<<
>>

2.3.5. Особенности представлений о семье и жизненной перспективе, формирующиеся в условиях воспитания подростка в функциональной или дисфункциональной семье (по результатам методики «Незаконченные предложения»).

Завершая параграф 2.3., нам хотелось бы уточнить содержание таких компонентов образа мира как представления о семье и представления о жизненной перспективе и проанализировать связь их особенностей с характеристиками социальной ситуации развития.

Осмысляя результаты, мы сопоставляли доли подростков, представивших в своих завершениях ответы различных категорий (порядок обобщения элементарных ответов в категории, а затем в компоненты подробно описан в п. 2.1.), с помощью четырехклеточного коэффициента корреляции Гилфорда. Его применение потребовало от нас в некоторых случаях сравнивать доли ответов по совокупности выделенных категорий внутри одного компонента представления, в других случаях доли ответов определенных категорий. Результаты оценки статистической значимости расхождений в результатах

между контрастными подгруппами представлены в Приложении 3 (Табл. 3.8.)11.

Рассмотрение данных позволяет понять, что они хорошо согласуются с результатами других методик. Так, разница в восприятии будущего и мироощущении между подростками из контрастных подгрупп характеризуется как преобладание переживаний

одиночества, «брошенности» в отношениях с окружающими людьми подростками из

11 В Табл.3.8. Приложения 3 мы привели сравнение частоты употребления лишь тех категорий, выбор которых отвечал исследовательским гипотезам.

дисгармоничных семей, а также в обобщенной эмоциональной оценке мира как неуютного, неприятного места пребывания ими же. Заметна тождественность субъективно-эмоциональных оценок мира и актуальных внутрисемейных отношений у подростков из дисфункциональных семей. Осмелимся предположить, что подавленность, отчуждение и стеснение, испытываемые в контактах с родными, первичны для подростка и создают условия для последующего воспроизведения в отношениях с окружающими людьми и реальностью вообще отчужденных, безразличных отношений.

«Механизмы» подобного «воспроизведения» могут быть различны: и проецирование как одна из психологических защит (Хьелл, Зиглер, 1997); и применение выработанного на семейных моделях паттерна реагирования, поведения (Бандура, 2000); и влияние ненадежной привязанности (Боулби, 2003), сформированной в условиях дисгармоничных внутрисемейных отношений и определяющей негативное видение мира (Бурменская,

2011); и недостаток развития чувства общности, прививаемого матерью (Адлер, 1990). Главное – то, что опыт взаимодействия, полученный подростком внутри своей собственной семьи, впоследствии становится реальностью его отношений с миром: позитивной, подбадривающей в случае преобладания в семье взаимной поддержки и понимания, или негативной, берущей свои истоки из внутрисемейных ссор и противоречий. Отсутствие отличий в восприятии будущего (содержательный блок теста

№3), уже обнаружившее себя в анализе субъективной картины жизненного пути, может быть интерпретировано здесь как следствие значительной обобщенности, слабой детализированности, структурированности жизненной перспективы у подростков вообще. Несмотря на присущую подросткам «поглощенность, захваченность будущим», выразительно обозначенную Л.С. Выготским как «доминанта дали» (Выготский, 1983), конкретные характеристики образа будущего остаются неясными, слабо рефлексируемыми, и, как следствие, во многом сходными как у подростков из гармоничных, так и из дисгармоничных семей.

При анализе блока «Важные жизненные цели» (содержательный блок теста №1) мы также встречаем единственное значимое различие, касающееся преобладания стремления к обособлению от окружающих, достижению личной независимости у подростков из дисфункциональных семей. По-видимому, «самостоятельность», о которой мечтают респонденты первого кластера, носит здесь характер «негативной свободы» (Фромм,

2011) как «свободы от» людей, контактов, связей, отношений, как неизбежно вызывающих чувства «брошенности», «одиночества» и «непонятости» по опыту общения, приобретенному в родительской семье. Анализируя данный содержательный блок теста, мы предполагали наличие значимых расхождений и в упоминании семьи и родных (как значимых Других) среди жизненных стремлений и мечтаний.

Направленность сдвига,

которую мы ожидали здесь обнаружить, могла быть различной, свидетельствующей в одном случае, о проекции негативного переживания внутрисемейных отношений не только на актуальные отношения с миром, но и на будущие планы (отказ в будущем создавать свою семью, исключение родных из значимых Других, участвующих в реализации жизненной перспективы), так и о компенсирующей функции жизненных стремлений, связанных с подчеркнутым желанием создать в будущем свою семью и сформировать в ней теплые, доверительные отношения. Однако, ни те, ни другие расхождения не обнаружили себя, что, однако, заставляет проверить выдвинутые исследовательские предположения на более масштабных выборках.

Интересным также представляется полное отсутствие в протоколах подростков из дисгармоничных семей категорий ответов, связанных с указанием на задачи развития взрослого человека, какие-либо неизбежные события, к которым их сверстники из среднесбалансированных или гармоничных семей уже сейчас стараются выработать определенное отношение. Это, на наш взгляд, может быть вызвано поглощенностью настоящим и актуальными событиями подростков их дисгармоничных семей. Семья, которая является мощным стрессовым фактором для подростков из дисфункциональных семей, по нашему предположению, может поглощать большую часть переживаний и размышлений старшеклассников, затрудняя тем самым открытие и осмысление перспективы будущего для них. Также можно представить, что выраженная искаженность общения с родителями и окружающими людьми, когда взаимодействие с другими становится прежде всего источником чувств одиночества, подавленности, собственной малой значимости в их глазах, не создает условий для развития сложных уровней рефлексии как способности посмотреть на себя в будущем, себя-взрослого.

Анализ расхождений в представлениях о семье как жизненном явлении (4-й содержательный блок) прежде всего обнаружил ожидаемые сдвиги в оценке значимости семьи (сниженной у старшеклассников из дисфункциональных семей), характеристике ее влияния на себя (подчеркнуто негативном в ответах респондентов первого кластера) и в описании эмоциональной атмосферы дома.

Мы вынуждены признать, что данные закономерности, ставшие прямым отражением актуальных внутрисемейных отношений, помогают нам детализировать результаты кластерного анализа, углубить само понятие семейной гармонии/дисгармонии. Обобщать результаты их обсуждения на характеристики представлений о семье вообще нам кажется неоправданным ввиду малого количества респондентов из дисгармоничных семей.

Таким образом, анализируя содержание представлений о семье и будущем у подростков из функциональных и дисфункциональных семей по результатам методики

«Незаконченные предложения», мы обнаружили у последних преобладание негативной

оценки мира, выражающееся в признании его давящим, мрачным, неуютным, вызывающим переживания отчуждения и тревоги, тождественные чувствам, которые подростки привыкли переживать в своих взаимоотношениях с родителями. Стрессогенность сложившейся внутрисемейной ситуации усугубляется полной поглощенностью подростков ею, когда жизненные перспективы и планы на будущее не могут стать самостоятельным предметом рефлексии и зачастую вовсе отсутствуют в образе мира старшеклассников.

<< | >>
Источник: Буровихина Ирина Александровна. СОЦИАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ РАЗВИТИЯ КАК УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА МИРА СОВРЕМЕННОГО ПОДРОСТКА. 2013

Еще по теме 2.3.5. Особенности представлений о семье и жизненной перспективе, формирующиеся в условиях воспитания подростка в функциональной или дисфункциональной семье (по результатам методики «Незаконченные предложения»).:

  1. Межгрупповой конфликт
  2. Параметры культуры организации устойчивые к изменениям
  3. Стереотипизация
  4. 1.Учение о словосочетании развивалось противоречиво и сложно.
  5. Содержание
  6. 1.2. Представления о семье и субъективная картина жизненного пути как составляющие образа мира современного подростка
  7. 2.1.2. Методика свободной сортировки понятий как инструмент изучения семантического пространства образа мира подростка.
  8. 2.2. Особенности образа мира, формирующиеся в условиях специфичной социальной ситуации развития подростка (на материале сопоставления слепых и нормально видящих подростков)
  9. Двухмерное семантическое пространство зрячих подростков:
  10. 2.2.3. Особенности субъективной картины жизненного пути у слепых подростков в сравнении с их нормально видящими сверстниками.
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -