона 2, т. е. близко от точки разрыва, характерной для лимфомы Беркитта. При этом протоонкоген c-myc оказывается рядом с усилителем гена тяжелой цепи иммуноглобулинов и ею транскрипция попадает под контроль промоторов, расположенных в Ch-гене с противоположной ориентацией по отношению к генам иммуноглобулинов. С 5' -конца гена c-myc расположен контролирующий элемент, запрещающий транскрипцию этого гена в нормальных клетках (Магеп К. В. et al., 1986, 1987; Gaerrasio A. et al., 1987]. Подробно изучены cis-активные регуляторные функции этой области [Lang J. С. et al., 1988].

Вообще необходимо отметить, что регуляция гена c-myc очень сложна и осуществляется на разных уровнях — транскрипционном и посттранскрип­ционном. Например, в стимулированных сывороткой фибробластом ах регу­ляция происходит преимущественно на уровне транскрипции, причем синтез транскриптов осуществляется с двух цепей ДНК гена c-myc. В дифференци­рующихся клетках тератокарциномы F9 протоонкоген c-myc регулируется на посттранскрипционном уровне. Представлена карта экзона 1 гена c-myc с указанием регуляторных последовательностей. С этим экзоном взаимодей­ствует не менее двух факторов транскрипции. Картированы не менее 7 ядер­ных факторов, связывающихся с последовательностями ДНК в пределах 1100 пар нуклеотидов слева от промотора Р1 гена c-myc [Магси К. В. et al., 1987]. Влияние этих регуляторных последовательностей еще не вполне ясно.

Кроме перечисленных выше факторов, обнаружено, что блок элонгации транскрипции протоонкогена c-myc зависит от взаимодействия промотора

(активатора) с аллелями этого гена в нормальных клетках и с измененными его аллелями в клетках лимфомы Беркитта [Spencer С. A. et al., 1990]. Свср- хэкспрессия и/ ил и конститутивная экспрессия промотора PI гена c-myc мо­жет содействовать считыванию путем транскрипции в клетках лимфомы и способствовать изменению экспрессии или созданию устойчивого состояния транскригггов гена c-myc. Способность нормальных клеток изменять экспрес­сию промотором Р2 транскрипцию гена c-myc путем считывания или удлине­ния блока транскрипции является тонким регулирующим механизмом устой­чивого состояния уровней РНК гена c-myc.

Ген фосфобелка р53. Онкоген р53 (мутантный) относится к группе генов иммортализации и участвует в переходе покоящейся клетки к пролиферации. Этот ген выделен и клонирован из клетки мыши, крысы и человека. В клет­ках человека он локализован на хромосоме 17 в районе 17q, 21 q-22 [Bienz- Tadmor В. et al., 1985; Beau M. M. et al., 1985; McBride O. W. et al., 1985]. В клетках всех позвоночных гены р53 содержат некодирующий 5’-экзон, вклю­чающий участок, способный формировать стабильную структуру типа шпильки на 5'-конце мРНК гена р53. Нуклеотидная последовательность этого участка весьма консервативна. Участок ДНК длиной 225 пар нуклеотидов (п. н.), предшествующий кэп-участку мРНК гена р53, обладает активностью промо­тора. Ген фосфобелка р53 человека содержит один промотор перед экзоном 1 и второй более сильный (в 20-50 раз более эффективен, чем первый) промотор внутри интрона 1 [Reisman D. et al., 1988]. Потеря аллеля у хромо­сомного (плеча) 17р гена р53 наиболее характерна в клетках злокачествен­ных новообразований человека [Thompson А. М. et al., 1990]. Следует заме­тить, что из 11 экзонов этого гена наиболее высокий эволюционный кон­серватизм проявляют именно те, которые чаще всего подвергаются микроде- лециям и точковым мутациям в неопластичсски трансформированных клет­ках. Можно предполагать, что причина этих столь частых мутаций, с одной стороны, обусловлена повышенной чувствительностью гена р53 к различным мутагенам, а с другой — обеспечивается просто селекцией мутантных клеток в опухоли. Во всяком случае существенно то, что именно эти клетки, несу­щие мутантный ген р53, обладают селективным преимуществом в опухолевой нроірсссии [Levine A. G. et al., 1991; Michalovitz D. et al., 1991].

С помощью методов генной инженерии создан набор рекомбинантных клонов, экспрессирующих ген р53 [Jenkins J. R. et al., 1985]. Установлено, что иммортализация клеток при введении этих клонов зависит или от использо­ванного промотора (усилителя) или от реорганизации кодирующей последо­вательности ієна, в результате которых происходит стабильная экспрессия белкового продукта р53. Последний, как стало сейчас известно, многофун­кционален и играет важную роль в канцерогенезе. Показано, что возникнове­ние опухоли сопровождается делецией или мутацией гена р53. Наследован­ная передача мутантного гена р53 может быть причиной предрасположеннос­ти к раку. В то же время наличие онкогенной мутантной формы р53 не является облигатным для развития различных типов опухолей [Donchower L. et al., 1992]. Иными словами, несмотря на то что к настоящему времени ген р53 является одним из самых изученных (эволюционно, структурно и фун­кционально), однозначно ответить, онкоген он или антионкоген, т. е. ограни­чить его эффекты в процессе трансформации только иммортализирующим или супрессирующим действием, практически невозможно. Вероятнее всего продукт этого гена, как уже отмечалось, обладает плейотропным действием и

может выполнять несколько функций как на разных фазах клеточного цикла, так и, очевидно, в клетках разного типа и специфичности.

Фосфопротеид р53, фосфорилирующийся протеинкиназой Р3**2, и, воз­можно, аутофосфорилируюіцийся содержит 393 аминокислотных остатка и является консервативным стадиоспсцифическим эмбриональным белком, так как он синтезируется на ранних стадиях эмбриогенеза [Мога Р. Т. et al., 1980; Samad A. et al., 1986; Levine A. J., 1990; Debuire B., May P., 1991].

Определена преимущественно адерная локализация белка р53 [Yewdcll J. et al., 1986]. С помощью МАТ выявлено 5 стсрически разделенных эпитопов мышиного р53. Независимо от природы фосфобелка р53 показана высокая эволюционная консервативность его биохимических свойств (Soussi Т. et al., 1989]. Установлено, что для индукции синтеза р53 необходим синтез специ­фической мРНК и синтез этого белка происходит в течение первых 4 ч после индукции митогеном [Milner J., Milner S., 1981]. Поскольку эта величина коррелирует со временем, необходимым для перехода клеток в репликатив­ный цикл, предполагают, что р53 активируется в процессе перехода из фазы G в фазу G.. Представлены экспериментальные данные, свидетельствующие оо участии оелка р53 в регуляции роста клеток in vitro и клеточного цикла, в том числе и достоверные доказательства положительного влияния этого гена хотя бы на некоторые фазы цикла [Wolf D. et al., 1984; Soussi T. ct al., 1989; Baker S. J. et al., 1990]. Показано, что белок p53 прямо активирует транскрип­цию, но эта активность может быть подавлена мутантным р53 и большим Т- антигеном SV4O через взаимодействие с диким типом р53 [Farmer G. et al., 1992]. Считают, что в норме р53 активируется в периоды усиленной проли­ферации клеток и регулирует репликацию ДНК. В частности, он легко обна­руживается в клетках нормальной вилочковой железы, отличающейся высо­кой пролиферативной активностью.

Анализ экспрессии белка р53 в лимфоцитах периферической крови и в лимфоцитах, освобожденных от моноцитов и макрофатв, показал, что ин­дукция синтеза р53 зависит от присутствия Т-клеточного митогена — интерлейкина-2 [Mercer W. Е., Bascrga R., 1985]. МАТ против рецептора интерлейкина-2 ингибируют стимуляцию синтеза ДНК фитоіемаг- глютинином (ФГА) и экспрессию белка р53 в лимфоцитах периферической крови. Авторы предполагают, что экспрессия р53 регулируется в течение клеточного цикла и индуцируется различными митогенами в клетках разных типов.

Существенно, что для активации онкогена р53, обеспечивающей корреля­цию с онкогеном ras и трансформацию клеток, необходима точковая мутация (замена аланина 135 на валин). С помощью набора делеционных мутантов геномного клона р53 показано, что присутствия интрона 4 в онкогене р53 достаточно для обеспечения повышенной клонируемости трансформирован­ных клеток [Hinds Р. et al., 1989]. Наличие интронов в конструкциях гена р53 повышает его содержание в трансформированных (p53+ras) линиях клеток так, что для активации р53 в трансформации совместно с ras необходимы изменения его количества. Повышение чистоты трансформации связано с более высоким уровнем экспрессии измененного р53 при наличии одного из интронов этого гена в трансформирующей плазмиде.

Отмечены перестройки в гене р53 при многих новообразованиях, в час­тности при лимфоме Бсркитта, при остром и хроническом миелоидном лей­козе с филадельфийской хромосомой в большинстве нейроэндокринных опу­

холей легких [Roncalli М et al., 1992) Эти данные сої пасуют:>. с тем, что нроірессирование заболевания из хронической в ускоренную фазу часто со­провождается изменениями хромосомы 17, на которой расположен ген р5? [Kelman Z. et al., 1989; Magn »s$on К. P. et al., 1991; Fenaus P ct al., 1992] Выявлена также сильно повышенная экспрессия белка р53 примерно в 50- 53% исследованных опухолях при карциномах толстой прямой кишок пи­щевода и рака молочной железы человека [Rdrigues N. R. et al., 1990; Thor A. D. et al., 1992; Wagata T. et al., 1992]. Усиленная экспрессия этого белка ассоциируется с мутациями кодирующего ею гена, которые являются одним из распространенных генетических изменений при развитии колоректально­го рака у человека. В то же время белок р53 — продукт гена дикого типа — подавлял рост клеток этих опухолей in vitro, а мутации in vivo гена р53 предотвращали реализацию обнаруженной супрессорной активности (Bak­er S. J. et al., 1990]. Вместе с тем следует обратить внимание на пока еще существенную недостаточность исследований гена р53 в первичных опухолях человека: большая их часть проведена на культурах клеток, когда могут быть получены разные артефакты [Stratton S. et al., 1990; Kim J. H. et al., 1991; Levine A. G. et al., 1991].

<< | >>
Источник: Агеенко А.И.. Лицо рака. — М.: Медицина,1994. — 240 с., ил. — 33. 1994

Еще по теме 1.2.2. РАННИЕ ГЕНЫ ПРОЛИФЕРАТИВНОГО ОТВЕТА. СЕМЕЙСТВО ОНКОГЕНА МУС:

  1. ТИПЫ ПРЕДИКАТОВ И ТИПЫ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  2. Статья 94. Умышленное убийство
  3. МИФОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА
  4. Теодицея от естественных последствий
  5. ГРЕКИ В АВЛИДЕ *1
  6. Глава шестая. О РАЗЛИЧИИ ВОЗРАСТОВ
  7. § 3. Руководство эстетическим воспитанием
  8. ГЛОССАРИЙ
  9. 1.1. МНОГОСТУПЕНЧАТОСТЬ ОПУХОЛЕВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ КЛЕТОК IN VITRO И IN VIVO
  10. 1.2.1. ОНКОГЕНЫ ИММОРТАЛИЗАЦИИ
  11. 1.2.2. РАННИЕ ГЕНЫ ПРОЛИФЕРАТИВНОГО ОТВЕТА. СЕМЕЙСТВО ОНКОГЕНА МУС
  12. 1.2.4. ИММОРТАЛИЗИРУЮЩИЕ И ТРАНСФОРМИРУЮЩИЕ ГЕНЫ ОПУХОЛЕРОДНЫХ СЕРОТИПОВ АДЕНОВИРУСОВ
  13. 1.2.5. ЭКСПРЕССИЯ ОНКОГЕНОВ АДЕНОВИРУСА ОБЕЗЬЯН SA7(C8) В НЕПРЕМИССИВНЫХ КЛЕТКАХ
  14. ОНКОГЕНЫ И ОПУХОЛЕВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ КЛЕТОК
  15. 2.2.4. ЦИКЛИЧЕСКИЕ 3’, 5-НУКЛЕОТИДЫ И ИММУНОСТИМУЛЯЦИЯ РОСТА ОПУХОЛИ
  16. 2.2.6. ИММУНОЛОГИЧЕСКИЙ ГОМЕОСТАЗ, ИММУННЫЙ НАДЗОР, ИММУНОДЕПРЕССИЯ И КАНЦЕРОГЕНЕЗ
  17. 2.3.2. ИММУНИТЕТ, ДИФФЕРЕНЦИРОВКА, КАНЦЕРОГЕНЕЗ И ГЕНЕРАЦИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО РАЗНООБРАЗИЯ