<<
>>

Специфика российской модели корпоративного управления

во многом связана с особенностями возникновения акционерных обществ в России. Если мировая практика шла по пути объективного объединения капиталов в условиях частного бизнеса, то российские акционерные общества возникали в результате приватизации, ускоренного преобразования унитарных государственных предприятий.
Такой способ создания преобладающего большинства акционерных обществ в России предопределил и специфику корпоративных отношений в российском бизнесе (рис. 14.3,14.4).

Существенная особенность российской корпоративной модели управ-ления состоит в сильно завышенной роли исполнительных органов. В этом сказывается влияние длительно действовавшей в стране плановой административно-командной системы управления. Нигде в мире в акционерных обществах, например, нет должности генерального директора. Такая должность вполне оправдана на государственном предприятии, когда требуется обеспечить единоначалие назначаемого сверху руководителя. В корпоративных отношениях более оправдана должность исполнительного директора, который подотчетен совету директоров и исполняет его волю. Однако в российской ситуации должность генерального директора и традиции единоначалия завышают его роль по сравнению с возможностями исполнительного директора. Генеральный директор чувствует себя не наемным менеджером, подотчетным совету директоров, а фактическим хозяином, который неограниченно распоряжается собственностью, финансовыми потоками и всеми ресурсами общества. Это порождает многие негативные явления, например массовый увод активов компаний в зависимые дочерние структуры для использования их в интересах генерального директора. Применяются в этих же целях различные схемы обналичивания денег, вексельные сделки.

Характерно, что иностранные инвесторы, знакомые с российской хозяйственной практикой, приобретая в России предприятия сразу же под-

нимают вопрос о том, чтобы в их уставе обязательно присутствовал раздел об ограничениях для исполнительного органа совершать сделки без ведома совета директоров.

К сожалению, в уставах российских компаний такого раздела обычно не имеется. Генеральные директора по понятным причинам противятся появлению ограничивающих их положений в уставах общества.

Решение этой проблемы актуально и для акционерных обществ с учас-тием государства. Обычно предлагается лишь усилить количество представителей государства в совете директоров, ужесточить порядок составления отчетов, инспекций и проверок, но не ставится вопрос о том, что в типо- вых уставах этих акционерных обществ должна быть статья, ограничивающая права исполнительного органа по совершению различных сделок.

Таким образом, хотя законодательство и дает возможность воздействовать через уставы обществ на полномочия исполнительного органа, традиции хозяйственной жизни, менталитет директората препятствуют появлению в уставах положений, позволяющих контролировать деятельность исполнительных органов со стороны совета директоров.

Еще одна особенность российской модели корпоративного управления заключается в том, что в ней сложилось не типичное для западных фирм соотношение крупных и мелких инвесторов, обусловленное процессами приватизации, проведение которой диктовалось политическими целями. При приватизации ставилась задача наделить «весомой» собственностью «красных» директоров, чтобы они не противодействовали разгосударствлению имущества. Работники предприятий так же имели возможность льготного и бесплатного приобретения акций, что позволяло избежать социальных конфликтов. Такой характер приватизации привел к тому, что в акционерных обществах появилось множество мелких акционеров, получивших акции без собственных реальных инвестиций. Когда же произошло пере-распределение акций в пользу крупных инвесторов, мелкие акционеры все еще продолжали верить, что создаваемые акционерные общества сделают всех работников бывших государственных предприятий их собственниками.

Да, владельцы акций являются собственниками акций и могут ими распоряжаться — продать, купить, заложить и т.д.

Однако владение акцией не означает, что акционеру принадлежит соответствующая часть активов общества. Активы принадлежат всему акционерному обществу как юридическому лицу.

Практика же хозяйствования в российских акционерных обществах такова, что 90% из них не выплачивают дивиденды. Это результат и массовой убыточности российских предприятий, и один из способов уйти от высокого налогообложения доходов, и следствие корыстных действий управленцев и крупных акционеров, растаскивающих с выгодой для себя корпоративные ресурсы.

В странах с развитой рыночной экономикой акционеры обычно не только получают дивиденды, но и выигрывают от роста рыночной курсовой стоимости акций, которая может многократно превышать их номинальную стоимость. В России же фондовый рынок находится в зачаточном состоянии, на нем продаются и покупаются акции лишь немногочисленных компаний. Курсовая стоимость акций большинства акционерных обществ не известна. Российские акционеры обычно не получают никакого дохода от продажи акций по возросшей курсовой стоимости.

Несостоявшиеся ожидания мелких российских акционеров на доход от своих акций лишь укрепили их ошибочное представление о том, что они являются собственниками предприятий и как таковые имеют право на значительное участие в управлении ими. В недостаточной правовой грамотности лежат истоки конфликтов мелких акционеров и совета директоров, вспыхивающих на акционерных собраниях. В связи с этим руководство российских акционерных обществ всячески стремится ограничить роль мелких акционеров.

Мелкие акционеры российских компаний создают благоприятную среду для жестокой конкурентной борьбы за установление господства над акцио-нерными обществами путем скупки их акций и формирования контрольных пакетов в результате стремления акционеров избавиться от этих бездоходных ценных бумаг.

Для российской корпоративной модели управления характерна борьба между мелкими и крупными акционерами, стремление вытеснить мелких акционеров из состава акционерных обществ ввиду их непродуктивной позиции.

Мелкие акционеры обычно пытаются на акционерных собраниях скандалить, противодействовать руководству, не представляя себе правового механизма управления акционерным обществом. Так, на акционерном собрании голоса распределяются по количеству акций. Право участвовать в управлении, быть выбранным в совет директоров, выдвигать кандидатов в руководящие органы также связано с количеством акций у акционера. От непонимания этого возникают' управленческие конфликты, которые ведут к нагнетанию социальной напряженности.

Мелкие акционеры, как правило, связаны с компанией трудовыми отношениями и выносят на акционерные собрания вопросы регулирования трудовых отношений, которые согласно законодательству здесь вообще не решаются.

Особенностью российской корпоративной модели управления является также борьба между менеджерами и крупными акционерами. В западных странах, как уже отмечалось, есть требования, чтобы в совете директоров были обязательно представлены лица, не связанные с компанией трудовыми отношениями и не владеющие ее акциями. В российских же компаниях преобладают так называемые функциональные директора, владеющие акциями и ответственные за определенную сферу деятельности, связанные с корпорацией Трудовыми отношениями. Это способствует слиянию деятельности совета директоров с работой функциональных служб, в результате чего совет директоров теряет роль контрольного органа, стратегического мозгового центра, превращаясь в исполнительную дирекцию.

Бесконтрольность совета директоров, его завышенные полномочия приводят к тому, что менеджеры из его состава стремятся к переделу собственности в свою пользу и не признают права новых крупных акционеров в управлении компаниями. Для нормальной рыночной экономики типичен не передел собственности, а перелив капитала, движение инвестиций. Передел собственности — это захват активов без внесения инвестиций.

Менеджеры, наемные управляющие российских корпораций часто не согласны с тем, что вследствие перелива капиталов, прйобретения и продажи акций меняется состав и удельный вес акционеров, хотя это обычное явление в рыночной экономике.

Менеджеры не считаются с переменами, пытаются сохранить свой контроль над финансовыми потоками в борьбе с новым инвестором, проводят, например, закрытые подписки на новые акции, размывая уставный капитал. Сами они приобретают дополнительные акции с помощью различных схем на деньги самих же обществ, которые получают, например, через дочерние фирмы, вексельные операции.

Отличительная особенность российской модели корпоративного управ-ления — низкая корпоративная культура в целом. Она проявляется, во-первых, в том, что обычно отсутствуют профессионально подготовленные специалисты. Во-вторых, основная масса населения, имеющая акции, слабо представляет свои права. Конфликт интересов крупных и мелких акционеров, менеджеров и акционеров часто вытекает из заблуждений относительно своих прав и возможностей.

Низкий уровень корпоративной культуры присущ и акционерам, и менеджерам. В совете директоров обычно работают не юристы, финансисты, экономисты, а инженеры, т.е. непрофессионалы, поэтому для многих руководителей характерны амбиции, самомнение, завышенные претензии. Низкая корпоративная культура вдет к массовому неисполнению законов, их на-рушениям при проведении акционерных собраний, выборов, обсуждений. На общем собрании акционеров рассматривают только те вопросы, которые относятся законом к его компетенции, поэтому важный резерв совершенствования корпоративного управления заключается в повышении экономической грамотности, профессионализма и менеджеров и акционеров.

<< | >>
Источник: А.Г. Поршнев, М.Л. Разу, А.В. Тихомирова. Менеджмент: теория и практика в России: Учебник Под ред. А.Г. Порш-нева, М.Л. Разу, А.В. Тихомировой — М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 2003,— 528 с.. 2003

Еще по теме Специфика российской модели корпоративного управления:

  1. 3.1. Трансформация принципов управления вертикально-интегрированными комплексами
  2. 1.1. Концептуальные основы формирования моделей экономического поведения предпринимательских структур
  3. 2.1. СГРУКГУРАОРГАНИЗАЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПАБЛИК РИЛЕЙШНЗ ФИРМЫ: ПОИСК ОПГИМУМА
  4. Целенаправленные модели
  5. Специфика российской модели корпоративного управления
  6. ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
  7. § 1.6. Конституция Российской Федерации 1993 г. и мифология глобализма
  8. Основные виды инвестиционных стратегий управления портфелем
  9. 3.2. Двойственный характер офшорных юрисдикций в трансграничном движении российских капиталов
  10. 7.1. ЗНАЧЕНИЕ И ФАКТОРЫ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  11. Объединения РОССИЙСКИХ ЗЕМСТВ
  12. Благотворительность, социальные инвестиции и корпоративное гражданство
  13. Модели взаимоотношений экономики и государства
  14. Круглый стол ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ
  15. § 1. Понятие корпоративных и акционерных отношений
  16. § 3. Реализация акционерной формы корпоративного контроля и ее регулирование нормами гражданского права
  17. § 1. Понятие управленческой формы корпоративного контроля