Круглый стол ПОИСК ИНТЕГРАТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ КАК АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ ОТВЕТ НА ВЫЗОВЫ УТИЛИТАРНОГО ГЛОБАЛИЗМА


Интегративные вехи в развитии мировой философии Integrative milestone in the development of world philosophy

Антонов Е.А.

Белгородский государственный университет, г. г. Белгород E-mail: Antonov@bsu.edu.ru

Феномен интеграции в философии имеет глубокие корни и развитые исторические тра­диции.

Поразительные образцы синтетических устремлений мы находим в классической древнегреческой философии. Платон поставил во главе идей Добро, выражая этим стремле­ние разума к единству. Аристотелю принадлежит уникальная роль в объединении и класси­фикации философских и научных знаний и разработке первой категориальной картины ми­ра. Его философия послужила образцом интегрального научного философствования для мыслителей последующих поколений. В средние века интегрирование философского знания осуществлялось под эгидой теологии. В христианской философии универсальный синтез новой учености был осуществлен Альбертом Великим и Фомой Аквинским.

В ходе секуляризации новоевропейской культуры происходила дифференциация единого комплекса «философия-наука». Наряду с самостоятельными науками возникло значительное число философских учений, в которых в соответствии с методологическими требованиями эпохи осуществлялась систематизация философских знаний. Интеграция философских зна­ний в форме тотального синтеза всех предшествовавших учений представлена в гегелевской философии, где осуществлено снятие прежних принципов в едином философском учении и создание глобальной философской системы. В дальнейшем радикальная критика гегелев­ской универсальной философии, плюрализация и постмодернизация философии способ­ствовали затуханию интеграционного движения.

Осознание недостаточности «стихийной» интеграции и возлагаемых на нее надежд, а также становление трансверсальной философии способствуют целенаправленной и много­мерной деятельности по интегрированию философского знания. Об этом свидетельствуют дискуссии на последних Всемирных и Российских философских конгрессах.

Концепция сознания жизни в русской философии The life consciousness conception in philosophy of Pussia

Белая И.А.

Нижегородский коммерческий институт, г. Нижний Новгород E-mail: irina.belaya.2012@mail.ru

Необходимость диалога как платформы мультикультурного взаимодействия в эпоху, свя­занную с радикальной трансформацией культурного пространства, экспликацией различных типов рациональности, утверждением новых парадигм мышления, не вызывает никаких со­мнений.

В отечественной культуре наряду с присутствием западных аксиологических установок, на уровне общественного сознания отсутствует единство в понимании основополагающих жизненных ценностей и смыслов национального бытия, не представлены мировоззренче­ские, аксиологические основания того типа сознания, которое исторически репрезентирует русское национальное сознание, аутентичное понятию «русская культура» с ее мощнейшим потенциалом.

В отечественной философии, на наш взгляд, сложилось глубоко самобытное понимание сознания, отличающееся от западноевропейского аналoга: сознание здесь предстает как пре­дельно всеохватывающая универсальная форма духа, коррелирующая с многоуровневой структурой реальности и включающая разнокачественные онтологические пласты: эмпири­ческий и трансцендентный - сознание эмпирическое сопрягается с сознанием, долженству­ющим быть, предполагающим трансцендентную перспективу. Это задает новый масштаб исследования сознания и его более сложную «двойную» оптику. Присутствие сферы дол­женствования в этой модели выражает не только качество этицизма русского сознания, но также качество проективности, что предполагает потенцию его трансформации, связанную с жизнеустроительной энергийной мощью сознания. Это во многом объясняет терминологи­ческое словосочетание «сознание жизни», введенное Л.Н. Толстым в его работах позднего периода - «Исповеди» и трактате «О жизни». На наш взгляд, этот термин выражает суть не только концепции Л.Н. Толстого, но концепции сознания, выработанной русскими религи­озными философами XIX-XX в.в.

Парадигмальным здесь выступает религиозное понимание природы сознания, типологи­чески относящееся к восточнохристианскому дискурсу.

Жизнь как антисмерть Безух Ю.В.

Нижнесерогозская районная больница, г. Нижние Серогозы E-mail: ybezukh@gmail.com

Только человеку дано четкое, осознанное понимание неизбежности смерти.

Редкие великие мудрецы воспринимают собственную смерть с полным спокойствием. Многих смерть страшит именно своей неизвестностью.

Сейчас мы рассмотрим вопрос, как жить человеку, осознавшему свою смертность?

Чем тоньше организован человек, разумнее, чувствительнее, чем более у него развито воображение, тем ярче и страшнее он это может представить.

Мудрые, понимая, что неизбежность смерти - это не яд, а мощное противоядие, борются со смертью, расширяя свое прошлое и будущее. У душевных, ранимых натур есть свой спо­соб противостояния - это творчество. Отражение, познание и сотворение нового мира.

Смерть огромный стимул. Ведь понимание ограниченности отпущенной тебе земной жизни рождает стремление максимально самореализоваться в этот краткий промежуток. В этом смысле, понимание неизбежности смерти, тоже есть благо.

Именно размышление о смерти заставило меня еще глубже любить и радоваться жизни, ценить каждое мгновение и ощущать истинные ценности. Отказаться от многого несуще­ственного. Пытаться жить яркой насыщенной жизнью, раздвигая ее рамки в пространстве путешествиями, а во времени мудрыми книгами, размышлениями, познанием древа своего рода. Усилило ощущение радости общения с мудрыми людьми, природой, книгами, застави­ло не только искать Истину, но и делиться результатами своего поиска, не только с близки­ми людьми, но и писать книги, чтобы расширить круг своего общения с нынешними и бу­дущими поколениями. Радоваться неповторимости каждого дня, каждой минуты. Быть пре­дельно снисходительным к чужим слабостям и требовательным к себе.

Соблазнив Еву и вынудив Бога сделать людей смертными, дьявол, в конечном счете, проиграл. Смертность во много раз усилила накал и остроту жизни.

Бывает в жизни Преображение - когда открываются глаза на истинное и даже ощущение Воскрешение - второго духовного рождения. О нем речь не только в христианстве.

Отчуждение человека от природы как одна из причин мирового экологического кризиса

Говорухин С. В.

Московский городской педагогический университет, г. Москва E-mail: lamarc86@gmail.com

Отчуждение обозначает процесс отделения, как продуктов деятельности людей, так и са­мой деятельности в независимую силу, которая в итоге подавляет своего непосредственного исполнителя. Такое определение очень четко характеризует современное положение вещей касающееся взаимодействия человека с природой. Сегодня большая часть людей находиться в искусственно созданных условиях существования, многие природные факторы на нас пе­рестают оказывать влияние, так как мы научились ограждать себя от них искусственным путем. Мы покинули природный ареал обитания и населили свой искусственный мир. Чело­вечество практически вышло из цепей питания и круговорота веществ. Люди научились синтезировать новые вещества, которые не участвуя в круговороте веществ становятся гру­дой мусора отравляющей почву, воду и воздух. Наше векторное отношение к природе при­водит к катастрофическим последствиям. По моему мнению, наивно полагать, что сего­дняшний, так называемый общественный интерес к экологии имеет под собой альтруистиче­ские цели решения глобальных проблем. Что касается интереса к натурализму и выработки экологической этики у обывателя, то здесь ситуация ещё хуже. Нашумевшие образователь­ные проекты и программы эколого-этического характера, показные, практически «театраль­ные» акты помощи природе и прочие популистские действия государства вряд ли имеют под собой цель реального воздействия на обсуждаемую проблему. Экология из науки превраща­ется в торговую марку или становится предметом спекуляции и забалтывания реальных проблем. Именно в таком виде она остается в сознании индивида.

Проблемы современной цивилизации требуют от нас нового осмысления действительно­сти.

Чем больше человек погружается в современную действительность, тем меньше его жизнь наполняется смыслом, тем выше степень его отчуждения.

Процессы, результаты деятельности человека, продукты ее деятельности представляют собой теперь независимую силу, которая, в конечном счете, способна уничтожит своего творца.

Основные противоречия информационного общества Main contradictions of the information society

Ерофеева К.Л.

Ивановский государственный энергетический университет имени В.И.Ленина, г. Иваново

E-mail: xenia.erofeeva@mail.ru

Как известно, оценки, которые дают философы и социологи информационному обществу как специфическому типу социального мироустройства весьма противоречивы. Они варьи­руются от апологетических до самых негативных. Однако наиболее глубокие мыслители показывают диалектическую противоречивость информационного общества, амбивалент­ность его влияния на человека. В научной литературе можно проследить определенную тен­денцию: по мере развития информационного общества, развертывания его противоречий, оценки становятся все более жесткими, негативными. Подчеркивая в целом одни и те же специфические особенности этого общества, авторы в разные периоды придают им различ­ные аксиологические акценты.

Родовая сущность человека заключается в его способности и стремлении к самотранс- цендированию, выходу за свои пределы. Информационное общество, как и прочие типы (традиционное, индустриальное) выражает человеческую сущность противоречиво, не­полно, часто односторонне - но не более чем они. В одних и тех же его аспектах можно усмотреть тенденции, уводящие в сторону от родовой сущности человека, и в то же время, напротив, - более благоприятные условия для реализации этой сущности.

В частно- сти,пресловутую «виртуализацию» некоторых видов деятельности и отношений можно рас­сматривать не только как негативную, но и вполне позитивно. В этом явлении реализуется сущностное стремление человека к игре, происходит «очеловечивание» мира техники, по­рожденного самим человеком, его творческим потенциалом.

Столь же амбивалентны влияния современного информационного общества на характер общения. Возникает качественно новый способ коммуникации. Особые возможности Ин­тернет частично компенсируют изъяны непосредственного общения (возможность находить единомышленников, друзей в дальних уголках земли). В то же время, отношение к другой субъективности как к чему-то несущественному и необязательному, вырабатывающееся в условиях большого города и переизбытка анонимного общения, переносится и в Интернет.

Триадизация российского пути развития (к построению всеобщей ценностной модели культуры) Russian path of trinitiation (build a general value model of culture)

Закунов Ю.А.

Нижегородский Институт Менеджмента и Бизнеса, г. Нижний Новгород E-mail: zakunov.yuri@mail.ru

Чрезвычайно актуальна потребность создания цельной тримерной модели духовного бы­тия, противостоящей абстрактной диалектичности, свойственной западному философство­ванию и практике. Это можно сделать на объективно-идеалистической основе «конкретной духовности» и русской религиозно-философской традиции.

Триадическая модель культуры согласуется с православной традицией и прочитывается как живое единство «данности, заданности и осуществления», являясь отражением первооб­раза Св.Троицы, а в планах «духовного, душевного и телесного» Богочеловеческой природы Христа. Это позволяет предложить механизм оценки культурных феноменов и творчества. Триалектика и живая метафизика христианства, чуждые двойственности, побуждают к хри­стианизации культуры или иными словами её триадизации.

Очевиден приоритет духовно-нравственного измерения всех сторон человеческого бы­тия. Теоретическое обоснование этого тезиса согласуется с фактической историей, богатей­шим опытом отечественной консервативно-охранительной мысли, ролью и традицией пра­вославия. Назрела необходимость переоценки по-прежнему претендующей на универсаль­ность западной системы ценностей, лежащей в основе российской политики постсоветкого времени, и необходимость обретения верной национальной духовной идеи.

«Российский путь» есть всемирно-исторический в его универсальной заданности и осо­бом призвания России благодаря данным условиям бытия. Как особая сила и величина, она призвана к синтезу православия и светской культуры, западной и восточной цивилизаций, решению любой проблемы в принципе. Это касается всего: искусства (гармония внешнего и внутреннего), науки (фундаментальность), образования (прежде всего как воспитания), ре­лигии (цельность и всемирность) или государственности (православная народная монархия).

Крайностям «миропочитания» и «мироотвержения», абстрактной духовности и диалектике «культурного христианства» противостоит русский идеал христианской культуры как «ми- ропреображения».

Философия и инженерия:фундаментально-технологические аспекты соприкосновения Philosophy and engineering: fundamental-technological aspects of interaction

МосковченкоА.Д.

Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники, г. Томск

E-mail: maled@sibmail.com

Наука до сих пор придерживается дихотомии (гносеологической): фундаментальные науки выявляют в «чистом виде» закономерности природы и общества, науки прикладные ищут способы применения на практике того, что познано теоретическими науками. Филосо­фия также подразделяется на фундаментальную - «чистые» универсальные закономерности и прикладную - трансформирует их к реальной жизни. Последние десятилетия произошли радикальные изменения в культуре, науке и производстве. Возник целый пласт инженерных (технических) наук, связанных с исследованием искусственных объектов. Это позволило автору настоящих материалов выдвинуть иное (онтологическое) представление о структуре философского, научного и инженерного знания: фундаментально-технологическое, в основе которого лежит глубинное онтологическое противостояние естественного и искусственного. При этом фундаментальные и технологические науки будут иметь свои, только им прису­щие поисковые («чистые») и прикладные (практические) аспекты.

Философия - фундаментальна (естественно-исторические механизмы человеческой куль­туры в целом). Вместе с тем она технологична (раскрывает концептуальные стратагемные смыслы будущей человеческой жизнедеятельности, активно влияя на материальную и ду­ховную деятельность человека). Технологичность философского знания плохо осмыслена, что отрицательно сказывается на решении глобальных проблем, стоящих перед человече­ством.

Инженерия, напротив, вся пронизана технологичностью, активным влиянием на окружа­ющую человека среду. Технологическая траектория зашла настолько далеко, что современ­ный человек потерял объективно-реальное представление об естественной природе. При этом фундаментальность инженерного знания плохо осмыслена, что приводит к катастрофи­ческим последствиям планетарной человеческой жизнедеятельности.

Таким образом, философское знание, также как и научное, нуждается в коренной техно­логической перестройке, а инженерное знание необходимо насыщать фундаментальными смыслами.

Системно-диалектический подход как дискурс интегративной философии The system-dialectic approach as a discourse of integrative philosophy

Румянцева Н.Л.

Российская государственная академия интеллектуальной собственности, г. Москва

E-mail: nlrumyantseva@mail.ru

Еще менее века назад надежды на решение волнующих человечество проблем возлага­лись на науку. Однако вместе с активизацией развития науки и эйфорией от ее успехов в век научно-технической революции активизировалась и дальнейшая ее дифференциация. И эй­фория была недолгой - сотрясающие мир современные глобальные экономические, полити­ческие, экологические и др. проблемы нуждаются в осмыслении и объяснении. Множество ученых - экономистов, политологов, экологов, социологов и т.д. дают свои объяснения. И они правы, но каждый в своей сфере. Однако невозможно, даже соединив вместе фрагмен­тарное знание, получить претендующее на достоверность знание о целостной системе - ре­дукционизм не срабатывает.

Целостное знание всегда давали философы. Но не удержалась на своем уровне целост­ности и философия - достаточно посмотреть на список специальностей ВАК, где представ­лены многочисленные ее разделы, по которым только и можно «войти» в круг дипломиро­ванных философов. И это еще не самый тревожный симптом - существеннее то, что отсут­ствие общей философской квалификации не позволяет развиваться целостной, интегратив­ной философии. Путевку на философский, как и научный Олимп получают только «специа­листы».

Проблема в позитивизме, захватившем и философию и науку, подчиненную рынку в эпоху научно-технического прогресса. «Триумф позитивного мышления: одномерная фило- софия»(Маркузе) и, добавим, разбитая на узкие специальности прагматически ориентиро­ванная наука, подчиненная критерию не поиска истины, но решению проблемы. Появление угрожающих выживанию человечества проблем и необходимость их исследования привели к развитию системного подхода, который дает синтез философского и научного знания, схватывающий целостный предмет. А его развитие описывается категориями и законами диалектики. Выход - системно-диалектический подход, способный исследовать развиваю­щиеся объекты.

Возможна субъектная интегративная философия? Possible subjective integrative philosophy?

Холодный В.И.

Московская государственная академия коммунального хозяйства и строительства, г. Москва

E-mail: vkholodny@rambler.ru

Согласно моей гипотезе, вечное бытие,адекватно не воспроизводимое в опыте, представ­ляет собой Чистое (Универсальное)Понимание. Между тем, магический человек жил в сфере Воображения,которое адекватно жизнетворило Чистое Понимание.Временное Субъектное Воображение было тождественно вечному Пониманию. На протяжении долгих тысячелетий Воображение постепенно объективируется и человек становится объектно мыслящим инди­видом, но сохраняет в себе потенциал спонтанного субъектного понимания. Появляются два полюса опыта: производственная и научная деятельность базируются на сугубо объектной, а искусство и религия преимущественно на субъектной парадигме. Между этими полюсами живёт Смысловой человек, удерживающий Воображение в качестве жизнетворного мира ценностных переживаний и устремлений. Европейская цивилизация породила отчуждённый рационализм как интегративную философию, органически синтезирующую в себе триедин­ство: Субъектное, Субъект-Объектное и Объектное Понимание. На этой основе формирует­ся Субъет-Объектная рефлексия, перспективная миссия которой состоит в эволюции к Изна­чальному Субъектному Пониманию и возведению его на уровень сознательного колоритно­го жизнетворения.

В середине XIX века на Западе закрепилась утилитарно-прагматическая жизнедеятель­ность, слегка прикрытая либерально-юридическим фасадом. В качестве реакции на откро­венный прагматизм появляются протестные философские учения. В результате рационали­стическое триединство пришло к самоотрицанию,что расчистило дорогу к поиску Субъект­ной интегративной философии. Начался объективный процесс преобразования логически детерминированной рефлексии в проникновенную аксиологическую рефлексию. Предложе­но много убедительных вариантов Глубинного философствования. Но не появилось Субъ­ектной интегративной философии, призванной синтезировать аксиологические тенденции в целостную систему и тем самым продуктивно отвечать на смертоносные вызовы утилитар­ной цивилизации и стимулировать раскрепощение Смыслового человека.

<< | >>
Источник: VI Российский философский конгресс. Философия в современном мире: диалог мировоззрений. Материалы (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012 г.). Том III. 2012

Еще по теме Круглый стол ПОИСК ИНТЕГРАТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ КАК АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ ОТВЕТ НА ВЫЗОВЫ УТИЛИТАРНОГО ГЛОБАЛИЗМА:

  1. Круглый стол ПОИСК ИНТЕГРАТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ КАК АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ ОТВЕТ НА ВЫЗОВЫ УТИЛИТАРНОГО ГЛОБАЛИЗМА