<<
>>

1. Обеспечение интересов кредиторов при ликвидации акционерного общества

Ликвидация юридического лица во всех случаях затрагивает интересы его кредиторов. Поэтому правовое регулирование ликвидации направлено в значительной мере на создание гарантий кредиторам ликвидируемых обществ.
Процесс ликвидации акционерных обществ урегулирован нормами ГК РФ, Закона об акционерных обществах, а также некоторыми специальными актами, в т.ч. касающимися банковских, кредитных, страховых и т.п. организаций.
Под ликвидацией юридического лица понимают регламентированную законом процедуру, в результате которой происходит прекращение деятельности юридического лица без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам <*>.
<*> Юридическая энциклопедия. М., 1998. С. 224.
Поскольку ликвидация акционерного общества влечет прекращение его деятельности без перехода прав и обязанностей, то по сравнению с реорганизацией законодатель уделяет значительно большее внимание регулированию данного процесса. Это вызвано тем, что во- первых, если при реорганизации за кредиторами сохраняется выбор: сохранить существующее правоотношение или отказаться от него, потребовав прекращения или досрочного исполнения обязательств, то при ликвидации такая возможность отсутствует. Во-вторых при реорганизации в ряде случаев, возможна защита прав кредиторов и после внесения соответствующей записи в государственный реестр. Внесение записи о ликвидации окончательно лишает любых кредиторов права требования. Их претензии считаются погашенными. "При ликвидации общества происходит распад тех элементов юридического лица, которые в своем единстве представляли сложный имущественный комплекс, служивший достижению определенных целей" <*>.
<*> Трофимов К.Т. Указ. соч. С. 132.
Процесс ликвидации общества влечет и прекращение правоотношений, в связи с чем кредиторам для защиты своих прав необходимо совершить определенные действия, в частности, из-за возможного недостатка у ликвидируемого общества имущества.
Поэтому в данном случае вопросы защиты прав кредиторов приобретают иной аспект. Основная задача, возникающая при регулировании данного процесса, сводится к: а) обеспечению защиты интересов кредиторов; б) ненарушению интересов самого ликвидируемого акционерного общества; в) неущемлению интересов иных лиц.
В рамках исследуемой проблемы важно рассмотрение следующих вопросов, имеющих значение для защиты интересов кредиторов ликвидируемых обществ: 1) основание ликвидации акционерных обществ (добровольное или принудительное); 2) полномочия и основания ответственности ликвидационной комиссии; 3) процедура удовлетворения требований кредиторов; 4) государственный контроль при осуществлении ликвидации; 5) последствия нарушения установленных законом требований при проведении ликвидации; 6) судебная защита прав и интересов кредиторов.
Решение указанных вопросов имеет определенные особенности в зависимости от того, осуществляется ликвидация юридического лица добровольно или принудительно.
Добровольная ликвидация осуществляется на основании решения общего собрания акционерного общества и не связана с какими-либо нарушениями в деятельности общества <*>. Вопрос о ликвидации выносится на рассмотрение общего собрания советом директоров (п.
2 ст. 21 Закона об акционерных обществах).
<*> Предусмотренное ч. 1 п. 2. ст. 61 ГК РФ еще одно основание добровольной ликвидации - признание судом недействительной регистрации юридического лица - по смыслу должно быть отнесено к принудительной ликвидации, т.к. если соответствующее решение суда вступает в силу, то ликвидация производится на основании решения независимо от воли участников.
Согласно ГК РФ (ст. 62, ст. 63) решение учредителей (уполномоченного органа) о ликвидации юридического лица является основанием для возбуждения процедуры ликвидации в порядке, установленном законом.
В этой связи для кредиторов имеет значение вопрос о том, какие меры защиты использовать в тех случаях, когда решение о добровольной ликвидации общества принято, а сама ликвидация не проводится.
В арбитражной практике был выработан следующий подход к данной проблеме: общим критерием в такой ситуации является факт установления в деятельности юридического лица неоднократных или грубых нарушений закона или иных правовых актов <*>.
<*> Так, по одному из рассмотренных дел следовало, что общим собранием участников общества было принято решение о ликвидации общества. Однако ликвидационная комиссия по согласованию с органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, не назначена, порядок и срок ликвидации не установлены. Ликвидация фактически не проведена. Вместе с тем в материалах дела имелись доказательства осуществления обществом деятельности с грубыми нарушениями законодательства, т.е. - наличия оснований для ликвидации юридического лица в принудительном порядке в соответствии с п. 2 ст. 61 ГК РФ. При таких обстоятельствах суд правомерно удовлетворил иск прокурора о принудительной ликвидации общества. См.: П. 7 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3.
По другому делу суд правомерно отказал в удовлетворении требований органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц, который обратился с иском о ликвидации общества на том основании, что его участники, приняв решение о ликвидации, не назначили ликвидационную комиссию и не установили порядок и срок проведения ликвидации. Доказательств осуществления обществом деятельности с нарушением требований законодательства не было, а обстоятельства, послужившие основанием для предъявления исковых требований, нельзя отнести к случаям, предусмотренным п. 2 ст. 61 ГК РФ. См.: П. 8 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3.
В тех случаях, когда такие нарушения отсутствуют, кредитор для защиты своих прав (интересов) может обратиться в суд на общих основаниях - при наличии признаков банкротства у общества-должника либо неисполнении (ненадлежащем исполнении) им принятых на себя обязательств.
Принудительная ликвидация осуществляется в силу судебного решения и основаниями к этому являются упречность в деятельности самого юридического лица: осуществление деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) <*> либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями законодательства <**>.
<*> К данному основанию относится и осуществление деятельности, подлежащей лицензированию, после аннулирования лицензии. Так, из материалов дела следовало, что юридическое лицо было лишено лицензии департаментом здравоохранения области в связи с тем, что осуществляло выпуск лекарственных средств с нарушением установленных требований. Несмотря на аннулирование лицензии, предприятие продолжало фармацевтическую деятельность. Суд обоснованно признал продолжение фармацевтической деятельности после аннулирования лицензии на ее ведение нарушением, служащим основанием в силу п. 2 ст. 61 ГК РФ для ликвидации юридического лица. См.: П. 1 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3.
<**> При этом следует учитывать, что в отличие от нарушений, связанных с отсутствием лицензии или деятельности, запрещенной законом, которая является основанием к безусловной ликвидации, решение суда о принудительной ликвидации юридического лица в связи с неоднократными или грубыми нарушениями законодательства принимается судом с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных ими последствий. При определенных обстоятельствах суд может отклонить требование о принудительной ликвидации. Так, Государственная налоговая инспекция обратилась в суд с иском о ликвидации юридического лица, допустившего повторное нарушение Закона РФ "О применении контрольно-кассовых машин".
Суд, оценив характер допущенных ответчиком нарушений, а также приняв во внимание и то обстоятельство, что нарушитель является единственным торговым предприятием в населенном пункте и что ликвидация этого предприятия могла бы вызвать негативные последствия для проживавших там граждан, в иске отказал.
Как было отмечено в разъяснениях Высшего Арбитражного Суда РФ, такое решение было вынесено судом в рамках предоставленных ему прав и мотивировано п. 2 ст. 61 ГК РФ, согласно которой суд при рассмотрения иска о ликвидации юридического лица в связи с неоднократными нарушениями законодательства может, но не обязан принять решение о принудительной ликвидации юридического лица. См.: П. 3 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3.
В отношении ликвидации отдельных юридических лиц (таких, как банки и иные кредитные организации) действуют специальные нормы, установленные в Федеральном законе "О банках и банковской деятельности" <*>, Федеральном законе "О реструктуризации кредитных организаций" <**>. В соответствии с Законом "О банках и банковской деятельности" Банк России может отозвать лицензию у кредитной организации на осуществление банковских операций в связи с нарушением требований законодательства (ст. 20). В этом случае кредитная организация, у которой отозвана лицензия, обязана создать ликвидационную комиссию и приступить к процедуре ликвидации. В противном случае Банк России вправе предъявить иск о ликвидации такой кредитной организации <***>. В соответствии с Законом "О реструктуризации кредитных организаций" решение о ликвидации банковской структуры принимает агентство по реструктуризации кредитных организаций, если у него будут достаточные основания считать невозможным дальнейшее осуществление мероприятий по финансовому оздоровлению кредитной организации (ст. 22). Если в отношении кредитной организации принято решение о ликвидации, то агентство по реструктуризации должно первоначально обратиться в Банк России с ходатайством об аннулировании (отзыве) лицензии на осуществление банковских операций. В случае принятия Банком России решения об отзыве у кредитной организации лицензии Банк России обязан внести в Книгу государственной регистрации кредитных организаций сведения о том, что данная кредитная организация находится в процессе ликвидации под управлением агентства (ст. 22 ФЗ "О реструктуризации кредитных организаций").
<*> СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.
<**> См.: Финансовая Россия. 1999. N 27. С. 6.
<***> См.: П. 2 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3.
2.
С момента принятия решения о ликвидации акционерного общества управление переходит специализированному органу - ликвидационной комиссии. В литературе отмечалось, что ликвидация юридического лица не приводит к немедленному прекращению его существования как субъекта права. "До тех пор, пока не прекратится управление его имуществом, в этих пределах юридическое лицо сохраняет правоспособность" <*>. Учитывая этот факт, возникает вопрос об объеме полномочий ликвидационной комиссии. В разъяснениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ содержится указание на то, что руководитель ликвидационной комиссии вправе совершать от имени ликвидируемого юридического лица юридические действия, связанные с ликвидацией этого юридического лица, исходя из решений, принимаемых комиссией в пределах ее компетенции <**>.
<*> Вагарацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии. М.: Прогресс, 1983. С. 89; Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Том 1, полутом 1. М., 1949. С. 397.
<**> См.: П. 12 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3.
Однако подобные разъяснения носят достаточно общий характер. Принимая во внимание цели и задачи процесса ликвидации, представляется, что к ведению ликвидационной комиссии относятся все действия, направленные на истребование и получение причитающейся задолженности и формирование ликвидационной массы. Распорядительными действиями, т.е. действиями, направленными на отчуждение имущества, до момента составления промежуточного ликвидационного баланса комиссия не обладает.
В связи с тем, что ликвидация общества означает прекращение деятельности организации (его юридического бытия), весьма важен вопрос о справедливом распределении имущества такого лица в процессе ликвидации и об ответственности в случае допущения каких-либо нарушений и злоупотреблений со стороны лиц, осуществляющих ликвидацию.
Закон об акционерных обществах в развитии нормативных предписаний ГК РФ с момента принятия решения о ликвидации устанавливает необходимость создания ликвидационной комиссии, к которой переходят все полномочия по управлению обществом.
Тем не менее ни ГК РФ, ни Закон об акционерных обществах не устанавливают регламент деятельности такой комиссии. Более того, законодателем не определен и правовой статус ликвидационной комиссии <*>.
<*> В этом смысле необходимо провести аналогию с институтом арбитражного (временного, административного, внешнего, конкурсного) управляющего. Закон о несостоятельности (банкротстве) достаточно подробно регламентирует как сами процедуры, при которых назначается управляющий, так и требования, которым должен соответствовать управляющий. В частности, арбитражные управляющие объединены в саморегулируемые организации, контроль за которыми осуществляет федеральный орган исполнительной власти (статья 21 Закона).
Обязательным требованием, предъявляемым Законом к арбитражным управляющим, является страхование ответственности деятельности управляющего на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве (статья 20 Закона).
На практике обычно ликвидационная комиссия формируется из участников общества, членов исполнительного органа, членов совета директоров общества. В том случае, когда акционером ликвидируемого общества является государство или муниципальное образование, в состав ликвидационной комиссии включаются представитель соответствующего комитета по управлению имуществом, или фонда имущества, или соответствующего органа местного самоуправления.
Ликвидационная комиссия не может являться органом ликвидируемого юридического лица. Это образование призвано выполнять строго определенную функцию - завершить существование общества.
В сферу компетенции ликвидационной комиссии входят весьма значительные полномочия по аккумулированию и сохранению имущества общества, а также по погашению имеющихся обязательств кредиторам общества. В этих целях ликвидационная комиссия от имени ликвидируемого общества выступает в суде.
В силу этого вопрос об ответственности на данном этапе существования общества является необходимым.
Кто может выступать субъектом такой ответственности? Ликвидационная комиссия (в том значении, в каком она представлена в Законе об акционерных обществах) не может нести какой- либо ответственности, поскольку не является органом, а следовательно, отсутствует субъект ответственности как таковой.
Наиболее оптимальным вариантом применительно к рассматриваемому случаю могло быть введение института профессиональных ликвидаторов (по примеру с Законом о несостоятельности (банкротстве)), ответственность которых подлежала бы обязательному страхованию.
При существующем положении ответственность должна быть возложена на членов ликвидационной комиссии <*>.
<*> В отсутствие института профессиональных ликвидаторов возложение ответственности именно на членов ликвидационной комиссии является юридически корректным. Более того, Закон об акционерных обществах допускает использование подобного подхода применительно к членам совета директоров, членам коллегиального исполнительного органа при решении вопроса о возможности возложения ответственности в форме убытков по иску общества или акционера (статья 71).
Для надлежащего обеспечения прав и интересов кредиторов необходимо установить ответственность членов ликвидационной комиссии за действия, наносящие ущерб при формировании имущественной массы ликвидируемого юридического лица.
В связи с этим целесообразно запретить ликвидационной комиссии осуществлять отчуждение имущества акционерного общества по сделкам, в совершении которых может быть заинтересован кто-либо из членов ликвидационной комиссии.
В случае совершения подобных сделок кредиторам следует предоставить право оспорить их в судебном порядке. Так, в законодательстве необходимо закрепить норму, устанавливающую ответственность членов ликвидационной комиссии:
"1. Сделка, направленная на отчуждение имущества ликвидируемого юридического лица, совершенная в пользу кого-либо из членов ликвидационной комиссии (его супруги, близких и дальних родственников) по заявлению кредитора или органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, признается недействительной, а все полученное по такой сделке возвращается ликвидируемому юридическому лицу.
2. При невозможности удовлетворения требований по восстановлению имущественных прав ликвидируемого общества кредиторы вправе предъявлять иски о возмещении убытков к членам ликвидационной комиссии, которые несут солидарно субсидиарную ответственность в пределах убытков, причиненных совершением неправомерной сделки".
Для защиты интересов кредиторов имеют значение правила формирования ликвидационной комиссии и выполнение ею ликвидационной процедуры в порядке, установленном законом.
Порядок образования ликвидационной комиссии при добровольной ликвидации акционерного общества определяется Законом об акционерных обществах: в этом случае ликвидационная комиссия назначается общим собранием (п. 2 ст. 21 Закона об акционерных обществах).
При этом следует обратить внимание на имеющиеся в ГК РФ и Законе об акционерных обществах различия в правовом регулировании в отношении создания и назначения ликвидационной комиссии.
ГК РФ устанавливает следующую последовательность действий по ликвидации юридического лица: лица, принявшие решение о ликвидации общества, ПО СОГЛАСОВАНИЮ С РЕГИСТРИРУЮЩИМ ОРГАНОМ (выделено мной. - Ю.Т.) назначают ликвидационную комиссию.
Законом об акционерных обществах предусмотрена иная последовательность, а именно ликвидационная комиссия назначается общим собранием ОДНОВРЕМЕННО (выделено мной. - Ю.Т.) с принятием решения о ликвидации общества, а следовательно, и без согласования с регистрирующим органом <*>.
<*> Следует отметить, что Закон "О государственной регистрации юридических лиц" устанавливает обязанность учредителей (участников) юридического лица или органа, принявшего решение о ликвидации юридического лица, УВЕДОМИТЬ (выделено мной - Ю.Т.) регистрирующий орган о формировании ликвидационной комиссии или назначении ликвидатора, а также о составлении промежуточного ликвидационного баланса (ч. 3 ст. 20).
В соответствии со статьей 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу.
Поэтому, как представляется, порядок ликвидации юридического лица, установленный ГК РФ для всех организационно-правовых форм, един, что и позволяет обеспечить защиту прав и законных интересов всех участников ликвидационного процесса. В этом плане Закон об акционерных обществах (как и другие законы) может устанавливать определенные особенности в отношении ликвидации акционерных обществ, но они должны соответствовать общей процедуре ликвидации, предусмотренной ГК РФ.
Однако следует отметить, что ни один закон (Закон об обществах с ограниченной ответственностью; Закон об акционерных обществах; Закон о государственной регистрации юридических лиц и т.д.), принятый после вступления в силу Гражданского кодекса, не воспринял позицию п. 2 статьи 62 ГК РФ.
Можно предположить, что в последующем (т.е. после принятия ГК РФ) законодатель изменил свою позицию по рассматриваемому вопросу.
Представляется, что такое изменение логически оправдано. Возложение на орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц обязанности по согласованию состава ликвидационной комиссии в каждом конкретном случае, не отвечает целям и задачам, которые призваны осуществлять данные органы <*>.
<*> Согласно статье 4 Закона о государственной регистрации юридических лиц задачей указанных органов является ведение государственного реестра, призванного обеспечить единую информацию о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц.
Арбитражно-судебная практика также пошла по пути применения в указанных случаях статьи 20 Закона о государственной регистрации юридических лиц, а не статьи 62 ГК РФ, считая норму данного Закона специальной, таким образом применяя правило lex speciales.
Вот пример: Открытое акционерное общество "Вышневолоцкий льнозавод" (далее - ОАО "Вышневолоцкий льнозавод") обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом) как ликвидируемого должника в порядке статьи 174 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
После этого Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству в лице территориального органа ФСФО России в Тверской области (далее - ФСФО) также обратилась в арбитражный суд с заявлением о возбуждении в отношении ОАО "Вышневолоцкий льнозавод" процедуры банкротства.
Решением суда ОАО "Вышневолоцкий льнозавод" признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий; производство по заявлению ФСФО прекращено.
В кассационной жалобе ФСФО просит отменить решение и передать дело на новое рассмотрение, полагая, что в отношении должника необходимо ввести процедуру наблюдения, а заявление о признании ОАО "Вышневолоцкий льнозавод" банкротом подано ненадлежащим лицом. По мнению подателя жалобы, ликвидация должника фактически не проведена, поскольку назначение его ликвидационной комиссии вопреки требованиям пункта 2 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации НЕ БЫЛО СОГЛАСОВАНО С ОРГАНОМ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИМ ГОСУДАРСТВЕННУЮ РЕГИСТРАЦИЮ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ (выделено мной. - Ю.Т.).
Проверив законность обжалуемого решения, кассационная инстанция не находит оснований для его отмены.
Как следует из материалов дела, общее собрание акционеров ОАО "Вышневолоцкий льнозавод" 15.05.02 приняло решение о ликвидации предприятия, назначении ликвидационной комиссии и ее председателя.
Заявление о признании ОАО "Вышневолоцкий льнозавод" несостоятельным (банкротом) подано в арбитражный суд председателем ликвидационной комиссии 01.08.02. На этот момент действовал Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц", В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 20 КОТОРОГО НЕОБХОДИМО ЛИШЬ УВЕДОМЛЕНИЕ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО ОРГАНА О ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЯ О ЛИКВИДАЦИИ (выделено мной. - Ю.Т.). Согласования состава ликвидационной комиссии не требуется. Поэтому ко времени обращения в суд с заявлением председатель ликвидационной комиссии должника имел надлежащие полномочия <*>.
<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 декабря 2002 г. N 5356.
В этой связи целесообразно п. 2 ст. 62 ГК РФ изложить в следующей редакции: "Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают в соответствии с настоящим Кодексом порядок и сроки ликвидации".
Порядок образования ликвидационной комиссии при принудительной ликвидации определяет ГК РФ в соответствии с абз. 2 ч. 3 статьи 61 ГК РФ, обязанности по осуществлению ликвидации могут быть возложены на участников или орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительными документами по решению суда. На практике в связи с этим возникли следующие вопросы: а) в каких случаях суд вправе, а в каких обязан назначать ликвидатора? В п. 24 совместного Постановления Президиума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 содержится разъяснение, в соответствии с которым в случаях неосуществления учредителями либо уполномоченным учредительными документами органом в установленный судебным решением срок ликвидации юридического лица суд сам назначает ликвидатора и поручает ему осуществить такую ликвидацию. Причем при решении вопросов, связанных с назначением ликвидатора, определением порядка ликвидации и т.п., суд применяет соответствующие положения законодательства о банкротстве, используя аналогию Закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ) <*>;
<*> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.
Необходимо отметить, что правоприменительная практика, реализуя предписания ч. 3 статьи 61 ГК РФ, применительно к акционерным обществам не всегда учитывает особенности акционерной формы.
Примером может послужить следующее дело <*>: Некоммерческая организация "Негосударственный пенсионный фонд Лукойл-Гарант" обратилась в Арбитражный суд с иском к ЗАО "Московская Независимая Вещательная Корпорация" о признании недействительным внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Московская Независимая Вещательная Корпорация", проведенного 14 февраля 2002 г., и решений, принятых на нем.
<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 сентября 2002 г. N КГ-А40/6045-02.
Арбитражный суд решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда удовлетворил исковые требования.
Признавая исковые требования подлежащими удовлетворению, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что решением Арбитражного суда города Москвы от 26 ноября 2001 г. по делу N А40-15139/01-65-94, вступившим в законную силу и обязательным для всех государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан в силу статьи 7 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации", определен круг лиц - учредителей ЗАО "МНВК", на которых возложена обязанность по проведению ликвидации ЗАО "МНВК", и поэтому внеочередное общее собрание акционеров ЗАО "МНВК", проведенное 14 февраля 2002 г. акционерами, а не учредителями, было не вправе создавать ликвидационную комиссию.
Как представляется, ошибка арбитражного суда при разрешении данного дела состояла в неверном определении понятия "учредитель" применительно к такой организационно-правовой форме, как акционерное общество.
Учредителями акционерного общества являются лица, принявшие решение об учреждении общества (ч. 1 статьи 10 Закона об акционерных обществах).
После государственной регистрации общества права его участников (учредителей) удостоверяются акциями, которые могут свободно отчуждаться по желанию обладателя таких акций без согласия других акционеров и общества.
Поэтому применительно к акционерному обществу понятие "учредитель" используется только для обозначения статуса лица во временном промежутке с момента принятия такими лицами решения об учреждении общества до момента его государственной регистрации.
В этом смысле указание ч. 3 статьи 61 ГК РФ о том, что по решению суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) могут быть возложены обязанности по осуществлению ликвидации юридического лица, применительно к акционерным обществам следует понимать в широком значении - как обязанность владельцев акций (акционеров), определяемых на момент принятия судом такого решения;
б) вправе ли суд возложить обязанности по проведению ликвидации на государственный или муниципальный орган, по иску которого судом принимается решение о ликвидации, тем более что некоторые суды при удовлетворении исков, в частности, налоговых органов о ликвидации юридических лиц в связи с нарушениями налогового законодательства возлагали ее проведение на эти органы.
Как отмечалось в рекомендациях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (п. 9), действующее законодательство не предусматривает возможности возложения обязанностей по осуществлению ликвидации юридических лиц на указанные государственные (муниципальные) органы при обращении их в суд с исками о ликвидации юридических лиц <*>.
<*> См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3.
Закон устанавливает особые требования к формированию ликвидационной комиссии, в частности, в случаях, когда акционером ликвидируемого общества является государство или муниципальное образование (п. 4 ст. 21 Закона об акционерных обществах). В этом случае в состав ликвидационной комиссии должны быть включены представители соответствующего комитета по управлению имуществом или фонда имущества либо органа местного самоуправления. При несоблюдении этого требования орган, осуществляющий государственную регистрацию общества, не вправе производить государственную регистрацию при ликвидации данного юридического лица.
3.
Мерой, защищающей интересы кредиторов, является возложение на ликвидационную комиссию обязанности, во-первых, по выявлению кредиторов.
Для этого ГК РФ (ч. 2 п. 1 ст. 63) и Закон об акционерных обществах (ч. 3 ст. 22) предписывают ликвидационной комиссии, не ограничиваясь общим извещением, направить персональное уведомление всем кредиторам о предстоящей ликвидации общества.
В отечественном законодательстве не конкретизируется - выявлять ли всех имеющихся или всех известных кредиторов. Указанный аспект весьма важен для соблюдения интересов последних.
В законодательствах зарубежных стран этот вопрос решается следующим образом. Общим принципом является то, что ликвидатор должен направить каждому известному кредитору уведомление о содержании долговых обязательств и безусловно исполнить их. Что же касается неизвестных кредиторов, ликвидатор обязан не менее трех раз публично известить о ликвидации юридического лица, и лишь в случае непоступления претензий в течение определенного времени ликвидируемое юридическое лицо может не исполнять данные долговые обязательства (ст. ст. 79 - 81 ГК Японии) <*>.
<*> Гражданское право Японии. М.: Прогресс, 1983. С. 90.
В гражданском праве Германии этот процесс разделен на два этапа: на первом ликвидаторы трижды в публичных изданиях предлагают кредиторам заявить свои требования (п. 267 Акционерного закона ФРГ). На втором этапе происходит распределение имущества, но по истечении одного года с того дня, когда обращение к кредиторам было опубликовано в третий раз (п. 272 Акционерного закона ФРГ) <*>.
<*> Германское право. Часть 2. Торговое Уложение и другие законы. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 139.
В отечественном законодательстве установлена процедура, в соответствии с которой ликвидационная комиссия помещает в органах печати, в которых публикуются данные о регистрации юридических лиц, сообщение о ликвидации общества.
Такая публикация должна содержать точные реквизиты (фирменное наименование, адрес и т.п.) ликвидируемого общества. Однако следует заметить, что пока не созданы органы печати, занимающиеся публикацией данных о государственной регистрации юридических лиц, что существенно снижает значение данной нормы. В настоящее время функции данного органа печати в определенной части исполняет журнал "Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ", выходящий достаточно ограниченным тиражом - 18 тыс. экземпляров, "Вестник Центрального Банка РФ" и некоторые другие органы печати. Нередко на практике ликвидационная комиссия помещает соответствующее объявление в местной печати. Все это не способствует своевременному заявлению кредиторами своих требований.
Как представляется, опубликование извещения о предстоящей ликвидации общества преследует цель не только (и не столько) уведомить уже имеющихся кредиторов, но и поставить в известность третьих лиц относительно происходящих событий, "...третьи лица должны быть осведомлены на счет положения вещей, иначе они могут легко заключить с директором сделку, которая окажется неосновательной для умирающего субъекта", - в свое время отмечал Г.Ф. Шершеневич <*>.
<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 165.
Таким образом, подобная публикация выполняет роль своеобразной превентивной меры, позволяющей не допустить неоправданного увеличения числа кредиторов ликвидируемого общества.
Следует отметить, что установленное в ГК РФ (п. 1 ст. 63) и Законе об акционерных обществах (п. 1 ст. 22) предписание помещать в органах печати сообщение о ликвидации общества, с даты опубликования которого начинает исчисляться срок для предъявления кредиторами претензий, в отрыве от процедуры письменного уведомления последних о предстоящей ликвидации в значительной мере снижает эффективность защиты интересов кредиторов. Поэтому представляется более целесообразным вести отсчет исчисления срока с даты направления кредиторам уведомления.
Принимая во внимание особенности российского законодательства, следует предложить редакцию статьи 22 Закона об акционерных обществах, полнее учитывающую интересы кредиторов при ликвидации общества:
"1. Ликвидационная комиссия помещает в органах печати, в которых публикуются данные о регистрации юридических лиц, сообщение о ликвидации общества.
3. Ликвидационная комиссия принимает меры к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также в письменной форме уведомляет всех известных кредиторов о ликвидации общества.
Срок для предъявления требований не может быть менее двух месяцев с даты направления обществом кредитору уведомления о ликвидации общества".
Поскольку ликвидационная комиссия независимо от публикации принимает меры к выявлению кредиторов, а также письменно их уведомляет о предстоящей ликвидации, следует полагать, что установленный двухмесячный срок предназначен для выявления в первую очередь неизвестных кредиторов, в отношении которых в промежуточном ликвидационном балансе должны содержаться сведения в том числе и о результатах их рассмотрения.
Каковы значение и последствия пропуска этого срока? Установленный Законом двухмесячный срок является минимальным сроком, в течение которого кредиторы имеют возможность заявить о своих притязаниях, поэтому он не может быть сокращен ликвидационной комиссией. По своей природе данный срок не является пресекательным. Из этого следует, что у кредиторов сохраняется возможность заявлять свои требования и после его истечения. Однако правовое положение кредиторов будет различаться в зависимости от соблюдения означенного срока.
Говоря об удовлетворении требований, необходимо отметить, что удовлетворению подлежат те из них, которые заявлены в надлежащий срок и признаны ликвидационной комиссией. Какова судьба остальных требований? Прежде всего к таким требованиям относятся: а) требования, заявленные в установленный срок, но не удовлетворенные по причине отказа ликвидационной комиссии либо по причине уклонения от их рассмотрения; б) требования, заявленные по истечении срока их предъявления; в) требования, не признанные ликвидационной комиссией при отсутствии судебного спора.
Кодекс устанавливает следующую процедуру их удовлетворения: из имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов первых пяти очередей, сначала удовлетворяются требования кредиторов, отклоненные или не рассмотренные ликвидационной комиссией, но подтвержденные вступившим в законную силу судебным решением. Затем удовлетворению подлежат требования, признанные ликвидационной комиссией, но заявленные с пропуском срока для их предъявления. Все прочие требования считаются погашенными.
ГК РФ (п. 4 ст. 64) предусматривает в этом случае право кредитора до утверждения ликвидационного баланса юридического лица обратиться в суд с иском к ЛИКВИДАЦИОННОЙ КОМИССИИ (выделено мной. - Ю.Т.). Некоторые авторы также придерживаются той точки зрения, что иск следует предъявлять к ликвидационной комиссии <*>.
<*> Витрянский В. Реорганизация и ликвидация юридических лиц: забота об интересах кредиторов // Закон. 1995. N 3. С. 102.
Подобная позиция неточна. Как уже отмечалось, "считается, что общество до окончания ликвидации продолжает существовать, поскольку этого требует цель ликвидации" <*>. Ликвидационная комиссия не является самостоятельным субъектом права. Как следует из норм ГК РФ (п. 3 ст. 62) и Закона об акционерных обществах (п. 3 ст. 21), ликвидационная комиссия выступает от имени общества в суде, к ней переходят полномочия по управлению делами общества. Таким образом, это специальный орган, завершающий деятельность организации.
<*> Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. С. 397.
Более правильной представляется позиция, согласно которой кредиторам необходимо предоставить возможность обращаться в суд с иском к членам ликвидационной комиссии <*>.
<*> Данное решение не является новеллой для отечественного законодательства. Подобный подход содержит п. 5 ст. 71 Закона об акционерных обществах, допуская обращение акционера с иском в суд к члену совета директоров либо члену коллегиального исполнительного органа общества. Самостоятельную ответственность органов управления (администраторов) за нарушения законов, устава либо за ошибки, совершенные в ходе управления, предусматривает французский Закон о торговых товариществах (ст. 244, ст. 245).
В связи с этим необходимо отметить, что, предоставляя кредитору, чье требование отклонено, возможность оспорить такое решение в судебном порядке, Кодекс вместе с тем относит удовлетворение подобных требований за счет ОСТАВШЕГОСЯ (выделено мной. - Ю.Т.) после расчетов с кредиторами первых пяти очередей имущества.
Такое решение данного вопроса небезупречно: неосновательный отказ либо уклонение ликвидационной комиссии от их рассмотрения оставляет кредитора за пределами основной очередности. Кредитор, даже подтвердив свое право в суде, оказывается в менее выгодном положении, чем остальные, непривилегированные кредиторы, поскольку, как показывает практика, к моменту принятия судом соответствующего решения имущество ликвидируемого юридического лица продано, а вырученные деньги отданы другим кредиторам.
В праве зарубежных стран эта проблема урегулирована следующим образом: если обязательство не может быть вовремя урегулировано или является спорным, то имущество разрешается распределять только при условии, что кредитору предоставлено обеспечение (п. 3 ст. 272 Акционерного закона ФРГ от 06.09.1965) <*>.
<*> Германское право. Часть 2. Торговое Уложение и другие законы. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 148.
Думается, возможно предложить следующее решение этой проблемы: п. 4 ст. 64 ГК РФ изложить в следующей редакции: "При отказе или уклонении в рассмотрении заявленных требований кредитор вправе незамедлительно обратиться в суд с иском к ликвидируемому обществу. С момента принятия искового заявления удовлетворение требований кредиторов, отнесенных к более поздней очереди, временно приостанавливается до рассмотрения заявленного иска по существу".
Подобное решение, представляется, будет способствовать более справедливому распределению имущества.
Предвидя возражения относительно того, что при этом возможны злоупотребления со стороны отдельных кредиторов, которые обратятся с иском в суд не имея на это достаточных оснований, можно сослаться на общий принцип, сформулированный в статье 10 ГК РФ, запрещающий злоупотребление правом.
Кроме того, возможно закрепление более специального запрета на злоупотребление непосредственно в самом Законе об акционерных обществах. Так, если при рассмотрении иска кредитора к ликвидируемому обществу выяснится необоснованность такого требования, о чем заявитель знал или должен был знать, то суд вправе отказать в удовлетворении заявленных требований с возложением на такое лицо издержек, повлекших возникновение убытков в связи с приостановлением удовлетворения требований кредиторов соответствующих очередей.
Во-вторых, ликвидационная комиссия определяет объем имеющейся задолженности перед обществом и принимает меры к получению дебиторской задолженности.
В законодательстве отсутствует возможность у ликвидируемого общества потребовать досрочного исполнения обязательств от своих должников. В литературе было высказано мнение о целесообразности предоставления такой возможности ликвидируемому юридическому лицу, поскольку это позволит сократить сроки ликвидации <*>. Однако, как представляется, подобная точка зрения не учитывает интересы тех контрагентов ликвидируемого общества, которые строят свои взаимоотношения на долгосрочной основе и при установлении производственных связей рассчитывали на определенную стабильность отношений. В этом смысле процесс ликвидации не должен ущемлять интересы тех партнеров общества, срок исполнения обязательств которых еще не наступил, ибо в противном случае определенная стабильность существования производственных связей ставится в зависимость от намерения участников общества, решивших прекратить деятельность компании.
<*> Трофимов К.Т. Указ. соч. С. 123.
Представляется логичным, что в подобных ситуациях контрагенты, вынужденные досрочно исполнить обязательства, имеют право требовать от ликвидируемого общества возмещения убытков, причиненных таким досрочным исполнением.
В-третьих, на ликвидационную комиссию Законом возложена обязанность по формированию денежной массы, подлежащей распределению среди кредиторов.
Для удовлетворения требований претендентов все имеющееся имущество юридического лица учитывается в специальных документах: промежуточном и окончательном ликвидационных балансах.
Учитывая тот факт, что участники общества при его ликвидации обычно заинтересованы в сохранении максимально возможного остатка имущества после завершения всех расчетов, поскольку оно распределяется между ними, законодатель особое внимание уделяет распределению имущества ликвидируемого общества.
При ликвидации общества на его имущество претендуют фактически две группы лиц: кредиторы и акционеры.
Ликвидационная комиссия определяет объем имеющихся у ликвидируемого общества денежных средств. Он устанавливается на основании данных утвержденного промежуточного ликвидационного баланса, составленного из тех заявленных требований кредиторов, в отношении которых принято решение о возможности их удовлетворения. Этап составления промежуточного ликвидационного баланса имеет весьма важное значение в процессе ликвидации. Он отражает состояние дел и имущества ликвидируемого акционерного общества на момент принятия решения о ликвидации, а также консолидирует соответствующие данные, на базе которых производятся расчеты с кредиторами и заявляются претензии и иски к должникам.
Правильное составление промежуточного ликвидационного баланса во многом является гарантией того, что права и интересы всех заинтересованных лиц будут соблюдены надлежащим образом. Так, существенное значение для последующего удовлетворения требований имеет указание факта своевременности заявленных требований. Требования, заявленные своевременно, удовлетворяются преимущественно перед требованиями тех кредиторов, которые были заявлены до окончания работы комиссии, но с пропуском объявленного срока.
Учитывая значение данного баланса, законодатель установил процедуру обязательного его утверждения уполномоченными лицами по согласованию с органом, осуществляющим государственную регистрацию. Последний соответственно должен проконтролировать правильность и обоснованность данного баланса.
В промежуточный ликвидационный баланс включается все имущество общества, указанное в его бухгалтерском балансе. Высказанное мнение о том, что в баланс при этом не включается имущество, являющееся предметом залога <*>, не основано на нормах действующего права. В ст. 64 ГК РФ обеспеченные залогом требования отнесены к третьей очереди. Как следует из разъяснений совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 (п. 25) такое имущество подлежит включению в общую массу, а требования кредитора-залогодержателя удовлетворяются за счет всего имущества должника, оставшегося после удовлетворения кредиторов двух первых очередей, в том числе не являющегося предметом залога <**>.
<*> Метелева Ю.А. Правовое положение акционера в акционерном обществе. М.: Статут, 1999. С. 110.
<**> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9. С. 17.
Если по данным такого баланса у ликвидируемого общества недостаточно денежных средств для удовлетворения заявленных кредиторами (и признанных комиссией) требований, ликвидационная комиссия продает его имущество с публичных торгов с тем, чтобы выручить максимально возможные суммы.
Следует отметить, если стоимости имущества ликвидируемого юридического лица недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, оно может быть ликвидировано только в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности.
В литературе было высказано мнение о том, что такой порядок (режим) может применяться при принятии решения о ликвидации либо при утверждении промежуточного баланса <*>. Однако, думается, что на этих этапах все же не во всех случаях возможно точно определить (установить) размер имущества у ликвидируемого общества, поскольку для этого необходимо провести его ревизию и оценку. Представляется, что даже утвержденный промежуточный баланс не всегда может свидетельствовать о подобной недостаточности, поскольку при реализации иного имущества с публичных торгов сохраняется возможность восполнить образовавшийся дефицит средств.
<*> Гражданское право: в 2 т. Т. 1: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Издательство "БЕК", 1998. С. 205.
Аналогичные требования предъявляются и к окончательному ликвидационному балансу, который составляется после погашения всех долгов ликвидируемого общества и завершает тем самым расчеты с кредиторами. Такой баланс может отражать актив, оставшийся после окончания всех расчетов, т.е. то имущество, которое поступает в распоряжение участников общества. Орган, осуществляющий регистрацию, обязан также проконтролировать правильность распределения между кредиторами имущества.
В связи с этим имеет практическое значение установление дополнительных мер, направленных на предотвращение возможных злоупотреблений участников ликвидируемого юридического лица при распределении имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами.
Подобная необходимость возникает в тех случаях, когда требования кредиторов не полностью удовлетворены (например, вследствие невыявления и т.п.), однако оставшееся имущество распределено между участниками.
В качестве подобной меры в законодательстве целесообразно предусмотреть право кредитора обращаться с требованием к таким участникам, которые должны нести ответственность в пределах полученного имущества <*>.
<*> В праве ряда стран Западной Европы данная проблема решается путем предоставления кредиторам определенных гарантий. Так, согласно ст. 272 Акционерного закона ФРГ если требование по обязательству не удовлетворено вовремя или оно является спорным, то имущество может быть разделено лишь в том случае, если кредиторам предоставлена гарантия.
Законом определена процедура удовлетворения требований: расчеты с кредиторами производятся в порядке очередности, установленной в статье 64 ГК РФ.
В соответствии с ней установлены пять очередей удовлетворения требований кредиторов, из которых первые четыре являются привилегированными. Выплаты привилегированным кредиторам производятся начиная со дня утверждения уполномоченными лицами по согласованию с органом, осуществляющим государственную регистрацию, промежуточного баланса. Кредиторы этих очередей имеют особое правовое положение, и вопросы их защиты в работе не рассматриваются.
Требования кредиторов, отнесенных к пятой очереди (непривилегированных), удовлетворяются по истечении месяца со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса.
Установленная очередность должна соблюдаться независимо от основания ликвидации (добровольной или принудительной) и особенностей правового положения некоторых акционерных обществ. При этом требования каждой последующей очереди удовлетворяются только после полного удовлетворения требований предыдущей очереди (п. 2 ст. 64 ГК РФ). При таком последовательном удовлетворении может возникнуть ситуация, когда имущества ликвидируемого общества окажется недостаточно для полного погашения всех требований. В этом случае процесс ликвидации может проходить только в рамках процедуры банкротства, причем установленная ст. 64 ГК РФ очередность удовлетворения требований сохраняется.
Распределение имущества ликвидируемого общества при его недостатке происходит между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам их требований.
На практике возник вопрос о возможности проведения зачета при ликвидации акционерного общества. В законодательстве отсутствует предписание, аналогичное норме Федерального закона о банкротстве, устанавливающей мораторий на удовлетворение требований кредиторов в отношении имущества ликвидируемого должника (ст. 57, ст. 69).
Однако представляется, что с момента принятия решения о ликвидации удовлетворение притязаний кредиторов возможно только в рамках очередности, установленной ст. 64 ГК РФ.
Соблюдение установленной очередности направлено прежде всего на обеспечение интересов кредиторов, поскольку отсутствие упорядоченной системы неизбежно влекло бы нарушение прав последних вследствие возможности предпочтительного удовлетворения.
В этом отношении показательно следующее дело, рассмотренное в Высшем Арбитражном Суде РФ.
Акционерный коммерческий банк в лице ликвидационной комиссии уступил акционерному обществу право требования к третьему лицу, а общество, в свою очередь, на сумму уступаемого требования произвело зачет части долга банка по кредиторской задолженности, признанной ликвидационной комиссией.
Однако по такому договору банк фактически уступал свои активы в обороте юридическому лицу, не имеющему права первой очереди при удовлетворении требований кредиторов, предусмотренной ст. 64 ГК РФ <*>.
<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 8. С. 53.
Поскольку указанный договор нарушал очередность удовлетворения требований кредиторов, установленную при ликвидации юридического лица, суд обосновано признал его ничтожным на основании ст. 168 ГК РФ.
5.
Защита интересов кредиторов обеспечивается установлением контроля со стороны органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц (далее - регистрирующий орган) за соблюдением ликвидационной процедуры.
Контроль со стороны регистрирующего органа происходит в течение всей процедуры ликвидации и непосредственно осуществляется на наиболее значимых ее этапах.
Так, участники или орган, принявший решение о ликвидации общества, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом регистрирующему органу для внесения соответствующих сведений в государственный реестр. С этого момента к наименованию акционерного общества в государственном реестре добавляются слова "в ликвидации".
В практике арбитражных судов было обращено внимание на тот факт, что обязанность по уведомлению регистрирующего органа относится только к случаям добровольной ликвидации и возлагается на участников или орган, принявших решение о ликвидации (п. 1 ст. 62 ГК РФ), а следовательно, не распространяется на случаи ликвидации юридических лиц на основании судебного решения.
Вместе с тем в целях соблюдения прав и законных интересов третьих лиц и для обеспечения государственного контроля за проведением ликвидации юридических лиц, осуществляемой по решению суда, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рекомендовал судам направлять в порядке информации вынесенные решения о ликвидации юридических лиц соответствующим государственным органам, осуществляющим их государственную регистрацию <*>.
<*> См.: П. 11 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических
лиц.
Для усиления контроля за процессом ликвидации и обеспечения интересов кредиторов целесообразно указанное правило включить в п. 1 ст. 62 ГК РФ, изложив п. 1 в следующей редакции: "Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, а если ликвидация осуществляется на основании судебного решения, то суд обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц, который вносит в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации".
Поскольку Государственный реестр в силу п. 1 ст. 51 ГК РФ открыт для всеобщего ознакомления, такая запись служит, с одной стороны, предупреждением для потенциальных контрагентов, а с другой - является для кредиторов основанием к совершению необходимых активных действий.
Надлежащее завершение ликвидации общества также является серьезной гарантией интересов кредиторов акционерных обществ.
До учинения в Едином государственном реестре записи о ликвидации общество продолжает существовать в качестве субъекта права, а следовательно, способно активно участвовать в хозяйственном обороте. И на этом завершающем этапе у кредиторов сохраняется возможность по защите своих прав.
В качестве примера можно привести дело, рассмотренное Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ <*>. Решением арбитражного суда был удовлетворен иск ТОО "Транссервис" к ОАО "Энергосервис" о признании недействительными договоров купли-продажи. Федеральный арбитражный суд производство по кассационной жалобе прекратил. Основанием для этого послужило постановление районной администрации и информационное письмо Госналогинспекции о ликвидации ОАО "Энергосервис".
<*> См.: Постановление N 1257/98 от 03.11.98 // Вестник ВАС РФ. N 1. 1999. С. 53.
Между тем, названные документы не свидетельствуют о ликвидации ОАО "Энергосервис" в установленном законом порядке.
Завершает ликвидацию общества внесение записи в Государственный реестр юридических лиц об исключении общества из реестра, и с этого момента субъект гражданского права прекращает свое существование.
6.
Одним из способов защиты прав кредиторов при ликвидации акционерного общества может считаться новая редакция п. 2 статьи 61 ГК РФ, в соответствии с которой для требования о ликвидации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона теперь не требуется получать предварительное судебное подтверждение недействительности государственной регистрации такого лица.
Так, по одному из рассмотренных арбитражным судом дел ИМНС РФ обратилась в Арбитражный суд с иском о ликвидации ООО "Диентаж" в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер.
Решением Арбитражного суда в иске отказано.
Принимая решение об отказе в иске, суд первой инстанции исходил из того, что указанные истцом обстоятельства являются основанием для признания регистрации общества, в том числе его учредительных и уставных документов, недействительными, а истец не подтвердил признания недействительной судебными органами государственной регистрации ответчика.
Кассационная инстанция, отменяя решение нижестоящего суда, указала следующее.
Данный вывод суда основан на положениях ч. 2 ст. 61 ГК РФ, в соответствии с которой основанием для ликвидации юридического лица является признание судом недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер.
Данный вывод суда нельзя признать обоснованным, поскольку на момент предъявления иска и принятия решения вышеуказанная редакция ч. 2 ст. 61 ГК РФ была изменена Федеральным законом от 21.03.2002 N 31-ФЗ.
В соответствии с ч. 2 ст. 61 ГК РФ (в ред. ФЗ от 21.03.2002 N 31-ФЗ) юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер.
Как видно из содержания вышеприведенной нормы Закона, ныне действующая редакция ч. 2 ст. 61 ГК РФ не связывает возможность ликвидации юридического лица по указанным в ней основаниям с предшествующим признанием судом недействительной регистрации юридического лица.
Отказывая в иске по формальному основанию, суд первой инстанции не дал оценки доказательствам, представленным истцом в подтверждение того, что при создании ответчика были допущены грубые нарушения закона <*>.
<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 февраля 2003 г. N КГ-А40/56-03; см. также: Постановление ФАС УО от 13.01.03 N Ф09-3214/02-ГК.
Практика применения статьи 61 ГК РФ свидетельствует, что указанный способ защиты не всегда используется сторонами в соответствии со своим целевым назначением.
Ч. 2 статьи 61 ГК РФ предполагает в качестве основания совершения юридическим лицом деятельности, нарушающей закон, которая характеризуется либо качеством продолжительности (неоднократность), либо качеством тяжести (грубые нарушения).
Отсутствие у юридического лица самой деятельности нельзя толковать расширительно - понимая это как неоднократное или грубое нарушение закона.
В качестве примера можно привести следующее дело, рассмотренное судом: Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам обратилась в Арбитражный суд с иском к Акционерному обществу закрытого типа (АОЗТ "Прайм") о его ликвидации.
Исковые требования мотивированы тем, что с момента регистрации Московской регистрационной палатой 22.03.1993 АОЗТ "Прайм", учредителем которого является Губакин Михаил Юрьевич, указанное общество не представляло в инспекцию налоговые декларации и бухгалтерскую отчетность, а также не привело свои учредительные документы в срок не позднее 1 июля 1997 года в соответствие с нормами Федерального закона "Об акционерных обществах".
В связи с неоднократными грубыми нарушениями закона и неприведением учредительных документов в соответствие с нормами Федерального закона "Об акционерных обществах" истец просил ликвидировать АОЗТ "Прайм" в порядке статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации и возложить обязанность по ликвидации на учредителя - Губакина Михаила Юрьевича.
Решением суда первой инстанции в иске отказано по тем мотивам, что в соответствии с частью 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации по приведенным истцом основаниям в судебном порядке производится ликвидация юридического лица, осуществляющего хозяйственную деятельность, а истец не подтвердил осуществление ответчиком хозяйственной деятельности; материалы дела свидетельствуют о том, что фактически ответчик отсутствует и процедура его ликвидации должна осуществляться по правилам, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)".
В кассационной жалобе истец просил отменить судебные акты, ссылаясь на то, что АОЗТ "Прайм" не исполняет обязанности по представлению в налоговый орган отчетов о финансово- хозяйственной деятельности, а также документов и сведений для уплаты налогов, что свидетельствует о неоднократных нарушениях этим обществом Налогового кодекса Российской Федерации, не привело свои учредительные документы в соответствие с нормами Федерального закона "Об акционерных обществах"; указанные факты являются основанием для его ликвидации в порядке статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Изучив материалы дела, кассационная инстанция не нашла оснований для отмены судебных актов, исходя из следующего.
Удовлетворение требования о ликвидации юридического лица в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, предполагается законом в случае осуществления деятельности юридическим лицом с неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов.
Поэтому суд обоснованно сослался на то, что истец не подтвердил факт осуществления ответчиком хозяйственной деятельности; ответчик по юридическому адресу не находится, розыскные мероприятия не установили его местонахождение.
Каких-либо сведений о том, что ответчиком вообще производилась уплата налогов, проводились финансовые операции по его счетам в обслуживающих его кредитных учреждениях, то есть осуществлялась хозяйственная деятельность, не представлено.
При наличии данных о фактическом прекращении юридическим лицом деятельности и отсутствии сведений о месте нахождения его органа и учредителей вопрос о ликвидации этого юридического лица должен решаться в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", как правильно указал суд обеих инстанций.
Ликвидация юридических лиц в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, в данном случае не может быть применена.
Кроме того, при изложенных выше обстоятельствах порядок ликвидации юридического лица, на который ссылается истец, не может привести к достижению цели поданного иска <*>.
<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 февраля 2003 г. N КГ-А40/138-03
<< | >>
Источник: Ю.А. ТАРАСЕНКО. КРЕДИТОРЫ: ЗАЩИТА ИХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ. Учебно-практическое пособие. 2004

Еще по теме 1. Обеспечение интересов кредиторов при ликвидации акционерного общества:

  1. 3. Соотношение применения общих гражданско-правовыхмер защиты прав (интересов) кредиторов акционерных обществ в обязательственных отношениях и специальных способов защиты
  2. Природа акционерного предпринимательства предполагает открытие значительного круга сведений о его деятельности.
  3. 1. Защита прав кредиторов при реорганизации акционерного общества
  4. В соответствии с новой редакцией Закона об акционерных обществах акционеров лишили права требовать ликвидации общества в судебном порядке при непринятии последним решения об уменьшении уставного капитала или добровольной ликвидации, когда стоимость чистых активов общества оказывается меньше величины минимального уставного капитала, указанной в статье 26 Закона.
  5. 1. Обеспечение интересов кредиторов при ликвидации акционерного общества
  6. 2. Обеспечение интересов кредиторов при несостоятельности (банкротстве) акционерного общества
  7.   2.3. Понятие и признаки акционерного общества в России и предпринимательской корпорации в США
  8. Статья 99. Уставный капитал акционерного общества
  9. Глава четырнадцатая Акционерная собственность в России1
  10. Зарубежное законодательство о дочерних и зависимых обществах.
  11. § 2. Правовая природа акционерных обществ
  12. § 2. Гражданско-правовые механизмы формирования акционерной формы корпоративного контроля
  13. § 3. Реализация акционерной формы корпоративного контроля и ее регулирование нормами гражданского права
  14. Имущество и уставный капитал акционерного общества: понятие и юридическое значение.
  15. Гарантийная функция уставного капитала акционерного общества
  16. Обеспечение устойчивости соотношения долей участия акционеров в обществе.
  17. Характер и объем правоспособности акционерного общества на стадии его учреждения.
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -