<<
>>

Круглый стол РИСКИ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: РОССИЙСКИЙ ПРОЕКТ


Антиномии идеологии в обществе риска Ideology contradictions in a risk society

Абросимова И.А.

Саратовский государственный технический университет имени Ю.А. Гагарина, г. Саратов

E-mail: abrosimovaia@yandex.ru

Одной из основных причин современного глобального кризиса является кризис в системе ценностей идеологий.

До конца XX века в общественно-политической мысли явно домини­ровала формационная идеология. В мире конкурировали две идеологические системы цен­ностей, ориентированные на мобилизацию субъекта формационного развития в целях по­строения либо полноценного капитализма, либо коммунизма. Ставились цели и задачи раз­вития общества, достижение идеалов равенства, свободы, истины. Определялись ведущие субъекты формационного движения.

В современной ломке парадигмы социальной реальности в сознании субъекта обще­ственных процессов разрушается представление о движении мира к какой-то заранее пред­назначенной цели, сознательно выбранной в качестве цели развития общества. Социальную реальность, возникшую на исходе XX века можно назвать постнеклассической. Плюрализм целей и ценностей с принципиальной безотносительностью к истине, отрицание высших ценностей, дискредитация устоявших позиций и пропаганда «нетрадиционных» предпочте­ний, все это превращает индивидуальные и социальные субъекты в тотальную массу, иду­щую в никуда. Отсутствие необходимого идеологического осмысления постнеклассической реальности и постмодерна дезориентирует деятельность субъекта развития. Стало невоз­можно объяснить направленность движения обществ и глобального развития в особенности. Нет понимания, для чего необходима мобилизация деятельных сил и способностей человека, ради чего можно отдать жизнь, чему можно посвятить служение. Созидательная деятель­ность значительному числу людей представляется как бессмысленная, важная только для отдельного человека, но не для общества в целом. Формируется представление о развитии общества как бесцельное движении в целом, хотя с целеполаганием в частностях.

На этапе кризиса социальной реальности и вступления в общество риска необходима разработка новых идеологий, отражающих кризисное состояние реальности и определяю­щих переспективы мобилизации субъектов развития.

Мультикультурализм как инокультурный вызов многонациональной России Multiculturalism as a challenge inokulturnyh multinational Russia

Антонова Е.Л.

Белгородский государственный институт искусств и культуры, г. Белгород

E-mail: E-pi-fan@mail.ru

Разноуровневые транзитивные процессы, протекающие в социокультурном пространстве трасформируемой России, представляют собой сложное, трудноопределимое в содержатель­ном плане явление, где прослеживаются и центробежные (мультикультурализм), и центро­стремительные (культурный консерватизм) тенденции. Противостоящие друг другу в поли­тике, экономике, науке и образовании как «идеологемы», «мультикультуразизм» и «куль­турный консерватизм» по-разному воздействуют на общественное сознание: если первый выступает как фактор разобщения социума на основе мультикультурной идентичности, то второй способствует интеграции на основе культурной преемственности.

Интерес вызывает осмысление мультикультурализма как «инокультурного» феноме­на.

Если у Тернборна, рассматривавшего мультикультурализм в трех «контекстах» - по­литическом, эмпирическом и правовом, речь идет о мультикультурализме в формате «политкорректности», разработанном для «внутреннего потребления» му льтикультур- ным Западом, то, применительно к не-западным культурам, следует говорить о четвер­том - идеологическом «контексте» мультикультурализма, разработанном Западом для «внешнего» использования. В отношении многонацилнальной России, по смысловым и содержательным параметрам мультикультурализм выступает как «социальная техноло­гия» по внедрению в общественное сознание 1) - идеи принципиальной негомогенности и децентрованности, 2) - западного «рецепта» решения «местных» межэтнических про­блем и 3) - западной идеологии под видом «общечеловеческих ценностей». С этой це­лью, мультикультурализм «пропагандируется» в России не только как аспект толерант­ности, но и как аспект инновации.

Политэкономия риска Political Economy of risk

Афанасьев И.А.

Саратовский государственный социально-экономический университет, г. Саратов E-mail: AfanasyevIA@yandex.ru

Невозможно говорить об «обществе риска» не анализируя специфику экономической си­стемы такого общества, ведь согласно общепринятым дефинициям, «общество риска» это такое общество, где главной проблемой является производство, распределение и потребле­ние рисков.

На наш взгляд здесь есть два важнейших аспекта. Во -первых, в системе современного производства риск является товаром, точнее «антитоваром», побочным продуктом про­изводства. Чаще всего этот «антитовар» формируется либо в процессе самого производ­ства (вредные технологии), либо он проявляется в процессе потребления или утилизации товаров, что неизбежно ведет к повышению себестоимости производства. В свою оче­редь конкурентная экономика предполагает постоянную работу над снижением издер­жек, что неминуемо ведет к накоплению напряженности, вызываемой отложенным по­треблением риска. Вполне естественно, что при достижении некоторого значения точки невозврата происходит неконтролируемое, внезапное снятие напряженности, которая является ситуацией потребления риска, его перехода из потенциального в актуальное состояние.

Во-вторых, этот «антитовар» обладает своей «антистоимостью». С точки зрения классической политэкономии товар обладает потребительной и меновой стоимостью, разницу между которыми регулирует рынок. С возникновением массового производства на передний план выходит символическая стоимость, которая, по сути, есть симулякр. Тогда стоимость риска есть величина обратная величине вероятности наступления жела­емого образа будущего, а так как эта вероятность субъективна по сути, то стоимость риска является величиной в строгом смысле неверифицируемой. Возмещение этой стои­мости возможно только в одном случае - в случае постоянного роста экономических показателей, для того, чтобы обеспечить этот рост мы вынуждены закладывать в банке свое будущее, тем самым замыкая круг. Возникающие стоимостные дисбалансы обмена неумолимо разрушают систему и ставят ее на грань краха, требуя все более увеличива­ющихся компенсаций.

Социальные технологии: российский аспект глобализации Social technologies: the russian aspect of the globalization

Барышков В.П.

НИУ Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Саратов

E-mail: vladipetr@mail.ru

Роль социальных технологий в современной реальности оценивается неоднозначно. Они зачастую противопоставляются так называемому гуманистическому подходу. В последнем случае провозглашаются принципы «абстрактного гуманизма» как прекраснодушия и отвле­ченного человеколюбия. В данном случае мы вступаем в область ценностных характери­стик, присущих, во-первых, оценивающему субъекту, во-вторых, динамически меняющимся социальным условиям, в-третьих, оцениваемым способам вынужденного действия.

Стратегии деятельности в условиях кризисного, транзитивного, общества предполагают, по крайней мере, осознание ситуации. Ценности, ранее считавшиеся нелегитимными, стали вполне нормальными. Одной из таких ценностей выступает безопасность социального суще­ствования людей, в том числе безопасность личностная. Она обеспечивается по-разному.

В наличных социальных условиях речь должна идти, прежде всего, об оснащении тех людей, кто остается и связывает свое будущее с пребыванием в родной стране, эффектив­ными способами выживания в различных средах нестабильного, а порой, агрессивного окружения. На западе, также как на востоке, специализированные технологии культивиро­вались издавна. Они присущи специальным видам деятельности и столь же разработаны в России. Задача состоит в гражданском принятии конкурентной реальности и цивилизацион­ном ответе - цивилизованной переработке имеющегося глобального опыта технологического обеспечения безопасности для большинства населения внутри страны.

Гуманитарные начала защиты от глобальных кризисов The humanitarian beginnings of protection against global crises

Басилаиа М.А.

Донской государственный технический университет, г. Ростов-на-Дону E-mail: mariana3061@mail.ru

Исследование сложнейших проблем жизнедеятельности современного общества в усло­виях наступивших глобальных кризисов принесших огромные человеческие жертвы, мате­риальные, психологические и моральные потрясения основ цивилизации требуют глубокой философской оценки и неотложного решения принципиально новых задач выжива- ния.Актуальные проблемы экологической опасности, как известно, обусловлены жизненно важной необходимостью самосохранения общества, в котором, с одной стороны стреми­тельно развиваются принципиально новые технологии, а с другой - бесконтрольно загряз­няются и разрушаются уникальные качества биосферы - среды нашего обитания. Учитывая, что результаты проведенных нами исследований и попытки дать философскую оценку гло­бальным кризисным событиям были апробированы на российских и международных фору­мах и в нескольких монографиях отметим кратко.

Проблема мира и безопасности человечества имеет сугубо гуманитарные корни, где эко­номика с ее кризисами, глобальные экологические катастрофы являются следствиями су­ществующего мировоззрения, инфицированного потребительскими идеями. В течение мно­гих тысячелетий все шедевры человеческой культуры, науки, искусства и духовной жизни создавались, прежде всего, сознанием. И сегодня, правда одна, все строится и разрушается при помощи сознания. Гуманитарные начала являются источником всего, что происходит в нашей жизни. Философско-методологическая стратегия формирования экологического со­знания в системе снижения экологической опасности включает идею изменения внешнего мира как предпосылку и условие для самосовершенствования человека.

Анализируя общий потенциал исследований мы видим, что коренной сложной пробле­мой является формирование нового экологического сознания, нового миропонимания, осво­божденного от существующих, откровенно ориентированных на собственнические взгляды и подходы по отношению к природе и жизни на планете.

Детерминация рисков Risks Determination

Борщов А.С.

Саратовский государственный технический университет им. Гагарина Ю.А., г. Саратов

E-mail: borshov@sstu.ru

Рассмотрим наиболее общие факторы, детерминирующие риски. В качестве методоло­гической базы исследования риска возможно, наряду с другими, использование обобщенно­го принципа детерминизма, рассматривающего многообразный спектр связей, не редуциру­емых к причинной зависимости, что позволяет отражать наиболее глубокие стороны и зако­номерности действительности и, в том числе, воздействовать на риски.

Обобщенное понимание детерминизма предполагает выделение таких способов детерми­нации, как материальная и идеальная. В рамках материальной детерминации будущее не оказывает влияния на прошлое, а в плане идеальной детерминации такое происходит посто­янно. Риски могут быть обусловлены прошлым, будущим или их совместным действием.

Можно выделить информационную детерминацию. Сложная конфигурация этой детер­минации, представляющей единство материальной и идеальной сторон, диктует необходи­мость в случае рисков выявлять их соотношение и взаимообусловленность,

Один из важных видов детерминации рисков - причинность. Методологически оправда­но от причины отличать условия. Это отличие заключается в том, что сами по себе условия не вызывают следствия. Следует также выделять повод. Зачастую, несущественного внеш­него воздействия оказывается достаточно для того, чтобы степень риска, непредсказуемости результата деятельности увеличилась до такой степени, когда ее исход становится не про­гнозируемым.

В настоящее время большое внимание уделяется структурной и системной детермина­ции. Один из видов детерминации - корреляция. В общественной жизни корреляция являет­ся выражением универсального требования социальной жизни - синхронизации активности.

Можно выделить и другие виды детерминации рисков. В реальной действительности су­ществуют цепи и сети обусловленности. Переплетение связей и отношений, их разнонаправ- ленность обусловливают соответствующую степень риска.

Глобализация экстремальности Globalization of extremality

Волкова Н.Г.

Саратовский институт РГТЭУ, г. Саратов E-mail: volk2805@yandex.ru

Современное общество, в том числе российское, является примером кризисного, экстре­мального состояния. Многие сферы его функционирования подвержены воздействию кри­зисных факторов, выражающихся в многообразных экстремальных формах. В политической сфере - коррупция, ставка на радикальные элементы, скандальный характер пиар-акций; в правовой сфере - правовой нигилизм; в экономической - предпринимательство, ставшее экстремальной формой деятельности, сомнительные сделки, финансовые пирамиды, жизнь не по средствам; в социально-психологической сфере - авантюризм, девиация и деструктив­ная социализация.

В цивилизационной перспективе постиндустриальное общество уступило место инфор­мационному, в свою очередь, перешедшему в общество знаний. Этим трансформациям уже имманентно сопутствует фактор риска. Транзитивный, переходный социум оказывается в состоянии экстремальности, становится экстремальным в целом. Экстремальность как мар­гинальная характеристика человеческой жизнедеятельности переходит на уровень общеси­стемного определителя. Глобальное общество, таким образом, можно рассматривать как цивилизацию риска и экстремальности. При этом глобальные процессы активно захватыва­ют и локальные цивилизации, перенося на них «диагнозы нашего времени».

В подобном понимании общества риска выражается цивилизационный подход. Риск есть основание экстремальности. Рисковое общество стремится риски уменьшить или управлять ими. В моменты кризисов, катастроф рисковость тяготеет к экстремальности.

Экстремальность есть социальное качество конкретных видов деятельности и способов социального поведения. Социальная экстремальность есть вынужденная или спонтанная социальная активность, контрастно выражающая новые культурно-ценностные смыслы как характерные признаки альтернативной реальности.

Кризис российской цивилизации в свете классической работы П.Сорокина The crisis of Russian civilization in the light of classical work P.Sorokin

Воронов В.В.

Институт социологии РАН, г. Москва E-mail: viktor.voronov@du.lv

В наше время острую актуальность получает противоречивое проявление единства обще­го и единичного в особенном. Речь идет о целенаправленном формировании нового мирово­го порядка - «глобальной цивилизации» отдельными странами западной цивилизации, представляющие, как и все другие страны, человеческое сообщество Земли. В этом процессе формирования настораживает комплекс явно эгоистических средств достижения поставлен­ной цели, но на основе весьма эффективных современных социальных технологий, которые угрожают существованию многим народам и нациям планеты, в том числе русской нации.

Известно, что в зрелые годы своего творчества П.А.Сорокин положительно оценивал до­стижения Советского Союза во многих социальных областях. Такая позиция представлена им и в эссе, опубликованном за год до кончины классика социологии XX века (Sorokin P. The Essential Characteristics of the Russian Nation in the Twentieth Century // The Annals of the American Academy of Political and Social Science. 1967. Mar. Vol.370. P.99-115). В свете про­изошедшей в конце XX века социальной трагедии: разрушения Советского Союза как пози­тивного этапа развития российской цивилизации, имеет смысл по-новому взглянуть на со­держание положений этого эссе об основных чертах русской нации в двадцатом столетии.

П.А.Сорокин, исходя из многофакторности как методологического принципа анализа со­циальных процессов, дает дефиницию нации и роль наций в историческом процессе. Он де­лает вывод, что благодаря основным чертам сознания, культуры и ценностей русской нации, советские народы сумели превратить Советский Союз в одну из двух наиболее могуще­ственных стран мира (в политическом, военном, экономическом, промышленном и техноло­гическом отношениях). Однако не прошло и четверти века после написания эссе, как был разрушен Советский Союз.

Глобализация и справедливость Globalization and justice

Диденко Г.М.

Киевский национальный лингвистический университет, г. Киев E-mail: didenko.gm@gmail.com

В условиях глобализации возрастает значение принципа справедливости, который наряду с принципами демократии, суверенного равенства народов, уважения прав человека призван активно влиять на социальные процессы, обеспечивающие выживание человечества. Спра­ведливость как совокупность принципов и норм поведения, соответствующих пониманию должного, является принципом деятельности международных сообществ, способных к гло­бальной мобилизации сил и ресурсов и созидательным откликам на вызовы истории.

Д. Роулс считает справедливость главной добродетелью общественных институтов, по­добно тому как истина - главная добродетель научных систем. Поиски дискурса справедли­вости как принципа управления социальными процессами, техники равновесия в обществе, граждане которого имели бы не только равные права, но и равные заботу и уважение при организации деятельности государства и международных организаций, составляют ядро ис­следований О. Хёффе и Р.Дворкина. Главная угроза равновесию общества - угроза свободе выбора, самоуважению граждан. О. Хёффе настаивает на том, что принцип справедливости обязателен и в морали, и в праве, и в политике, причем не только в условиях консенсуса, но и в состоянии противостояния, конфликта, предлагая идею справедливого обмена, когда каждый участник обмена - народ или власть, отказываясь от чего-нибудь, получает вслед­ствие этого что-то равноценное. Отказ от притязаний, взаимное примирение, справедливый обмен открывают пути для преодоления конфликтных ситуаций в жизни общества. Т.И. Ой- зерман, В.С. Нерсесянц считают справедливость модусом права, связанным с модусами сво­боды и всеобщей равной меры регуляции.

По мере реализации принципа справедливости в мире будет сокращаться степень риска негативных явлений. Массовые антиправительственные выступления граждан на всех кон­тинентах нашей планеты - это не политические революции, а тоска по справедливости.

Глобальная культура: риск возможности или риск действительности Global culture: risk of possibility or risk of reality

Епифанова Г.В.

Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А., г. Саратов

E-mail: galkarusalka@rambler.ru

Проблема глобализации и взаимоотношения различных локальных цивилизаций и куль­тур наиболее остро звучит в контексте такого феномена, как «общество риска».

C самого начала теоретического осмысления проблемы глобализации установилось по­ложение о закономерном поглощении локальных культур и локальных цивилизаций единым мировым сверхобществом. Однако глобализация не стала синтезом культур, который позво­лил бы им обрести новое качество и новое пространство. Она проводилась с помощью уни­фицированной массовой культуры, что привело к обеднению духовного пространства.

Глобализация экономических отношений дает новые возможности развития экономики, снижения издержек и стоимости продукции. С другой стороны, увеличивается взаимозави­симость регионов и риски перерастания локальных катаклизмов на глобальный уровень. Глобализация культур может приводить к культурному обмену, обогащению, но увеличива­ется риск нивелирования национальных ценностей, риск потери идентичности.

Среди конфликтов и противоречий современной России кризис цивилизационной иден­тичности является основополагающим. Под идентичностью понимают способность обще­ства и человека к осознанию самотождественности и ответу на вопрос: «Кто я такой?». Ядро идентичности составляет традиционная, национальная культура. Для последней глобализа­ция является сильнейшим испытанием. Основным средством сохранения и углубления идентичности выступают диалог и преемственность культур. По нашему мнению, именно для России в значительной мере характерны плюрализм культур и идентичности, поскольку она всегда рассматривалась как мост между Востоком и Западом, как страна, соединяющая в себе европейские, азиатские и иные культурно-религиозные начала. Поэтому при всех рис­ках в России возможен действительный синтез культур - на основе сохранения собственного духовного начала. Г лобализация же культур осуществляется в меньшей мере, чем глобали­зация экономических отношений, информации.

Ценностные ориентиры российского общества в формировании субъекта общества риска Valuable reference points of the Russian society in formation of the subject of society of risk

Епифанов А.Н.

Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А., г. Саратов

E-mail: epifanov.andrey@gmail.com

Духовный мир общества и человека формирует культура, обеспечивает общество диффе­ренцированной системой знаний и ориентаций. В ней вырабатываются те идеи, нормы, зна­чения и цели, которыми руководствуется общество в регуляции всего разнообразия своей деятельности.

Понятиями, определяющими основу цивилизации, выступают ценности и сверхценности. Сверхценность определяется как набор ключевых истин, которых придерживается данный социум. Со временем происходит процесс раскрытия с той или другой стороны этих истин. При этом для самого социума эти изменения остаются незаметными, воспринимаясь ими традиционными и неизменными, в отличие от внешнего наблюдателя, который может объ­ективно оценивать все произошедшие трансформации.

Сверхценность неизменно охватывает и объяснения смысла жизни, и смысла смерти, и представления о загробном мире. В результате возникает вопрос, какой же характер она несет. На основании того, что первые объяснения о жизни и смерти дает нам мифология и религия, можно сделать вывод о религиозном характере сверхценности, которая восприни­мается цивилизацией как откровение. Связующим звеном между сверхценностью и обще­ством является традиция.

Ценностные ориентиры помогают сформировать созидательный субъект общественного развития. Перед современной российской культурой стоит задача формирования нового со­циокультурного базиса. Главная задача сегодня - разработка современной теоретической модели общества в качестве социального идеала развития и определение путей практическо­го ее осуществления. В такой модели основным содержанием выступают не столько эконо­мические составляющие, которые реализуются через жесткую детерминацию причинно­следственных связей, сколько социально-культурные, духовные, - определяющие цивилиза­ционный выбор человека.

Для активизации субъекта цивилизационных процессов необходимо укрепление духов­но-нравственной составляющей современного общества, освоение традиций и сверхценно­стей российского общества, его национального духовного склада.

Узловые моменты и риски развития цивилизации: встреча с «Другим» The Knot Moments and Risks of the Civilization Development: Meeting With «Another»

Зарова Е.Д.

Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А., г. Саратов

E-mail: elena_zarova@mail.ru

В эпоху глобализации в отношении актуального вопроса о специфике российской циви­лизации, очевидно, что ей присущи амбивалентные черты, в том числе в отношении к «Дру­гому», если под ним понимать иные цивилизации, с помощью которых Россия поддерживает свою идентичность. Так, в некоторые исторические периоды в российском обществе наблю­дается зацикленность на самом себе, самозамкнутость цивилизационного «Я», автономия развития. Для других периодов, которые уместно называть узловыми моментами развития, характерны попытки коренной ломки сущностных характеристик цивилизации, сопровожда­емые, как правило, формальными изменениями. В это время происходит связанное с данны­ми процессами повышение интереса к «Другому», желание перенять его черты, тем самым приблизив себя к нему или даже попробовав стать этим «Другим». Однако попытки превра­титься в «Другого» приводят либо к утрате собственного цивилизационного «Я», либо лишь к внешним изменениям, часто плохо коррелирующим с глубинными основаниями «Я». В последнем случае возникает риск пребывания цивилизации в состоянии духовной псевдо­морфозы, когда несоответствие внешних форм и внутреннего содержания предлагается ни­велировать путем движения изменений не изнутри, когда постепенно накапливающиеся внутренние сдвиги ведут к смене внешних форм, а наоборот. Попытки провести быстрые формальные изменения и потом под них подвести изменения глубинных характеристик так­же повышают риск утраты цивилизационной самости.

Для того чтобы снизить риск разрушения цивилизационной целостности и специфично­сти в периоды узловых моментов развития, в ситуациях, связанных в современности с про­цессами глобализации, необходимо избежать искушения возможности превратиться в «Дру­гого». Также нужно избегать крайних проявлений самозамкнутости российского цивилиза­ционного «Я» в периоды относительной стабильности развития.

Риски деструкции в процессах цивилизационного развития The Risks of Destruction in Processes of civilization development

Заров Д.И.

Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А., г. Саратов

E-mail: zarov@inbox.ru

Кризис и риски современного развития порождает разрушение ряда цивилизационных моделей человека и нивелирует способность цивилизационной модели человека к созида­тельным действиям.

В основаниях цивилизации закладываются объективно-идеальные схемы деятельности и мышления творящего субъекта. Он может создавать мир в качестве «творца», созидающего новую реальность, либо «мастера, создающего мир по шаблону, имитирующему творчество нового. Творец и имитатор, копировальщик - два типа субъекта, две основные парадигмы мышления и деятельности, порождающие различные типы реальности.

Если в деятельности творческого субъекта реальность формируется как ноосфера, то ре­альность, созданную имитатором, с полным основанием можно назвать некросферой. Под некросферой понимается результат возможной самостоятельной эволюции, самоорганиза­ции автоматических механизмов, машин, проявляющих в своем соединении общее систем­ное качество - мертвый разум. Некросфера - это столь же созданная субъектом искусствен­ная реальность, пронизанная самоорганизацией и разумом, сколь и ноосфера, однако здесь нет главного - души, очеловеченного внимания к будущему и целеполагания, включающего ориентацию на высшие ценности.

Мертвый организующий разум и мертвое знание в обществе порождают стылость и де- каденс. Деструкцию такого рода следует назвать сальеризмом. Сальеризм - характерная черта многих произведений искусства, современной политики и современной экономики. Мертвое знание о том, как лучше петь, играть, учить, управлять, организовывать экономику подменяет собой пение, игру, обучение, управление и организацию экономической жизни, а мертвый разум ищет спасение в использовании уже созданных шаблонов. В духовной жизни создание некросферы происходит под маркером превращения морали в содержание частного выбора человека и является одним из фундаментальных рисков и потрясений сознания со­временного человека. Поэтому целью развития должна оставаться ориентация на высшие ценности и духовные основания цивилизации.

Онтологические основания риска Ontological basis of risk

Конев В.А.

Самарский государственный университет, г. Самара E-mail: vakonev37@mail.ru

Поскольку этимология слова «риск» восходит к древнегреческому «скала», и французскому - «лавировать между скал», то, естественно, что в понимании риска присутствует пространствен­ный смысл - «а в какой ситуации я окажусь, если ...?». Риск позиционирует человека в про­странстве его существования, тем самым обнажая метрику жизненного пространства как свою онтологическую возможность. Если пространство тел исходно есть место, положение тела, то пространство человеческого бытия исходно не положение, а направление. Направление изна­чально предполагает различие, так как есть начальная позиция и та, к которой направлено дей­ствие. Можно утверждать, что основой архитектоники пространства человеческого бытия вы­ступает различие позиций. Это пространство всегда соотносит нечто как различное. А если нача­лом жизненного пространства человека оказывается различие, то пространство должно предъяв­лять меру различного как способ его распознавания. Такой мерой выступает граница, в пределах которой все в жизни человека получает свое определение. Граница вносит в мир человеческого бытия первое и самое основное культурное различие - различение значимого и незначимого, тем самым превращая бытие в значимое бытие. Отсюда следует важнейшая сущностная характери­стика этого пространства - оно исполнено силой интенсивности (динамичности, энергии). Это пространство изначально активировано, требует от любой «точки», попадающей в него, актив­ности, энергии различАния и энергии утверждения. Пространство человеческого существования обладает особой «гравитационной», точнее «волюнтационной» силой (не от «gravitas» - тяжесть, а от «voluntas» - воля).

Граница как мера экзистенциального пространства, а также как форма побуждения воли и порождает онтологическую неизбежность риска в человеческом существовании, что полу­чает наиболее полное выражение в акте трансгрессии. Трансгрессия - преодоление преде­лов, «страсть негативной мысли», «преодоление непреодолимого предела» (Бланшо), опыт предела, а это и есть риск.

Современный аксиологический выбор России The modern axiological chois of Russia

Мордвинов А.А.

Нижегородская государственная медицинская академия, г. Нижний Новгород

E-mail: socgumngma@bk.ru

В очередной раз, на рубеже столетий, российское общество оказывается перед выбором. Разрушена прежняя социально-экономическая система, определяются константы политиче­ских институтов, формируется пространство политической борьбы, создается экономическая реальность русского капитализма и настает время аксиологического выбора.

Исходными и традиционными системами аксиологического бытия, для российской куль­туры, являются - религиозно-онтологическая и культурно-историческая. Они прошли ста­новление в контексте исторических реалий и коллизий, и кристаллизовались в артефактах, идеях, произведениях искусства и литературы, чем и доказали свою значимость. Именно этот аксиологический контекст и маркирует российскую культурную общность как уни­кальную и неповторимую.

В последние десятилетия, на фоне идеологической сумятицы и экономического хаоса и политической дезинтеграции, возникают новые системы аксиологического бытия и измере­ния человеческого существования. А именно - экономически детерминированная и либе­рально-правовая система аксиологических ориентиров. Экономический детерминизм, отста­иваемый школой Е. Ясина, утверждает механистический подход к структуре ценностей - необходимо изъять или забыть ценности несостоятельные (традиционные) и культивировать ценности созидательные - самореализация, конкурентная борьба, реализация и защита своих интересов, что приведет к формированию цивилизованного и благополучного общества. Либерально-правовая система измерения и построения ценностей, сформированная в рамках западноевропейской цивилизации, требует усвоения россиянами ценностей европейского сообщества - private life, главенство юридического закона, плюрализм, индивидуализм.

То есть российское общество находится в процессе консервации прежних ценностных систем, их место в музеях, библиотеках и храмах, и лепки новых аксиологических ориенти­ров. Таким образом, возобновляется классический сюжет российской цивилизации - перепу­тье растворяется в распутице.

Личность в ситуации риска The person in a risk situation

Морохова Е.И.

Поволжский институт им. П.А. Столыпина, г. Саратов E-mail: MorochovaEI@bk.ru

Период коренных социальных изменений современной России чреват элементами не­определенности, обилием экстремальных ситуаций. Внешняя среда постоянно оказывает воздействие на человека. Индивидуальный жизненный путь человека наполнен ситуациями, требующими от него активности, способности принятия решения, варьирования стратегий поведения и при этом сохранения эмоционального равновесия и устойчивости.

Гипертрофия «Я» и приоритет материальных и социальных ценностей ведут к одиноче­ству человека в обществе. Противоречивость повседневной жизни нынешних россиян с осо­бой остротой поставила вопрос о перспективах их культурной , образовательной , нрав­ственно-эстетической жизни. Важнейшим предметом философских размышлений в наше время становятся социальные процессы, обусловленные резким возрастанием фактора риска.

Для современной России, где практически все виды деятельности характеризуются по­вышенным риском, имеет особое значение анализ ситуаций риска, которые разрушительным образом влияют на психическое состояние человека, уменьшают способность к адаптации, самозащите. Необходим поиск эффективных мер, направленных на сохранение устойчиво­сти психики личности, повышение уровня ее самоорганизации, активности.

Специфика российского авось-бытия в контексте глобализации Peculiarity of russian avos’-being in the globalization context

Пигров К. С.

Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург E-mail: kspigrov@yandex.ru

Перспективы глобализации ставят вопрос о том своеобразии, которое характеризует вхождение во всемирное целое каждой отдельной цивилизации. На вызов фундаменталь­ной случайностности мира различные национальные культуры отвечают по-разному. Выде­лим, во-первых, противостояние случайностности тотальной регулярностью (стратегия упо­рядочения). Этот путь характерен для стран, которые развертывают традицию протестант­ской культуры. Во-вторых, - некоторые национальные культуры оказывают сопротивление стохастичности мира с помощью генерации своей собственной «встречной» стохастичности (стратегия риска). Гипотеза выступления состоит в том, что стратегия риска не есть просто неразвитая стратегия упорядочивания, а столь же развита и значима для мирового целого. Российская цивилизация относится, скорей, к этому второму пути преодоления растущей рискованности становящегося глобального мира.

Наше национальное бытие, несмотря на постоянно повторяющиеся попытки упорядочить жизнь «по западному образцу», предстает как авось-бытие. В значительной мере это определено гигантскими просторами страны, неблагоприятными климатическими условиями на её террито­рии (около половины земель находятся в зоне вечной мерзлоты), рискованным земледелием и т.п. Важны также и культурные традиции, идущие от Византии, где подчеркивается, что «мы в этом мире только странники». Попытки переделать нашу жизнь на основании тотальных «уме­ренности и аккуратности» пока не удавались. Поэтому, возможно, следует идти не по пути из­менения сложившегося столетиями культурного кода, а научиться с ним жить, учитывая, что российский опыт может оказаться совершенно незаменимым в глобальном целом.

История радикально разомкнута, и мы можем достойно вынести бремя своего авось-бытия, мыслящим образом культивируя свою национальную своеобычность в отношении к риску.

Пространство терроризма как зона риска глобального общества The space of terrorism as a risk zone of a global society

Посунько Ж.О.

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Саратов

E-mail: zhanna0305@mail.ru

Цивилизационная матрица служит основанием возникновения терроризма как явления. Она в конечном итоге определяет его конкретно-историческую модель, а также его культур-

115

ный тип. Террористы есть плоть от плоти конкретного общества. Но они не являются зер­кальным его отражением, так как яростно и непримиримо восстают против него. В их созна­нии и психике проявляются прежде всего противоречия и конфликты данного общества.

Террористические организации представляют собой сеть, окутывающую глобальный со­циум. Они представляют негосударственную (частную) военную оппозицию существующе­му социальному порядку и легитимной власти. Их сила в том, что они свободны как от мо­ральных, так и от институциональных, факторов сдерживания. В лице терроризма человече­ская цивилизация столкнулась с врагом, с которым невозможно бороться привычными сред­ствами.

Общество модерна в некоторой степени приспособилось к глобальным угрозам. Оно притупляет внимание к ним посредством их инсценировки. Терроризм, в отличие от эконо­мических и экологических рисков, - это деятельность по преднамеренной организации ката­строф.

В современной философии констатируется факт трансформации социальной реальности. Она более чем когда-либо характеризуется прерывностью и эфемерностью социальных свя­зей, отсутствием стабильности, неожиданными линиями разрывов. Главная тенденция эпохи - глобализация - способствует изменению структурного профиля социальной организации. Уникальность современного миропорядка, находящегося на сегодняшний день в стадии ста­новления, заключается в том, что все нации и цивилизации оказываются включенными в единый и целостный исторический процесс, но еще не научились сосуществовать в глобаль­ном социальном пространстве. Национальное государство уже не может противостоять вы­зовами современности, но в общественном сознании оно еще не утратило своей ценности, и это вызывает определенные конфликты между странами, готовыми к существованию в транснациональном глобальном сообществе.

Политическая культура и модернизация общества: от рискогенности к управляемости.

Political culture and modernisation of society: from emergency of risk to the possibility of management

Рухтин А.А.

Волгоградский государственный медицинский университет, г. Волгоград

E-mail: ruhtin@list.ru

Политическая культура - система, чья органическая целостность обеспечивается вза­имосвязью трех уровней интеграции политического поведения: проективным (рацио­нальным), селективным (прагматическим), идентификационным (результативным). Цен­ностно-целевая (проективная) компонента может служить индикатором как начального этапа модернизации (стратегии), так и результирующего этапа. Селективная - позволяет описать используемые людьми нормы, процедуры, также результаты этой инновацион­ной деятельности: сложившийся новый нормативный порядок, социально -политические институты. Результативная - описывает переход нормативного порядка в традицию, его способность служить основой для социальной идентификации, конституирования субъ­ектов модернизации, формирования ее движущих сил на ранних этапах процесса транс­формации.

Итогом, критерием завершенности современной социально ориентированной модерниза­ции должно стать утверждение модернизационных образцов поведения, мотивации деятель­ности, нового, альтернативного традиционализму, образа жизни. Политика модернизации предполагает три этапа: от инструментально-технологической модернизации российское общество должно перейти к институциональной, последняя должна вызвать в обществе со­циокультурные последствия, углубляющие процесс модернизации и закрепляющие его ре­зультаты.

Необходимо, во-первых, сформировать социально-политический субъект - проводника модернизационных изменений на макро- и микроуровнях; во-вторых, - определенный соци­окультурный климат, благоприятный для социальных инноваций и экспериментов - «мо- дернизационную среду»: систему норм, мотивов, ценностей, стимулирующих активность людей, создающих атмосферу уверенности, предсказуемости, безопасности.

Использование политико-культурных механизмов позволяет получить модернизацион- ный проект будущего социально-политического порядка, основывающегося на широком общественном консенсусе, характеризующегося предсказуемостью, устойчивостью и реали­стичностью целей модернизации.

Социальное согласие и правовые риски The social agreement and the legal risks

Рыбаков О.Ю.

Саратовская государственная юридическая академия, г. Саратов E-mail: mr.or13@yandex.ru

Социальное согласие - это система легитимной власти, ненасильственного регулиро­вания конфликтов, поддержания социальной справедливости и индивидуальной свобо­ды. На протяжении истории единство социального бытия реализовывалось посредством деятельности государства, обеспечивавшей управление делами общества, регулирование общественных отношений и применение принуждения. Именно суверенное националь­ное государство является ключевым институтом и базовым элементом структурации обществ модерна. Однако процессы глобализации сопряжены с эрозией национального суверенитета. Стимулируя интенсивное развитие международного права, они ставят под вопрос судьбу национальных правовых систем, поскольку государство является их си­стемообразующим элементом.

Сегодня судьба социального согласия сопряжена с правовыми рисками, важнейшими из которых являются риски возможной дестабилизации национальных правовых систем и рис­ки установления глобального правового порядка.

С одной стороны, обеспечение прав и свобод человека и гражданина невозможно на се­годняшний день внегосударственым путем. Но существование государства требует перма­нентных активных усилий социальных субъектов, осознанно направленных на поддержание его бытия.

С другой стороны, транснациональное гражданское общество, международное публич­ное пространство, растущее сознание нашей общей судьбы как человеческих существ обре­тают очертания, но глобальная коммунитарная правовая культура является делом будущего. К сожалению, все еще утопическим представляется проект планетарного управления. Гло­бальное правовое пространство далеко от совершенства.

Условия, обеспечивающие демократическую отчетность и социальную сплоченность на национальном уровне, труднее воспроизводить в глобальном контексте. Но трудности неравнозначны невозможностям. Гражданское сознание наших общих ответственностей должно лечь в основание обновленной системы социального согласия, а активные правовые действия - в основу нового социального порядка.

Риски глобального социума: субстанциональные и коммуникативные основания Risks of the global society: substantive and communicative foundations

Соколова Д.М.

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Саратов

E-mail: felkon.87@mail.ru

Современное общество испытывает существенные трансформации. Происходящие изме­нения затрагивают глубинную природу социального. Разрушается привычный обществен­ный порядок, и ему на смену приходит новый глобальный миропорядок, снижается значи­мость национального государства, а власть постепенно переходит в руки транснациональ­ных корпораций и негосударственных объединений. Новые формы организации обществен­ной жизни не отрицают прежних форм, зарождающиеся ценности не отменяют ценностей традиционных и сосуществуют с ними в едином социальном пространстве, что становится причиной конфликтов и источником рискогенности.

Риск как социальный феномен можно рассмотреть, как минимум, с двух принципиаль­ных позиций. Во-первых, риск представляет собой неотъемлемое свойство социального, и в этом смысле он субстанционален. Он прочно укоренен в структуре общественного бытия и непреодолим. С другой стороны, риск рождается в процессе коммуникации, которая опреде­ляет его специфику и характер восприятия рискогенной ситуации. Важно отметить, что лю­бое социальное взаимодействие несет в себе определенные риски, связанные с угрозой пре­рывания интеракции, неточности интерпретации информации, которой обмениваются участники коммуникации и т.д.

В современной социальной философии, приписывающей особую роль в воспроизводстве социального коммуникации, отдельное внимание уделяется так называемым коммуникатив­ным рискам, например, риску отчуждения человека в коммуникативных практиках, его пре­вращение в бездушный и безликий аппарат. Индивид оказывается точкой пересечения линий коммуникации, ее узловым пунктом. Это отчуждение усиливается процессами глобализа­ции, посредством которых мир превращается в единое информационное и коммуникацион­ное пространство, в котором отчуждению подвергаются уже не только индивиды, но и раз­личные социальные общности и группы. Глобальное общество продуцирует глобальные риски, и без изучения их специфики невозможно адекватное восприятие нынешней социаль­ной действительности.

Коммуникационные риски в горизонтах российской идентичности Communication risks in the horizons of Russian identity

Стеклова Н.А.

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Саратов E-mail: natalya-steklova@yandex.ru

Когда мы рассуждаем о будущем России, строя социально-философские стратегии, мы неизбежно касаемся проблем глобализации общества и технологических проблем, каким может функционально и структурно видеться наше государство для того, чтобы вовремя отзываться на динамические вызовы и коммуникационные конфликты.

Наша страна оказалась в гуще мировых конфликтных событий XXI века. Боязнь и неже­лание конфликта сохранились у нас в самых разнообразных формах общественного поведе­ния. Такие национальные черты как соборность, мессианство, доверчивость, вера в спаси­тельное объединение всех народов значительно осложняют положение России в условиях глобально нарастающей конфликтности.

Переход к ценностям новоевропейской цивилизации сопровождается двумя противоре­чивыми процессами: с одной стороны, резко возрастает роль информации, а с другой - по всем направлениям усиливается борьба за подчинение коммуникационного потока опреде­ленными экономическими, политическими и геостратегическими силами. При этом, по­скольку информация направлена на человека, то предвзято истолкованная информация «вписывает» человека в определенную ценностно-мировоззренческую среду, которая несет возможность новых конфликтов.

Неумение управлять коммуникационными конфликтами часто становится причиной раз­личного рода социальных кризисов. Выходом из такой ситуации является, во-первых, диало- говость процесса коммуникации: понимание факторов, затрагивающих коммуникацию и способы осмысления людьми риска конфликта и рисковой информации; во-вторых, эффек­тивный обмен информацией в целях улучшения взаимопонимания между людьми; в- третьих, формирование согласия по ряду сложных и спорных вопросов при обеспечении учета интересов различных заинтересованных властных сторон; в - четвертых, интеллектуа­лизация общества,которая должна пониматься не только с позиции распределения информа­ционно - коммуникационных ресурсов, но и осознания становления нового глобального ми­ровоззрения и безопасности государства.

Темпоральные и пространственные риски российского проекта модернизации Time and spatial risks of the Russian project of modernization

Стризое А.Л.

Волгоградский государственный университет, г. Волгоград E-mail: strizoe@yandex.ru

Подобно другим современным обществам, российский социум испытывает воздействие комплекса неопределенностей (рисков), таящих в себе угрозу масштабных деструктивных последствий. Как единство ресурсного, институционального и коммуникативного измере­ний, социальное пространство продуцирует технологические, организационно­управленческие и коммуникативные риски. Риски длительности и последовательностью этапов социальных изменений (темпоральные) представляют собой риски исторической асинхронности (опоздания и забегания), а также риски стратегических приоритетов, задаю­щие различную последовательность решения задач модернизации.

Объективные по своей природе, они усиливаются или ослабляются «производителями рисков» - рискогенными субъектами, осваивающими пространство, а также организующими социальное время, выстраивающими программы и стратегии развития общества. Российский проект модернизации - специфический вариант согласования пространства и времени, мас­штабов и ритмов социальных изменений, уникальное выражение контемпоральности соци­ального бытия.

Хотя содержание российского модернизационного проекта задается логикой цивилиза­ционного развития, а также социокультурным средой, в условиях глобализации резко воз­растает роль внешних факторов, лидеров процесса глобализации. Их действия продуцируют риски, определяющие континуальные и темпоральные условия реализации национально­государственной стратегии модернизации. Имманентные риски модернизации связаны с различной способностью субъектов создавать и осваивать новые технологии, институты, формы общения, с возможностью предотвращать опасности олигархизации, криминализа­ции, коррупции, социальной стихии и анархии. Оптимизация отношений власти, элиты, и общества предполагает не жесткую, иерархическую детерминацию их взаимодействий, а коэволюцию, в ходе которой в процессе коммуникации достигается согласование интересов, формируется промодернизационный консенсус.

Глобальное общество риска: концепты становления Global risk society: genesis concept

Устьянцев В.Б.

Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского, г. Саратов

E-mail: ystvb@list.ru

Глобализация изменяет наши представления о мире, о путях цивилиза-ционного развития человечества. Опасные для человечества последствия глобализации раскрываются в моделях глобального общества риска. Это общество, где техногенные катастрофы дополняются гео­политическими столкновениями, а социально-политические риски сопровождаются нефтя­ными и информационными войнами. В проблемном поле концепции становления глобаль­ного общества риска формируются разные исследовательские программы. Мне представля­ется возможным выделить основные концепты, по-разному раскрывающие генезис и дина­мику глобального становления.

Концепт первоначального накопления рисков - в отличие от эпохи первоначального накопления капитала, ознаменовавшей становление капиталистического общества, выражает современный этап накопления глобальных рисков, разворачивается в экономическом и по­литическом пространстве, в столкновении книжных и посткнижных стандартов культуры, в противостоянии традиционалистских ценностей и интеллектуальных ресурсов информаци­онного общества. В российской действительности непрерывное накопление рисков охваты­вает основные сферы общественной жизни, проявляется в повседневном поведении, разру­шает привычные нормы и жизненный опыт личности, подрывает или, наоборот, усиливает доверие к властным структурам, к ценностям порядка. Глобальные риски, проникая в наци­ональное пространство конкретной страны, могут усиливать финансовую, социальную, по- лити-ческую напряженность, заставляют правящую элиту искать ответы на вызовы глобали­зации.

Концепт институциализации глобальных рисков раскрывает более развитую социальную форму проявления рисков в современных рискогенных обществах, отличающихся нацио­нальными территориями риска, группами системного риска, «встроенными» в социальную структуру общества и обладающими собственной культурой поведения и мышления в рискогенной среде.

<< | >>
Источник: VI Российский философский конгресс. Философия в современном мире: диалог мировоззрений. Материалы (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012 г.). Том III. 2012

Еще по теме Круглый стол РИСКИ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: РОССИЙСКИЙ ПРОЕКТ:

  1. 3.2. Формирование и использование инструментария имидж-системы вуза
  2. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КУРСА
  3. § 3.2. Правовые основы сотрудничества Российской Федерации и Европейского космического агентства
  4. Содержание
  5. Круглый стол РИСКИ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: РОССИЙСКИЙ ПРОЕКТ
  6. Круглый стол ФИЛОСОФИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ НАУКА: НА ПУТИ К ЭНЦИКЛОПЕДИИ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК
  7. Круглый стол РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ В КОНТЕКСТЕ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  8. Генезис взаимодействия МОТ и стран ЕАЭС в сфере реализации Концепции достойного труда МОТ