<<
>>

1.3.2. Современность как культурно-историческая ситуация формирования образа мира. Психологический портрет современного подростка.

Историчность отрочества как особого социального феномена, обусловленная тем, что на разных исторических этапах развития общества оно имело различные структуру и содержание, побуждает нас искать и анализировать особенности сознания, мышления, потребностно-мотивационной и эмоционально-волевой сфер, ценностных аспектов бытия и душевных переживаний современного подростка.

Авторитетные современные исследователи детства и отрочества (Д.И.Фельдштейн, К.Н. Поливанова, А.М. Прихожан, Л.Б. Шнейдер, И.А. Баева) подчеркивают, что наша способность описать многочисленные векторы тех объективных изменений, которые претерпевает наблюдаемая нами историческая ситуация функционирования человека (которую современные философы, социологи, экономисты иначе называют глобальным сообществом, постцивилизацией, а также ноосферной или антропогенной цивилизацией), не гарантирует нам полного понимания того, кем же является сам этот человек, какие изменения произошли «в» нем самом, какое качество приобрели возрастные новообразования в различных сферах психики и на какие ориентиры теперь опирается подросток. Выводы последних работ, направленных на описание изменений современного ребенка, часто противоречивы, разрозненны и заставляют последователей настойчиво искать понимание психологических особенностей современного ребенка, подростка, взрослого. Наше исследование также направлено на удовлетворение интереса к внутреннему миру сегодняшнего подростка, для интегрального описания которого мы используем понятие

«образ мира». Однако, перед тем, как приступить к обсуждению полученных нами результатов, выделим психологические черты нынешнего подростка, существенно отличающие его от своего сверстника 50-х годов (в течение которых были реализованы фундаментальные исследования «чувства взрослости» и его видов Т.В. Драгуновой (1961), обозначены центральные новообразования возраста (Эльконин Д.Б.

в соавт., 1967)), 70-х годов (ознаменовавшихся выходом в свет исчерпывающей монографии Л.И. Божович, в которой подробно освещались вопросы развития потребностно-мотивационной сферы в отрочестве (Божович, 1968)) и подростка эпохи перестройки (выразительный психологический портрет которого нарисовали А.М. Прихожан и Н.Н. Толстых (1990)).

По мнению авторитетных исследователей, трансформация отрочества прежде всего затронула жизненные ценности подростков, главными из которых, на сегодняшний день, являются: самоуважение, личное мнение, собственные права и желания (Прихожан А.М. в соавт., 2011). Потребность утверждать себя, отстаивать собственные интересы и добиваться отношения к себе как к равному – то, что пришло в современном подростке, по мнению А.М. Прихожан, на смену потребностям «быть, ощущать себя взрослым» и формировать представление о себе как «не о ребенке», описанным Т.В. Драгуновой. При этом, как справедливо отмечает автор, сегодняшние подростки фактически лишены средств самопознания, основным из которых является личностная рефлексия. Последняя утратила всякий интерес для старшеклассников и кажется чем-то нестоящим для того, чтобы тратить на нее время. Неготовность понять реально действующие мотивы собственного поведения и жизненные стремления, вытекающая из нивелирования возможности анализировать собственные переживания, ведет к неумению организовать время собственной жизни (Шнейдер, 2011), утрате ее смысла (там же). В планировании собственной жизни, которое имеет характер эпизодического, труду как описанной в ставших классикой учебниках по психологии развития ведущей деятельности взрослости не отводится достойного места, так как ценность его современным подрастающим поколением утрачена (Шнейдер, 2011). Если профессиональная перспектива и обдумывается старшеклассниками, то как траектория отстаивания уже отмеченных нами главных приоритетов отрочества – самоутверждения и самовыражения. Центрированность на себе как яркая черта психологического портрета сегодняшнего старшеклассника, нередко принимает масштабы аффективно-личностного эгоцентризма, который играет важную роль в развитии подростковой девиантности, представляя собой

«защитный механизм», снижающий у подростка переживание социального неуспеха (Фокина, 2008).

Глубокие перемены охарактеризовали и подростковую дружбу, распространенной формой которой стало поверхностное переживание «совместности» при участи в каком-либо действе, просмотре очередного шоу (Прихожан, 2011),

вытеснившее из дружбы переживание собственно «личных отношений» (Кон, 1980). Значительно сузилось и само пространство создания и развития дружеских привязанностей: интересы современных подростков часто поверхностны и кратковременны, неформальные объединения – стихийны, дворовые компании – редкость. Все это в совокупности обеспечивает частую смену круга общения, трудности в формировании постоянных контактов со сверстниками и поддержании эмоционально близких отношений. В портрете нынешнего старшеклассника нельзя не отметить и еще одну его характерную черту – отсутствие увлеченности чтением. Чтение и как форма досуга, и как одна из важнейших сфер познавательной и учебной деятельностей, утратила для нынешний подростков всякий интерес (Прихожан А.М. в соавт.,2011; Баева, 2011 и др.). Основное следствие этого состоит в том, что ценностно-смысловая сфера современных подростков формируется отнюдь не под влиянием искусства (и литературы как его вида) как инструмента саморазвития и самосовершенствования, а под воздействием информации из СМИ и чтива как проявлений массовой культуры, затмившей в современном обществе иные формы культуры и «тормозящей процессы личностного развития, консервирующей примитивные структуры нашего сознания» (Леонтьев Д.А., 2003). Также можно добавить, что нынешний старшеклассник мало пишет, перефразируя мысль о том, что эпистолярный жанр и практика ведения личной переписки рассматривается современными подростками как нечто архаичное, а подчас и не рассматривается вовсе как совсем незнакомое. Вместе с написанием писем друзьям, ведением личных дневниковых записей из отрочества исчезла готовность исследовать себя и близкого человека, рефлексировать личностные особенности, задумываться о причинах собственного поведения. При этом именно способность к личностной рефлексии рассматривается А.Н.

Леонтьевым (Леонтьев А.Н., 1983) как основной механизм «второго рождения личности». Как изменилось содержание этого процесса, протекает ли он вообще у современных подростков? Несформированность жизненных планов, отсутствие четких профессиональных ориентиров, слабость интересов и целей, описанные выше, свидетельствуют о том, что осознание мотивов собственного поведения, которое и представляет собой «второе рождение личности», современными подростками чаще не осуществляется (!).

Общение современного подростка, разворачивающееся в социальных сетях или посредством технологий СМС и Твиттера, также имеет выраженную специфику (Савельев, 2011), позволяющую нам охарактеризовать его как не создающее условий для становления психосоциальной идентичности и кардинально преобразующее образ мира. Рельефно это выступает в представлениях о семье, полноправным членом которой

современными подростками не редко называется компьютер2. Интересной особенностью интернет-общения нынешних старшеклассников называется также создание интернет- семьи и выбор виртуальных супругов, возможности которого в избытке предоставляются специализированными сайтами. Конечно, в этих увлечениях проявляет себя в корне изменившееся самосознание подростка, специфику которого еще предстоит обсуждать в перспективе.

Особенности целостного мировосприятия современных подростков, определяющиеся переживанием мира как источника насилия отмечены И.А. Баевой (2011). Их распространенность, по мнению автора, является одной из причин деструктивного и антисоциального поведения подростков, а также может приводить к отказу от реальности и предпочтению виртуального мира, в котором подростки, являясь членами интернет-сообществ, «устраиваются на работу», «проводят досуг», иначе говоря

«реализуют» типичные сферы жизненной активности, которые в реальности оказываются у них редуцированными. Подобного рода инфантилизация подростающего поколения ведет к неготовности современных подростков самостоятельно решать задачи развития (Головей, 2011).

Важными психологическими особенностями современного подростка, по мнению некоторых ученых, также выступают недостаток уважения к истории и дефицит любознательности; отсутствие идеалов, представлений о должном, ценности объективной истины (Ковалева Н.Б. в соавт., 2011). Характеризуя картину общества современных подростков, Ковалева Н.Б. отмечает ее «фрагментарность», то есть представленность в ней конгломерата различных социальных сообществ, объединенных разными нормами, целями, интересами. Фрагментарность картины общества демонстрирует отсутствие целостности мышления и сознания современных подростков (там же).

Пассивность в получении знаний о мире – важная составляющая психологического портрета современного старшеклассника3. Нынешний подросток мало заинтересован в познании окружающей действительности – она предстает перед ним изученной, ясной, понятной, не призывающей к какой-либо исследовательской активности, скучной. Антропоцентристская картина мира, уверенно транслируемая современными СМИ (Ковалева, 2011), ставит в центр мироздания человека с его потребностями,

удовлетворение которых вытесняет из сферы актуальных интересов и готовность

2 Эта особенность была подчеркнута научным руководителем диссертационного исследования канд.психол.наук., доцентом Лидерсом А..Г. в обсуждении промежуточных результатов работы 25 мая 2009 г.

3 Данная особенность отмечена научным руководителем диссертационного исследования канд.психол.наук., доцентом Лидерсом А..Г. в обсуждении промежуточных результатов работы 25 мая 2009 г.

открывать для себя мир. «Скучность» мира ведет к потере подростка себя в нем – возникают уже описанные нами сложности с выбором будущей профессии, неготовность осознать мотивы собственного поведения, беспорядочность и поверхностность контактов с другими людьми. Малопривлекательной для нынешних старшеклассников выглядит и такая жизненная сфера как религиозная и это – несмотря на то, что в сегодняшнюю школьную программу интенсивно вводятся курсы по «духовно-нравственному воспитанию», претендующие на обязательные занятия. Мы практически не встречаем подростков среди прихожан церквей и это интересная черта современности.

Психическая напряженность, отличающая современных подростков и детей (Фельдштейн, 2011), являясь следствием пагубных трансформаций, которые претерпевает семья в современности (увеличение числа внебрачных рождений, рост доли неполных семей, дефицит общения внутри семьи), не только ведет к объективному ухудшению нервно-психического здоровья молодежи, но и накладывает определенный отпечаток на картину мира в отрочестве, добавляя субъективному переживанию реальности тревоги, ощущения неуверенности и пессимистичности. Среди современных старшеклассников наблюдается рост агрессивности, жестокости, цинизма. Растет распространенность драк, в том числе драк среди девочек-подростков, свидетельствующая об изменении полоролевой модели поведения (Собкин В.С. в соавт., 2005). Усиливающаяся социальная дифференциация и неравенство проявляют себя в интенсивности групповых драк между представителями различных неформальных групп.

Выраженными являются регрессивные изменения в мозговом обеспечении познавательной деятельности у нынешних старшеклассников (Фельдштейн, 2011). Ухудшаются возможности произвольного регулирования собственной деятельности, ослабевает избирательность внимания, уменьшается объем рабочей памяти, снижается способность избирательной оценки значимости информации. Как следствие, образуется несоответствие механизмов мозгового обеспечения тем когнитивным и эмоциональным процессам, морфофункциональным субстратом которых они являются. Таким образом, еще одной причиной преобразований Детства, которые мы наблюдаем, является объективное ухудшение здоровья детей и подростков.

Частыми внутренними переживаниями современных подростков становятся чувства одиночества, опустошенности, покинутости, брошенности, ненужности миру взрослых и миру вообще (Фельдштейн, 2011). Эмоциональное неблагополучие подростка, порой достигающее выраженности серьезного психогенного расстройства, за последние два десятилетия стало регистрироваться заметно чаще и иметь более негативные последствия как для самого подростка (рост числа подростковых суицидов), так и для общества (Harrington, 1995).

Отмеченные особенности заставляют задуматься над тем, какие из психологических характеристик подросткового возраста, описанные в авторитетных и относительно недавних работах М.Кле, Ф.Дольто, Х.Ремшмидта, R. Havighurst , И.С. Кона, А.Е. Личко, А.В. Мудрика сохранились к сегодняшнему дню? Мы можем настаивать на единстве источника и движущей силы развития, но само содержание ведущей деятельности и новообразований подростничества может быть переосмыслено. Обобщая эти данные можно сказать, что Отрочество не только стало другим, но и, приобретя отмеченные выше психологические особенности, понесло тяжелые потери, вызванные «общим ухудшением психологических характеристик современных детей и подростков (Фельдштейн, 2011).

Факторами, определившими качественные изменения природы отрочества, являются: креолизация традиционных каналов социализации - семьи и школы (Поливанова, 2011); снятие соответствующих, прежде всего, общекультурных и психологических барьеров между разными странами, все более активная представленность открытости мира человеку и человека всему миру, характеризующая современное информационное общество (Фельдштейн, 2011); насаждение «рыночной идеологии», ориентированной на потребление и сиюминутный успех (Фельдштейн, 2010); ценностно-нормативный хаос современной России, гипертрофированное акцентирование материальных символов успеха (Зайцев, 2011), диффузия и размывание традиционных ценностей (Обухова Л.Ф. в соавт., 2011); плюрализм как чрезмерное многообразие мнений, каждое из которых в отсутствие критической оценки и критического осмысления, получает свое развитие (Ковалева Н.Б. в соавт., 2011). Безусловно, важной отличительной особенностью современности является то, что дети в ней предельно далеко отдалились от взрослых: уменьшилось число контактов подростков с родителями, которые, ввиду высокой занятости на работе, вынужденно сократили время, проводимое с детьми, чем увеличили их подверженность пагубному воздействию массовой культуры и СМИ. Следствием этого явилась также и потеря родителями ответственности за детей (Фельдштейн, 2011), попустительство по отношению к ним, предоставление широты выбора и свободы, избыточной для старшеклассника. Получается, что современный подросток развивается как бы стихийно: семья, традиционно представляющая собой самый первый институт социализации, главный «фильтр», который вынуждены преодолеть любые внешние воздействия (особенно в последних исследованиях подчеркивается роль информационных из них) на сознание подростка, не выполняет в полной мере свои функции. Последствия этого – очевидны и описаны выше в психологическом портрете нынешнего старшеклассника. Важно отметить, что современный подросток отдалился не только от родителей, но и от учителей, общение с

которыми стало носить более формализованный, лишенный искренности и доверительности характер (Собкин В.С. в соавт. 2005).

Д.И. Фельдштейн (2011) характеризует современное общество как утратившее доверие к подрастающему поколению, такое, в котором общественная ценность растущего человека не подчеркивается, не фиксируется, атрибутивно не обозначается. Это влечет за собой исключение подростка из тех сфер общественной жизни, в которых он мог бы принять самое посильное ему участие - социально-экономической, политической, экологической. По мысли Д.И. Фельдштейна, взрослые отнимают у подростка важные средства обретения социальной и личностной идентичности, игнорируя перспективы его последующего развития, рассматривая его только как подростка. Это, естественно, ограничивает возможности подростка решить нормативные задачи развития и усугубляет протекание подросткового кризиса.

Маркетизация и маргинализация общества, неравный доступ к образовательным ресурсам в мегаполисе и провинции, адопция, отрывающая ребенка от культурных традиций общества и его истории – важные характеристики сегодняшней культурно- исторической ситуации развития подростка (Фельдштейн, 2011). Распространенной является точка зрения на то, что ситуация развития в отрочестве характеризуется как приобретение подростком автономии от родителей, эмансипации от влияния семьи, формирование партнерских отношений с воспитывающими взрослыми, основывающихся на взаимном уважении и доверии (Сапогова, 2005; McElhaney, 2005). При этом, по нашей догадке, которая будет обсуждаться в ходе данной работы, происходит не эмансипация от семьи, а дифференциация целостного представления о семье, переосмысление своего места в ней, позиции остальных домочадцев по отношению к подростку, переоценка роли и семьи, и семейных функций.

Таким образом, анализ современных теоретических и эмпирических исследований психологии подросткового возраста позволяет нам убедиться в том, что в познавательной, эмоционально-волевой, ценностной сферах современного подростка произошли существенные изменения. Описанные в нынешних работах как тенденции, они, тем не менее, заставляют задуматься о содержании произошедших сдвигов и ставят перед последующими учеными задачу переосмыслить специфику возрастных новообразований, социальной ситуации развития и целостной структуры возраста - такого, какой имеет конкретной культурно-исторической ситуацией собственного функционирования первые десятилетия 21 века. Знаемые нами по классическим работам начала 20-го века (Ст. Холл, Ш.Бюлер, Э.Шпрангер) и получившие развитие и продолжение в фундаментальных трудах по психологии отрочества Л.С. Выготского, Д.Б. Эльконина, Л.И. Божович, Т.В. Драгуновой, И.С. Кона психологические закономерности (механизмы) развития личности

в отрочестве остались неизменными, то продукт их разворачивания и реализации нуждается в детальном изучении.

В приведенных выше работах мы нашли много интересных данных о том, как изменились отдельные психологические особенности подростка, но не обнаружили попыток осмыслить целостную трансформацию образа мира в отрочестве, который, будучи подвержен влиянию стремительно меняющегося образа жизни подростка, конечно же, приобрел новые содержательные характеристики и, в соответствии с механизмом взаимовлияния образа мира и образа жизни (Серкин, 2005), повлек преобразования в системе деятельностей, осуществляемой подростком. Образ мира – фундаментальное условие деятельности субъекта и попытка изучить и осмыслить его, предпринимаемая в данной работе, отвечает задаче не описания фрагментарных черт психологического портрета нынешнего старшеклассника, но понимания движущих сил и источников его развития.

Итак, отрочество как особая возрастная стадия развития представлений о мире характеризуется качественным развитием систем значений через усвоение подростком значимых норм, ценностей и ориентиров взрослых в интимно-личностном общении как ведущей деятельности возраста. Несмотря на то, что интегральная система значений подростка изучена в настоящее время недостаточно, мы можем предположить сложность и противоречивость ее структуры, обусловленную прежде всего стремительной трансформацией жизненных ориентиров и отсутствием универсальных ценностей, зыбкостью нравственных принципов, характеризующих современную социокультурную ситуацию развития подростка. Для того, чтобы понять, какие особенности образа мира подростка формируются в условиях современной социальной ситуации развития, мы сравним представления о мире подростков, воспитывающихся в контрастных по своим психологическим характеристикам контекстах социальной ситуации развития. Эмпирическую часть работы откроет сопоставление результатов слепых и нормально видящих подростков, которые репрезентируют в работе «обычных» страшеклассников современности. Социокультурные условия развития и тех, и других – одинаковы: современное российское общество, включенность в образовательный процесс средних общеобразовательных школ, воспитание в семьях, имеющих средний уровень дохода. Но социальная ситуация развития подростка-инвалида по зрению имеет выраженную специфику по сравнению с социальной ситуацией развития его «обычного» сверстника. Рассмотрим конкретные характеристики и условия психического развития слепого подростка.

<< | >>
Источник: Буровихина Ирина Александровна. СОЦИАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ РАЗВИТИЯ КАК УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА МИРА СОВРЕМЕННОГО ПОДРОСТКА. 2013

Еще по теме 1.3.2. Современность как культурно-историческая ситуация формирования образа мира. Психологический портрет современного подростка.:

  1. культурно-исторические факторы формирования пропорций между различными типами агентов в россии
  2. Индивидуальность как культурно-исторический феномен
  3. 2. ГРУППА КАК СУБЪЕКТ ИСТОРИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ
  4. Возникновение философии и ее культурно-исторические типы
  5. "Восточная философия" и ее культурно-исторические типы
  6. 44. Культурно-историческая теория Л. С. Выготского (1896-1934).
  7. Становление иноязычной коммуникативной компетентности: культурно-исторический подход
  8. Буровихина Ирина Александровна. СОЦИАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ РАЗВИТИЯ КАК УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА МИРА СОВРЕМЕННОГО ПОДРОСТКА, 2013
  9. Содержание
  10. 1.2. Представления о семье и субъективная картина жизненного пути как составляющие образа мира современного подростка
  11. 1.3. Отрочество как возрастная стадия формирования образа мира.
  12. 1.3.2. Современность как культурно-историческая ситуация формирования образа мира. Психологический портрет современного подростка.
  13. 1.3.3. Специфичность социальной ситуации развития в отрочестве (на примере социальной ситуации развитияслепого подростка) как условия формирования образа мира.
  14. 2.1.2. Методика свободной сортировки понятий как инструмент изучения семантического пространства образа мира подростка.
  15. Выводы п. 2.2. Особенности образа мира, формирующиеся в условиях специфичной социальной ситуации развития подростка (на материале сопоставления слепых и нормально видящих подростков)
  16. 2.3. Структурно-функциональные характеристики семьи как условие формирования образа мира в отрочестве
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -