<<
>>

Основная идея историографа на первом этапе — «глубокая раздвоенность» В.О. Ключевского

Основная мысль М.В. Нечкиной на первом этапе изучения творчества В.О. Ключевского - представление о его глубокая раздвоенности, «двуликости». В отчете о разработке темы «В. О. Ключевский и его место в развитии русской исторической мысли» она поместила свою концепцию, которая заключается в том, что разработка ученым конкретного исторического вопроса в большинстве случаев всегда представляется «материалистическою», несмотря на принадлежность философских взглядов автора к идеализму.

Историограф нашла выход в «обязательном логическом разделении общей философско-

356

исторической концепции и конкретного исторического исследования» . Проанализировав теоретические обобщения В. О. Ключевского и сравнив их с практическими работами, М.В. Нечкина пришла к выводу о «глубокой раздвоенности» В.О. Ключевского. Эта концепция проходит через весь ранний период изучения творчества историка. Ее зарождение происходит во время работы над студенческим сочинением. В начале 1920 г. в тетради для подготовки находим следующую характеристику В. О. Ключевского: «Окончательно [341] [342] определяется переход от идей к материальным факторам на Ключевском, вполне сознательно и с огромным талантом выделяющем значение экономического фактора. Но Ключевский все же является дуалистом, признавая и роль идей, - самостоятельную, ни с чем не связанную в возникновении своем. Почва для экономического материализма вполне готова»[343]. В 1923 г. она подробно рассмотрела данный вопрос в специальной работе, посвященной «идеям» в творчестве В.О. Ключевского[344]. В докладе, прочитанном в 1925 г., появился раздел, в котором М.В. Нечкина остановилась на противоречиях концепции В. О. Ключевского, а в опубликованной статье в 1930 г. окончательно оформилось название специальной главы «Внутренние противоречия исторической концепции В. О.

Ключевского»[345] [346]. Заметим, что исследовательская концепция М.В. Нечкиной, с одной стороны, была самостоятельным выводом историографа, а с другой стороны, - отражала общую тенденцию советской исторической науки оценивать творчество дореволюционных историков с точки зрения близости к марксизму, который воспринимался как вершина научной мысли.

В докладе и в указанной главе М.В. Нечкина доказывала свою основную мысль о «двуликости» ученого. Она отмечала, что теория исторического процесса В.О. Ключевского «не вытекает непосредственно из исследуемого материала, она не спаяна с ним органически» , потому что он не был автором теории, ее элементы он унаследовал от прошедшего этапа русской исторической науки. М.В. Нечкина подчеркивала, что, с одной стороны, эта схема есть порождение исторического идеализма, она основана на типичных «незыблемых» буржуазных категориях, таких как «общее благо», «национальное чувство»; с другой стороны, у В.О. Ключевского есть новые приемы, часто материалистическое освещение исторических вопросов при общей верности старой концепции. Таким образом, М.В. Нечкина своей задачей определила следующее: «исследовать те приемы, какими Ключевский заполняет свою, не совсем им осознанную, историческую схему, ... вскрыть тот глубокий внутренний разлад, который переживал Ключевский как историк, прикованный к старому и ловящий признаки нового» .

После изучения теоретических глав В.О. Ключевского историограф охарактеризовала его как плохого теоретика-социолога, и не могла определиться с выводом: то «Ключевский кажется человеком, безнадежно пораженным сложностью и многообразием исторического процесса и отказавшимся философствовать там, где он ничего не понимает... Отсюда - философия истории, представляющая собой отказ от всякой философии. То, наоборот, кажется, что у Ключевского дело просто не дошло до философии истории: просто он, искусно скомбинировал слова, термины и фразы из них, прикрыл ими пустоту своего философского миросозерцания и породил иллюзию словесного объяснения, не имеющего под собою реальных фактов и их соотношений» .

Иначе дело обстоит с практическими исследованиями В. О. Ключевского. М.В. Нечкина отмечала, что он уделял много внимания экономическим явлениям, использовал экономические категории, разделял государственное и народное хозяйство, оперировал понятиями плотности населения, категориями производства, обмена и распределения. Но здесь же автор указала на то, что марксистского понимания этих категорий у В.О. Ключевского нет. Далее [347] [348] находим интересную характеристику историка. М.В. Нечкина писала, что «он в частных вопросах фактического исследования выступает, как историк- материалист... Основное, чего недоставало материализму Ключевского - это диалектика. Его материализм глубоко механистичен. Он меток во вскрытии экономической подоплеки явлений, зачастую тонок в анализе классовой структуры общества, но пасует перед явлениями классовой борьбы, не признает ее закономерности и стремится свести ее на степень частного и притом нежелательного исторического случая. Материалистичность отдельных его экскурсов... совмещается у Ключевского с чистейшим идеализмом связки, которая спаивает эту область изучения с общей концепцией русского исторического процесса»[349]. М.В. Нечкина отмечала тесную связь экономики и социального строя в исследованиях историка, зависимость классовой структуры общества от экономики. Проанализировав тексты историка, она пришла к выводу, что материализм В. О. Ключевского представляет собой додиалектический период материализма в изучении русской истории - так она сближала его с экономическим материализмом. По мнению историографа, исследователь иногда материалистически подходил и к изучению политических явлений, что никак не отразилось в его теории. М.В. Нечкина считала, что историк понимал классовый характер власти и проводил это в своих работах, но не приходил в итоге к материалистическим обобщениям. Она доказывала свою точку зрения цитатами В.О. Ключевского. Как характерный пример его «двуликости» историограф выделила его взгляд на Боярскую думу и Сенат, когда первая была орудием класса, что он определенно отметил в своей работе, а второй - орудием верховной власти, необходимым для достижения «общего блага».

Таким образом, проанализировав труды историка, М.В. Нечкина пришла к выводу, что «в сущности, нет ни одной стороны исторической жизни, ни одной группы явлений, которой бы не коснулся материалистический анализ Ключевского»[350]. Но она отметила, что это лишь одна его сторона как исследователя, другая - идеалистическая - выступает в моменты обоснования общей исторической концепции и, прежде всего, в вопросе о взаимоотношениях государства и общества.

По мнению М.В. Нечкиной, Ключевский считал, что высшей формой развития общества является государство. Но она отмечала, что социальная история вызывала у него большой интерес. Более того, в своих работах В. О. Ключевский подчеркивал социальную дифференциацию. В связи с этим историограф определила понятие класс в трактовке ученого. «В первом случае класс характеризуется родом капитала, которым работает. Во втором - ролью завоевателя, ролью во внешней обороне страны. Последнее определение вовсе не имеет в себе экономического содержания. Интереснее первое: нечего и говорить, как далеко отстоит оно от марксистского понимания, - тут не только нет вопроса о производственных отношениях и положении класса в производстве, тут налицо намеренное затушевывание понятия эксплоатации и внутренняя апология капиталистических “незыблемых” категорий»[351]. Идеалистическая сторона проявляется в употреблении историком термина «социальный». М.В. Нечкина писала: «обычно он относит термин “социальный” ко всему, что касается классовой борьбы, хотя употребляет это слово не для любого случая классовой борьбы. Там, где дело идет о борьбе боярства с крестьянством или одной группы крестьянства с другой, Ключевский не будет говорить о социальной борьбе: это слово употребляется им лишь в случае столкновения “низших” классов с “высшими”, “черни” с привилегированными... и в случае желания захватить имущество “верхов”, добиться исполнения своих чисто классовых желаний, а не “общего блага”»[352] [353] [354].

Автор обращала внимание на то, что исследователь отрицательно относится к социальной борьбе, так как идеал организации общежития - общее благо, классы должны сотрудничать друг с другом. Но вновь М.В. Нечкина указала на то, что, как вдумчивый историк, В.О. Ключевский часто видел яркие случаи классовой борьбы. Историограф подчеркивала, что чем ближе к последним периодам истории, тем противоречия В.О. Ключевского становятся больше, а его позиция неопределеннее. При этом идеализм историка проявляется в полной мере при обобщении фактического материала, подведении итогов, тогда В. О. Ключевский теряет свою материалистическую манеру, которая проявляется, прежде всего, при изучении отдельных вопросов, отдаленно связанных с общей концепцией. В другой статье М.В. Нечкина проводила ту же мысль: «когда же читаешь у Ключевского яркие и глубоко-материалистические описания реальных общественных организаций, например, главы о Киевской Руси, о Новгороде, - то невольно задаешь себе вопрос: кто это написал - В. О. Ключевский, ученик С. Соловьева и наследник тяжелого багажа гегельянских традиций, или

367

последователь экономического материализма» .

М.В. Нечкина отмечала двойственное отношение исследователя к «идеям». Заметим, что в своей первой монографии она считала главным и резким расхождением В.О. Ключевского с основными положениями теории экономического материализма то, что он признавал за идеей роль фактора в историческом процессе. Она писала: «Это расхождение между Ключевским и экономическим материализмом становится, буквально, огромной пропастью» . Автор обратила особое внимания на утверждение историка, которое крепко связало его с идеалистическим, а не марксистским пониманием: «Изучая факты политические и экономические, мы в основе каждого из них найдем какую-либо

369

идею» . В связи с этим отметим, что зарождение исследовательского интереса М.В. Нечкиной к данной теме относится к времени создания студенческого сочинения, позднее она посвятила ей отдельную статью, в которой основной мыслью была проблема «дуализма» историка[355].

В этой статье М.В. Нечкина рассматривала, как В. О. Ключевский представлял процесс зарождения «идей» и как он относился к «идеям» как фактору, опираясь, с одной стороны, на философские рассуждения историка, а с другой, - на фактические исследования ученого, и пришла к выводу, что «тонкая сеть идеалистических терминов опутала его совсем не идеалистическое миросозерцание, и фактическое

371

исследование шло вразрез с терминологией» . При этом она считала, что термин «идея» вошел в научное миросозерцание историка в период его становления как ученого, поэтому в силу «психической инерции» В.О. Ключевский использовал его в исторических исследованиях, для него слово «идея» лишь манера выражаться. Далее М.В. Нечкина доказывала свою точку зрения. Она отмечала, что В. О. Ключевский отличает систему внешних исторических фактов от психических процессов, происходящих в отдельных людях, которые зависят и основываются на факторах первого порядка. Историограф ставила проблему генезиса идей в концепции В. О. Ключевского. В связи с этим М.В. Нечкина выделила несколько положений. Первое - вслед за изменениями экономических и социальных явлений меняются и видоизменяются идеи. Второе положение, по сути вытекающее из первого, заключается в том, что идеи всегда играют служебную роль в историческом процессе. М.В. Нечкина подчеркивала, что, по В.О. Ключевскому, бытие определяет сознание.

Для того, чтобы обосновать свое мнение о материалистичности В.О. Ключевского, М.В. Нечкина рассмотрела идею национального государства, которой он приписывал роль фактора в историческом процессе. Но, проанализировав тексты исследований ученого, она отметила, что в основе объединения русских земель лежали материальные причины, а не указанная идея, т. е. она вновь нашла противоречие в научном творчестве В.О. Ключевского: идеалистическая формулировка вопроса и

материалистическое его решение. С этой точки зрения М.В. Нечкина обращала внимание на процесс заимствования идей в трактовке историка. Она писала, что формулировка данного процесса у В. О. Ключевского чисто идеалистическая, так как он считал процесс развития мысли независимым и определяющим факты. Но изучив исследования историка, М.В. Нечкина отметила, что заимствуются лишь идеи, нужные для данной экономической, социальной ситуации, при этом они почти никогда не сохраняются полностью, а кардинально изменяются русскими условиями.

В работе «В. О. Ключевский» М.В. Нечкина выделила еще одну характерную черту В. О. Ключевского, которая сближала его с государственной школой, с идеалистическим пониманием исторического процесса, а именно, его «юридизм», который проявляется: во-первых, в том, что «он редко упускает случай произвести чисто юридический анализ исторических фактов, касающихся права и государства, подвести их под определенные разряды и категории юридических формулировок» , во-вторых, в том, что памятники права признаются им единственно надежными источниками для изучения истории сословий.

363

369

370

371

В завершение отметим, что описанный феномен М.В. Нечкина пыталась объяснить тем, что философско-историческая атмосфера, в которой формировался исследователь, имела и идеалистические, и материалистические черты. Социологическое образование было дано ему гегельянцем Б.Н. Чичериным, поэтому, как считала М.В. Нечкина, В.О. Ключевский «всецело принял и впитал... идеалистическую терминологию... не только терминологию: как социолог, как философ истории, он, несомненно, в общих

373

чертах принял идеалистическую концепцию исторического процесса» . По мнению историографа, априорно принятое положение идеализма о примате идеи над бытием сохранилось у В.О. Ключевского, но на практике почти не проявлялось, на практике он применял материалистический метод. Своей целью в историческом изучении он ставил исследование конкретных явлений, констатировал их своеобразие, не любил широких философско-исторических обобщений. При этом М.В. Нечкина указала на то, что, часто приходя к материалистическому толкованию событий, он воздерживался от материалистического обобщения и констатировал данный исторический процесс как уклонение от идеальной нормы.

<< | >>
Источник: Черная Е.Ю. Милица Васильевна. Нечкина — историк отечественной исторической науки. 2014

Еще по теме Основная идея историографа на первом этапе — «глубокая раздвоенность» В.О. Ключевского:

  1. Основная идея историографа на первом этапе — «глубокая раздвоенность» В.О. Ключевского
  2. Место В.О. Ключевского в истории исторической науки
  3. Методология В.О. Ключевского
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -