<<
>>

АКТИВНОСТНЫЕ ФОРМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ


Существует давняя традиция исследовать взаимосвязи различных свойств человека. Значительно реже ставится проблема взаимосвязи и взаимодействия различных видов собственно человеческой активности.
В отечественной психологии эта проблема решается, как правило, двояко.
С одной стороны, предпринимаются попытки совершить концептуальные переходы от схемы отдельной деятельности к системе деятельностей (Василюк, 1984). С другой стороны, выявляются различия и, в то же время, сопоставляются деятельность и активность, как например, в русле общепсихологической теории деятельности (см. Леонтьев А.Н., 1979; Асмолов, 1990; Леонтьев Д.А., 1989; Петровский, 1992) и в рамках фило- софскопсихологической концепции о человеке и мире (Рубинш-тейн, 1969; 1973; Абульханова-Славская, 1980; 1989; 1991; Джидаръян, 1988).
Эта же проблема в теории В.С.Мерлина решается путем установления иерархии в строении индивидуального стиля. Стили деятельности и активности “разводятся” по принципу их детерминации свойствами разных уровней ИИ. На более низких уровнях выделяются стили алиментарной активности (режим питания) и моторной активности, из которых складывается индивидуальный стиль жизнедеятельности; на более высоких — индивидуальные стили деятельности и общения. При этом понятие индивидуального стиля общения трактуется как разновидность деятельности, ибо общение есть субъект- субъект—объектное отношение, в котором межличностное отношение “...выступает уже не как результат общения, а как промежуточная цель предметной деятельности” (Мерлин, 1986. С. 185).
В последние годы появились глубокие разработки понятия активности {Джидаръян, 1988). Они позволили теоретически показать и экспериментально доказать, что стили активности детерминируются свойствами не только нижележащих уровней ИИ. Это привело, фактически, к пересмотру места и роли индивидуальных стилей активности по отношению к индивидуальному стилю деятельности (Вяткин, 1991; 1992; 1993; Дорфман, 1993; 1994 а, б).
Острота проблемы характера взаимоотношений активности и деятельности, индивидуальных стилей активности и деятельности во многом предопределена тем, как решается вопрос источников и типов их детерминации. В общепсихологической теории деятельности изучение этой проблемы ограничивается кругом вопросов, относящихся к социальной детерминации. Деятельность рассматривается, как правило, в контексте целепричинных взаимодействий, а активность — в каузальном плане {Леонтьев Д.А., 1992; Петровский, 1992). Если вопрос о взаимоотношениях активности и деятельности развивается в русле идей C.JI.Рубинштейна, активность относится по преимуществу к субъекту и рассматривается, то как правило, в каузальном аспекте {Джидаръян, 1988; Абульханова-Славская, 1989; 1991). В теории ИИ подчеркивается наличие симультанной системы объективных и субъективных условий, обусловливающих стиль деятельности. При этом влияния на стиль свойств индивидуальности рассматриваются как каузальные, а объектных факторов — как целевые (промежуточные цели) и каузальные (объективные требования деятельности) {Мерлин, 1986).
Таким образом, в основе решения проблемы соотношения активности и деятельности лежат попытки либо противопоставить принцип активности принципам адаптивности и реактивности, или внешнее—внутреннему, либо утвердить единство внешне-внутренних влияний без изучения, однако, вкладов в индивидуальный стиль объектных и субъектных факторов в отдельности.
Между тем концепция метаиндивидуального мира предполагает несколько иное решение проблемы взаимоотношений активности и деятельности.
Дело в том, что полисистемное устройство метаиндивидуального мира и его интерактивная природа уже как бы изначально выдвигают на передний план в качестве родовой категорию активности, распадающуюся на некоторое множество ее форм (одной из которых является деятельность). Существенно, что интерактивный подход предполагает рассмотрение разных форм активности по принципу их со-существования. Этот принцип не исключает момент противопоставления тех или иных форм активности друг другу, но прежде всего он предполагает их взаимодополнительность и именно на этой почве становление феномена интегральной целостности активности. Единство возникает из множественности, и целостность активности не задается изначально. Более того, один и тот же интегральный эффект может иметь принципиально разное содержание в зависимости от того, на какой основе интегрируются разные формы активности и каков характер взаимодействий между ними.
Полисистемный принцип организации человеческой активности основан на том, что разные ее формы одновременно принадлежат разным системам, сосуществующим и взаимодействующим друг с другом. Такая картина активности является релятивной. Она преодолевает как “коперниканское”, так и “птолемеевское” понимание мира (см. Асмолов, 1986 б).
В соответствии с разными источниками (внутренний—внешний) и типами (каузальный—телеологический или целевой) детерминации можно выделить четыре формы активности:
ментальное поведение (оно обусловлено внутренними причинами);
самодеятельность (направляется внутренними целями);
экоповедение (обусловлено внешними причинами);
экодеятельность (направляется внешними целями).
Через ментальное поведение и самодеятельность обеспечивается реализация системного статуса ИИ в ее мире; экоповедение и экодеятельность поддерживают статус ИИ как подсистемы взаимодействующих с ней систем (и придающих миру ИИ экологические признаки).
Ни одна из названных форм активности не может быть сведена к какой-то другой: ведь тогда произойдет смешение либо источников детерминации (внутренний—внешний), либо типов детерминации (каузальный—целевой). Поэтому каждая из названных форм активности уникальна по своему основанию и ведет свою отдельную “партию”. Это обстоятельство является решающим как для различения форм активности, так и для понимания предпосылок их взаимодействий и взаимопереходов. Возникает феномен полифонии активностей. Он раскрывает множественность и многомерность оснований, условий и форм, создающих эффект интегрального единства человеческой активности.
Следует заметить, что разные формы активности не только взаимодействуют между собой, но также выступают в качестве промежуточных звеньев между индивидуальностью и объектами ее мира. Тем самым открывается еще один план анализа взаимо-действий: между индивидуальностью и объектами ее мира посред-ством активности.
С точки зрения локализации источников детерминации ментальное поведение и самодеятельность как бы смещены к полюсу индивидуальности, а экоповедение и экодеятельность — к полюсу объектов мира. Хотя любые формы активности находятся в связи со свойствами индивидуальности, характер этих связей неодинаков для разных форм, поскольку одни из них свойствами индивидуальности детерминируются (ментальное поведение и самодеятельность), другие — находятся в связи со свойствами индивидуальности, но детерминируются объектами мира (экоповедение и экодеятельность).
Но в плане предметов направленности все формы активности обращены к объектам мира. Их свойства, признаки при этом и воспроизводятся (адаптивная функция экоповедения и экодеятельности в силу реализации статуса ИИ как подсистемы мира), и изменяются (преобразующая функция ментального поведения и самодеятельности, в которых выражается системный статус ИИ). Ясно, что при таком взгляде на предмет активности на первый план выходит проблема способов существования объектов мира и их многомерности под влиянием разных форм активности. Вопрос же продуктивности активности (который также связан с освоением мира) приобретает производный характер (в исследованиях индивидуального стиля деятельности и когнитивных стилей ставится вопрос лишь об их продуктивности — см. Мерлин, 1986; Скотникова, 1988).
В целом можно заключить, что описание полного случая ак- тивностных взаимодействий включает в себя
(1) взаимодействия разных форм активности;
(2) взаимодействия между индивидуальностью и объектами ее мира посредством активности.
<< | >>
Источник: А.В.Либин. Стиль человека: психологический анализ / Под. ред.А.В.Либина. Москва: Смысл,1998. — 310 с.. 1998

Еще по теме АКТИВНОСТНЫЕ ФОРМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. АКТИВНОСТНЫЕ ФОРМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ
  3. Стили активности в зеркале оппозиции формально-динамического — содержательного подходов
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -