<<
>>

Стиль САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ И ЕГО ФУНКЦИИ В ПРОИЗВОЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

ВАРВАРА МОРОСАНОВА

Понятие индивидуального стиля саморегуляции предложено нами для изучения индивидуально-типических форм саморегуляции произвольной активности человека (Моросанова, 1988; 1991; 1995 а, б; Конопкин, Моросанова, 1989 и др.).

Индивидуальные формы активности человека осуществляются сообразно конкретным жизненным обстоятельствам, но они обусловлены и детерминированы его индивидуальными свойствами.

Индивидуальный стиль в самом общем виде можно определить как индивидуально-типическое своеобразие произвольной активности человека.

Необходимо различать две формы индиви-дуального стиля: индивидуальный стиль реализации “действия” (или, в более обобщенной форме, разных видов активности) и индивидуальный стиль функционирования “сознания”, то есть саморегуляции этой активности.

Методологическими и историческими предпосылками выделения двух форм индивидуального стиля — стиля активности и стиля саморегуляции — является выделение “сознания” и “действия” как двух специфических сторон реализации психической активности. Понятно, что такое разграничение довольно отно-сительно, что эти две стороны психической активности взаимо-связаны, одна предполагает и не существует без другой. Обе формы взаимосвязаны в процессе взаимодействия человека с миром: человек—саморегуляция активности—реализация актив-ности-действительность. Эта обобщенная схема взаимодействия человека с миром в случае конкретного субъекта может быть представлена следующим образом: субъект—индивидуальный стиль саморегуляции активности—индивидуальный стиль активности—требования действительности. Исходя из этого, приведенное выше общее определение индивидуального стиля можно уточнить, определив последний как индивидуально-типическое своеобразие са-морегуляции и реализации произвольной активности человека.

Реакции, движения, действия, поступки в отрыве от индивидуальных особенностей человека и требований ситуации выступают как компоненты абстрактной активности.

В соотнесении с индивидуальностью конкретного человека, с особенностями его профессиональной деятельности и жизненными обстоятельствами они приобретают черты индивидуально своеобразной системы приемов и способов реализации активности, то есть индивидуального стиля деятельности, поведения, познания, общения и т.д., в зависимости от того, какая активность изучается.

Нельзя не заметить, что современные исследования направлены в большей степени на изучение индивидуального стиля реализации, а не регуляции активности, компонентами которого в зависимости от ее вида являются индивидуальные приемы, способы, формы поведения, общения, познания, практических действий. Так у Е.А.Климова: стиль — это “...устойчивая система приемов и способов деятельности” (1969. С. 49); у В.С.Мерлина стиль — это “...целесообразная система взаимосвязанных 'действий', компонентами которого в зависимости от уровня интегральной индивидуальности являются 'индивидуальные реакции', 'индивидуальные движения', 'индивидуальные действия', 'индивидуальные операции', а также 'реакции и операции общения'” (1986. С. 166—167). Понимание индивидуального стиля как “манеры поведения” находим у Г.Олпорта, как “перцептивных актов” и “актов реагирования” — у Р.Стагнера (см. Сизое, 1988) и т.д.

В последние годы наблюдается дифференциация понятия ИСД не только в связи с исследованием разных видов практической деятельности и описанием соответствующих их специфике видов ИСД, но и с выявлением индивидуального своеобразия раз-личных видов активности (индивидуальный стиль общения, эмоций, интеллектуальной, моторной активности), рассматри-ваемых как деятельность (Вяткин, 1992; Горбунов, 1991; Москвин, 1988; Дорфман, 1989; 1992 и др).

Нельзя не отметить, что в современных исследованиях ИСД можно найти указания на важность изучения саморегуляции в структуре ИСД. Но взгляды исследователей на природу и структуру саморегуляции крайне противоречивы. В немногих исследованиях на эту тему изучение саморегуляции в структуре ИСД сводится или к выявлению развитости инструментальных личностных свойств (таких как самостоятельность, организованность), или к исследованию саморегуляции как внутреннего условия формирования стиля и компенсаторных возможностей ИСД (Вяткин, 1992; Копеина, 1988; Андрос, 1992; Щукин, 1992).

Когнитивный подход, в каком-то смысле, является “частным” случаем личностного, так как в исследованиях этого направления изучается влияние личностных структур различного порядка на своеобразие познавательной активности человека (Г.Уиткин, Дж.Ка- ган, Р.Уайт, Ф.Хольцман, Дж.Клейн, С.Мессик, Р.Гарднер, Х.Шле- зингер и др.).

Характерно, что отечественные исследователи зачастую рассматривают когнитивные стили как регуляторный компонент познавательной деятельности (Алешина, Дейнека, 1986; Холодная, 1990).

Однако за констатацией регулирующей роли когнитивных стилей не следует исследование регуляторных механизмов влияния личностных детерминант на реализацию произвольной активности, нет даже попыток определить функции выделяемой личностной структуры или когнитивного контроля в единой системе саморегуляции, регулирующая роль в реализации познавательной активности им атрибутируется по определению. Как очень метко заметили Т.В.Корнилова и Г.В.Парамей (1989), когнитивный стиль стал необходимым средством заполнения пустот, обнаружившихся при необходимости объяснения активности и пристрастности познания человека. Актуальность введения понятия стиля саморегуляции как действительно универсального по своей принципиальной структуре для разных видов активности подчеркивается тем, что когнитивные стили многие исследователи пытаются рассматривать в качестве универсальных личностных регуляторов для разных уровней активности человека (Азаров, 1988; Холодная, 1992; Егорова, 1983; Сизов, 1988; Скотникова, 1990; Шкуратова, 1983)-

Итак, анализ проблемы стилевых проявлений психики человека показал актуальность исследования регулирующей роли стилевых структур в произвольной активности человека. Но в конкретных исследованиях рассматривается не стиль саморегУ' ляции активности, а скорее стиль ее реализации в форме индИ' видуально своеобразных паттернов поведения, деятельности, общения и Т.Д.

Мы исходим из того, что для выявления регулирующей роли того или иного стилевого проявления психики необходимо исследовать его место в целостной системе саморегуляции произвольной активности. Для этого следует выяснить, реализацию каких из собственно регуляторных функций обеспечивает исследуемая переменная (например, функции планирования, программирования, контроля и т.д.). Если это не определено, употребление понятия “саморегуляция” и производных от него (регулирующая роль, механизм саморегуляции и т.п.) имеет не столько объяснительный, сколько “отсылочный” характер, по сути лишь констатируя факт отнесенности, причастности изучае-мого к явлению саморегуляции.

Представляется достаточно очевидным и чрезвычайно важным, что в отношении конкретного человека не только различные виды произвольной активности, но и процессы, регулирующие эту активность, должны иметь свою специфику, которая определяется как индивидуальными психическими особенностями человека, так и требованиями окружающей действительности.

Приходится констатировать, что стилевые проявления регуляторных процессов произвольной активности человека до сих пор не были предметом специального исследования, хотя регуляторное значение стилевых проявлений человека подчеркивалось мно-гими исследователями.

Даже когнитивные стили и когнитивные контроли, обычно связываемые с регуляторными механизмами познавательной активности, в конкретных исследованиях описывают или через индивидуальные способы и стратегии когнитивного и аффективного поведения в их связи с инструментальными личностными свойствами, или буквально как индивидуальный стиль познавательной деятельности.

Для исследования стилевых особенностей саморегуляции мы используем принципиальную модель системы осознанного само-регулирования, разработанную О.А.Конопкиным.

Саморегуляция произвольной активности человека понимается нами как систем-но организованный психический процесс по инициации, построению, поддержанию и управлению всеми видами и фор-мами внешней и внутренней активности, которые направлены на достижение принимаемых субъектом целей.

При этом процесс саморегуляции рассматривается как целостная, замкнутая по структуре, открытая информационная система, реализуемая взаимодействием функциональных звеньев, ос-нованием для выделения которых являются присущие им, специ-фические регуляторные функции, системно взаимодействующие в общем процессе регуляции, независимо от конкретных пси-хических средств и способов их реализации.

Модель системы осознанного саморегулирования включает в качестве основных функциональные звенья цели деятельности, модели значимых условий, программы исполнительских действий, критериев успешности, оценки и коррекции результатов. Каждое из звеньев реализуется соответствующим регуляторным процессом: планированием целей, моделированием условий, програм-мированием, контролем и коррекцией результатов.

Таким образом, мы исследуем в первую очередь операциональный аспект процессов саморегуляции, абстрагируясь от ее содержательного аспекта, что позволяет осуществить унифициро-ванный подход и сравнивать индивидуальные особенности основ-ных регуляторных процессов в самых разных видах деятельности, относительно независимо от их внешней исполнительской струк-туры и от состава реализующих ее психических средств и, благо-даря этому, выявлять не только индивидуальные, но и типические стилевые особенности регуляции.

Для обоснования существования устойчивых индивидуальных различий в регуляторике мы привлекли литературные данные, не имеющие прямого отношения к исследованию регуляторики, но содержащие в косвенном виде интересующую нас информацию. Так, мы использовали данные инженерно-психологических исследований процессов переработки информации в операторской деятельности. В качестве важнейших были привлечены данные об устойчивых особенностях поведения при различной личностной типологии.

Наиболее соответствующей контексту нашей задачи оказалась предложенная КЛеонгардом (1981) классификация личностных акцентуаций, в основу которой положено представление о существовании личностных типов, отклоняющихся по выраженности ряда основных свойств от средних значений, но остающихся в пределах нормы. Кроме того, при описании типологии личностных акцентуаций К-Леонгард в большей степени, чем авторы других известных и во многом пересекающихся типологий, уделяет внимание способам организации поведения, наиболее тесно связанным с регуляторно-личностныМ уровнем регуляции поведения.

На основе сложившихся у нас представлений о функциональ' ной структуре процессов психической регуляции, подкреплен' ных литературными данными и результатами собственных экс-периментальных исследований индивидуальных особенностей саморегуляции, в качестве существенных и одновременно ти-пических особенностей произвольной саморегуляции можно выделить в первую очередь особенности процессов, которые свя-заны с реализацией частных функций целостного регуляторного процесса.

К их числу относятся: (1) индивидуальные особенности, связанные с постановкой, принятием, удержанием целей; (2) особенности создания модели значимых условий, то есть анализа условий и выделения комплекса условий, значимых для достижения цели; (3) особенности программирования предстоящих исполнительских действий, необходимых для достижения поставленной цели; (4) особенности контроля, оценивания и коррекции результатов своей активности.

Наряду со специфическими особенностями, характерными лишь для какой-то одной частной регуляторной функции, существуют и такие особенности, которые характеризуют функционирование любого из звеньев регуляции (тем самым, процесс регуляции в целом), и в то же время обнаруживают свою принадлежность к личности, являются инструментарными, личностными свойствами. Такие стилевые особенности мы называем регуляторно-личностными свойствами.

Среди них можно выделить: (а) адекватность условиям деятельности субъективно принимаемой модели условий, программы, способов контроля, критериев успешности и других блоков регуляции; (б) осознанность представлений об условиях и о программе действий, о контролируемых параметрах, о критериях успешности и т.д.

в соответствии с их соотносительной значимостью для достижения цели; (в) пластичность процесса регуляции, возможность внесения коррекций в функционирование различных регуляторных блоков, когда этого требуют условия деятельности; (г) надежность и устойчивость функционирования регуляторных блоков и их структуры в условиях психической напряженности.

Эти системные регуляторно-личностные свойства характеризуют оперативность целостного процесса регуляции или возможность регуляторной системы человека формироваться в максимальном соответствии целям и условиям деятельности. Конечно, личностно-регуляторные свойства не ограничиваются оперативными. Так, к ним можно отнести и такие личностные свойства как уверенность, инициативность, осторожность, критичность, ответственность. В настоящее время есть серьезные основания предполагать, что многие из тех личностных свойств, которые Г.Олпорт назвал инструментальными свойствами личности, являются по своей функции регуляторно-личностными.

Итак, стилевыми особенностями саморегуляции мы называем индивидуальные особенности системы саморегуляции человека, устойчиво проявляющиеся в различных видах произвольной активности, в поведении и практической деятельности. Среди них мы различаем стилевые особенности, характерные для регуляторных процессов планирования целей, моделирования значимых условий, программирования способов и оценки результатов, реализующих различные звенья системы саморегуляции. Кроме того, нами выделены стилевые особенности, которые являются харак-теристиками целостной системы саморегуляции, и одновременно обнаруживают свою принадлежность к личности как субъекту произвольной активности и являются ее свойствами.

Такая дифференциация понятия стилевых особенностей регу- ляторики прямо отражает представленность личности в процессе саморегуляции и соответственно подчеркивает специфику стиля саморегуляции в его взаимосвязи с личностными структурами различного уровня.

Анализ описанных в литературе данных об особенностях организации поведения при различной акцентуации характера позволил нам сначала предположить, а потом и экспериментально показать, что личность, с ее инструментальной стороны, может быть описана индивидуально-типическим “профилем” функциональной выраженности стилевых особенностей саморегуляции, которые являются предпосылками формирования стиля саморегуляции в конкретном виде деятельности.

Стилевые особенности приобретают черты конкретного стиля саморегуляции деятельности в том случае, когда индивидуально-типические особенности саморегуляции, детерминированные личностными переменными модулируются под влиянием требований конкретной деятельности и формируют такую их структуру, которая способствует достижению приемлемой для субъекта успешности.

Личностная переменная определяет индивидуально-типические особенности стиля, его характерологическую “канву”. Требования действительности позволяют определить особенности регуляторики, способствующие успеху деятельности, и недостаточно развитые для обеспечения успешности.

Подчеркнем, что если составляющими индивидуального стиля деятельности являются различные индивидуальные формы реализации произвольной активности (особенности движений, способы действий, особенности операций и т.д.), то составляющие индивидуального стиля регуляции — индивидуально-типические особенности саморегуляции.

Описание структуры индивидуального стиля деятельности неминуемо связано с особенностями конкретного вида деятельности, ее способами и приемами, а характеристика индивидуального стиля саморегуляции носит более обобщенный характер в силу универсальности ее структуры для разных видов произвольной активности человека. Это то, что создает большие возможности для обобщения индивидуальных стилей конкретного человека в различных видах произвольной активности, создания его типологий как по структурным, так и по содержательным основаниям.

<< | >>
Источник: А.В.Либин. Стиль человека: психологический анализ / Под. ред.А.В.Либина. Москва: Смысл,1998. — 310 с.. 1998

Еще по теме Стиль САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ И ЕГО ФУНКЦИИ В ПРОИЗВОЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА:

  1. Глава 1. ОСОБЕННОСТИ РАЗБИТИЯ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТА 
  2. 4.14. Философские проблемы специальных наук 4.14.1. Философские и методологические проблемы филологических дисциплин  
  3. Стиль САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ И ЕГО ФУНКЦИИ В ПРОИЗВОЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
  4. ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА И ТИПОЛОГИИ СТИЛЕЙСАМОРЕГУЛЯЦИИ
  5. 1.2. Представления о семье и субъективная картина жизненного пути как составляющие образа мира современного подростка
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -