<<
>>

СИНТАКСИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ, СМЕЖНЫЕ С ИНФИНИТИВНЫМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ. ПЕРЕХОДНЫЕ СЛУЧАИ В ОБЛАСТИ ИНФИНИТИВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

Исследование специфики и функций синтаксических явлений, смежных с инфинитивными предложениями, выходит за рамки настоящей работы. Тем не менее необходимо вкратце остано­виться на них. Эта необходимость объясняется тем, что некото­рые синтаксисты без достаточных оснований ставят знак равен­ства между инфинитивными предложениями, с одной стороны, и пограничными с ними конструкциями иной природы с другой.

Речь идет, в частности, о собственно инфинитивных предложе­ниях и тех конструкциях, в которых инфинитив сочетается с без­личными формами ілагола (было, будет] и др. словами.

Так, I*. М. Галкина-Федорук отождествляет конструкции Быть грозе великой. Уж под тобою быть греху, с одной сторо­ны, и Сломить будет буііну голову, Мне было идти, с другой1, тем самым игнорируя структурное своеобразие двух разных син­таксических форме К инфинитивным отнесены н конструкции с отрицательными местоимениями и наречиями в сочетании с ин­финитивами тина Некуда ионти''. При всем этом инфинитивным предложениям дается следующее определение, правда, без ука­зания на характер инфинитива: «Безличными инфинитивными [523] [524] [525]

предложениями называются односоставные бесподлежащные предложения, в которых имеется один главный член — сказуе­мое, выраженный инфинитивом»[526].

К. Л. Тимофеев в качестве особого тина инфинитивных пред­ложений рассматривает так называемые «глагольно-инфинитив­ные предложения[527], для которых характерны два отличительных признака: 1) наличие индикативного модального значения; 2) грамматически выраженная категория времени[528] [529]. Далее К. А. Тимофеев делит «глагольно-инфинитивные предложения» на два разряда: «К первому разряду относятся индикативные ин­финитивные предложения, обозначающие фактическое осущест­вление действия - состояния в определенных временных усло­виях с более или менее ощутимым опенком возможности»: В небе светит, а на земле ие видать1. «Ко второму разряду относят­ся инфинитивные индикативные предложения с оттенком дол­женствования»: Ехать было 25 верст, Идти было два квартала, Ехать будет 25 верст*. Как видно по иллюстрациям, К. А. Тимо­феев смешивает инфинитивные предложения со смежными явле­ниями и явлениями переходного типа, не считаясь с их смысло­выми и грамматическими особенностями.

Для разграничения всех этих явлений каждое из них необхо­димо рассмотреть по отдельности:

I. Конструкции с «будет + инфинитив»: [Щелкоперов] Что уж много думать? потешить будет любезных наших детей (М. В. Имянинники). [Проворов] Я бы вам советывал идти па свою половину, а то вам будет дожидаться долгонько («Пере­мена в нравах»). [Простодум] К слуге было ево привез я добру весть, Да видно будет мне ее назад отвееть (Княжнин. Хва­стун). [Мавра] Ах, Харитон Авдулович! И ты мне по сейчас мно­го пе скажешь? Куда нам голову, бедиым, приклонить будет?

(Плавильщиков. Сиделец). [Бранюкова] Да долго ли ж мис тер­петь будет? (Лукин. Задумчивый).

Своеобразие этих и подобных конструкций можно предста­вить следующим образом: а) главный член в них выражен соче­танием безличной формы глагола будет с инфинитивом; б) функционально форма будет не отличается от безличного гла­гола придется1’, словоформа будет сохраняет лексическую и грамматическую самостоятельность; в) инфинитив, с которым сочетается будет, обнаруживает синтаксическую зависимость от последнего, следовательно, лишен способности выступать в роли независимого члена предложения; г) с точки зрения построения и семантики конструкция Потешить будет любезных наших де­тей тождественна с конструкцией Потешить придется любез­ных наших детей.

Это и есть вполне достаточные основания для отнесения рассматриваемых предложений к безличным, в кото­рых в роли главного члена выступает сочетание независимой безличной формы глагола с зависимым инфинитивом.

2. Конструкции с «было + инфинитив». Здесь следует отме­тить два случая:

а) Случай, когда было сохраняет «конкретное значение без­личного глагола прошедшего времени с модальным значением «полагалось», «следовало», «было нужно»[530] [531]: [Проворов] То-то было ие так роскошію жить («Перемена в нравах»). Мышь ему сказала: тебе было об этом до поимаиья думать, а теперь уже пикто тебя пе поймает, и бояться нечего (Волчков. Летучая мышь со соловьем). [Портной] Да / ково, скажи, мне было до­ложиться? (Княжнин. Хвастун). [Лука] Да что жо другое было мне баять? Не все ли я по-вашему сделал? (Понов. Бур- лин).[Маша] На что жь было покидать тебе свою службу? (Голицын. Отец-невидимка).

Эти конструкции также не могут быть признаны в качестве инфинитивных предложений, поскольку в них инфинитив нахо­дится в зависимом положении от безличной формы было. По языковым данным рассматриваемого периода сохранение кон-

кретного значения было связано с его препозитивным употребле­нием относительно инфинитива. Исключение из этой закономер­ности составляют случаи, когда при инфинитиве стоит отрицание не\ [Иван] Не зевать было тебе, сударь; певесту-то твою уж увели (Крылов. Проказники). [Мавра] Ах! сударыня, как мае с приятностью ае слушать было ах разговоров? Они все об вое говорили (Екатерина II. О время!). Ток неминуемую смерть свою видя, сказал: Не ходить было мае аа берег ае в свое место, да лежать в воде, ток бы я и не съеден был... (Волчков. Лисица и Гак).

б) Когда было утрачивает конкретное значение и функциони­рует как показатель ирреальности: [Матвей, один] Да то беда, Анюту-та я люблю, до оно меня любит ли? Этого я не зною. Попытаться было спросить у псе?., кок бы мне легонько про- ведать? (Плавильщиков. Бобыль). [Монроз] Подлежит при­знаться, я в изъяснении этом не нахожу Гортонсы. [Арамонт] Зачем же ае сказать было о ее состоянии? (Бабичев. Училище дружества). Лишь в этом последнем случае мы имеем инфини­тивное предложение, у которого единственный главный член вы­ражен независимым инфинитивом, а было служит модальной частицей к нему.

Таким образом, консірукции с сочетаниями «будет і инфини­тив», «было 4- инфинитив» (если «было» не функционирует как частица) лежат в совершенно другой синтаксической плоскости, чем инфинитивные предложения. Их смешение с последними лишено грамматической почвы.

В сфере инфинитивных предложений можно наблюдать и ка­кие явления, которые в известном смысле противостоят им как по значению, так и по структуре. Эти явления соч era ют в себе особенности различных синтаксических единиц. На них указы­вал А. А. Шахматов", хотя и не выделял их из общего числа ин­финитивных предложений.

Такого рода конструкции должны быть выделены в отдель­ную группу. Они представляют собой переходные случаи в сфере инфинитивных предложений, образуя некое промежуточное зве­но между инфинитивными и неинфинитивными предложениями.

11 Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. С. 108—109.

Среди этих конструкций следует отметить следующие структур­но-семантические разновидности:

I. Конструкции, в которых главный член выражен глаголами «чувственного восприятия»; по значению они близки к страда­тельному обороту речи: Винный извиняется, братья заступают, Ворча, слово за слово ссору подымают, Шум и гром — уж не слыхать нп чтенья, ни певу (Кашемир. Сатир и Периерг). Ре­шился ли народ отстать От закоснелаго годами заблужденья,,. Еще об этом не слышать (Хемницер. Парод и идолы). Сам зе­лен весь как чиж, а ноги голубыя! О чем слыхом доселе не слы­хать (Хемницер. Зеленый осел). Что с тобою, ангел, стало? Не слыхать твоих речей... (Дмитриев. Песня). Об удальстве тво­ем другого не слыхать; И можно ли тебе равняться в чем со мною? (Крылов. Собака и Лошадь). [Прямиков] Да куды они по­девались?.. Во всем доме-таки ни духу хозяйского... слухом не слышать... (М. В. Имянинники). [Степан] ...осень; зги не ви­дать, и дороги не знаем (Муравьев. Ошибки). [Милон] Нет, не уеду, не видав моего друга; подожду его, подож'ду для того, чтоб еще мог его обнять; ио не видать Евгении, и ехать, не простясь с нею... (Титов. Истинный друг). [Олимпиада] ... фирлюфшиков? Что его не видать? (Екатерина II. Имянины гж. Ворчалкиной). [Марья] И опа, сударыня, съехала. [Гж. Ми­хайлова] А куда, мой свет, не слыхать? («Воспитание»).

В этих предложениях единственный главный член выражен инфинитивом — в этом их общность с инфинитивными предло­жениями. Но в отличие от инфинитивных предложений они не имеюг, во-первых, модального значения долженствования или возможности-невозможности; во-вторых, грамматически оформ­ленной (или неоформленной) соотнесенности действия с косвен­ным субъектом12. Указание на субъект действия состояния в них отходит на второй план, затем и нейтрализуется. Характер­ная особенность их в аспекте выражения времени состоит в том, что в них действие, обозначенное инфинитивом, относится к мо­менту речи, а инфинитив как бы приобретает добавочные значе­ние страдательного залога.

12 Богородицкий Н. По вопросу о русской грамматике как учебнике. С. 232.

Генетически они восходят к инфинитивным предложениям с модальным значением невозможности (или возможности) дейст­вия. Однако в противоположность собственно инфинитивным предложениям со значением невозможности (возможности), в которых действие относится к неопределенному времени, в них осуществление действия совпадает с определенным моментом — с моментом речи. Следовательно, процесс возникновения этих конструкций сводится к лексико-грамматическому сдвигу, про­исходящему в главном члене в зависимости от частоты его си­туативного употребления. При этом содержание главного члена обогащается за счет наслоения дополнительных значений[532]. Следствием этого процесса является то, что повое, обогащенное содержание инфинитива не нуждается в грамматически выра­женном (или невыраженном) представлении о субъекте, в связи с чем последний исчезает. Из сказанного следует, что рассматри­ваемые конструкции должны быть квалифицированы как пере­ходный тип от инфинитивных предложений к другим синтакси­ческим конструкциям, в частности — к безличным. Они не могу т определяться как «инфинитивно-безличные предложения»[533]. Также недостаточно указания на их синонимичность другим ти­пам предложений[534].

II. Конструкции, выражающие допущение, согласие, уступку и другие подобные значения. Особенность их состоит в том, то они включают в свой состав как обязательный элемент наречие[535]. Семантически они стоят близко к формам Пусть будет так, Пусть так и будет и пр. С точки зрения грамматической органи­зации они делятся на несколько типов:

1. Конструкции, состоящие из инфинитива быть и наречия: 1) Инфинитив стоит в препозиции: [Здравосудов] Быть так;

виноват, сестрица (Николев. Попытка не шутка). [Сганарев] Быть так: мир! По рукам и доброю порою (Капнист. Сганарев, или мнимая неверность). [Пустон] не огорчайся: быть так... женись, женись на Честане... Не теряй Барона («Злоумный»). [Легком ысла] ...быть так, вы мо-жете к нам ездить... только ради бога... чтоб амуры тут не вмешивались... (Там же). [Сали- дар] Все скажу, господин Доктор; быть так (Сумароков. Ядо­витый). 2) Инфинитив стоит в постпозиции, он соединяется с наречием посредством союза //; [Андрей] Что делать! Так и быть: бранитесь, сколько вам хочется, когда вам воля дана (Плавильщиков. Сиделец). [Ванька] А к вечеру, так а быть! Пусть поколотят. Крепче усну (Крылов. Пирог) [Анна] Так а быть: Хозяин будет сам сидеть на карауле; Ведь видит с кресел он, что крадет кто на стуле? (Капнист. Ябеда). [Матвей] Так и быть, скрепя сердце и зубы стиснув, буду терпеть (Плавильщи­ков. Бобыль). [Вскипятилин] Эй! Кто-нибудь! — нет никого! ----- что делать, так а быть; давайте я буду отпарировать (Клу­шин. Алхимист). Так а быть, слезами не поправить (Дмитриев. Желание). В отдельных случаях эти конструкции обнаруживают отчетливо выраженное модальное значение долженствования; [Стародум] Ему многие смеются. >/ зто знаю. Быть так. Отец мой воспитал по-тогдаишему, а я не нашел и нужды себя пере­воспитывать (Фонвизин. Недоросль).

2. Конструкции, в которых инфинитивные сочетания следуют за эмоционально-оценочными словами-предложениями, как бы подчеркивая, усиливая значение последних; [Домоседова) Хоро­шо, быть так... (Городчанинов. Митрофанушка в отставке). [Домоседов] Добро, быть так (Там же). [Харитон] Хозяйка! Вы­пей для гостей-та, добро так уже и быть (Плавильщиков. Си­делец). [Мавра] Добро... быть так... скажу... только не про- молвтесь (Екатерина 1L Шаман сибирской).

3. Конструкции с частицей ну; [Харитон] Ну, быть так: со­блазнили вы меня (Плавильщиков. Сидплец). [Анисья] Я было и встречаться не хотела с этим грубияном; ну, да быть так (Плавильщиков. Братья Своеладовы). [Самохвал] Ну, быть так: с чем теперь Пегаеова сравним? (Эмин. Знатоки). [Лялюкин] Ну быть так... я .женюсь по вашему совету... (Екатерина И. Вот таково иметь корзину и белье). [Трофим] Ну, быть так... сей
запутанной человек был не чужой... сударь... но сын ваш (Екате­рина II. Разстроенная семья осторожками и подозрениями) Ну! быть так, полетел; да где ж он только сел (Летучий бык. «Ут­ренние часы», 1789).

4. Конструкции с частицей тг. [Верхолет] Ни слова боле, Иль с глаз моих долой. [Простодум] Ип быть по вашей воле (Княжнин. Хвастун). [Свирелкин] Ин быть по вашему. Л стану так читать, как вам, сударыня, угодно приказать (Княжнин. Чудаки). [Криво­судов] Ин быть так; если он спроворит до суда Всех членов склонить; то вот-те слово свято (Капнист. Ябеда). [Фекла] Ип быть так; но этой новизною, Пустыми страхами и вздорной чепухою. Пожалуй, перестань мне голову ломать... (Там же). [Анкудин] Ии быть по-твоему! Так уже и Гавриле Снмонычу сказать; он мне промолвил; иипоб свадьбу-mo просто сыграть (Чернявский. Купецкая компания). Ии быть так, --- заюшка один пошел трудиться (Ржевский. Лисица и Зайц).

5. Смешанный тип, объединяющий в своем составе элементы разных групп: [Кривосудов] Ин быть так, хорошо; возьми (Капнист. Ябеда). [Кривосудов] Добро! Ип так и быть (Там же). [Сисой] Добро: ин быть так (Попов. Немой). [Угар] Иу, добро... так а быть. Беги скорее! (Голицын. Отец-невидимка). [Потаи] Ну, ин быть так («Домашние несогласия»).

Во всех этих конструкциях форма косвенного субъекта встре­чается исключительно редко: [Андрей] Но быть тому так; мне было нечего делать... Если б я упрямился и пе сказал, то бы по- бои-то скушал... (Ельчанинов. Наказанная вертопрашка). [Луке­рья] Ну, быть уж тому так. Извольте приходить в сумерки в сад в большую крытую дорогу. (М. В. Имянинники). [Корыето- люб] Так уже так тому и быть, и я досконально уверен па ваше вспомогательство... (Соколов. Судейские имянины). [Добро- нрав] Что делать?., обманули; быть делу так («Добронрав»). Случаи с дательным субъекта составляют 6% общего числа соче­таний рассматриваемого типа.

Итак, говоря о структурно-семантическом своеобразии конст­рукций переходного типа, следует отметить:

1. Важнейшая их особенность — это их стереотипность. Как минимум, они должны состоять из двух компонентов: из инфи-
нитива быть и наречия образа действия, сочетание которых об­разует основное структурно ядро.

2. Это структурное ядро может быть распространено словами, грамматически зависимыми от инфинитива, причем объем кон­струкции не влияет на ее синтаксическое содержание.

3. Круг слов, способных быть компонентами этих конструк­

ций, ограничен. Сюда входят только инфинитив быть, наречия образа действия так, по-иашему, по-твоему и под., а также час­тицы ну, ин, уж Могуг входить и лично-указательные ме­

стоимения, если в них (как след собственно инфинитивных пред­ложений) сохраняется форма косвенного субъекта.

4. Синтаксическое содержание конструкций метафори чески переосмыслено. Они перестают выражать первоначальное для них модальное значение долженствования, поскольку за ними закрепляется новое значение, вызванное иным применением.

5. Семантическая трансформация, имеющая место в подобных случаях, влечет за собой как следствие трансформацию синтак­сических отношений между членами инфинитивных сочетаний. Поэтому в них действие, обозначенное инфини тивом, пе соотно­сится с косвенным субъектом, если даже форма косвенного субъ­екта наличествует. Необходимая синтаксическая связь инфини­тива с косвенным суб'ьектом деформируется, возникает новая связь ----- связь инфинитива е наречием образа действии.

Все рассмотренные синтаксические тины конструкций, выра­жающих допущение, согласие, уступку и проч. значения, явля­ются принадлежностыо разговорного языка ХѴІП в., представ­ленного в баснях, комедиях и друі их близких к ним жанрах.

Конструкции эти в языке исследуемого периода образуют по­граничное звено между синтаксисом и фразеологией.

Что касается дальнейшей судьбы их, то следует заметить, что в литературном языке XIX в. в качестве широко употребительно­го элемента разговорного языка укрепляется оборот так и быть или ну, так и быть, ставший фразеологическим единством или «метафорическим словосочетанием», по терминологии проф. Б. А. Ларина[536]. Оборот е препозитивным инфинитивом встреча-

ется лишь эпизодически и то большей частью в стилизованной речи: [Недвига] Ну, быть по-вашему! Срамницы, право! (Ост­ровский. Воевода. І. Сц. I. Явл. 2).

Некоторые же из рассмотренных выше типов вовсе не прони­кают в литературный язык XIX в.

ИІ. К переходным явлениям относятся и конструкции типа Как же быть и др., восходящие по происхождению к обратно­вопросительным инфинитивным предложениям: [Простодум] Мое Сенаторство, все, графству на подпору Отдав, должно само во всем терпеть умору; Да как же быть; терпи, так слю­бится вперед (Княжнин. Хвастун). [Чванкина] /Іх батька!., ото што?.. вам кажется обидно, что дочь графинею?.. Я знаю, что завидно: Да как же быть; добра себе желает всяк (Там же). [Матвей] Как им сказжу, что знаю, так бы не осердился барин за слугу. Я бы рад, сударыня, знать, да как же быть (Плавиль­щиков. Бобыль). [Марина] Потерпим... как же быть, все в руцех есть творца (Николев. Самолюбивый стихотворец). [Игнатий Иготип] Ото мне сильно не приятно слышать... [Разсудин] Как же быть, я говорю вам правду... (Екатерина И. Недоразумения). Однакож; как быть, переменить было не чем, а надлежало терпеть (Хлюстик, Лисица и Тигр. — «Утренние часы», 1788, сентябрь).

Семантически выделенные инфинитивные сочетания обозна­чают примирение говорящего с фактами, явлениями действи­тельности, которые обычно направлены против его интересов. С этой точки зрения они близко соприкасаются с конструкциями типа Ничего не поделаешь, раз так случилось (случается). В ритмомелодическом отношении они характеризуются вопроси­тельно-повествовательной интонацией, близкой к повествова­тельной.

IV. Конструкции, выражающие презрительно-пренебрежи­тельное отношение говорящего к тому или иному явлению дей­ствительности, и некоторые другие разновидности с устранен­ным косвенным субъектом. В отличие от выше рассмотренных типов, инфинитивные сочетания последней группы сохраняют модальные значения долженствования, необходимости, невоз­можности и пр. Но в силу особой эмоциональности, часто сопро­вождаемой экспрессией, действие, названное инфинитивом, пе-
рестает соотноситься с косвенным субъектом: [Лнюта] Матве- юшка! Что нам делать? [Матвей] На Аксена наплевать и ни о чем не думать... (Плавильщиков. Бобыль). [Высонос] Чего и ждать от этих вертопрашных. За что он сердится? — да на него плевать (Княжнин. Чудаки). Со львом ни дать, ни взять (Хемницер. Путешествие льва).

Таким обратом, в сфере инфинитивных предложений наблю­дается целая серия случаев, внутренняя противоречивость кото­рых является порождением постоянного взаимодействия между различными впутрисиптаксическими явлениями — с одной сто­роны, и между явлениями синтаксиса, морфологии и фразеоло­гии — с другой. Эти случаи, потеряв живую связь с активно дей­ствующими в языке процессами, перестают быть продуктивными элементами структуры языка и переходят в клише фразеолог иче­ского типа.

<< | >>
Источник: Тарланов, 3.К.. Динамика в развитии и функционировании языка: Монография / 3. К. Тарланов. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008, —536 с.. 2008

Еще по теме СИНТАКСИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ, СМЕЖНЫЕ С ИНФИНИТИВНЫМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ. ПЕРЕХОДНЫЕ СЛУЧАИ В ОБЛАСТИ ИНФИНИТИВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ:

  1. п
  2. СИНТАКСИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ, СМЕЖНЫЕ С ИНФИНИТИВНЫМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ. ПЕРЕХОДНЫЕ СЛУЧАИ В ОБЛАСТИ ИНФИНИТИВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ