<<
>>

§1. Общая характеристика убийств в сфере семейно-бытовых отношений

По материалам Республики Армения, в настоящее время на почве семейных и бытовых конфликтов совершается значительное число насильственных преступлений и, в частности, убийств. Общественно опасные негативные последствия этих деяний далеко выходят за рамки сферы семейно-бытовых отношений, оказывая при этом отрицательное воздействие и на отношения, формирующиеся в других сферах социальной жизни.

Уяснение сущности семейно-бытовых убийств предполагает раскрытие понятия бытовых насильственных преступлений вообще. Единой точки зрения на данное понятие среди ученых-криминологов нет. При определении последнего за основу берутся различные признаки рассматриваемых общественно опасных деяний. Так, одни криминологи считают, что бытовое преступление всегда совершается по бытовым мотивам и рассматривают последние как главный признак преступлений, совершаемых в бытовой сфере (Г.А. Романов). Другие в качестве обязательного признака бытового насильственного преступления рассматривают места выполнения бытовых функций, внепроизводственные условия и т.д. (Н. Ф. Кузнецова, Ю.М. Лившиц); третьи - бытовой конфликт (С.Б. Алимов, Г.В. Антонов-Романовский, Г.Н. Резник).[1]

Исходя из необходимости формулирования понятия убийства в сфере семейно-бытовых отношений, нужно определить, в чем же состоит его сущность. Суть формулирования какого- либо понятия, как известно, состоит в том, чтобы создать целостный мысленный образ предмета или явления. Для достижения данной цели в первую очередь необходимо определить совокупность общественных отношений, которые включает в себя семейно-бытовая сфера.

Семья издавна являлась объектом исследования многих наук и вполне возможно, что когда-нибудь возникнет “фамилисти- ка”, как воплощение междисциплинарного, системного подхода к семье.[2] В соответствии со статьей 32 Конституции Республики Армения “Семья является естественной и основной ячейкой общества.

Семья, материнство и детство находятся под опекой и защитой общества и государства”. Кроме того, семья является важнейшим социальным институтом воспроизводства и социализации новых поколений. Именно в ней ребенок, а затем подросток приобретает первые и наиболее стойкие представления об окружающем мире и своем месте в нем, первый жизненный опыт. В семье же формируются основы социальной позиции.

Семья, как подсистема общества и социальный институт, не есть простой исполнитель таких функций, как рождение, содержание и социализация новых поколений. Она активный элемент и агент социальных изменений. Семейная жизнедеятельность вплетена в социальную реальность — арену столкновения многообразных социальных сил, участвующих в процессах социальной дифференциации и специализации.[3]

Чрезвычайно важное значение имеет роль семьи как посредника в согласовании интересов личности, общества и государства. Степень же согласованности или рассогласованности упомянутых интересов определяет разнообразные последствия для личности, семьи, общества и государства.

Особенностью семейных отношений является не только то, что они основаны на родственных связях. В семье формируются, создаются и поддерживаются материальные и духовные потребности человека, определенные традиции, происходит становление личности. Однако при этом нередко возникают и различные противоречия, наиболее острые из которых при определенном стечении обстаятельств переходят в конфликты, а последние, порой, перерастают в посягательства на уголовно-охраняемые объекты и, в частности, на жизнь человека.

Несомненно, семья, раздираемая существующими конфликтами, не в состоянии играть роль центра психологической защиты личности, места, в котором она находит успокоение и отдых, не может выполнять функции воспитания и социального контроля. Насилие в семье наносит сокрушительный эмоциональный удар детям, раны от которого не заживают никогда и в свою очередь могут породить их жестокие действия, и, в целом, причиняет невосполнимый нравственный урон обществу.[4]

Быт в философской и социологической литературе понимается как непроизводственная сфера жизни, непосредственно связанная с потреблением материальных и духовных ценностей, формами и способами этого потребления.

Это непроизводственная сфера человеческого бытия, неотделимая от других сфер жизнедеятельности личности; повседневный уклад жизни, основанный на привычном распорядке, традициях, установившихся отношениях между людьми.[5] Таким образом, быт является одной из основных форм общественной жизни, где формируется и получает воспитание человек, удовлетворяются его жизненно важные потребности, раскрываются многообразные обыденные отношения. Отсюда можно сделать вывод, что быт представляет собой совокупность непроизводственных отношений семейно-бытового, коммунально-бытового, досугово-бытового и производственно-бытового характера, возникающих по поводу удовлетворения материальных и духовных потребностей человека.[6]

С криминологической точки зрения важное значение имеет определение понятия и структурных элементов, характеризующих "быт". По данному вопросу мы разделяем мнение Г. А. Панфилова о содержании понятия бытового преступления и считаем, что необходимо выделить две основные направленности бытовой сферы: 1) личностно-бытовую (семья, родство, дружба, соседство); 2) общественно-бытовую (производственный и общественный быт, бытовые услуги, общение в общественных местах).[7]

Основной же формой общности в быту является семья. А в качестве главного элемента внутрисемейного общения следует выделить брачно-семейные отношения, которые имеют правовое регулирование. Наряду с семьей для быта характерны также более широкие формы личностного общения: родство, дружба, соседство, знакомство. Важной составной частью быта являются и так называемые неформальные малые социальные группы, в которых людей объединяет общность взглядов, интересов и стремлений, чувства любви, симпатии, приязни и т.д. Примерами таких групп являются, скажем, группы сверст- ников-подростков, товарищей по работе и пр.

Следовательно, определяя совокупность тех общественных отношений, которые включает в себя семейно-бытовая сфера, можно сделать вывод, что таковыми являются личностные обыденные отношения между членами семьи, родственниками, товарищами, соседями, знакомыми, связанные с потреблением непроизводственных материальных и духовных ценностей и основанные на привычном распорядке, традициях и отношениях, установившихся между людьми.

Учитывая сказанное, предлагается следующее определение исследуемых преступлений: убийство в сфере семейно-бытовых отношений - это общественно опасное, умышленное деяние, совершаемое на почве межличностных семейно-бытовых отношений преступника и потерпевшего и посягающее на жизнь последнего, а также “третьих”, в той или иной мере связанных с возникшим конфликтом, лиц.

В общей структуре преступности в Армении удельный вес убийств, совершаемых в семейно-бытовой сфере, сравнительно невысок. Однако общественная опасность последних определяется не столько распространенностью, сколько тяжестью причиняемых ими последствий. Общеизвестно, что при совершении убийства наступившие последствия не поддаются возмещению, так как причиненный вред в данном случае не имеет равнозначного эквивалента - утрата жизни необратима и невосполнима. Причины же роста убийств нуждаются во всестороннем и глубоком изучении, что предполагает необходимость проведения специальных комплексных криминологических исследований.

Относительно квалификации указанных преступлений по определенным статьям действующего УК РА можно сказать, что в большинстве своем убийства в семейно-бытовой сфере в Армении совершаются без отягчающих и без смягчающих обстоятельств (43%). Однако особую настороженность вызывает то обстоятельство, что сравнительно большой является доля убийств, совершаемых в сфере семейно-бытовых отношений при отягчающих обстоятельствах (25%). Причем, в 12% случаев исследуемые убийства совершаются с особой жестокостью или способом, опасным для жизни многих лиц; в 7% - из хулиганских побуждений; в 4% - в отношении женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности и в 2% случаев - двух или нескольких лиц.

Убийства в сфере семейно-бытовых отношений в Армении совершаются также: в состоянии сильного душевного волнения (19%) и при превышении пределов необходимой обороны (13%).

Исследуемые общественно опасные деяния являются наиболее тяжкими среди преступлений, посягающих на личность в сфере семейно-бытовых отношений.

В соответствии с присущим им объектом и предметом посягательства их можно причислить к более общей криминологической группе - группе насильственных преступлений, совершаемых в семейно-бытовой сфере. Последняя, в свою очередь, является одной из составных частей насильственной преступности - статистической подсистемы в системе преступности в целом.

В рассматриваемом аспекте представляется необходимость исследования статистических, вероятностных и иных закономерностей, комплексных, качественных характеристик и тенденций развития убийств, совершаемых в сфере семейнобытовых отношений, а также взаимосвязи последних с другими структурными частями преступности.

Насильственная преступность - непреходящее явление, которое не появилось на определенном этапе развития человечества и никогда не исчезнет. В последние же годы насилие стало характерной приметой нашего времени. Происходит рост количества насильственных преступлений, в том числе, совершаемых в семейно-бытовой сфере. Чаще стали прибегать к насилию женщины и несовершеннолетние, что само по себе является устрашающим явлением. Причем такая же картина наблюдается во многих других странах.[8]

Насильственные преступления охватывают общественно наиболее опасные посягательства против жизни, здоровья, телесной и половой неприкосновенности личности. К ним относятся деяния, посягающие на разные объекты, но связанные единой мотивацией (насильственной или агрессивно-насильственной), ядро которых составляют уголовно наказуемые деяния, направленные против личности.[9] Среди них наиболее устойчивую и значительную часть составляют убийства, умышленные телесные повреждения, изнасилования, истязания. Много общих черт обнаруживается между насильственными преступлениями и хулиганством (особенно, если речь идет о его квалифицированных разновидностях). Рассмотрение последнего в группе насильственных преступлений связано с общностью и (или) близостью их причин, способов совершения, конкретных ситуаций, а также личностных качеств лиц их совершающих.

В данной связи необходимо отметить также и то обстоятельство, что многие насильственные преступления совершаются из хулиганских побуждений и в то же время подавляющее большинство актов уголовно наказуемого хулиганства сопряжено с применением насилия. Кроме того, во многих случаях лица, совершающие тяжкие насильственные преступления против человека, уже имеют опыт хулиганского поведения.

В плане криминологической характеристики наиболее близки между собой убийства, умышленные телесные повреждения, побои и истязания, а также сопряженное с насилием хулиганство. Основным же признаком, объединяющим исследуемые преступления в данную группу, является применение насилия (физического либо психического) над личностью, как способ достижения криминальных целей и как сама цель либо одна из целей противоправного поведения.

Как справедливо отмечают В.Н. Кудрявцев и А.В. Наумов, конституирующим признаком преступлений данного вида является насилие над потерпевшим (жертвой), понимаемое как противоправное применение силы, принудительное, т.е. совершаемое против воли другого лица, воздействие на последнего.[10]

Несмотря на невысокий удельный вес насильственной преступности в общей совокупности всех уголовно наказуемых деяний, ее предупреждение всегда было и продолжает оставаться одной из наиболее актуальных и значимых задач криминологической науки и правоохранительной деятельности. По степени общественной опасности и тяжести причиняемых последствий насильственные преступления и хулиганство превосходят многие другие криминальные проявления. Лица, совершающие такие преступления, распространяют стереотип агрессивно-насильственного поведения в бытовой и досуговой сферах общественных отношений. Не случайно в связи с этим, что эскалация криминального насилия вызывает у законопослушных граждан обоснованную тревогу, подрывает их веру в реальную защищенность личности от преступных посягательств.

Тенденции насильственной преступности в Армении уже давно неблагоприятны. Ее динамике присущи следующие черты:

в течение 70-х годов прошлого столетия уровень насильственной преступности последовательно возрастал;

в дальнейшем отмечалась определенная стабилизация;

затем наблюдалось снижение ее уровня вплоть до 1988-го года (наибольшее снижение приходилось на 1985-1986 года), чему способствовало сразу несколько факторов, в особенности - усиление борьбы с менее тяжкими насильственными преступлениями и хулиганством;

начиная с 1988-го года вновь наблюдалось возрастание уровня тяжкой насильственной преступности. Наиболее существенный рост отмечался в 1991-1992 годах. В частности, в данный период по сравнению с прежними годами общее количество убийств возросло на 45,9%, а семейно-бытовых - на 56,2% (примерно такая же картина наблюдается применительно к другим насильственным преступлениям). В последующие годы, с середины 1990-х и вплоть до 2008 г., число зарегистрированных убийств (с покушениями), тяжких телесных повреждений и изнасилований с небольшими колебаниями стало постепенно снижаться. Вполне возможно, что упомянутое обстоятельство в большей мере обусловлено активизацией борьбы с преступлениями, которые считаются своего рода питательной пищей для тяжких и особо тяжких посягательств на жизнь,

здоровье и половую неприкосновенность людей (истязания, побои, уголовно наказуемые угрозы, хулиганство и пр.).

Однако не следует делать из этого далеко идущие выводы оптимистического характера. Решающее значение для анализа ситуации имеют не краткосрочные колебания числа регистрируемых убийств, а закономерности, выводимые из среднесрочных и долгосрочных тенденций. Кроме того, ряд имеющихся данных указывает на то, что в настоящее время в Республике Армения убийства на самом деле регистрируются значительно реже, чем фактически совершаются. К этому приводят, в частности, значительные сбои в работе государственных, и прежде всего, правоохранительных органов. О последнем свидетельствует большое число без вести пропавших и разыскиваемых людей, рост случаев обнаружения неопознанных трупов, так называемая лукавость официальной статистики (например, одновременное убийство двух и более человек учитывается как одно преступление) и т.п.

Материалы настоящего исследования позволяют проанализировать соотношение некоторых наиболее распространенных видов убийства (см. таб. 1).

Таблица 1.

Распределение убийств по видам за период 1992-2008 гг. (в % к итогу)

Виды убийств Удельный вес убийств
При разбойном нападении 7,3
Сопряженные с изнасилованием 3,4
Из хулиганских побуждений 15,3
Из корыстных побуждений 16,5
Матерью новорожденного ребенка 1,2
Иные 25,7
В сфере семейно-бытовых отношений 30,6
Итого 100,0

Приведенные в таблице данные подтверждают уже сделанный рядом авторов вывод о том, что большинство совершаемых убийств носит бытовой характер. Причины последних в большинстве случаев лежат в сфере семейно-бытовых отношений. Так, исследуемые преступления зачастую являются следствием бытовых конфликтов между людьми. В качестве основных мотивов при совершении убийств в семейно-бытовой сфере в Армении выступают месть, ревность, злоба, зависть и прочие побуждения лично-бытовой неприязни. Основными же поводами к совершению указанных преступлений являются ссоры, скандалы, драки, неприязненные взаимоотношения на почве семейных неурядиц и жилищно-бытовых конфликтов.[11] Следовательно, не случайно, что в упомянутом массиве преступлений доля убийств, совершенных в сфере семейно-бытовых отношений, составила 30,6%, т.е. приблизительно каждое третье убийство в Армении совершается в исследуемой нами сфере межличностных отношений. Несмотря на то, что удельный вес исследуемых преступлений обнаруживает тенденцию к уменьшению, данная проблема, тем не менее, продолжает оставаться одной из актуальных задач, стоящих перед нашим обществом.

Результаты же изучения статистических данных и судебно-следственной практики лишний раз подтверждают необходимость сосредоточения усилий правоохранительных органов и общественных организаций на решение проблем, связанных с борьбой с убийствами вообще и семейно-бытовыми в частности.

Вообще убийства, совершаемые в сфере семейно-бытовых отношений, являются одними из наиболее загадочных и патологических преступлений, направленных против жизни человека. Это объясняется тем, что виновными и потерпевшими в названных общественно опасных деяниях являются те, кого судьба и природа, казалось бы, должны были навеки связать любовью, взаимной преданностью и поддержкой. Исследуемым общественно опасным посягательствам, как правило, предшествует конфликт, который нередко существует довольно длительное время. Если даже он протекает навиду у многих, то все равно, несмотря даже на всю очевидность и внешнюю простоту, его очень часто невозможно разрешить мирным путем, в результате чего все и заканчивается кровавой драмой. Третьи лица (соседи, родственники, знакомые, работники правоохранительных органов и т.д.) далеко не всегда вмешиваются в эти отношения, поскольку в абсолютном большинстве случаев речь здесь идет о сугубо интимных, личных взаимоотношениях, разобраться в которых совсем не просто. Отсюда получается, что конфликт зреет давно, тянется долго, о его существовании знают очень многие, а оказать реальную помощь не может никто. А в некоторых случаях вообще не следует ожидать помощи третьих лиц, в частности, если семейно-бытовой конфликт носит скрытый характер.[12]

Г.Г. Мошак, изучая убийства, совершенные в сфере семейнобытовых отношений (на материалах Молдавии), также приходит к выводу, что между виновным и потерпевшим существовали длительные неприязненные отношения: 4-6 лет - в 29%, 7- 10 лет - в 14% и свыше 10 лет - в 21% случаев. А остальная часть приходится на более короткие периоды (до 4 лет).[13]

Сказанное позволяет не согласиться с мнением Г.И. Кочаро- ва, что семейно-бытовые убийства, как правило, совершаются в условиях внезапно возникшей конфликтной ситуации (выделено нами - С. А.), при скоротечном развитии событий, когда лица, виновные в совершении данного преступления, не располагают достаточным временем для всестороннего осмысления происходящего.[14]

В то же время, исходя из вышеупомянутых обстоятельств, нельзя не согласиться с мнением Л.М. Вайсберга, что большинство семейно-бытовых убийств совершается в условиях очевидности и некоторые из них проявляются в неожиданных, алогичных, непредсказуемых формах, которым свойственны явная неадекватность предшествующему поведению потерпевшего, чрезмерная жестокость и прочие проявления.[15] По полученным нами статистическим данным об убийствах в сфере семейно-бытовых отношений в Республике Армения, в 63% случаев предшествовавшая совершению преступления ситуация была объективно конфликтной. В остальных же случаях повод к убийству либо вообще отсутствовал, либо явно не соответствовал действиям потерпевшего.

Важно отметить также, что одним из существенных показателей, характеризующих исследуемые нами убийства, является степень завершенности упомянутых общественно опасных деяний. В этом плане считаем необходимым выделить тот факт, что при совершении убийств в сфере семейно-бытовых отношений доля покушений сравнительно низка. Последнее в известной степени объясняется вообще высокой латентностью преступлений в сфере семейного быта, которая в свою очередь отражается и на регистрации фактов покушения на убийство.[16]

Степень общественной опасности исследуемых преступлений в известной мере определяется также характером способов их совершения, под которыми понимается определенный порядок, метод, последовательность применяемых преступником действий, операций и приемов по его подготовке и осуществлению.[17] Естественно, понятие способа совершения преступления включает также использование и применение соответствующих орудий и средств, с помощью и благодаря которым наступает преступный результат.

Данные нашего исследования свидетельствуют о том, что сейчас, несмотря на довольно разнообразные формы посягательств на жизнь в сфере семейно-бытовых отношений, усложненные, ухищренные, замаскированные способы совершения убийств в упомянутой сфере встречаются очень редко. Так, говоря о подготовленности действий семейно-бытового убийцы, можно наблюдать следующую картину:

без заранее продуманной программы поведения - 63%;

планировались заранее - 26%;

нет сведений - 11%.

Причем необходимо отметить, что если в абсолютном большинстве случаев программа поведения лица, совершившего семейно-бытовое убийство, заранее не продумывалась, то конфликт, тем не менее, существовал и очень часто - довольно длительное время. Кроме того, изучение уголовных дел показало, что на месте преступления преступником не были оставлены следы лишь в 19% случаев. В свою очередь данное обстоятельство подтверждает тот факт, что меры по сокрытию содеянного применялись преступником лишь в 15% случаев.

Способы и средства совершения убийств в семейно-бытовой сфере в основном характеризуются данными о примененных при этом орудиях (см. табл. 2). Так, по имеющимся у нас данным, абсолютному большинству исследуемых преступлений свойственно использование виновными в качестве орудий убийства различных предметов случайного характера, таких как палка, камень, металлический прут, молоток, лом. При совершении семейно-бытовых убийств довольно часто применяются также предметы с так называемой нейтральной функцией, такие как столовый или перочинный нож, топор, отвертка, шило и т.п. В ряде случаев используется превосходство в физической силе, выражающееся в нанесении ударов руками и ногами, удушении, утоплении, сбрасывании с высоты и т.д.

Кроме того следует отметить, что в 50% случаев совершения убийства в сфере семейно-бытовых отношений использовались предметы домашнего обихода; в 18% - физическое воздействие; в 14% - охотничье ружье; в 7% - самодельное

19

оружие; примерно в стольких же случаях - холодное оружие; и лишь в 4% - иное. Что же касается происхождения оружия, то в 58% случаев оно было законно хранящимся, в 24% - незаконно хранящимся, а в 18% - было взято у третьих лиц.

Таблица 2.

Распределение убийств в зависимости

от способов и средств их совершения (в % к итогу)

Применены Все

убийства

При разб. напад. Сопряж. с изнасилов. Из хулиг. побуждений На быт. почве
Огнестр.

оружие

12,6 11,7 22,3 11,2
Холодное

оружие

17,3 20,2 7,2 27,2 7,1
Иные оруд. и способы 70,1 68,1 92,8 50,5 81,7
Итого: 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Относительно иных способов совершения убийств в семейно-бытовой сфере можно сказать, что в большинстве случаев применялось нанесение телесных повреждений (78%) и намного реже - удушение (15%) и утопление (7%). При этом, нападали на жертву силой в 73% и вовлекали обманом - в 7% случаев. Важно отметить также, что при упомянутых обстоятельствах жертве причинялись как множественные (58%), так и единичные (42%) повреждения. Необходимо также выделить то обстоятельство, что иногда для умышленного лишения потерпевшего жизни преступниками применяются одновременно несколько способов или орудий.

Наличие у некоторой части населения огнестрельного (в подавляющем большинстве случаев - гладкоствольного охотничьего) и холодного оружия является одним из существенных условий, способствующих совершению убийств. Результаты нашего исследования позволяют сделать вывод, что значительная часть рассматриваемых преступлений могла бы не совершиться, если бы у виновных под рукой не оказалось оружия.[18]

Важное значение для криминологической характеристики убийств, совершаемых в сфере семейно-бытовых отношений, имеет также уточнение вопроса об их совершении теми или иными лицами в одиночку либо группой. Соответствующие сведения на данный счет приводятся в таблице 3. Приведенные там данные свидетельствуют о том, что подавляющее большинство убийств совершается в одиночку (в частности, семейно-бытовые убийства совершаются в одиночку в 97,9% случаев). В исследуемом массиве преступлений групповой характер носит приблизительно лишь каждое двадцать пятое убийство. Причем последние наиболее часто совершаются совместными усилиями минимального числа соучастников - двух человек. Отметим также, что большинство групповых убийств в сфере семейно-бытовых отношений в Армении совершается взрослыми людьми.

Таблица 3.

Распределение убийств в зависимости от их совершения в одиночку или группой (в % к итогу)

Преступление

совершено

Все

убийст

ва

При разб. напад. Сопряж. с изнасилов. Из хулиг. побужд. На быт. почве
В одиночку 96,0 78,2 95,3 88,7 97,9
Гpynnou иц А) в том числе 4,0 21,8 4,7 11,3 2,1
Из 2-х человек Из 3-х и более 4,5 9,3 8,7 8,3 3,2
человек Б) в том числе 1,4 13,6 3,7 1,3
Г pynnou взрос.

Г pynnou несовер

4,6 19,2 8,7 8,5 4,0
шеннолетних Смешанной груп 0,7 0,2 0,8 0,2
пой 0,6 3,5 2,7 0,3
Итого: 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Для криминологической характеристики семейно-бытовых убийств важное значение имеют также элементы конкретной жизненной ситуации, в которой находился преступник перед совершением преступления. Под конкретной жизненной ситуацией понимается совокупность объективных обстоятельств жизни данного лица, непосредственно влияющих на его поведение как перед совершением преступления, так и в процессе его осуществления. По своей объективной роли в пределах конкретной жизненной ситуации кроме обстоятельств, способствующих преступному посягательству, могут находиться также обстоятельства, препятсвующие преступлению или носящие нейтральный характер.[19] В исследуемом нами массиве преступлений содержится определенная информация, позволяющая проанализировать некоторые элементы конкретной ситуации совершения убийства в сфере семейно-бытовых отношений в Армении. К их числу относятся, в частности, характеристики местности, конкретного места и времени совершения преступления.

Таблица 4.

Мест

ность

Все

убийст.

При

разб.

напад.

Сопряж.

с

изнасил.

Из хули г. побужд. На

быт.

почве

Матер.

новор.

ребенка

Все

прест-я

Гор. и пос. гор. типа 59,1 51,8 52,3 52,3 50,8 50,0 52,6
В т.п. областные центры 23,5 18,2 21,1 24,6 19,2 24,2 23,9
Сельская

мест

ность

40,9 48,2 47,7 27,7 49,2 50,0 47,4
В т.н. райцентры 6,1 9,1 0,8 1,7 3,7 5,3
Итого: 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100.0

Распределение убийств в зависимости от вида местности их совершения (в % к итогу)

Имеющиеся у нас данные (см. табл. 4) свидетельствуют о том, что в целом по стране применительно к убийствам условия городской жизни являются более криминогенными. Это

обстоятельство в основном объясняется тем, что по сравнению с сельской местностью, в городских условиях существенно ослаблен социальный контроль со стороны ближайшего бытового окружения, в общем объеме контактов между людьми здесь выше удельный вес неформальных связей, значительнее влияние антиобщественных элементов.

Вообще на фоне существующих псевдогородских стереотипов и систем ценностей, определенной контрастности в условиях городской жизни здесь острее переживаются жизненные неудачи, несоответствие уровня притязаний действительному положению индивида. Указанные обстоятельства в своей совокупности обусловливают гораздо большее по сравнению с селом криминогенное воздействие городских условий на личность.1 Однако необходимо отметить, что условия жизни в сельской местности также имеют свои специфические криминологически значимые стороны, о чем предостерегают приведенные выше цифры. В этом плане в специфике социально-психологического климата на селе, по сравнению с городом, в первую очередь отмечаются такие факторы, как большая однородность населения, более устойчивые и гармоничные социальные статусы сельских жителей, их меньшая социальная дифференциация, слабая формализация социальных ролей и контактов, преобладание персонифицированных отношений между людьми (межличностных, родственных, соседских), большая эффективность внутригруппового социального контроля, существенная роль традиций, обычаев, местных авторитетов, значительно меньшая анонимность личной жизни, локальная замкнутость, ограничивающая контакты между людьми, большая простота форм общения, более медленный ритм жизни, меньшая социальная и территориальная мобильность, малая плотность населения, отсутствие толпы, скученности, меньшая психологическая нагрузка на личность и пр. Однако в настоящее время в результате аграрно-промышленной интег-

1 См.: Бородин С.В., Побегайло Э.Ф. Указ. соч. С.26

23

рации многие села превращаются в поселения смешанного, переходного типа. Некоторые сельские населенные пункты становятся спутниками расположенных поблизости крупных городов и городов-новостроек.[20]

Кроме того, в ряде мест процессы урбанизации оказываются настолько существенными, что практически превращают сельскую местность в формальное понятие. Следовательно в данной связи точнее уже будет говорить об урбанизованной или неурбанизованной местности.[21]

Существенное значение имеют также миграционные процессы. Многочисленные исследования криминологов и социологов позволили выявить наиболее значимые в криминологическом отношении негативные последствия этих процессов, к числу которых прежде всего следует отнести определенные сложности в трудовом и бытовом устройстве мигрантов по прибытии их к новому месту жительства, значительное ослабление социального контроля за их поведением, сложность адаптации в новой социальной среде,[22] которые в некоторых случаях приводят к нарушению уголовно-правовых запретов и, в частности, к совершению семейно-бытовых убийств.

Криминологические исследования показывают также, что в относительно урбанизованной сельской местности наблюдается и относительно высокая интенсивность преступных проявлений, а в районах с традиционным сельским укладом жизни интенсивность преступности ниже.[23]

Необходимо также отметить, что при исследовании причин совершения семейно-бытовых убийств в зависимости от вида местности их совершения, ни в коем случае нельзя игнорировать соответствующие криминогенные факторы, существующие в поселениях с традиционным, устойчивым сельским укладом жизни, которые в большинстве своем влияют на совершение убийств. К их числу, в частности, относятся:

более низкий по сравнению с урбанизованной местностью уровень квалификации, образования и культуры населения (в особенности, культуры во взаимоотношениях с окружающими);

устойчивость социально вредных стереотипов поведения, навыков, обычаев, традиций;

укоренившиеся привычки разрешать споры и конфликты преимущественно с помощью насилия;

несерьезность поводов для совершения посягательств на личность;

распространенность пьянства, имеющих криминогенное значение пережитков прошлого;

повышенная латентность некоторых правонарушений на селе, в частности, хулиганства, нанесения телесных повреждений и пр.1

Все вышеупомянутые факторы в определенной степени объясняют довольно высокий удельный вес убийств, совершаемых в сфере семейно-бытовых отношений в сельских районах Армении.

Одним из важных элементов ситуации совершения убийств в семейно-бытовой сфере является также конкретное место совершения данного преступления. Результаты нашего исследования показали, в частности, что в общей массе конкретных мест совершения убийств в сфере семейно-бытовых отношений наиболее распространенными являются: отдельная квартира (32%); собственный дом (25%); места массового отдыха (10%); улица (10%); место работы потерпевшего(7%); сад, сквер, парк (7%); коммунальная квартира (3%); лес, поле (3%) и пр.

Из приведенных данных видно, что в Армении доля удельного веса семейно-бытовых убийств, совершаемых в отдельных

1 См.: Бородин С.В., Побегайло Э.Ф. Указ соч. С.28.

25

квартирах, собственных домах, местах массового отдыха и на улицах достаточно велика. Кроме того, в последнее время намечаются тенденции роста исследуемых убийств в перечисленных конкретных местах. Увеличение же удельного веса убийств в квартирах и собственных домах, совершенных в основном на почве внутрисемейных неурядиц и конфликтов с соседями, соответствует росту “бытовых” и сокращению хулиганских мотивов указанных преступлений.

На этой основе для организации целенаправленной деятельности правоохранительных органов Республики Армения становится необходимым совершенствование форм и методов профилактики в сфере семейно-бытовых отношений, соответствующая организация индивидуальной предупредительной работы с лицами, систематически нарушающими правила общежития в собственных домах и отдельных квартирах, пьяницами, наркоманами и семейными дебоширами.

Относительно “календаря” (распределения преступлений по временам года и отдельным месяцам) убийств, совершаемых в сфере семейно-бытовых отношений в Армении, можно сказать, что последние наиболее часто совершаются в летние месяцы (28,6%), чуть меньше - в зимние (22,5%); промежуточное положение занимают весенние и осенние месяцы (соответственно - 24,2% и 24,7%). И, как видно из приведенных данных, резких сезонных колебаний в регистрации исследуемых нами преступлений нет, и они распределяются примерно одинаково.

Весьма существенное значение имеет также изучение вопроса о времени совершения убийства в сфере семейно-бытовых отношений. О распределении исследуемых нами преступлений по времени суток определенные даные представлены в таблице 5. Как видно из приведенных там данных, около 2/3 всех убийств совершаются вечером и ночью, а удельный вес убийств, совершаемых в сфере семейно-бытовых отношений, составляет примерно 3/4.

Таблица 5.

Время Все

убийст.

При

разб.

напад.

Сопряж.

с

изнас.

Из худи г. побуж. На

быт.

почве

Матер.

новор.

ребенка

Все

прест-я

Утро

(6-12)

6,8 5,2 5,5 7,9 25,0 10,2
Лень

(12-18)

21,7 42,7 17,2 15,6 31,1 8,3 31,7
Вечер

(18-24)

58,4 52,0 62,6 57,8 33,8 66,7 47,5
Ночь

(0-6)

13,1 0,1 20,2 21,1 27,2 10,6
Итого: 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Распределение убийств в зависимости от времени суток их совершения (в % к итогу)

Причем, как показывают результаты нашего исследования, значительная часть убийств в семейно-бытовой сфере совершается в предвыходные, выходные и праздничные дни, а также дни, имеющие особое значение для убийцы, потерпевшего, либо лиц из числа их ближайшего окружения (день рождения, свадьба, другая годовщина, получение зарплаты и т.д.). В то же время, значительное число убийств в семейно бытовой сфере, совершенных в такие дни, связано с укоренившимися обычаями неумеренного употребления в эти дни спиртных напитков и увеличением возможностей возникновения конфликтных ситуаций.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что данные о времени совершения убийств в сфере семейно-бытовых отношений свидетельствуют о необходимости проявления особой бдительности правоохранительными органами Республики Армения при проведении профилактической работы в вечернее и ночное время, а также в предвыходные, выходные, праздничные и иные необычные дни.

Детерминация убийств, совершаемых в сфере семейно-бытовых отношений, отличается значительным разнообразием. Для выявления соответствующих причин и условий приходится, в частности, констатировать некоторые устойчивые для

страны традиции, особенности армянского менталитета, черты национального характера, создающие как фон, так и благоприятную почву для применения криминального насилия и совершения убийств в сферах семьи и быта в том числе. Отметим, что в этом плане суть состоит не в загадочной специфике армянской души, которой издавна присущи повышенная брутальность, вспыльчивость, временами болезненная ревнивость, честолюбие, воинственность и пр. Решающее значение здесь имеют, прежде всего, социальные условия и особенности последнего этапа исторического развития страны. В этом отношении, к сожалению, пока намного больше красивых слов декларативного плана, нежели реальных дел. В настоящее время почти все без исключения политические деятели твердят о правах человека, о примате общечеловеческих ценностей, об уважении к личности, в законодательстве закрепляются гуманные принципы и нормы международного права, но по прежнему насилие (в сфере семейно-бытовых отношений в том числе) продолжает разъедать основы армянского общества. Положение усугубляется тем, что государство, власти оказались неспособными исключить незаконное насилие даже из собственной деятельности, о чем свидетельствуют как ставшие почти обыденными безобразные драки в армянском парламенте, сопровождающаяся психическим насилием бесконечная война компроматов, так и масштабные кровопролитные акции (события 25 сентября 1996 г., 27 октября 1999 г., 12 апреля 2004 г., 1-2 марта 2008 г.) и пр.

В обществе переходного периода, каковым сейчас является армянское, отмечается резкое увеличение конфликтности. Наряду с прежними появляются новые конфликты, в частности, межнациональные. Особенно обостряются, усугубляются некоторые традиционные конфликты - социальное, имущественное неравенство людей достигает степени беспрецедентного диспаритета. Существенно сказывается также общее ожесточение нравов, маргинализация и люмпенизация значительных слоев населения, увеличение числа стрессовых ситуации, ослабление традиционных форм социального контроля.

Учитывая вышеперечисленные обстоятельства, в целом можно говорить о значительном увеличении в жизни армянского общества поводов для применения насилия вообще и совершения убийств в семейно-бытовой сфере в частности. В нынешних условиях для многих стало привычным делом разрешать межличностные конфликты кратчайшим путем - применением насилия, без обращения к соответствующим государственным органам (в частности, правоохранительным) и предусмотренным законом процедурам.

Отметим также, что наряду с убийцами, совершающими преступления из любви, мести, ревности, ненависти к другому человеку, под давлением соучастников или иных сложных обстоятельств своей жизни и т.д., существуют люди, которые все проблемы склонны решать только путем насилия и разрушения, которым доставляет удовольствие мучить, причинять страдания, убивать. Ю.М. Антонян к их числу в первую очередь относит тех, "кто не видит никакого иного выхода из своей жизненной ситуации, кроме убийства и разрушения, кто постоянно прибегает к ним, даже невзирая на то, что уже наказывался за это, и называет их "некрофильскими убийцами". Последними, по мнению автора, считаются те, кто убивает детей или совершенно незнакомых людей, с которыми не сводят личных счетов и к которым не могут испытывать ненависти или вражды - наемные убийцы, которым все равно кого убивать, лишь бы за это платили; наемники-авантюристы в войнах и межнациональных конфликтах; политические и религиозные террористы, среди которых много фанатиков; сексуальные убийцы и другие.1

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что убийства могут иметь как личностную (к которым относятся и семейно-бытовые), так и неличностную ("убийства ради убийства") направленность. Личностная направленность убийств, совершаемых в семейно-бытовой сфере указывает также на значительность роли, которую играет поведение потерпевшего от указанных общественно опасных деяний. Данные нашего исследования свидетельствуют, что в 27% случаев поведение потерпевшего оценивалось судом как аморальное, в 10% - провокационное, в 7% - противоправное и лишь в 7% - как общественно-полезное.

В деле борьбы с убийствами, совершаемыми в сфере семейно-бытовых отношений, существенное значение имеет также изучение личности лиц, совершающих эти преступления. Без глубокого и всестороннего изучения личности семейно-бытовых убийц невозможно установить и нейтрализовать факторы, детерминирующие исследуемые общественно опасные деяния, найти эффективные средства воздействия на лиц, их совершающих, а также определить основные направления деятельности правоохранительных органов и общественности по их предупреждению.

<< | >>
Источник: Аракелян С.В.. Семейно-бытовые убийства / Под ред. доктора юрид. наук, профессора Ю.М. Антоняна. Изд. ЕГУ.-Ереван, 2009, 160 ст.. 2009

Еще по теме §1. Общая характеристика убийств в сфере семейно-бытовых отношений:

  1. ТЕМА 4. ПРАВО В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ В МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ
  2. § 2. Предупреждение детоубийств
  3. Серийных сексуальных убийц можно разделить на три группы:
  4. § 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ УЧАСТНИКА БАНДЫ
  5. 1. Криминологическая характеристика торговли несовершеннолетними
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. §1. Общая характеристика убийств в сфере семейно-бытовых отношений
  8. §2. Личность убийцы
  9. §2. Общие меры прелупрежления
  10. §3. Предупредительная деятельность правоохранительных органов
  11. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ В СОСТОЯНИИ СИІЬНОГО ДУШЕВНОГО ВОЛНЕНИЯ
  12. § 3.4. Правовое регулирование общественных отношений перед вызовами глобализма
  13. § 1. Общая характеристика причин рецидивной преступности
  14. Нормативно-правовая основа административной деятельности участкового уполномоченного полиции в курортном регионе
  15. § 1. Компетенция полиции по предупреждению и пресечению правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений
  16. § 2. Административно-правовые меры предупреждения полицией правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений
  17. § 3. Административно-правовые меры пресечения полицией правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -