<<
>>

§4. Содержание и механизм развития семейно-бытового конфликта

Криминологами признано, что к акту преступного поведения ведут две линии взаимодействующих причинных связей: особенности личности преступника и конкретная жизненная ситуация, в которой он находился.

В соответствие с указанным обстоятельством следует обозначить также две крупные проблемы, относящиеся к сфере семейно-бытовых отношений:

неблагоприятное нравственное формирование личности в сферах семьи и быта (семейно-бытовая десоциализация);

криминогенное значение конфликтной семейно-бытовой ситуации.[64]

В настоящее время существует множество определений термина “конфликт”. Наиболее общий подход к определению конфликта состоит в том, что последний рассматривается как проявление объективных или (и) субъективных противоречий, выражающееся в противоборстве сторон. Причем речь здесь идет не об абстрактных силах, не о космических или иных природных явлениях и вооброжаемых феноменах (судьба, дьявол и т.п.), а о социальных субъектах (в данном случае, о конкретных людях). Под социальным же конфликтом имеется в виду процесс, в котором два или более индивида или группы активно ищут возможность помешать друг другу достичь определенной цели, предотвратить удовлетворение интересов соперника или изменить его взгляды и социальные позиции.[65]

По мнению Ю.Г. Запрудского, по поводу которого мы, в об- щем-то, не имеем возражений, “социальный конфликт - это явное или скрытое состояние противоборства объективно расходящихся интересов, целей и тенденций развития социальных субъектов, прямое или косвенное столкновение социальных сил на почве противодействия существующему общественному порядку, особая форма исторического движения к новому социальному единству”.[66] Однако данное определение, по нашему мнению, является слишком масштабным. Здесь, в частности, фактически проигнорированы бытовые, семейные, трудовые и прочие такого ранга конфликты.

Соответственно, мы считаем, что понятие социального конфликта более конкретно отображено в определении, данном Т.В. Новиковой, где прежде всего подчеркнут личностный, психологический аспект. По словам последней, социальный конфликт - это “ситуация, когда стороны (субъекты) взаимодействия преследуют какие-то свои цели, которые противоречат или взаимно исключают друг друга”.[67]

Отметим также, что для более точного уяснения природы конфликта и его разграничения от смежных явлений, необходимо определение его границ, т.е. внешних пределов в пространстве и во времени; а также объективной и субъективной сторон, объекта и предмета последнего. Так, пространственные границы конфликта определяются территорией, на которой он происходит (начиная от отдельной квартиры, отдельного дома или двора и кончая всем земным шаром). Временные границы - это продолжительность конфликта, его начало и конец, где под началом понимаются внешние акты поведения, направленные против другой конфликтующей стороны, при условии, что последняя осознает направленность этих актов против нее самой и противодействует им. Под окончанием же конфликта нужно понимать прекращение действий противодействующих сторон, независимо от причин, по которым это имеет место.[68]

В данной связи важное значение имеет также определение понятий предмета и объекта конфликта. Так, под предметом конфликта следует понимать объективно существующую или мыслимую (воображаемую) проблему, служащую причиной раздора между сторонами, в разрешении которой в свою пользу заинтересована каждая из сторон. Иными словами, предмет коф- ликта - это и есть то основное противоречие, из-за которого и ради разрешения которого субъекты вступают в противоборство.

В качестве же объекта конфликта, по сути дела, может выступать любой элемент материального мира и социальной реальности, способный служить предметом личных, групповых, общественных, государственных интересов. Причем, чтобы стать объектом конфликта, этот элемент должен находиться на пересечении интересов различных социальных субъектов, которые стремятся к единоличному контролю над ним.[69] Кроме того, наряду с “объективными” конфликтами специалисты выделяют также категорию “безобъектных”, не базирующихся на взаимных стремлениях к контролю над чем-то.[70] Ярчайшим примером “безобъектности” конфликта является ситуация, в которой отношения субъектов семейно-бытовых отношений пропитаны взаимной ненавистью и стремлением уничтожить друг друга.

Из сказанного можно заключить, что конфликт как бы служит способом выявления и разрешения противоречий. Общество же, как правило, всегда оценивает конфликт как явление нежелательное. Но несмотря на это, имеется и другая точка зрения, согласно которой конфликт не только неизбежное социальное явление, но к тому же еще и полезное.[71] Однако, по нашему глубокому убеждению, полезность конфликта может заключаться лишь в том, что он, в конечном счете, так или иначе, но разрешает противоречие. Но какова цена такого разрешения? Разве можно представить себе полезность существования семейно-бытового конфликта, когда в его результате уничтожается (лишается жизни) одна из сторон. В данном случае, несомненно, лучше не доводить существующие противоре- чия до противоборства сторон и, поэтому, следует избегать чрезмерно бурного развития событий.

Конфликт между членами семьи или родственниками, соседями, друзьями, знакомыми, способный привести к совершению убийства, как правило, возникает тогда, когда сталкиваются противоположные интересы, морали, ожидания, разные видения мира, жизненные опыты и ценностные ориентации и пр. В данном же случае жестокость тем вероятнее и тем беспощаднее, чем острее был конфликт и непримиримее были позиции сторон, а также чем более глубокие эмоциональные раны наносились друг другу.[72]

Источником абсолютного большинства убийств, совершаемых в семейно-бытовой сфере, как справедливо отмечает Ю.Н. Крупка, является именно конфликт, возникший из повседневных межличностных отношений, когда сталкиваются несовместимые и существенно значимые для личностей интересы и взгляды. Вследствие же отрицательных личностных свойств преступника или (и) потерпевшего существующие конфликтные отношения могут обусловить возникновение криминогенной ситуации.[73] Таким образом, центральный аспект проблемы криминогенной ситуации в сферах семьи и быта, наиболее значимый на сегодняшний день в Армении, по нашему мнению, представляют семейно-бытовые конфликты, обусловливающие совершение убийств в данной сфере межличностных отношений.

В свою очередь результаты нашего исследования показывают также, что сфера семейно-бытовых отношений, безусловно, является самой распространенной применительно к совершению убийств.

Итак, перейдем собственно к раскрытию содержания и механизма развития семейно-бытового конфликта, приводящего к совершению убийства. Как не раз уже было отмечено, большей части исследуемых преступлений предшествуют острые разногласия, скандалы, ссоры, драки, сопровождаемые мерзким сквернословием, нанесением опасных телесных повреждений. Причем, как правило, в указанных случаях преступник бывает в состоянии алкогольного опьянения. Однако, нередки и те случаи, когда будущая жертва тоже ведет себя нелучшим образом: пьянствует, наносит оскорбления, избивает того, кто впоследствии станет ее убийцей.

Вообще человек, как известно, существо далеко несовершенное. В нем одновременно могут уживаться добро и зло, достоинства и недостатки, смелость и осторожность, мягкость и строгость, честность и бесчестие и т.д. Поведение, настроение, эмоции человека непостоянны, изменчивы и зависят от его физического и психического состояния, а также влияния окружающей микросреды.[74]

Повседневно вступая во множество контактов, человек нередко испытывает психические, эмоциональные и физические перегрузки, которые сказываются на его настроении, поведении и выливаются в состояние депрессии. В таком состоянии человек испытывает неудовлетворенность, разлад с самим собой, внутреннее противоречие между разумом и чувствами. Иными словами, он переживает внутренний конфликт, выход из которого зависит как от его усилий и способностей, так и от влияния ближайшего социального окружения.[75]

Эмоции и чувства составляют тот фундамент, на котором существуют семейные и бытовые отношения между людьми. Взаимоотношения последних дополняются определенными правами и обязанностями, вытекающими из установленных правовых и моральных норм. Однако отметим, что никакая норма права не может обязать человека быть выдержанным, спокойным, уступчивым, внимательным.

Это прежде всего зависит от самого человека, его умения управлять собой, уступать и идти на компромисс. На указанные способности влияют генетические факторы, но не меньшее значение имеет упорная работа человека над самим собой и, конечно, его должное воспитание. К семейно-бытовому конфликту часто может приводить несогласие с доводами другого. В супружеской жизни, например, нередки случаи, когда невозможность самостоятельно решить спор приводит к тому, что одна из сторон (или обе) прибегают к помощи или посредничеству третьей стороны (соответствующего государственного органа, родителей, родственников, друзей и т.д.). Однако отметим, что в данном случае постороннее вмешательство, по нашему мнению, на дальнейшее развитие событий может повлиять трояко, а именно: положительно, отрицательно, а также без какого-либо эффекта. Причем существование семейно-бытовой сферы связано не только с личными взаимоотношениями супругов, родителей и детей, родственников, соседей, знакомых и пр., но и с имущественными отношениями. Более того, и те, и другие могут стать источниками конфликтов, нередко перерастающих в совершение насильственных преступлений и убийств в том числе.

Учитывая все сказанное, постараемся определить, что же из себя представляет конфликт, возникший в сфере семейнобытовых отношений. В частности, исследуемый конфликт можно определить как противоречивое поведение лиц, связанных брачно-семейными, родственными, соседскими, дружескими или интимными отношениями, как осознаваемое последними столкновение личных интересов, стремлений, взглядов, а также своих амбиций с целью установления собственного приоритета в решении жизненно важных вопросов.

Семейно-бытовые конфликты, имеющие место в Армении, можно классифицировать по следующим признакам:

по субъектам конфликтных ситуаций (между супругами, супругами и их детьми, супругами и родителями каждого из них, родственниками, соседями, знакомыми и пр.);

по содержанию самого конфликта (несовпадение взглядов, чувств, потребностей, личных стремлений; постороннее вмешательство в личную жизнь, неадекватная реакция на поведение другой стороны и т.д.);

по сфере проявления конфликтов (конфликт в семейных отношениях, между родственниками, соседями, знакомыми и т.д.);

по стадиям происхождения конфликта (начальная стадия, формирование конфликтных отношений, кульминация и заключительная стадия).

Однако предложенная классификация не является всеобъемлющей и исчерпывающей и любые новые критерии, предлагаемые другими исследователями, несомненно, будут очень полезны в деле раскрытия понятия семейно-бытового конфликта.

Кроме того, для более полного уяснения сути семейно-бытового конфликта необходимо также разобраться в подлинных причинах последнего, тщательно проанализировать всю цепочку между событиями и людьми. Центральным же аспектом названной проблемы является столкновение интересов и потребностей исследуемой категории лиц. В частности, анализ самых разнообразных конфликтов свидетельствует о том, что какие бы конкретные причины ни лежали в основе поведения противоборствующих сторон, в конечном счете они упираются в их интересы, которые, в свою очередь, оказываются несовместимыми или противоположными. Так, например, супруги ссорятся по поводу того, что каждый из них стремится самостоятельно (по-своему правильно) использовать имеющиеся семейные средства и считает, что прав только он, отстаивая именно свои интересы. Интересам в свою очередь предшествуют потребности, которые трактуются как состояние нехватки чего-либо, что личность стремится восполнить. В научной литературе существует мнение, что интерес представляет собой осознанную потребность, а подчас и осознанный путь ее удовлетворения.[76]

Столкновению же интересов и потребностей конфликтующих сторон часто могут способствовать те или иные объективные причины, когда в результате появления противоречий, закономерно вытекающих из объективно сложившейся ситуации, сталкиваются реальные интересы и потребности каждой из сторон. В качестве примера здесь можно привести случай, когда конфликт возникает между двумя братьями, товарищами, знакомыми и т.п., которые любят одну и ту же женщину. Однако, применительно к сфере семейно-бытовых отношений в Армении, нужно отметить, что более часто встречаются конфликты, причины которых коренятся в характерах людей, их настроениях, вкусах, подходах к решению тех или иных вопросов, ценностных ориентациях, разного рода капризах и иных субъективных факторах. Конфликт, например, может вызвать манера другого человека (как правило, жены, сестры, дочери) одеваться, способ приема пищи, ведение определенного образа жизни, манера общения и т.п.

Как справедливо по данному поводу отмечает Н. Пезешкян, “мелкие душевные раны, постоянно наносимые по самым “чувствительным” или “слабым” местам, становятся конфликтогенными”.[77] Причем указанные обстоятельства нередко оказываются настолько непреодолимыми препятствиями для нормальных взаимоотношений, что люди решаются прибегать к применению насилия, в том числе, к совершению убийств лиц, связанных с ними семейно-бытовыми узами.

Наконец, причинами исследуемого нами конфликта могут послужить просто чья-то раздражительность, дурное расположение духа, неурегулированность и запутанность отношений, психологическое непонимание друг друга (психологическое разноязычие)и т.п.

Кроме того, возникновению конфликтных отношений особенно может способствовать вовлечение в противоборство душевнобольных или лиц, страдающих разного рода психическими аномалиями. По данному вопросу мы разделяем мнение Ю.М. Антоняна и С.В. Бородина, согласно которому указанное обстоятельство прежде всего обусловленно пониженной способностью лиц с дефектами психики прогнозировать последствия своих поступков и низкой степенью переносимости последними длительных психотравмирующих воздействий. Соответственно, период провоцирования потерпевшими насильственных действий “на себя” оказывается намного короче для преступников с психическими аномалиями.[78]

С целью полного уяснения сути конфликтов, имеющих место в сфере семейно-бытовых отношений в армянском обществе, считаем необходимым обратиться также к специфике последних. Говоря о специфических чертах исследуемых конфликтов, прежде всего, считаем нужным отметить, что они всегда затрагивают область чувств, эмоций и интимных отношений. В таких случаях обращение за помощью к третьим лицам не всегда дает положительный результат. Кроме того, ссоры, нанесенные обиды и оскорбления, а также размолвки оставляют глубокий след в душе конфликтующих, постепенно увеличивают трещины, возникшие во взаимоотношениях между людьми, которые накапливаясь, в свою очередь, становятся взрывоопасными.

В плане механизма развития семейно-бытового конфликта, приведшего к совершению убийства, важное значение придается событиям, предшествующим конфликту, т.е. структуре противоречий, пока еще не переросших в противоборство. Очевидно, что здесь можно выделить три основные группы явлений: а) объективная жизненная ситуация, в которой находятся противоборствующие стороны (конфликтная ситуация); б) сами эти стороны - люди, определенные интересы и потребности которых противопоставляются или не совмещаются; в) субъективная оценка и восприятие происходящих событий в данной ситуации.[79]

В этой связи следует согласиться с мнением Ю.М. Антоняна, понимающего под конфликтной такую ситуацию, в которой происходит столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений, возникают серьезные разногласия сторон, влекущие за собой сложные формы борьбы.[80] Иными словами, под конфликтной ситуацией в семейно-бытовой сфере следует понимать такое совмещение человеческих интересов, которое объективно создает почву для реального противоборства между субъектами исследуемой сферы межличностных отношений. Кроме того, как справедливо отмечает С.В. Кудрявцев, конфликты могут возникать как на основе объективной конфликтной ситуации, представляющей собой ту или иную разновидность противоречия между мотивами взаимодействующих субъектов, так и при отсутствии какой-либо объективной основы, в следствие ложного восприятия ситуации как конфликтной по крайней мере одним из субъектов.[81]

Таким образом, субъективное отражение конфликтной ситуации не обязательно соответствует действительному положению дел, и осознание конфликта всегда несет в себе элементы субъективизма и, поэтому, восприятие объективной конфликтной ситуации в определенной степени, как правило, является искаженным.[82]

Искажения же в восприятии объективной ситуации иногда могут достигать весьма значительных масштабов. Специалисты в данной связи выделяют следующие категории конфликтов, которые применительны и к сфере семейно-бытовых отношений: “неадекватно воспринятый” и “ложный”.[83]

К “неадекватно воспринятым” относятся те конфликты, когда существует конфликтная ситуация, и стороны воспринимают ее как таковую, но с существенными отклонениями от действительности. В данном случае можно говорить о неполном или частичном отражении конфликтной ситуации.

В случаях “ложного” конфликта объективная конфликтная ситуация полностью отсутствует, в отношениях между субъектами отсутствуют реальные противоречия, однако, несмотря на это, стороны ощущают конфликтность взаимоотношений и вступают в противоборство.[84] Последнее часто бывает связано с восприятием чьих-то непреднамеренных действий как умышленных, что, в свою очередь, способствует разрастанию и углублению конфликта. Такого рода конфликты в дальнейшем могут развиваться так, будто имеют реальный предмет и, уже в ходе развития событий, возникает действительная конфликтная ситуация. Такое положение дел нередко является характерным признаком семейнобытовых конфликтов, ставших причиной совершения убийств в исследуемой сфере межличностных отношений. А.М. Яковлев указанные обстоятельства объясняет ограниченностью кругозора, стрессовым состоянием, неумением предвидения последствий, состоянием алкогольного опьянения и другими личностными факторами субъектов конфликта.[85]

Исходя из сказанного можно сделать вывод, что в межличностном конфликте (в семейно-бытовом, в том числе) важное значение имеет характер восприятия сторонами конфликтной ситуации. А то обстоятельство, что в одной и той же ситуации разными людьми совершаются разные (а иногда даже совершенно противоположные) поступки объясняется тем, что, реагируя на сложившуюся ситуацию, человек всегда действует в соответствии с особенностями, присущими только ему (черты характера, интересы, взгляды и т.п.). Отсюда следует, что именно при взаимодействии конкретной ситуации и свойств личности и возникает конфликт. Изучение же судебно-следственной практики и необходимой научной литературы показало, что недоступность разрешения сложившейся ситуации и в то же время нежелание субъекта вступать в конфликт, как правило, приводят к так называемому психологическому замещению. Под последним понимается замена недостигнутой цели иной, которая приводит лишь к види- моу удовлетворению интересов и потребностей лица. Такого рода замещение чаще всего выражается в пьянстве, хулиганских выходках и других видах насилия.

Практически таким же образом обстоит дело и в случаях замещения неудовлетворенной потребности в самоутверждении. Подобные случаи можно наблюдать, например, когда конфликт разгорелся в совершенно иной ситуации (на работе, в кругу друзей и т.д.), а выход агрессии произошел дома, в семье. В такого рода случаях субъект, не имея возможности доказать свои преимущества, приоритетность своих взглядов и т. п. и одновременно избегая конфликта, затевает ссору, скандал (конфликт) дома, в семье, что дает ему определенную “разрядку” и удовлетворяет его самолюбие.[86]

В механизме развития семейно-бытового конфликта важное значение имеет также социально-психологическая атмосфера (обычно сопутствующая конфликту), которая именуется социально-психологической напряженностью. Последняя, в свою очередь, возникает, когда назревшая конфликтная ситуация своевременно не выявляется и никак не разрешается. Иными словами, наиболее общие предпосылки такой напряженности - это устойчивая и длительное время неразрешаемая ситуация рассогласования между потребностями, интересами, социальными ожиданиями и мерой их фактического удовлетворения, которая, в свою очередь, приводит к накоплению недовольства, усилению агрессивности, нарастанию психической усталости и раздражительности. Последние же, как показывает практика, являются одними из наиболее конфликтогенных факторов в сфере семейно-бытовых отношений. Глубинные же причины данного явления представляют собой совокупность таких экономических, политических, социальных и иных процессов, ход и направленность течения которых приводит к возникновению нестабильной, конфликтной ситуации и формирует некий “фон” для развертывания конкретных конфликтов.

Применительно к сфере семейно-бытовых отношений в Армении наблюдаемую социально-психологическую напряженность можно охарактеризовать следующими моментами. Во- первых, нарастает неудовлетворенность существующей ситуацией; во-вторых, появляется ощущение опасности, пессимизма, возникает атмосфера психического беспокойства, эмоционального возбуждения; в-третьих, обостряется напряженность во взаимоотношениях и уже формируется развернутая конфликтная ситуация. Следовательно, можно сказать, что социальная напряженность возникает с началом конфликтной ситуации, в ходе которой происходит нарастание недовольства и исчезает лишь при полном разрешении конфликта.

В механизме развития конфликта вообще и семейно-бытового в частности важное значение придается вопросу о психологии его участников. С этой целью конфликт можно условно разделить на две составные части: внешнюю (объективную) и внутреннюю (субъективную или психологическую). Последняя всегда бывает представлена множеством психологических элементов, принимающих участие в человеческой деятельности. Вообще, вступая в конфликт, люди очень редко остаются хладнокровными, и ими в подобных случаях, как правило, руководят такие негативные эмоции, как гнев, ярость и т.п., иногда даже доходящие до состояния аффекта. В результате этого происходят серьезные искажения в восприятии происходящего, и в такой ситуации зачастую реализуются стереотипные, бессознательные реакции участников противоборства. Кроме того, в семейно-бытовых конфликтах одна из сторон (нередко и обе) не бывает в состоянии трезво оценить сложившуюся ситуацию или выбрать должные альтернативы поведения. Причем, даже в противном случае, не все альтернативы могут осознаваться субъектом, а круг выбора может заметно сузиться, что, в свою очередь, несомненно, приведет к еще большему ухудшению ситуации и нарастанию конфликта.

Поведение участников семейно-бытового конфликта в самом общем плане, как уже было сказано, можно определить следующими двумя комплексами факторов: внешними обстоятельствами, сопровождающими противоборство, и особенностями субъекта, его характерологическими чертами, предубеждениями. Так, например, наши исследования показали, что даже в самых критических ситуациях некоторые люди не могут ударить другого человека. Но, в то же время, для других переход к физическим действиям в конфликте является чем- то обыкновенным, а иногда даже одобряемым явлением. В судебной практике имеются также случаи, когда внутренние нормы, определяющие характер допустимых действий в конфликте, предписывают применение насилия как наиболее эффективного средства для достижения желаемого во всех ситуациях. Такое особенно часто можно наблюдать у многих преступников, совершивших насильственные преступления, в том числе, убийства в сфере семейно-бытовых отношений.[87]

Таким образом, в обобщенном виде можно говорить о трех основных типах субъектов семейно-бытового конфликта: 1) деструктивном, который прежде всего заботится о собственных интересах и об их утверждении. Данный тип склонен к развязыванию конфликта и его усилению, вплоть до физического уничтожения или полного подавления противника; 2) конформном, который склонен скорее уступить, подчиниться, чем продолжать назревшее противоборство; 3) конструктивном, который в отличие от деструктивного, стремится погасить конфликт, найти оптимальное решение, которое будет приемлемо для обеих противоборствующих сторон.[88]

Что же касается вышеупомянутых внутренних регуляторов поведения, то, по нашему мнению, они часто влияют и на оценку чужих поступков. Каждому человеку, несомненно, присущи определенные стереотипы, под воздействием которых происходит оценка слов и действий других людей. В армянском обществе, например, существуют определенные градации оскорблений, унижений, иного морального ущерба, которые в большинстве своем являются серьезными конфликтогенными факторами (применительно, например, к сфере семейно-бытовых отношений). Так, очень часто причинами возникновения ссор и скандалов могут быть нецензурная брань или нелестные слова в адрес родителей конфликтующих, неповиновение старшим, несогласованные с мужем поступки жены и т.п. Кроме того, указанные внутренние нормы пересекаются еще и с такими индивидуально-характерологическими особенностями, как чувствительность, восприимчивость, ранимость с одной стороны, и напористость, агрессивность, неуступчивость - с другой. Именно такое пересечение в абсолютном большинстве случаев становится причиной неизбежного возникновения конфликтной ситуации, иногда даже перерастающей в совершение убийства.

Далее, считаем необходимым обратиться к вопросу о развитии семейно-бытового конфликта, разрешаемого умышленным причинением смерти одной из конфликтующих сторон. В данной связи отметим, что исследуемому конфликту, как таковому, часто может предшествовать скрытая (латентная) стадия, при наличии которой отсутствуют лишь внешние действия противоборствующих сторон. В эту стадию условно можно включить пять последовательных этапов развития конфликта: 1) возникновение объективной конфликтной ситуации (о которой подробно выше уже говорилось); 2) осознание одной из сторон своих интересов и потребностей, которые не совместимы или противоречат интересам и потребностям другой стороны; 3) осознание препятствий для удовлетворения своих интересов и потребностей; 4) осознание своих интересов, потребностей и соответствующих препятствий другой стороной (эта стадия может предшествовать предыдущей или совпадать с ней по времени); 5) конкрет-

75

ные действия, предпринятые одной из сторон для отстаивания своих интересов.[89] Однако даже последняя из указанных стадий еще не открывает конфликта, поскольку для этого необходимо, чтобы начались практические действия конфликтующих сторон друг против друга. А при таком раскладе обстоятельств противоборство уже перерастает в открытую стадию. Отметим также, что перечисленные нами выше стадии не обязательно должны чередоваться в указанной последовательности. Нами приведена лишь логическая схема, облегчающая и способствующая осуществлению научного исследования интересующей нас проблемы.

Таким образом, для того, чтобы семейно-бытовой конфликт считался уже открытым, необходимо наличие внешних действий обеих противоборствующих сторон. Конфликтное поведение, как известно, объективно состоит из противоположно направленных действий участников противоборства. Указанными действиями в основном реализуются скрытые от наблюдения процессы в мыслительной, эмоциональной и волевой сферах конфликтующих лиц. А чередование взаимных реакций, направленных на утверждение интересов и потребностей каждой из сторон и ограничения интересов противника, в свою очередь, составляет сущность конфликта как социального явления.

Внешние же действия конфликтующих сторон условно можно разделить на две группы: оборонительные (когда одна из сторон пытается сохранить имеющееся соотношение позиций, защитить свои интересы, которые до сих пор беспрепятственно реализовывались) и наступательные (когда одна из сторон стремится поменять соотношение позиций, имеющихся на данный момент, а также утвердить свои нереализованные интересы).[90] Применительно к убийствам, совершенным в сфере семейно-бытовых отношений, нас прежде всего интересуют такие внешние действия противоборствующих сторон, которые направлены на применение насилия, на нанесение прямого физического ущерба жизни одной из этих сторон. В данной связи мы присоединяемся к мнению С.В. Кудрявцева, который различает три разновидности насилия в межличностном конфликте:

карательное, вызванное стремлением компенсировать ущерб, нанесенный собственному “Я”, путем нанесения ущерба “Я” противника;

защитное, вызванное стремлением защитить собственное “Я” от деструкции;

утилитарное, применяемое для обеспечения реализации той или иной конкретной деятельности.[91]

Кроме того, готовность личности к применению насилия зависит как от силы фрустрации, так и от длительности воздействия всякого рода провоцирующих факторов. В частности, криминологи обращают особое внимание на роль фрустрирующих факторов в биографии насильственных преступников, отмечая, что люди, ставшие жертвами насилия в детстве, во взрослом возрасте с большей вероятностью могут совершить насильственные преступления, в том числе, убийства.[92] В данной связи важное значение придается также стереотипам и определенным нормам насильственного поведения, имеющимся в общественных отношениях. В этом плане по своему влиянию особенно опасны несправедливые, аморальные, а иногда даже противоправные действия старших по возрасту лиц. Это, прежде всего, связано с тем, что авторитет и наглядный пример в данном случае расширяют представления людей о допустимости применения насилия. Причем особую настороженность вызывает то обстоятельство, что в армянском обществе достаточно распространена точка зрения, согласно которой применение насилия может решить любую проблему, возникшую в сфере семейно-бытовых отношений, более быстро и эффективно, чем все остальные средства.

В механизме развития семейно-бытового конфликта важное значение должно придаваться такому средству воздействия на противника, как применение угроз. Отметим, что угрозы в определенном смысле являются своего рода аппелляцией к рассудку, чувствам и здравому смыслу противника, а также примером жесткости занимаемой позиции и бескомпромиссности. Высказываемые в угрозе условия в основном касаются предмета конфликта или его промежуточной части: “если ты не перестанешь пьянствовать...”, “если ты будешь продолжать так одеваться...”, “если не вернешь деньги...” и т.д. В отличие от непосредственной схватки, когда одна из сторон нападает, а другая обороняется, угроза, как правило, концентрируется на более частных моментах самой борьбы: “если не уберешь руку...”, “если еще раз меня ударишь...”, “если будешь ко мне приближаться...” и т.п.[93]

Угрозы могут применяться как в непосредственной борьбе, так и в процессе переговоров, выделяясь нередко в самостоятельную стадию в конфликте. Анализ же конкретных случаев показывает, что невозможность найти общий язык в ходе переговоров, в силу нежелания обеих сторон поступиться своими интересами, способствует обострению конфликта. В подобных случаях неподчинение оппонента требованиям или его невнимание к просьбам противника фактически сужает набор возможных альтернатив поведения субъекта и, тем самым, увеличивает вероятность осуществления последним утилитарных действий (насилия, угроз, отстраняющих действий и т.д.). Причем несогласие в подобных случаях часто высказывается грубым, неуважительным, агрессивным тоном, сопровождается фамильярным обращением, высказывается в форме угроз, что в свою очередь способствует обострению и углублению конфликта.[94]

Кроме того, угроза является как бы переходным этапом к более острой форме борьбы. Связано это прежде всего с тем, что угроза включает в себя как условие, выполнение которого требуется от противника, так и предполагаемую возможность причинения противнику более существенного ущерба. Так, исследование судебно-следственной практики за последнее десятилетие показало, что в Армении в сфере семейнобытовых отношений совершению убийств во многих случаях предшествовали угрозы типа: "я тебе сейчас покажу...”, “еще увидим кто кого...”, “сейчас ты у меня получишь...”, “попробуй только...” и т.п.

Что касается динамики борьбы в механизме развития семейно-бытового конфликта, то ее более или менее коротко можно охарактеризовать следующим образом:

во время разгорания конфликта стороны не идут на уступки или кто-то из них не пытается уклониться от столкновения и начинается противоборство;

конфликт, как правило, приобретает затяжной характер, и быстрое завершение конкретной стычки еще не означает ликвидации сложившейся ситуации, и в дальнейшем конфликт разгорается с еще большей силой;

в ходе конфликта чередуются острые и относительно спокойные фазы, активное противоборство и период своеобразного “затишья”;

часто повторяющиеся одинаковые эпизоды, семейно-бытовые ссоры и скандалы как бы осуществляются по одному сценарию, и, угасая на время, они не ликвидируют истинной (часто скрытой) причины разногласий;

борьба усиливается и обостряется, конфликт углубляется и разрастается, наблюдается так называемая эскалация конфликта, перерастающая в совершение убийства.

Под эскалацией конфликта понимается такое прогрессирующее во времени изменение, при котором последующие разрушительные действия сторон, направленные на интересы друг друга, по интенсивности выше, чем предыдущие.[95] Причем в семейно-бытовых конфликтах эскалация обычно настолько запутывает ситуацию, что в дальнейшем найти виновных в разгорании противоборства практически становится невозможным.

Справедливости ради считаем необходимым также отметить, что очень часто в армянском обществе семейно-бытовые конфликты могут развиваться и в достаточно позитивном направлении, завершаясь полным или хотя бы временным разрешением существующего противоречия. Такого рода конфликты, по нашему мнению, являются вечными и бессменными спутниками семейно-бытовых отношений между людьми. Ведь вряд ли можно найти семью или описать более или менее длительные межличностные отношения в быту, где бы вообще не существовало противоречий и разногласий, а следовательно и конфликтов. Однако заметим, что нас в данном случае интересуют именно конфликтные отношения в семейно-бытовой сфере, завершающиеся не просто негативным исходом, а совершением тягчайшего преступления против человека - убийства. Конфликт, возникший в сфере семейно-бытовых отношений и завершившийся совершением убийства, сразу порождает четко сформировавшиеся уголовно-правовые отношения (своего рода конфликт) между преступником и государством и его правоохранительными органами. Кроме того, если конфликт между преступником и потерпевшим исчерпывается уже в момент совершения убийства, то возникший на этой почве новый конфликт между преступником и государством только начинает зарождаться и протекает уже в рамках процессуальных действий сторон. И, по нашему мнению, последний может разрешиться лишь одновременно с констатацией факта исправления лица, совершившего преступление, и его становления полноправным членом общества.

В заключение отметим, что разрешение семейно-бытового конфликта лежит прежде всего в плоскости психологии отношений и его устранение, в первую очередь, должно начинаться с выявления и осознания причин и возможных последствий столкновения.[96] Следовательно, для полного разрешения конфликта вообще и семейно-бытового в частности прежде всего необходимо создание и поддержание нормальной, морально здоровой и устойчивой атмосферы взаимоотношений в семье и бытовом окружении. С этой целью, по нашему глубокому убеждению, субъекты семейно-бытовых отношений должны проявлять уважение друг к другу, терпимость к позициям и точкам зрения оппонента. В конце-то концов, именно от человека зависит способность понять другого, войти в его положение и посмотреть на столкновение его глазами, а также способствовать нормализации межличностных отношений и т.п.

<< | >>
Источник: Аракелян С.В.. Семейно-бытовые убийства / Под ред. доктора юрид. наук, профессора Ю.М. Антоняна. Изд. ЕГУ.-Ереван, 2009, 160 ст.. 2009

Еще по теме §4. Содержание и механизм развития семейно-бытового конфликта:

  1. Серийных сексуальных убийц можно разделить на три группы:
  2. Глава 11ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ДУХОВНОСТИ РУССКОГО НАРОДА
  3. Факторы, причины и формы дезадаптации подростков
  4. Натуральная школа и проза начала 1850 х гг.
  5. Глава 26. СОЦИАЛЬНЫЕОТНОШЕНИЯ  
  6. § 3. Формы защиты гражданских прав
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. §4. Содержание и механизм развития семейно-бытового конфликта
  10. §3. Предупредительная деятельность правоохранительных органов
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  13. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ В СОСТОЯНИИ СИІЬНОГО ДУШЕВНОГО ВОЛНЕНИЯ
  14. СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ТЕРМИНОВ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -