<<
>>

1. Защита прав кредиторов при реорганизации акционерного общества

Реорганизация - традиционный институт российского гражданского права. В энциклопедии реорганизация юридических лиц определяется как преобразование, перестройка, изменение структуры учреждений, организаций <*>.
<*> Большая советская энциклопедия.
Т. 36. С. 391.
В период действия Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. <*> реорганизация рассматривалась наряду с ликвидацией как способ прекращения юридических лиц (ст. 37 ГК РСФСР) и проводилась в форме слияния, разделения и присоединения <**>.
<*> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 406.
<**> Аналогичный подход был воспринят и Законом РСФСР от 25.12.90 "О предприятиях и предпринимательской деятельности", статья 37 которого относила реорганизацию к способу прекращения деятельности предприятия. См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 30. Ст. 418.
В современной юридической литературе понятие "реорганизация" не имеет однозначного определения. Данный вопрос решается в зависимости от того, какой аспект этого сложного явления выступает в качестве предмета исследования. Многие авторы склонны рассматривать реорганизацию как способ прекращения юридического лица с переходом прав и обязанностей к новому субъекту <*>. Такая позиция в отношении большинства видов реорганизации является правомерной. Однако это характерно не для всех случаев реорганизации. Например, при выделении из состава одного общества другого (других), происходит передача им части прав и обязанностей реорганизуемого общества без прекращения последнего.
<*> Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации // Хозяйство и право; Фирма "Спарк", 1995. С. 112. (автор главы - Е.А. Суханов); Гражданское право. Часть 1: Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М.: ТЕИС, 1996. С. 121 (автор главы - Елисеев); Комментарий к Федеральному закону об акционерных обществах / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 1996. С. 77 (автор главы - М.Ю. Тихомиров).
В ряде работ реорганизация рассматривается исходя из тех целей, которые позволяют достичь ее проведение. Например, реорганизация в некоторых случаях рассматривается как один из способов создания акционерных обществ <*>, что вытекает из ст. 19 Закона "Об акционерных обществах" <**>.
<*> Шапкина Г.С. Арбитражно-судебная практика применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (сер. "Практикум акционирования" 1997. Вып. 3). М.: АО "Центр деловой информации еженедельника "Экономика и жизнь".
<**> Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1.
Такая характеристика применима к реорганизации, проводимой в форме выделения, разделения, поскольку в результате ее осуществления реорганизуемое общество не только не прекращается, но на его базе возникают новые.
Однако этим понятие "реорганизация" не исчерпывается. М.И. Кулагин, исследуя процессы концентрации капитала при государственно-монополистическом капитализме, относил реорганизацию к "одной из правовых форм, в которую облекается процесс централизации производства и капитала в экономике буржуазных стран" <*>.
<*> Кулагин М.И. Избранные труды. С. 131.
Данная характеристика не может рассматриваться как определение понятия "реорганизация", а отражает лишь ту цель, в которой используется этот институт, в частности, при монополизме, и имеет в большей мере социально-экономический аспект, а не правовой.
Вопросам реорганизации уделялось внимание и в русской дореволюционной литературе.
Так, слияние акционерных товариществ, которое могло происходить как в форме собственно слияния, при котором оба товарищества прекращаются, чтобы дать место новому, принимающему актив и пассив первых двух, так и в форме поглощения, когда одно товарищество переводит все свое имущество на имя другого, традиционно рассматривалось в качестве основания прекращения товарищества <*>.
<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. С. 165.
С учетом различных форм и возможных последствий реорганизации акционерных обществ ее можно определить как сложный процесс, влекущий изменения организационной структуры акционерного общества, в результате которого происходит переход прав и обязанностей в порядке правопреемства путем прекращения, создания или иного изменения правового положения общества.
Действующим законодательством предусмотрено несколько видов реорганизации: слияние, присоединение, разделение, выделение и преобразование. В процессе осуществления реорганизации происходят изменения не только в организационном, но и в экономическом положении общества, что не может не влиять на интересы его кредиторов. Так, например, при слиянии (присоединении) к крупному обществу может присоединиться экономически слабое общество, что повлечет снижение уровня гарантий кредиторов. Негативные последствия могут возникнуть и при выделении, разделении обществ.
Поскольку при реорганизации происходит изменение существенных характеристик, параметров общества, важно не допустить ухудшения положения кредиторов таких обществ.
Кредиторы общества при установлении договорных обязательств вправе рассчитывать на определенную стабильность отношений во взаимоотношении со своим деловым партнером. В связи с этим возникает необходимость направления правового регулирования при реорганизации акционерных обществ на защиту добросовестных участников хозяйственного оборота (т.е. его контрагентов).
Как отмечалось в литературе, задачи гражданско-правового регулирования при универсальном правопреемстве в случае реорганизации юридического лица сводятся к следующему: а) точное определения состава и момента перехода имущества, прав и обязанностей от одного субъекта права к другому; б) обеспечение интересов кредиторов; в) защита интересов юридических лиц от незаконных действий других участников гражданского оборота или государства <*>.
<*> Трофимов К.Т. Реорганизация и ликвидация коммерческих организаций. М., 1995. С. 37.
Реорганизация акционерного общества - сложный процесс, требующий к себе повышенного внимания. Именно этим обстоятельством обусловлено закрепление на законодательном уровне системы защиты прав кредиторов реорганизуемого общества и других лиц <*>. Анализ норм отечественного законодательства позволяет представить систему гарантий прав и интересов кредиторов в виде следующих положений:
<*> Важным в процессе реорганизации акционерных обществ является вопрос о том, в какой степени акционерное законодательство должно обеспечивать с помощью императивных норм защиту интересов кредиторов. В ряде стран предусматривается весьма незначительная защита кредиторов - например, в виде уведомления о том, что в дальнейшем отвечать по ранее возникшим обязательствам будет другая организация, к которой перейдут права и обязанности реорганизуемого общества. В других странах кредитору предоставляется право требовать досрочного исполнения обязательств акционерного общества, причем при всех формах реорганизации. См.: Основные принципы акционерного законодательства для стран с переходной экономикой. Киев, 1998. С. 13.
1.
Для кредиторов имеет значение основание и порядок проведения реорганизации контрагента. Реорганизация может проводиться как добровольно, так и принудительно.
Добровольная реорганизация является наиболее распространенной. Она проводится на основании решения общего собрания. Закон исключает возможность передачи данного вопроса какому-либо иному органу общества.
Принудительная реорганизация может быть проведена только в тех случаях, когда это прямо предусмотрено законодательством. Такая форма реорганизации, как разделение и выделение, может иметь место по решению уполномоченных на то государственных органов, а слияние, присоединение и преобразование - только с их согласия <*>. Подобным органом является Государственный комитет Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержанию новых экономических структур (ГКАП), действующий в соответствии с Законом "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" <**>.
<*> Согласно ст. 17 данного Закона если сумма активов объединяющихся обществ (рассчитываемая по последним их балансам) превысит 100 тыс. МРОТ, действующего на дату принятия соответствующего решения, то для реорганизации в форме слияния или присоединения необходимо согласие ГКАП. Судебная практика уточняет, что при отсутствии согласия ГКАП (его территориального управления) акт регистрации внесения в государственный реестр изменений должен быть признан недействительным. См.: Письмо ВАС РФ от 10.12.92 N С-13/ОП-357 "Практика разрешения споров, связанных с учреждением, реорганизацией и ликвидацией предприятий", п. 4.
<**> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 22. Ст. 1977.
В целях предупреждения и ликвидации доминирующего положения отдельных хозяйствующих субъектов на товарных рынках данный Закон предоставляет ГКАП право требовать принудительного разделения юридических лиц, занимающих доминирующее положение на рынке и осуществляющих монополистическую деятельность, а также если их действия ведут к существенному ограничению конкуренции <*>.
<*> Особенности реорганизации общества-субъекта естественной монополии, более 25% акций которого закреплено в федеральной собственности, определяются федеральным законом (в ред. Федерального закона от 24.05.99 N 101-ФЗ).
Согласно Закону о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций (ст. 32) Банк России вправе требовать их реорганизации, в частности, в случаях, предусмотренных ст. 17 указанного Закона <*>.
<*> СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1097.
В зависимости от того, каким путем проводится реорганизация (добровольным или принудительным), возникает вопрос: во всех ли случаях реорганизации наступают одинаковые правовые последствия?
В литературе было высказано предложение о целесообразности предоставлять кредитору право требовать прекращения или досрочного исполнения обязательств при проведении принудительной реорганизации только в том случае, если предстоящая реорганизация угрожает его законным интересам <*>.
<*> Коровайко А. Реорганизация хозяйственных обществ. М., 2000. С. 8.
С данным предложением согласиться нельзя. Предусмотренные ГК РФ и Законом об акционерных обществах способы защиты прав и законных интересов кредиторов применяются как при добровольной, так и при принудительной реорганизации акционерного общества.
Однако при нарушении процедуры проведения реорганизации правовые последствия будут различными в зависимости от основания реорганизации - добровольной или принудительной.
Наличие нарушений при проведении добровольной реорганизации предоставляет кредиторам возможность оспорить легитимность самой реорганизации.
При нарушении процедуры осуществления принудительной реорганизации само решение о проведении принудительной реорганизации должно быть оставлено в силе, как принятое в соответствии с законом. Требования кредиторов, как правило, в этом случае будут сводиться к возмещению обществом убытков.
2.
Когда экономическая надежность общества оказывается под угрозой вследствие изменений, обусловленных реорганизацией, кредиторы для защиты своих интересов могут воспользоваться дополнительным правом - потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств, должником по которым является реорганизуемое общество, а также возмещения связанных с этим убытков.
При этом не имеет значения, идет ли речь об одностороннем обязательстве (например, предъявление банком требований о досрочном возврате кредита) или двустороннем (требования арендодателя о расторжении договора аренды и освобождении арендованного помещения) <*>.
<*> Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Фирма "Спарк", 1995. С. 114 (автор раздела Е.А. Суханов).
Указанное субъективное право реализуется кредитором в одностороннем порядке: путем досрочного расторжения договора. При этом обязательства прекращаются согласно п. 3 ст. 450 ГК РФ, поскольку ст. 15 Закона об акционерных обществах наделяет кредитора соответствующим правом. "Особенность одностороннего расторжения договора состоит в отсутствии согласия контрагента. Имеется в виду, что если бы этот последний не возражал против расторжения договора, предложенного стороной, речь пошла бы об ином основании: соглашении между контрагентами" <*>.
<*> Брагинский М., Витрянский В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 348.
Требование же о досрочном исполнении обязательств (также осуществляемое в одностороннем порядке) может выражаться, в частности, в направлении обществу предложения о перечислении имеющейся задолженности, срок погашения которой еще не наступил, и т.д.
Убытки, на возмещении которых вправе претендовать кредитор, определяются по общим правилам ст. 15 ГК РФ и могут включать как реальный ущерб, так и упущенную выгоду.
В литературе о возможности взыскания при проведении реорганизации убытков высказано критическое суждение. "Реорганизация юридических лиц не является гражданским правонарушением и соответственно не может служить основанием к применению мер гражданско- правовой ответственности, в том числе взысканию убытков. Однако действующее законодательство такую возможность предусматривает и создает тем самым ситуацию явного противоречия теории гражданского права и нормативных предписаний" <*>.
<*> Коровайко А. Юридические гарантии прав и интересов кредиторов реорганизуемых хозяйственных обществ // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 44.
С такой позицией согласиться нельзя. Для кредитора неблагоприятные последствия (убытки) при проведении должником реорганизации могут наступить не в связи с нарушением каких-либо его прав. Такие последствия могут иметь место в результате досрочного прекращения обязательств (например, у кредитора возникнут дополнительные расходы по складированию продукции, приобретению товара у других поставщиков по более высокой цене и т.п.).
Таким образом, особенностью данного способа защиты является то, что убытки, на возмещение которых вправе претендовать кредитор, могут возникать не в связи с нарушением прав, а как следствие досрочного прекращения или исполнения договора.
3.
Принятие решения о реорганизации влечет для общества ряд определенных правовых последствий. Одним из таких последствий выступают отношения с кредиторами. Гарантией для последних является закрепленная в п. 1 ст. 60 ГК РФ обязанность учредителей или органа юридического лица, принявших решение о реорганизации, направить им письменные уведомления <*>.
<*> Следует согласиться с точкой зрения, что "без извещения или до момента, когда оно было произведено, правопреемство в договоре, хотя оно и наступило вследствие реорганизации, не проявляет своего правового эффекта в отношении встречной стороны". См.: Садиков О.Н. Арбитражные споры советских внешнеторговых организаций, связанные с правопреемством // Материалы по иностранному законодательству и международному частному праву. Труды ВНИИ СГСЗ. М., 1991, N 49. С. 166.
Развивая это положение, п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах определяет 30- дневный срок с даты принятия решения о реорганизации, в течение которого общество обязано уведомить своих кредиторов о проводимой реорганизации.
Каковы последствия нарушения установленного в Законе об акционерных обществах срока уведомления кредиторов? Поскольку такой срок в первую очередь имеет значение для кредиторов - позволяет им досрочно прекратить правоотношение, то пропуск указанного срока или неуведомление со стороны реорганизуемого общества дает возможность кредиторам ставить вопрос о незаконности проведения такой реорганизации. В литературе по данной проблеме высказана следующая точка зрения: у кредиторов право требовать прекращения или досрочного исполнения соответствующих обязательств сохраняется независимо от поступления к ним уведомления о реорганизации <*>.
<*> См.: Гражданское право: в 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М.: Издательство "БЕК", 1998. С. 201.
В этом случае речь идет о нарушении субъективного права, а следовательно, для общества- должника правовые последствия будут иными, чем в случае нарушения интереса. Кредитор вправе выбрать: будет ли он требовать прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения связанных с этим убытков в судебном порядке либо потребует в судебном порядке признания недействительной регистрации изменений о проведении реорганизации.
В судебно-арбитражной практике встречаются различные примеры понимания указанного способа защиты кредиторов акционерных обществ. В качестве иллюстрации интересно привести следующее дело.
Конкурсный управляющий ОАО "Ореховский текстиль" обратился с иском в Арбитражный суд Московской области к открытому акционерному обществу "Группа компаний "Оретекс" о признании недействительной реорганизации открытого акционерного общества "Ореховский текстиль" в форме выделения ответчика и применений последствий недействительности реорганизации, признания недействительными протокола внеочередного общего собрания акционеров ОАО "Ореховский текстиль" от 1 июля 1999 г. о реорганизации в форме выделения ответчика, конвертации акций ОАО "Ореховский текстиль" в акции ОАО "Группа компаний "Оретекс" и акта приема-передачи имущества от ОАО "Ореховский текстиль" ОАО "Группа компаний "Оретекс".
Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано.
Суд исходил из того, что реорганизация сама по себе не является односторонней сделкой. Суд отверг доводы конкурсного управляющего о предъявлении данного иска в интересах кредиторов, поскольку требование направлено на возврат имущества должника.
По мнению суда, законом не предусмотрена возможность обжалования протокола общего собрания акционеров конкурсным управляющим.
Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, исковые требования удовлетворены в полном объеме, признана недействительной реорганизация и протокол внеочередного собрания акционеров от 1 июня 1999 г. сделка по передаче имущества и конвертация акций, применены последствия признания сделок недействительными в виде возвращения должнику имущества, полученного в результате реорганизации.
Кассационная инстанция постановление апелляционной инстанции отменила, а решение суда первой инстанции оставила без изменения как законное и обоснованное <*>.
<*> См.: Постановление ФАС МО от 07.02.2003 N КГ-А41/8711-02.
Данное дело вызывает интерес в связи с постановкой и рассмотрением следующих вопросов:
Во-первых, имеет ли право конкурсный управляющий в порядке статьи 101 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (в редакции 1998 г.) предъявить иск о признании недействительной реорганизации?
В свою очередь, при ответе на данный вопрос необходимо проанализировать: какова правовая природа реорганизации.
Если рассматривать реорганизацию как действие, влекущее установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей (сделка), то конкурсный управляющий имеет полномочия предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных должником (п. 4 статьи 101 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)").
Однако представляется, что реорганизация являет собой более сложное правовое явление, чем сделка (тем более - односторонняя).
В соответствии с п. 3 статьи 49 Закона об акционерных обществах решение о реорганизации общества принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров общества.
В зависимости от формы реорганизации общества участники процесса реорганизации совершают ряд последовательных действий (актов и сделок).
Представляется, что реорганизация являет собой сложный юридико-фактический состав, включающий, во-первых, ненормативный правовой акт (решение общего собрания) <*>; во-вторых, группу последовательно совершаемых вспомогательных юридических фактов (определение объема правопреемства; составление разделительного баланса (передаточного акта); конвертация акций;); в-третьих, гражданско-правовое сделки (заключение договора и т.п.); в- четвертых, административный акт (распоряжение (иные индивидуальные решения) регистрирующих органов о регистрации изменений в учредительные документы реорганизуемых лиц (регистрация изменений).
<*> Решение органа управление юридического лица, являющееся ненормативным правовым актом, по сути представляет собой так называемое организационно-распорядительное действие. См. об этом подробнее: Синенко А.Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. М.: Статут, 2002. С. 19.
В связи с этим суды первой и кассационной инстанций отметили, что сама по себе реорганизация юридического лица не может рассматриваться как гражданско-правовая сделка, влекущая отчуждения имущества должника. Правовые вопросы реорганизаций и предприятий, в частности, в форме выделения изложены в статьях 57 - 60 ГК РФ. Реорганизация влечет возникновение юридических лиц или их прекращение с обязательным условием правопреемства, при которой участниками процесса осуществляется ряд действий (сделок), в частности принимается решение о реорганизации соответствующим органом, составляется разделительный баланс, утверждаются новые учредительные документы, производится регистрация юридических лиц. Данные сделки и могут признаваться недействительными заинтересованными лицами в порядке, установленном законодательством <*>.
<*> Интересно отметить квалификацию, данную реорганизации другим составом суда по иному делу: "...реорганизация юридического лица образует сложный юридический состав, связанный с принятием решения о реорганизации юридического лица, определением объема правопреемства в связи с утверждением разделительного баланса, передачи имущества, имущественных прав и обязанностей и регистрацией вновь созданного юридического лица". См.: Постановление ФАС МО от 15.10.2002 N КА-А40/6926-02.
В силу этого есть основания считать, что конкурсный управляющий превысил свои полномочия, поскольку статья 101 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предоставляет возможность признания недействительными только сделок, совершенных должником.
Во-вторых, если реорганизация общества совершена с нарушением процедурных гарантий, установленных Законом об акционерных обществах (отсутствие уведомления кредиторов от проводимой реорганизации), могут ли кредиторы, узнав об этом от конкурсного управляющего, оспорить легитимность такой реорганизации?
В рассматриваемом случае суд кассационной инстанции на рассматриваемый нами вопрос дал отрицательный ответ: Законом об акционерных обществах не предусмотрено такого последствия несоблюдения 60-дневного срока осуществления кредиторами своих прав, как недействительность реорганизации.
Думается, такая позиция суда не бесспорна. Действующее право не связывает факт направления и удовлетворение требований кредиторов с проведением самой реорганизации.
С учетом того, что проведение реорганизации не зависит от воли третьих лиц (контрагентов реорганизуемого общества), то последние, как правило, лишены и возможности требовать признания ее недействительной <*>.
<*> Очевидно, что оспаривать правомерность каждой составляющей процесса реорганизации могут лица, участвующие в самой реорганизации. Например, акционеры выделяющего общества, считающие, что при принятии отдельных решений, проведении отдельных действий нарушен баланс интересов. Но эта возможность сохраняется лишь до тех пор, пока остается правосубъектно другое лицо и такой спор внутренних участников (какими являются акционеры) не влияет на притязания внешних участников (кредиторов).
Это объясняется тем, что принятие решения о реорганизации, определение ее формы, имущественных прав и обязанностей, подлежащих передаче, и т.п. представляют собой правомерные действия и не могут быть оспорены кредиторами.
При нарушении прав кредиторов (например, при их неуведомлении в сроки, предусмотренные статьей 15 Закона об акционерных обществах) у последних при определенных обстоятельствах есть возможность требовать признания недействительной регистрации произведенных изменений.
В этом случае наступают так называемые "ретроактивные" последствия - все произведенные действия, совершенные в ходе процесса реорганизации, сохраняют легитимность, но завершающего факта - регистрации изменений - не происходит.
В свою очередь кредитор имеет возможность (поскольку реорганизация как процесс не завершена) заявить требования о досрочном прекращении или исполнении имеющихся обязательств к обществу-должнику, которые будут реализовываться не в судебном, а в одностороннем порядке.
Тем не менее необходимо учесть еще и такой нюанс. Требования кредиторов о досрочном прекращении или исполнении обязательств могут быть заявлены после принятия решения о реорганизации, но до официальной государственной регистрации такой реорганизации.
После произведенной в обход кредиторов регистрации нет особого смысла настаивать на досрочном исполнении обществом своих обязательств.
Во-первых, самого общества-должника может уже и не существовать (в случаях разделения и присоединения); во вторых, активов должника может не хватить для выполнения этого требования (например, при выделении).
В одном из Постановлений Федерального Арбитражного Суда Северо-Западного округа отмечалось: "... из п. 2 ст. 60 ГК РФ следует, что до реорганизации юридического лица его кредиторы вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств, должником по которым является это юридическое лицо. Указанное право не может быть реализовано после реорганизации юридического лица" <*>.
<*> См.: Арбитражные споры. N 1 - 2. 1998. С. 3. Постановление по делу N А56-15664/97 от 02.03.98.
Поэтому оспаривать реорганизацию как законченное действие (процесс) внешние лица (кредиторы) при нарушении их прав могут, но только в исключительных случаях.
Ввиду того что реорганизация представляет собой процесс совершения последовательных действий, сделок, фактов, актов и т.п., требовать признать реорганизацию (как процесс) недействительной можно лишь в случае, когда все составляющие этого процесса имеют какую- либо упречность, т.е. совершены с нарушением требований закона либо в результате произведенной реорганизации требование кредитора о досрочном исполнении или прекращении обязанностей окажется юридически недостижимо.
В-третьих, может ли считаться законной реорганизация, если в результате у реорганизованного общества окажется отрицательное соотношение размера уставного капитала и величины чистых активов?
В рассматриваемом случае апелляционная инстанция обратила внимание на обстоятельство превышения в результате реорганизации общества уставного капитала стоимости его чистых активов, что является нарушением.
Суд констатировал, что отрицательное значение чистых активов стало меньше установленного в статье 26 Закона об акционерных обществах минимального размера уставного капитала общества, а также то, что в результате реорганизации вся ликвидная часть активов перешла к ОАО "Группа компаний "Оретекс".
Отвергая данный довод, суд кассационной инстанции сослался на статью 35 Закона об акционерных обществах, в соответствии с которой превышение уставного капитала общества, стоимости чистых активов не влечет недействительности реорганизации (сделок, заключенных в процессе реорганизации).
Указанный вывод суда кассационной инстанции весьма спорен.
Не может считаться законной реорганизация, если в результате ее проведения у реорганизуемого общества останется неликвидная часть имущества и долги, а все активы будут переведены на выделяемое общество.
Подобное осуществление прав нарушает принцип справедливого распределения имущества и долгов в процессе реорганизации.
В этом смысле есть все основания полагать, что анализируемую ситуацию можно квалифицировать как злоупотребление правом со стороны обществ, участвующих в реорганизации.
Анализ следующего дела иллюстрирует иной подход в арбитражно-судебной практике к вопросу допустимости специальных способов защиты кредиторов при наличии со стороны должника (реорганизуемого общества) таких нарушений, как ненадлежащее уведомление о предстоящей реорганизации.
Акционерный коммерческий банк "СБС-Агро" (АКБ "СБС-Агро") обратился в Арбитражный суд с иском к Московской регистрационной палате, Закрытому акционерному обществу НПО "Альтернатива" (ЗАО НПО "Альтернатива") о признании недействительными реорганизации ЗАО НПО "Альтернатива" в форме выделения Закрытого акционерного общества "Альт-Миф" (ЗАО "Альт-Миф"), государственной регистрации ЗАО "Альт-Миф" и ЗАО НПО "Альтернатива" в реорганизованном виде.
До принятия судом решения истец в порядке ст. 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции АПК РФ 1995 г.) уточнил предмет иска и просил признать недействительными свидетельство о регистрации изменений и дополнений к уставу ЗАО НПО "Альтернатива" и свидетельство о регистрации ЗАО "Альт-Миф".
Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанцией, в удовлетворении исковых требований отказано.
При этом суд обеих инстанций исходил из того, что оспариваемые регистрационные акты не противоречат действующему законодательству и не нарушают законных прав и интересов истца.
Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителя истца и проверив законность и обоснованность обжалованных судебных актов, кассационная инстанция не находит оснований для их изменения или отмены.
Согласно ст. 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями к изменению или отмене решения или постановления арбитражного суда являются нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Как подтверждается материалами дела, исковые требования заявлены о признании недействительными ненормативных актов государственного органа.
В соответствии со ст. 13 Гражданского кодекса Российской Федерации суд признает недействительным ненормативный акт государственного органа, не соответствующим закону или иным правовым актам и нарушающим гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица.
Руководствуясь положениями упомянутой нормы права, суд полно и всесторонне исследовал вопрос о наличии в совокупности двух условий, необходимых для признания оспариваемых регистрационных актов недействительными:
несоответствие этих актов закону или иным правовым актам;
нарушение этими актами гражданских прав и законных интересов истца.
При этом, оценив оспариваемые свидетельства о регистрации с учетом материалов регистрационного дела ЗАО "Альт-Миф" на предмет их соответствия нормам действующего законодательства, устанавливающего порядок реорганизации акционерных обществ и правила регистрации вновь возникших в ее результате юридических лиц, признав отсутствие доказательств нарушения оспариваемыми актами гражданских прав и законных интересов истца, суд обеих инстанций пришел к обоснованному и правомерному выводу о том, что оспариваемые регистрационные свидетельства не противоречат действующему законодательству и не нарушают законных прав и интересов истца.
Учитывая материалы, имеющиеся в деле, нормы законодательства, регулирующие спорные правоотношения, оснований полагать обратное не имеется.
Довод заявителя о ненадлежащем уведомлении кредиторов реорганизуемого общества о предстоящей реорганизации не может быть признан состоятельным в рамках данного дела, поскольку с учетом фактических обстоятельств дела, норм ст. 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 15 Федерального закона "Об акционерных обществах", а также правил, предусмотренных гражданским законодательством для урегулирования обязательственных отношений, является безотносимым к вопросу о наличии оснований для признания оспариваемых актов недействительными <*>.
<*> См.: Постановление ФАС МО от 17 августа 2001 г. N КГ-А40/4319-01.
Как представляется, указанный вывод арбитражного суда не бесспорен. Закон об акционерных обществах в статье 15 (в редакции 1995 г.) императивно указывает на обязанность реорганизуемого общества уведомить своих кредиторов. Несоблюдение указанного предписания следует рассматривать как нарушение закона, а именно статьи 15 ГК РФ <*>.
<*> Сложный юридический состав реорганизации, находящий свое выражение в решении общего собрания акционеров и ряде фактических и юридических действий, не позволяет квалифицировать реорганизацию как сделку (или совокупность сделок). Отсюда применимое право будет основываться на статье 13 ГК РФ, допускающей признание недействительными ненормативные правовые акты, а не на статье 168 ГК РФ, применяемой исключительно к сделкам.
Установив факт отсутствия надлежащего уведомления АКБ "СБС-Агро" (истца по делу), у арбитражного суда были достаточные основания считать, что указанным ненормативным актом нарушены права кредитора.
Более того, ссылка суда о безотносимости довода истца о ненадлежащем уведомлении о предстоящей реорганизации ПРАВИЛАМ, ПРЕДУСМОТРЕННЫМ ГРАЖДАНСКИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ ДЛЯ УРЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ (выделено мной. - Ю.Т.), не совсем корректна ввиду следующего.
Истец заявляет требования о защите своих прав, основываясь не на факте ненадлежащего исполнения заключенного между ним и ответчиком договора, а на факте нарушений при проведении реорганизации. Заявленные требования не затрагивают существующих между ними обязательственных отношений.
Следует отметить, что к применению такого способа защиты прав кредиторов, как признание недействительной реорганизации юридического лица и регистрации изменений в учредительные документы, необходимо подходить дифференцированно, поскольку удовлетворение таких требований фактически означает приведение сторон в первоначальное положение, существовавшее до нарушения.
Однако это в ряде случаев невозможно. Следует различать случаи, когда нарушения происходят в процессе такой формы реорганизации, как выделение и нарушение при остальных формах - слиянии, присоединении, разделении, преобразовании.
В первом случае, учитывая специфику процессов, происходящих при реорганизации в форме выделения, использование такого притязания, как иск о признании недействительной реорганизации, позволяет положительно ответить на поставленный вопрос, поскольку в результате достигается искомая цель - восстановление нарушенных прав кредитора.
Во втором случае при реорганизации в форме слияния, присоединения, разделения, преобразования удовлетворение такого иска не способно восстановить нарушенное право кредитора. В результате положительного судебного решения стороны должны вернуться в изначальное состояние . При осуществлении реорганизации в указанных формах это невозможно ввиду того, что нельзя восстановить правосубъектность общества, деятельность которого была прекращена. То есть в данном случае отсутствует субъект, к которому должны быть возвращены права и обязанности.
Сказанное можно проиллюстрировать следующим примером из судебной практики.
ГУП "Аптечный склад" обратился в Арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительной регистрации АО "Серчех XXI", произведенной областной регистрационной палатой.
Решением требования истца удовлетворены, государственная регистрация общества признана недействительной.
Не согласившись с выводами суда, областная регистрационная палата настаивает на отмене судебного акта.
Кассационная инстанция, изучив материалы дела, находит оспариваемое решение подлежащим отмене как вынесенное с нарушением норм материального права.
Признавая недействительным акт государственной регистрации АО "Серчех XXI", суд исходил лишь из того, что при его регистрации допущены нарушения закона и иных правовых актов, которые носят неустранимый характер.
Однако судом не учтено, что оспариваемым актом права и охраняемые законом интересы истца не нарушаются.
При таких обстоятельствах оснований для признания недействительной регистрации "Серчех XXI", произведенной в соответствии с требованиями закона и Положением о государственной регистрации, нет.
Следует отметить, что невозможна защита имущественных прав истца путем признания недействительной государственной регистрации вновь созданного юридического лица, поскольку правоспособность реорганизованных и ликвидированных АО ПКП "Сериал" и АО "Чехия-Прага" не может быть восстановлена.
Поскольку судом при разрешении спора внесены все фактические обстоятельства по делу, дана оценка доказательствам, имеющимся в деле, а незаконность решения суда связана с неправомерным применением норм материального права, суд кассационной инстанции счел возможным принять новое решение.
На основании изложенного необходимо сделать следующий вывод: требование о признании реорганизации недействительной возможно только в отношении случаев выделения и при отсутствии в действиях кредитора состава, позволяющего квалифицировать подобные действия как злоупотребление правом.
Особо следует отметить специфику правового положения государства как кредитора. Взаимоотношения юридического лица (хозяйствующего субъекта) и государства складываются в сфере финансовых, налоговых правоотношений, поэтому на налогоплательщика (реорганизуемое общество) возлагается обязанность сообщить о принятом решении соответствующим налоговым органам. Однако сроки уведомления существенно отличаются от сроков, установленных ГК РФ: Налоговый кодекс предусматривает 3-дневный срок, в течение которого реорганизуемое общество обязано сообщить о принятом решении.
В торговом праве ряда зарубежных государств наряду с необходимостью уведомления кредиторов существует ряд дополнительных требований, призванных обеспечить права (интересы) последних: в частности, это может быть обязанность дать в средствах массовой информации соответствующее объявление <*>.
<*> В соответствии со ст. 184 Закона КНР от 29.12.93 "О компаниях" компания в течение 10 дней после принятия решения о слиянии должна уведомить кредиторов, в течение 30 дней дать по меньшей мере 3 объявления в газетах. Причем кредиторы в течение 30 дней после получения письменного уведомления и в течение 90 дней после появления первого уведомления (если уведомление не получено) имеют право потребовать от компании погашения долгов. См.: Гражданское законодательство КНР. М., 1997. С. 163.
Следует обратить внимание на то, что сроки заявления кредиторами требований о досрочном прекращении или исполнении обязательств и возмещении убытков определяются С ДАТЫ НАПРАВЛЕНИЯ (выделено мной. - Ю.Т.) кредитору соответствующего уведомления о реорганизации (п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах).
Подобное решение не вполне безупречно. Кредиторы реорганизуемого общества, учитывая время нахождения уведомления в пути и разную удаленность от должника, будут иметь неравные условия при принятии решения о досрочном исполнении, прекращении обязательств и возмещении убытков.
В связи с этим в отечественном законодательстве целесообразно предусмотреть право кредиторов в течение 30 дней для случаев слияния, присоединения или преобразования и 60 дней - для разделения или выделения после появления публикации в печатном органе (для тех случаев, когда уведомление не получено при невозможности установить местонахождение какого- либо кредитора) обратиться к реорганизуемому обществу с требованием о досрочном прекращении или исполнении обязательств.
В определенном уточнении нуждается вопрос о процедуре уведомления кредиторов. В действующем законодательстве данный вопрос не детализируется. Так, ст. 60 ГК РФ устанавливает общую обязанность реорганизуемого общества по оповещению кредиторов. Закон об акционерных обществах в редакции 1995 г. (п. 5 ст. 15) содержал предписание по уведомлению обществом своих кредиторов. В проекте закона "Об акционерных обществах" п. 5 ст. 15 изложен в следующей редакции: "Не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации... общество обязано письменно уведомить об этом всех известных ему кредиторов общества...". Аналогичная норма содержится и в ст. 51 Закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" <*>.
<*> См.: Журнал для акционеров. 1999. N 3. С. 4.
В литературе высказано критическое суждение относительно предложенной процедуры уведомления. Так, С.Ю. Кравцова пишет: "...нам представляется, что этим (речь идет об обязанности уведомить всех известных кредиторов. - Ю.Т.) значительно ущемляются интересы многих кредиторов банка, поскольку может быть проявлен и безусловно будет проявлен выборочный подход банка при определении кредиторов, которым будет сообщено об этом, банк будет иметь возможность (и это будет законно) определять (а это вызовет безусловно конфликтные ситуации), кто из кредиторов является известным, а кто нет" <*>.
<*> Кравцова С.Ю. Указ. раб. С. 67.
Однако подобные опасения представляются неосновательными. Предложенное в проекте закона "Об акционерных обществах" уточнение не противоречит ГК РФ и не предоставляет должнику возможности выбора в оповещении своих кредиторов.
Закон предусматривает составление при проведении реорганизации передаточного акта или разделительного баланса, которые должны в обязательном порядке содержать положения ПО ВСЕМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ реорганизуемого юридического лица в отношении ВСЕХ ЕГО КРЕДИТОРОВ (выделено мной. - Ю.Т.), включая и обязательства, оспариваемые сторонами (п. 1 ст. 59 ГК РФ).
Поэтому установленную в ГК РФ обязанность реорганизуемого общества по уведомлению кредиторов следует понимать как обязанность акционерного общества выявить всех кредиторов и всех известных оповестить <*>.
<*> Кроме того, следует заметить, что буквальное понимание обязанности по уведомлению всех кредиторов может повлечь невозможность (или существенно затруднить) проведение самой реорганизации вследствие, например, неизвестности местонахождения какого-либо из выявленных кредиторов. Поэтому задача законодательства - установить правовой механизм, позволяющий соблюдать разумный баланс интересов как должника, так и кредиторов.
4.
Ранее действовавшая редакция Закона об акционерных обществах (1995 г.) дифференцировала сроки заявления кредиторами требований в зависимости от формы, в которой проводится реорганизация: а) при слиянии, присоединении или преобразовании общества они могут быть заявлены не позднее 30 дней; б) при разделении общества либо выделении из него нового - не позднее 60 дней.
Установление сроков различной продолжительности объясняется тем обстоятельством, что при использовании разных форм реорганизации степень риска для кредиторов будет неодинаковой. При слиянии, присоединении и преобразовании субъект правопреемства очевиден - это единое общество, к которому переходят все права и обязанности реорганизованных обществ. В тех же случаях, когда реорганизация происходит в форме разделения и выделения, кредиторам противостоят уже не один должник, а два и более. При этом кредиторы могут столкнуться с ситуацией, когда имеющиеся перед ними обязательства реорганизуемого общества после разделения и выделения окажутся переданными наиболее слабым в имущественном отношении правопреемникам.
В нынешней редакции Закона (2001 г.) установлены единые для всех форм реорганизации сроки - 30 дней.
Думается, что это в целом ухудшило положение кредиторов, с одной стороны, но с учетом обязательной публикации о предстоящей реорганизации это положение призвано дисциплинировать кредиторов, не держать общество долгое время в состоянии неопределенности.
Если реорганизация обществ происходит в форме слияния, присоединения или преобразования, для защиты интересов кредиторов будет достаточно общей нормы, предоставляющей им право требовать прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков. Высказанное в литературе мнение о том, что данное правило разумно применять лишь в тех случаях, когда речь идет о реорганизации в форме разделения или выделения, поскольку в других случаях положение кредиторов вряд ли ухудшается <*>, как представляется, не учитывает следующего: присоединение или слияние грозит кредиторам увеличением их числа, что отнюдь не обязательно сопровождается увеличением имущества должника - так, имущество присоединяемого общества может быть уже обременено многочисленными долгами.
<*> Постатейный комментарий к Федеральному закону об акционерных обществах / Под ред. Г.С. Шапкиной (автор - В.В. Залесский). М.: ИНФРА-М, 2000. С. 61.
В течение сроков, установленных ст. 15 Закона об акционерных обществах, за кредиторами сохраняется право выбора следующих действий: а) сохранить существующее правоотношение в прежнем виде. Реализация данного правомочия кредиторов невозможна без надлежащего их оповещения со стороны общества в установленный Законом срок; б) внести в него определенные изменения. В этом случае принятие такого предложения зависит от реорганизуемого общества; в) потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков.
В литературе была высказана точка зрения о необходимости расширительного толкования нормы ст. 15 Закона об акционерных обществах, в соответствии с которым установленные данной статьей сроки следует считать минимальными <*>.
<*> Телюкина М. Реорганизация как способ прекращения деятельности юридических лиц // Законодательство. 2000. N 1. С. 45.
С указанной точкой зрения согласиться нельзя. Сроки, в течение которых кредитор может реализовать свое право, по своей природе являются пресекательными. Это означает, что в течение этих сроков кредиторы могут в одностороннем порядке расторгнуть или изменить договор.
В противном случае незаявление указанных требований в установленный срок следует рассматривать "как основание прекращения действия предоставленных ему (т.е. кредитору. - Ю.Т.) Законом специальных способов защиты своих интересов" <*>. Соответственно по истечении этого срока кредитор может ставить вопрос о досрочном расторжении или изменении договора лишь на общих основаниях в порядке, указанном в п. 2 ст. 450 ГК РФ. Заявление требования о досрочном исполнении или прекращении обязательств в надлежащий срок позволит кредитору получить удовлетворение либо от самого реорганизуемого общества, либо от правопреемника.
<*> Шапкина Г.С. Указ. соч. С. 61.
В связи с этим в определенном уточнении нуждается вопрос о том, с какого момента обязательство прекращается и должно быть исполнено. Очевидно, моментом прекращения обязательств следует считать момент получения реорганизуемым обществом заявления кредитора об удовлетворении своих требований.
Требование о досрочном изменении или прекращении обязательств и возмещении убытков направляется обществу. ГК РФ установлено, что от имени юридического лица выступают его органы (ст. 53). При реорганизации акционерного общества вопросы о реорганизации, ее форме и т.п. выносит на общее собрание совет директоров. Указанные органы призваны решать вопросы, влекущие изменения структуры общества. Исполнительный же орган (директор, генеральный директор) занимается текущей деятельностью организации. Поэтому для решения вопросов, связанных с процедурой реорганизации, как представляется, целесообразно создавать специальную комиссию по реорганизации, постоянно действующую в означенный период. В сферу компетенции такой комиссии входили бы вопросы, связанные с определением состава имущества реорганизуемого общества, уведомление и определение объема заявленных кредиторами требований, составление передаточного акта и разделительного баланса и т.п.
5.
В действующем законодательстве механизм контроля за обществом, находящимся в процессе реорганизации (выделения, разделения), недостаточно подробно разработан. Здесь возможны злоупотребления, связанные с концентрацией пассива в одном из обществ с тем, чтобы избавить от ответственности другие вновь образуемые общества. В частности, в литературе была высказана следующая точка зрения: "В результате реорганизации долги и наиболее неликвидная и непривлекательная для кредиторов собственность остается на реорганизованном предприятии, а наиболее ценные активы переводятся на общество, создаваемое в процессе реорганизации"
<*> Чувилин А. Реорганизация акционерного общества // Закон. 1997. N 5. С. 39.
Закон об акционерных обществах не определяет порядок распределения имущества и долгов реорганизуемого общества.
Таким образом, вопрос о составлении разделительного баланса (передаточного акта) отдан на усмотрение самого реорганизуемого акционерного общества.
В связи с этим на практике нередко возникают ситуации, связанные с неравномерным распределением имущества и долгов между участвующими в реорганизации обществами.
Применительно к выделению обычно на реорганизуемое общество оставляют долги и неликвидное имущество, в то время как на выделяемое общество переводят все ликвидные активы компании.
Поскольку в Законе об акционерных обществах нет какого-либо прямого указания в отношении порядка распределения имущества, то при соблюдении реорганизуемым обществом правил статьи 15 данного Закона у кредиторов отсутствуют основания оспаривать проведение такой реорганизации.
Однако при определенных условиях кредиторы применительно к указанной ситуации могут использовать в качестве средства защиты статью 10 ГК РФ.
В арбитражно-судебной практике сложился достаточно определенный подход к разрешению подобного рода ситуаций.
В качестве примера можно привести дело, рассмотренное Арбитражным судом Астраханской области и оставленное в силе Президиумом ВАС РФ <*>.
<*> Дело N А06-1117у-18к\99. Цит. по: Г.С. Шапкина. Новое в российском акционерном законодательстве. Изменение и дополнение Федерального закона "Об акционерных обществах" // Центр деловой информации еженедельника "Экономика и жизнь". М., 2002. С. 109.
В арбитражный суд обратился коммерческий банк (кредитор) с иском о признании недействительным решения общего собрания акционеров о реорганизации открытого акционерного общества в форме выделения, а также государственной регистрации возникшего в результате реорганизации юридического лица.
Как следовало из материалов дела, у общества была крупная задолженность перед банком по кредитному договору. Реорганизация проведена в период, когда имелось решение арбитражного суда о взыскании этого долга, и по исполнительному листу, выданному судом, возбуждено исполнительное производство.
Банк расценил действия общества по проведению реорганизации как попытку уклониться от погашения долга. По разделительному балансу юридическому лицу, созданному в результате выделения, в качестве активов был передан незавершенный строительством гараж, оцененный в 6756 тыс. рублей, и кредиторская задолженность свыше 5500 тыс. рублей, из них перед банком - более 3-х миллионов рублей.
Участниками созданного общества стали два физических лица; уставный капитал этого общества определен на минимальном уровне. Общество - правопреемник по долгам банку не могло их погасить из-за отсутствия средств. Проведенной после реорганизации общества оценкой недостроенного гаража было установлено, что в разделительном балансе стоимость его завышена и значительно меньше суммы кредиторской задолженности перед банком. Иного имущества у общества не было.
Арбитражный суд, рассмотревший данное дело, удовлетворил требования банка.
Возможность применения статьи 10 ГК РФ может быть использована, в частности, когда выясняется, что в результате реорганизации происходит неравномерное распределение имущества и долгов, т.е. нарушен тем самым принцип справедливого распределения.
При проведении реорганизации юридическое лицо должно предполагать очевидные возможные последствия для своих контрагентов. При передаче на новое общество активов и оставлении на старом долгов есть все основания квалифицировать данные действия как злоупотребление правом.
С целью предотвращения возникновения подобных ситуаций необходимо на законодательном уровне решить вопрос о порядке распределения имущества реорганизуемого общества <*>.
<*> Следует отметить, что в Законе РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" была предпринята попытка определить механизм раздела прав и обязанностей между правопреемниками путем закрепления следующего положения: в случае разделения предприятия к возникшим в результате этого раздела новым предприятиям переходят В СООТВЕТСТВУЮЩИХ ЧАСТЯХ (выделено мной. - Ю.Т.) по разделительному акту (балансу) имущественные права и обязанности реорганизованного предприятия (п. 7 ст. 37).
Следует отметить, что Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обратил внимание на данную проблему и указал следующее: "На основании пункта 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 6 статьи 15 Закона судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда утвержденный при реорганизации общества разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного общества, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного общества перед его кредиторами.
К такой же ответственности (солидарной) должны привлекаться созданные в результате реорганизации общества (включая то, из которого выделилось новое общество), если из разделительного баланса видно, что при его утверждении допущено нарушение принципа справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками, приводящее к явному ущемлению интересов кредитов этого общества (пункт 1 статьи 6 и пункт 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Если кредитором предъявлен иск к обществу, указанному в разделительном балансе в качестве правопреемника по обязательствам реорганизованного общества, и в ходе рассмотрения дела выявятся обстоятельства, отмеченные в абзаце втором настоящего пункта, вопрос о привлечении к участию в деле другого ответчика (ответчиков) в качестве солидарного должника (должников) может быть решен арбитражным судом с согласия истца на основании части 2 статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" <*>.
<*> Постановление Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах".
В этой связи весьма интересен опыт Франции. Закон о торговых товариществах 1966 г. возлагает обязанность на административный совет (директорат) каждого из обществ, участвующих в реорганизации, составить проект договора о будущей операции и довести его до сведения акционеров, кредиторов, публики, ревизоров. Для защиты интересов кредиторов, а равно держателей акций специальных категорий и арендодателей законодательство предоставляет им право заявлять возражения по проекту преобразований товарищества <*>.
<*> Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: законодательство о компаниях, монополиях и конкуренции / Под ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. М., 1987.
В праве ФРГ кредиторам акционерного общества, передающего имущество, если они заявили о себе в течение 6 месяцев после опубликования регистрации в торговом реестре, должны быть предоставлены соответствующие гарантии, если только они не получили удовлетворения по своим требованиям <*>.
<*> Современное зарубежное и международное частное право: Германское право. Ч. 2. М.,
1996.
Как представляется, защитить интересы кредиторов реорганизуемого общества в случаях выделения и разделения сможет следующая норма: "Сроки исполнения всех долговых обязательств реорганизуемого общества считаются наступившими с момента принятия решения о реорганизации в форме выделения или разделения.
Распределение имущества реорганизуемого общества происходит пропорционально между участвующими в реорганизации обществами".
Указанная редакция позволит полнее учесть интересы кредиторов, установив запрет на неравномерное распределение имущества среди реорганизуемых лиц.
При нарушении указанного предписания (в случае неравномерного распределения имущества или при отказе кредитору участвовать в соглашении (контроле)) кредиторы могут оспорить факт проведения реорганизации в судебном порядке. Оспариванию в этом случае подлежит государственная регистрация вновь возникших юридических лиц, а при реорганизации в форме присоединения - внесение записи в государственный реестр юридических лиц о прекращении деятельности реорганизованного общества.
Тем не менее необходимо учитывать, что признание реорганизации недействительной не всегда может являться наиболее целесообразным способом защиты нарушенных прав кредиторов.
Следует отметить, что во многих случаях общества, возникшие в результате реорганизации, уже успевают стать полноценными участниками экономического оборота.
Учитывая это, представляется целесообразным возлагать солидарную обязанность, а при ее неисполнении - привлекать к солидарной ответственности всех возникших в результате реорганизации юридических лиц и в тех случаях, когда разделительный баланс или передаточный акт позволяют определить правопреемника реорганизованного общества, но если при этом нарушено пропорциональное распределение имущества между участвующими в реорганизации лицами.
Юридическим документом, по которому передается имущество, переходят права и обязанности, а в конечном итоге определяется правопреемник, является передаточный акт или разделительный баланс. Этими документами определяется объем прав и обязанностей участвующих в реорганизации юридических лиц.
Основой составления передаточного акта или разделительного баланса служит полная инвентаризация имущества общества, подлежащего реорганизации. В процессе реорганизации должно быть установлено: а) фактическое наличие имущества; б) соотношение этого фактического имущества с данными бухгалтерского учета; в) полнота отражения обязательств.
Передаточный акт и разделительный баланс относятся к числу первичных учетных документов, на основании которых ведется бухгалтерский учет, поэтому при их составлении необходимо учитывать соответствующие нормы Федерального закона "О бухгалтерском учете" <*>.
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 48. Ст. 5369.
ГК РФ содержит ряд требований, которым должны отвечать указанные документы. Так, передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами (п. 1 ст. 59).
По одному из рассмотренных дел арбитражный суд отдельно обратил внимание на правообразующее значение разделительного баланса и необходимость его непосредственного исследования в судебном заседании.
"Вывод о том, что Общество "Махачкалинская шерстеперерабатывающая фабрика" является правопреемником Общества "Махачкалинский производственно-перерабатывающий комбинат животноводческого сырья" по всем обязательствам, относящимся к шерстеперерабатывающему производству, сделан судом только на основании статьи 2 Устава Общества "Махачкалинская шерстеперерабатывающая фабрика" без исследования разделительного баланса.
Вместе с тем при реорганизации юридического лица в форме разделения возникают два и более новых юридических лица, к которым переходят права и обязанности в соответствии с разделительным балансом.
Таким образом, судом не установлен на основе надлежащих доказательств факт правопреемства по спорному договору поставки между Обществом "Махачкалинский производственно-перерабатывающий комбинат животноводческого сырья" и Обществом "Махачкалинская шерстеперерабатывающая фабрика" <*>.
<*> См.: Постановление ФАС МО от 22 ноября 2002 г. N КГ-А40/7694-02.
Если на момент реорганизации имущество общества обременено обязательствами перед бюджетом по уплате недоимок и финансовых санкций, эти обязательства наравне с обязательствами перед другими кредиторами должны быть включены в разделительный баланс или передаточный акт.
Однако в отличие от ответственности должника перед кредиторами в гражданско-правовых отношениях, допускающей возможность требовать удовлетворение требований от правопреемников, ответственность в налоговых правоотношениях не может быть применена к вновь созданному обществу за нарушение налогового законодательства, если налоговый орган до окончания процесса реорганизации не выявил оставшиеся у реорганизуемого общества долги <*>.
<*> См.: Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике" от 28.08.95 N С1-7\ОП-506 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. N 11. 1995.
В тех случаях, когда при составлении разделительного баланса (передаточного акта) происходит нарушение каких-либо прав кредиторов, у последних появляется возможность обратиться за защитой нарушенного права. В данном случае предметом оспаривания будет выступать решение общего собрания о реорганизации общества.
Весьма важное значение имеет вопрос определения момента перехода прав и обязанностей обществ, находящихся в процессе реорганизации. Очевидно, что при использовании такой формы реорганизации, как присоединение, моментом перехода прав и обязанностей к юридическому лицу следует считать дату подписания и утверждения передаточного акта или разделительного баланса учредителями или органом, принявшим решение о реорганизации.
Сложнее решается данный вопрос, когда речь идет о таких формах реорганизации, как разделение, выделение, слияние и преобразование. В этих случаях новые общества, к которым должны перейти права и обязанности, еще не созданы: как субъекты права они появятся только после государственной регистрации. Поэтому можно предположить, что моментом перехода прав и обязанностей в этом случае следует считать момент государственной регистрации таких юридических лиц.
Реорганизация в форме выделения и разделения, кроме всего прочего, имеет еще одну специфическую особенность. Это вопрос о необходимости сохранения в процессе реорганизации единого имущественного комплекса, а также целевого характера деятельности коммерческой организации. В литературе было высказано мнение о том, что при реорганизации сохраняется целевой характер деятельности коммерческой организации, не распадается и имущественный комплекс, что, таким образом, способствует защите интересов кредиторов <*>.
<*> См.: Трофимов К.Т. Указ. соч. С. 35.
Думается, такая точка зрения с позиции современного гражданского законодательства не совсем точна. Требование к сохранению целевого характера деятельности при реорганизации существовало в период плановой экономики. Это было обусловлено необходимостью сохранения единых производственных связей. В условиях рыночной экономики субъекты строят свои взаимоотношения на иных принципах - экономической свободы, равенства, имущественной самостоятельности и т.п. В силу этого, проведение реорганизации зависит, как правило, от воли управомоченного лица, которое не связано при этом необходимостью сохранять сложившиеся хозяйственные отношения. Единственное требование, установленное законодателем - необходимость возмещения контрагентам причиненных убытков.
При использовании в процессе реорганизации таких форм, как выделение и разделение, следует различать случаи простой передачи имущества новому обществу и случаи передачи имущественного комплекса (его части), например, при принудительном разделении.
Простая передача имущества имеет место при наделении нового общества нецелевым имуществом, необходимым для дальнейшей коммерческой деятельности. Это могут быть денежные средства, помещения и т.п.
Передача имущественного комплекса подразумевает передачу не разрозненных материальных средств, а имущества, имеющего целевое назначение, механическое разделение которого приведет к нарушению и невозможности функционирования единых производственных связей.
В настоящее время законодателем установлена обязанность сохранять профиль предприятия в течение определенного периода времени только применительно к акционерным обществам, созданным на базе приватизированных предприятий. Это обусловлено существованием экономически уникальных предприятий, изменения профиля которых нанесло бы урон всей системе хозяйствования.
Применительно к таким акционерным обществам законодатель устанавливает возможность оспаривания действий собственника при реорганизации, повлекших нарушение норм законодательства о приватизации.
Таким образом, реорганизация акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, имеет определенную специфику, что позволяет говорить о существовании дополнительного способа защиты, прав кредиторов, выражающегося в установлении дополнительных требований к процедуре реорганизации.
7.
Интересы кредиторов реорганизуемого общества призвана защищать норма, предусматривающая солидарную ответственность вновь возникших юридических лиц в случаях, когда разделительный баланс или передаточный акт не позволяют определить правопреемника
<*> Следует отметить, что в п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах содержится не совсем точная с юридической точки зрения формулировка: предусмотрена солидарная ответственность, в то время как очевидно, что фактически речь идет о солидарной обязанности, только при неисполнении которой возможно предъявления требования о солидарной ответственности.
Правопреемство, которое имеет место при реорганизации, ГК РФ отнесено к числу универсальных (п. 1 ст. 129). Поэтому оно охватывает, как правило, весь комплекс имущественных и неимущественных прав и обязанностей реорганизуемого юридического лица. Как было отмечено в литературе, "происходит лишь смена субъекта прав на имущество и субъекта соответствующей деятельности... " <*>.
<*> См.: Трофимов К.Т. Указ. раб. С. 35.
Причем переходят и те права и обязанности, которые не признаются, оспариваются <*>. В этой связи необходимо особо обратить внимание на проблему перевода долгов при правопреемстве. По общему правилу перевод долга на другое лицо возможен лишь с согласия кредитора (ст. 391 ГК РФ). Однако следует полагать, что при реорганизации указанная норма применяться не должна, поскольку ее действие рассчитано на урегулирование отношений по конкретным (отдельным) обязательствам. В процессе реорганизации происходит общее правопреемство в правах и обязанностях, поэтому данный процесс распространяется на все обязательства в отношении всех кредиторов. В этом случае действует иной механизм защиты интересов кредиторов - возможность досрочного изменения или прекращения правоотношения и возмещения убытков.
<*> Высказанное в литературе мнение о том, что при реорганизации переходят и те права и обязанности, которые на момент проведения реорганизации не выявлены (См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). М.: Контракт; Инфра- М, 1997. С. 139 (автор В.А. Рахмилович)), вызывает определенные сомнения. Согласно п. 15, п. 17 Положения о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина РФ от 26.12.94 N 170 (БНА. 1995. N 5. С. 3), составлению разделительного баланса (передаточного акта) должна предшествовать инвентаризация имущества реорганизуемых юридических лиц.
В литературе по данной проблеме высказана следующая точка зрения: "Если кредитор не воспользовался указанным правом (т.е. правом на досрочное прекращение или исполнение обязательств - Ю.Т.), место реорганизованного юридического лица в обязательстве перед ним занимает правопреемник, определяемый на основании передаточного акта или разделительного баланса" <*>. Д.В. Жданов указывает еще более определенней: "Отсутствие со стороны кредиторов требования к реорганизуемому обществу о прекращении или досрочном исполнении обязательств может рассматриваться как согласие на предложенное распределение имущества и перевод обязательств на правопреемника" <**>.
<*> См.: Гражданское право: Учебник. В 2 т. Том 1 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М.: Издательство "БЕК", 1998. С. 202.
<**> См.: Жданов Д.В. Реорганизация в форме выделения / Законодательство. N 5. 1999. С.
30.
В тех же случаях, когда правопреемник очевиден, однако нет реальной возможности удовлетворить заявленные требования кредиторов, представляется целесообразным для защиты их интересов ввести в законодательство норму следующего содержания: "Если в результате реорганизации правопреемник не в состоянии удовлетворить требования кредиторов, предусмотренные п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах, то возникшие юридические лица солидарно несут субсидиарную обязанность своим имуществом в течение двух лет с момента завершения реорганизации по обязательствам соответствующего реорганизованного общества".
8.
Реорганизация общества должна получить юридическое признание в виде государственной регистрации.
Реорганизация считается состоявшейся с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц. Данное положение соответствует общему предписанию ГК РФ, согласно которому юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Особый случай предусмотрен, если реорганизация осуществляется в форме присоединения: переход прав и обязанностей происходит уже не с момента регистрации юридических лиц, поскольку как такового нового субъекта права не возникает, а с момента исключения из государственного реестра путем совершения необходимой записи о прекращении присоединенного юридического лица.
Значение государственной регистрации для любого заинтересованного лица (и в первую очередь для кредиторов реорганизуемого общества) чрезвычайно велико. Именно государственная регистрация обеспечивают возможность участнику стать субъектом права, а данные, заносимые в единый государственный реестр, - возможность получения заинтересованными лицами необходимой и достоверной информации при выборе контрагента, что в целом способствует устойчивости экономического оборота. Кроме того, государственная регистрация позволяет четко определить момент самой реорганизации, что весьма важно для последующих взаимоотношений с кредиторами и другими участниками.
Защитить интересы кредиторов реорганизуемых обществ призваны также нормы, регулирующие порядок регистрации вновь возникающих в результате реорганизации юридических лиц, а также по внесению изменений в учредительные документы существующих юридических лиц.
Государственная регистрация имеет конститутивное значение, поэтому особенно важно не допустить нарушения прав контрагентов реорганизуемого общества на стадии юридического оформления и последующей регистрации необходимых документов.
В соответствии с общим принципом, установленным ст. 51 ГК РФ, в государственной регистрации может быть отказано в случае несоответствия учредительных документов реорганизуемого юридического лица закону или нарушения порядка образования юридического лица.
Помимо общего принципа, существуют два специальных основания для отказа в государственной регистрации применительно к случаям реорганизации юридических лиц: а) непредставление вместе с учредительными документами передаточного акта или разделительного баланса; б) отсутствие в передаточном акте или разделительном балансе положений о правопреемстве по обязательствам реорганизуемого юридического лица.
Закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" предусматривает дополнительную меру, направленную на защиту интересов кредиторов реорганизуемых обществ: государственная регистрация созданных в результате реорганизации обществ, а также внесение записей о прекращении деятельности реорганизованных обществ осуществляется только при представлении доказательств уведомления кредиторов о проводимой реорганизации.
Закон об акционерных обществах (в редакции 2001 г.) установил аналогичное предписание.
Каковы правовые последствия несоблюдения подобных требований? Если регистрирующий орган произведет государственную регистрацию изменений, обусловленных реорганизацией, без представления доказательств уведомления, за кредиторами сохраняется право оспорить факт такой регистрации в порядке, установленном ст. 13 ГК РФ. В этом случае кредитор должен доказать, что в результате регистрации нарушены его субъективные права (интересы). Так, неуведомление кредитора о реорганизации препятствует своевременному заявлению, например, о досрочном исполнении обязательств. В свою очередь, это должно повлечь ликвидацию новых юридических лиц (в случаях выделения, разделения, преобразования) и возврат сторон в первоначальное положение на основании признания судом недействительной регистрации образовавшихся в результате реорганизации юридических лиц (в соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 61 ГК РФ).
На основании изложенного можно сделать следующий вывод.
Система способов защиты прав кредиторов при реорганизации акционерных обществ, предусмотренная нормами ГК РФ и Закона об акционерных обществах, применяется в тех случаях, когда реорганизация проводится на основании и в соответствии с законом.
В тех случаях, когда процесс реорганизации протекает с нарушением законодательных предписаний, способом обеспечения законности прав и интересов участников таких отношений является возможность в судебном порядке: а) оспаривания решения общего собрания о реорганизации; б) признания недействительной регистрации соответствующих изменений о проведении реорганизации; в) требование прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещение убытков в судебном порядке.
<< | >>
Источник: Ю.А. ТАРАСЕНКО. КРЕДИТОРЫ: ЗАЩИТА ИХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ. Учебно-практическое пособие. 2004

Еще по теме 1. Защита прав кредиторов при реорганизации акционерного общества:

  1. Гарантии, обеспечивающие права кредиторов в обязательственных отношениях.
  2. 2. Понятие способов защиты прав (интересов) кредиторов акционерных обществ
  3. 3. Соотношение применения общих гражданско-правовыхмер защиты прав (интересов) кредиторов акционерных обществ в обязательственных отношениях и специальных способов защиты
  4. 1. Защита прав кредиторов при реорганизации акционерного общества
  5. В соответствии с новой редакцией Закона об акционерных обществах акционеров лишили права требовать ликвидации общества в судебном порядке при непринятии последним решения об уменьшении уставного капитала или добровольной ликвидации, когда стоимость чистых активов общества оказывается меньше величины минимального уставного капитала, указанной в статье 26 Закона.
  6. 1. Обеспечение интересов кредиторов при ликвидации акционерного общества
  7. Понятие и структура гражданских правоотношений
  8. § 1. Общая характеристика корпоративных прав lt;1gt;
  9. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  10. 3.3. Гражданское Право[3]
  11. СОЗДАНИЕ, РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА
  12. Зарубежное законодательство о дочерних и зависимых обществах.
  13. § 3. Реализация акционерной формы корпоративного контроля и ее регулирование нормами гражданского права
  14. § 2. Гражданско-правовые механизмы формирования и реализации специального управленческого контроля и его регулирование нормами гражданского права
  15. Имущество и уставный капитал акционерного общества: понятие и юридическое значение.
  16. Функция создания начального капитала акционерного общества
  17. Характер и объем правоспособности акционерного общества на стадии его учреждения.
  18. Характер правоспособности акционерного общества и размер его ус­тавного капитала.
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -