<<
>>

СТРАТЕГИИ ПРЕДПОЧТЕНИЙ ЛИЧНОСТИ И СЕМАНТИКА ФРАГМЕНТОВ СРЕДЫ


Как уже отмечалось, феномен предпочтений является одним из наиболее очевидных фактов сквозного характера стилевой организации личностных структур. Так, в осуществляемом нами на протяжении десяти лет (1986—1996) исследовании стилевых
характеристик человека через предпочтения (Либин, 1986; 1993; 1997; Либин, Либин, 1994; Либина, 1997 а, б), был обнаружен эффект изоморфизма геометрических гештальтов (с помощью которых кодируется семантика воспринимаемых человеком фрагментов среды) и поведенческих гештальтов личности. Стратегии предпочтения семантики основных геометрических форм (треу-гольника, круга и квадрата), рассматриваемых как частный случай базового языка кодов окружающей действительности, сопоставлялись с разнообразными личностными и ситуативными переменными. На основе анализа шести тысяч конструктивных рисунков фигуры человека — основного диагностического средства разработанного нами психографического теста предпочтений ТиГР, — а также результатов тестового обследования с использованием традиционных психодиганостических методик около двух тысяч человек, были выявлены основные признаки стратегий предпочтений личности (подробнее см. Либин, 1993; Либин, Либин, 1994; Либина, Либин, рукопись). Подтвердилась гипотеза об общепсихологическом характере механизма предпочтений, системообразующей функции предпочтений в структуре стиля человека и иерархической организации фреймов, основанных на инвариантных соотношениях между компонентами стратегий предпочтения разных уровней.
Стиль человека; структура и функции
В соответствии с разрабатываемой нами концепцией стиля человека содержание паттерна стилевых признаков определяется, в первую очередь, качеством (типом) связей между характеристиками различной детерминации. При этом предполагается, что центральным звеном стилевого симптомокомплекса являются стратегии предпочтения.
Для проверки некоторых положений исходной гипотезы было предпринято экспериментальное исследование различных компо-нентов личности: свойств нервной системы, темперамента, уста-новок в психомоторной и зрительной сферах, когнитивных и эмоциональных процессов, черт характера. Одновременно изучались особенности стилевой сферы, традиционно обозначаемые как “когнитивные стили”, “стратегии семантических предпочтений”, “стили личности”, “стили решения конфлит- ных ситуаций”. Было выявлено (Либин, 1993), что сопряжение стилевых характеристик между собой приводит к появлению фреймов, образующих иерархическую структуру (см. рис. 8.2). Анализ этой структуры позволяет понять эволюционное назначение стиля как особого свойства индивидуальности, характеризующего специфику формы взаимодействия человека с действительностью с учетом эффектов компенсаторности, оптимальности и адаптивности.
внешний контур
внутренний контур
Фрейм V МОДУС ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ (стиль жизни)
компенсаторность,
оптимальность,
адаптивность,
результативность
Фрейм IV ВИДЫ ПОВЕДЕНИЯ (1) И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (2) (1 — реагирование на конфликт и стрессы: стили общения и межличностного взаимодействия; мотивационные и эмоциональные стили; 2 — индивидуальные стили деятельности и руководства)
Фрейм III КОГНИТИВНЫЕ ПАРАМЕТРЫ
(оперирование с информационным полем)
Фрейм II СУБЪЕКТ-ОБЪЕКТНЫЙ БАЛАНС (установки, система контроля)
Фрейм I СИСТЕМА СУБЪЕКТИВНЫХ ЗНАЧЕНИЙ (семантические предпочтения) интенсивность
широта
узость
умеренность устойчивость
изменчивость включенность
(дистантность Рисунок 8.2.
Иерархическая структура стиля человека
Каждый стилевой фрейм (т.е. обладающий отличительной спецификой минимальный набор взаимосвязанных признаков) представляет собой совокупность параметров, полученных после обработки матрицы интеркорреляций. Иерархизированная структура стилевой сферы индивидуальности показывает значе-ние стилевых паттернов, позволяющее сгруппировать их по оп-ределенной внутренней логике в виде фреймов.
Следует отметить, что полученные результаты можно рассматривать только в качестве первого шага на пути создания единой теории стиля человека как целостного описания типичных способов взаимодействия индивидуальности с миром.
Экспериментальное исследование статуса стилевых параметров в структуре индивидуально-психологических свойств показало на-личие существенного влияния на процесс стилеобразования кон-ституциональных компонентов — свойств нервной системы и тем-перамента. Это согласуется с положением специальной теории индивидуальности В.М.Русалова (1991) о существовании особого класса формально-программных свойств психики, охватывающе-го общие звенья наиболее сложных, в том числе и социально-групповых, программ поведения. Этот кластер включает такие признаки как тип стратегии снятия неопределенности, предпочте-ние ранга доминирования, а также предпочтения, связанные с относительным преобладанием той или иной сигнальной системы. Анализ корреляционных связей выявил существование устойчи-вой взаимозависимости между определенными стилевыми пара-метрами и признаками темперамента. Об этом же свидетельствует и наличие общих факторов, лежащих в основании формальной подструктуры личности. Тем не менее, стилевые характеристики, в отличие от темпераментальных, оказались в значительно большей зависимости от “содержательных” подструктур личности, представленных различными чертами характера. Поэтому дальнейшей проверке подверглось положение о том, что по мере продвижения в иерархии стилевых фреймов от семантических предпочтений к характеристикам стиля жизни, связь между конституциональными факторами и стилевыми признаками “верхних” фреймов будет ослабевать. Так, была выявлена различная мера интенсивности связей между важнейшими свойствами индивидуальности: темпераментом, стилем и характером. Ожидалась большая интенсивность связей между параметрами, имеющими общие механизмы функционирования. В соответствии с импликативной логикой отношений между подструктурами индивидуальности, мера “близости—уда-ленности” одних образований от других определяется степенью их обобщенности по отношению друг к другу (см. Русалов, 1991). Обнаружено, что интенсивность связей между параметрами темперамента и стиля выше, чем между показателями темперамента и характера. С другой стороны, стилевые признаки “верхних” (IV—V) фреймов (см. рис. 8.2) образуют более устойчивые комбинации с характерологическими параметрами, чем, например, с темпераментальными.
Завершая анализ внутреннего статуса стилевых характеристик, хотелось бы привести некоторые предварительные выводы, которые можно рассматривать также в качестве оснований единой теории стиля.
Природные, психофизиологические компоненты стилевых свойств, как показывает анализ экспериментальных данных, возможно, обусловленны эволюционно, что проявляется в существовании “компенсирующего”, “сопрягающего” и “интегрирующего” эффектов, сопровождающих процесс жизнедеятельности человека.
Продуктивным является представление о стиле человека как симптомокомплексе характеристик, относящихся к различным уровням индивидуальности. Формирование стилевого симптомокомплекса зависит от возникновения разных типов сопряжения индивидуума со средой, и в меньшей степени подвержено влиянию конкретных целей или смыслов, включенных в процесс жизнедеятельности.
Существенными для описания специфики функционирования стилевой сферы личности являются функциональные харак-теристики компенсаторности, оптимальности, адаптивности и результативности, выступающие мерой конструктивной—деструк-тивной активности человека и образующие внешний контур проявлений стилевого симптомокомплекса. При этом под опти-мальностью понимается возможность достижения субъектом максимального объема информации в данных условиях при ми-нимальных энергетических и временных затратах. Оптимальное взаимодействие со средой предполагает сохранение устойчивого функционального компенсаторного состояния. В свою очередь компенсация или декомпенсация отражается в сохранении баланса или, соответственно, в возникновении дисбаланса инди-видуальных свойств. Адаптивность проявляется как эффект регулятивных механизмов, позволяющих человеку синхронно перестраиваться в связи с изменениями в среде. Наконец, ре-зультативность выступает как мера соответствия поведения че-ловека требованиям решаемой задачи.
Весьма перспективным представляется объединение дифференциального и общепсихологического подходов, данных “формального” и “содержательного” анализа личности с целью выявления механизмов, функционирующих в “зоне пересечения” различных индивидуальных свойств.
Внутреннюю структуру стиля человека необходимо соотнести со структурой внешней среды, представленной, например, в виде списков различных по содержанию фрагментов или ситуаций (Buss, 1991). Особенно важно сближение психологии ситуаций (Forgas, Van Heck, 1992) с исследованиями стилевого поведения на начальных этапах формирования целостного взгляда на проблему стиля человека.
Стиль человека: внутренний контур
Проявление статуса стиля человека во внешней реальности лучше всего описывается в терминах психологического интерак- ционизма, суть которого выражается в формуле “Личность + Ситуация” (см. Magnusson, Endler, 1977; Andrew, Ross, 1993). Дан-ные многих экспериментальных работ подтверждают, что стиле-вые характеристики играют важную роль в разграничении реакций человека на физическое и социальное окружение (Lemer, 1984; Thomas, Chess, 1977; Buss, 1991). Положение о том, что стиль является одним из важнейших механизмов сопряжения индиви-дуума с любым видом деятельности, тесно связано с существо-ванием неэффективных типов стиля поведения в конкретных ситуациях, что подтверждают исследования результатов профес-сиональной успешности работников с большим стажем или ус-певаемости учащихся с более высокими достижениями, а также анализ большого числа профессиограмм (Клаус, 1984; Ильин, 1989; Либин, 1991).
В той или иной мере многие авторы пытались ответить на вопрос о том, возможно ли на основании данных о взаимосвязи стилевых параметров между собой и с внешними элементами среды построить типологичесую модель, дающую представление о механизмах изучаемого явления. Думается, используя только списки — хотя бы даже достаточно полные — стилевых параметров и их комбинаций с фрагментами действительности, достаточно сложно сделать выводы о природе изучаемого феномена.
Вряд ли кто-то будет оспаривать утверждение, что охарактеризовать в целом типичную картину поведения человека можно только с помощью стилевых признаков. Ведь в противном случае мы будем обречены на безуспешные попытки пронализировать хаотичный набор несвязанных друг с другом отдельных реакций, не желающих соединяться в одно целое. Но как объединить в непротиворечивом единстве уникальность индивидуальных стилевых проявлений с универсальнностью общих, типовых закономерностей?
Сравнительный анализ типологических моделей и класси-фикационных схем в контексте формального подхода дает воз-можность говорить о существовании метапараметров, являющихся интегральными измерениями стиля человека. Факторно-аналитическое исследование индивидуально-психологических характеристик позволяет выделить следующие базовые метаизмерения, отражающие специфику формы взаимодействия, то есть стиля, человека с физической и социальной реальностью (см. параметры внутреннего контура на рис. 8.2):
интенсивность—умеренность характеризует энергетический потенциал личности, проявляясь в виде предпосылки активности, направленной на адаптацию, освоение и преобразование окружающей действительности;
устойчивость—изменчивость характеризует богатство репертуара поведенческих стратегий личности в связи с типом режима жизнедеятельности;
широта—узость диапазона взаимодействия проявляется в степени артикулированности поведения, как следствия дифференцированное™ личностной структуры;
включенность—дистантность личности выступает как проявление меры автономности функционирования, отражающейся в характеристиках обратной связи. “Включенная в среду личность” опирается на внешний источник побуждения, учитывая информационные сигналы рельефных признаков среды. “Дистантная личность” характеризуется самодостаточностью, нейтральным отношением к внешним референтным стимулам.
Представленность метаизмерений в виде двухполюсных факторов не означает наличия между параметрами каждой дихотомии только линейных зависимостей. Выделенные измерения интерпретируются с позиций структурно-функционального анализа: характеризуя специфику формальной динамики личности в целом, они описывают также формообразующие компоненты важнейших психологических образований — от темперамента и ^-концепции до иерархии ценностных ориентаций.
Метапараметры стиля человека образуют систему координат как для изучения инструментальной стороны индивидуального поведения и деятельности, так и для исследования типологических особенностей людей. Надо заметить, что первоначально к таким метаизмерениям, описывающим особенности стилевого взаимодействия человека со средой, бьши отнесены лишь три па-раметра: интенсивность—умеренность, включенность—дистант-ность и устойчивость—изменчивость (Либин, 1993). Дальнейшие исследования показали необходимость включения в первоначаль-ную схему еще одного метаизмерения: широта—узость (Либин, 1994). Обозначить этот метапараметр термином “аналитичность—синтетичность”, как это предлагает И.П.Шкуратова (см. раздел 2 наст, изд.), представляется не совсем целесообразным, так как “аналитичность—синтетичность” является проявлением более универсальной характеристики “диапазон когнитивной эквивалентности”, что отмечалось рядом авторов (см. Gardner, 1959). Семантическое поле метапараметра стиля человека “широта- узость” интегрирует в себе элементы таких понятий как аналитичность-синтетичность, сложность—простота (Вауегу, 1965), целостность—детализированность (Klein, 1970), широта скани-рования (Holzman, 1966), субъективный масштаб оценочных шкал (Палей, 1975) и некоторых других. Как и остальные мета-характеристики стиля, “широта—узость” проявляется в различ-ных способах взаимодействия субъекта с фрагментами реальности, например, при сканировании перцептивного поля или при использовании системы конструктов в процессе оценивания других людей.
<< | >>
Источник: А.В.Либин. Стиль человека: психологический анализ / Под. ред.А.В.Либина. Москва: Смысл,1998. — 310 с.. 1998

Еще по теме СТРАТЕГИИ ПРЕДПОЧТЕНИЙ ЛИЧНОСТИ И СЕМАНТИКА ФРАГМЕНТОВ СРЕДЫ:

  1.   4.14.2. Философско-методологические проблемы психологической науки  
  2. СТРАТЕГИИ ПРЕДПОЧТЕНИЙ ЛИЧНОСТИ И СЕМАНТИКА ФРАГМЕНТОВ СРЕДЫ
  3. КОММЕНТАРИИ I.
  4. 2Л. Западноевропейский опыт правовой институционализации гражданского общества: конфликтогенные основания
  5. ГЛАВА 1 РУССКИЙ ЯЗЫК НАЧАЛА XXI ВЕКА В СВЕТЕ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ МИРА
  6. Глава 4 НОРМАТИВНЫЙ И КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -