Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Круглый стол ФИЛОСОФИЯ РОССИЙСКОЙ КОЛЛЕКТИВНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПАМЯТИ


Проблема иднтичности и самоидентичности Problem identification end selt-identification

Абакарова Р.М.

Дагестанский государственный университет, г. Махачкала E-mail: tanagar1303@mail.ru

В условиях глобализации происходит трансформация и плюрализация идентичности.

Глобализация рождает новые формы взаимосвязи и взаимодействия стран и народов, что связано с переосмыслением устоявшихся представлений о культурной идентичности.

Вслед за экономической, глобализация охватывает все сферы человеческого бытия и ве­дет к формированию новой реальности, способствующей как упрощению, так и осложнению самоидентификации, пониманию единства взаимосвязанного и взаимозависимого мира. Глобализация оказывает влияние на все аспекты нашей жизни. В целом глобализация амби­валентна по отношению к жизни, что-то улучшается, что-то ухудшается; кто-то больше ис­пытывает вызовы глобализации, а кто-то - меньше. Бесспорным является то, что она стала нашим образом жизни, этическим мерилом современно.

Риски и опасности глобализации и связанной с этим явлением проблемы личностной и культурной идентификации проявляются не только по отношению к отдельной личности, но и к институтам, не справляющимся сполна со своими функциями, а также касаются и наше­го образа жизни, нашей духовной жизни, культуры, в которой формируется личность.

В культурном плане глобализация открывает доступ к плюрализму, то есть возможности выбора пути развития широки. Второе - культурная глобализация оказывает влияние на идентичность, открывая путь к множеству идентичностей в глобальном мире.

В современных условиях наблюдается очень распространенное мнение относительно «неудобства» этнического фактора, а значит и этнокультурной идентичности. Реальность показывает, что значимость этнокультурной идентичности активизируется на Северном Кавказе. Рано списывать этнический фактор и этническую идентичность, говоря о формиро­вании или конструировании российской идентичности. Необходимо подчеркнуть еще раз, что множественные идентификации не составляют альтернативу, наоборот, взаимодополня- ют друг друга. Более того, в современной России тройная и более идентичность достаточно частое явление («я - россиянин»; «я -дагестанец»; «я - даргинец»). Это можно понять, исхо­дя из самоощущения человека в конкретной ситуации, т.е. ситуативного характера идентич­ности, что может повлиять на иерархию разных уровней идентичности. Личный опыт каж­дого человека показывает эту множественность и меняющуюся единство и иерархию иден­тичностей.

Роль социальной памяти в формировании этнической идентичности The role of social memory in shaping identity

Амердинова М.М.

Кыргызский государственный университет им. И. Арабаева, г.Бишкек E-mail: kanimetov@mail.ru

Исследование этнической идентичности, этносоциальной памяти и социальной памяти с философской точки зрения означает возможность раскрытия сути современной социокуль­турной ситуации в преломлении дилеммы вызовов истории и ответов социальных, культур­ных систем.

Характерной особенностью постсоветского этапа развития является подъём нацио­нального самосознания, рост интереса народов к своей самобытности, своей истории, своему месту в мировой цивилизации.

Переоценка системы ценностей, возрастание ин­тереса к прошлому, к становлению и развитию национального самосознания привели к актуализации исторической памяти в массовом сознании. Осознание нациями своего качественно иного (по сравнению с предыдущим периодом) бытия взаимосвязано с фе­номеном «этносоциальная память». Не случайно, К.Молдобаев представляет этносоци­альную память как «национально -генетический код», хранящий информацию об истори­ческих этапах развития, условиях существования и этническом потенциале нации. Это говорит о жизненной важности феномена этносоциальной памяти, ибо в случае разру­шения национально-генетического кода можно говорить об исчезновении этнической общности.

В ходе углубленного изучения проблем социального наследования встала задача выра­ботки социально-философской категории, отражающей процессы межпоколенной трансля­ции накопленного общественного опыта, охватывающей в своем содержании «...не только само «наличное бытие» информации в обществе, по и принцип ее организации, чтобы оно могло более эффективно выполнять методическую функцию...». Указанным требованиям наиболее полно отвечает понятие «социальная память». В последние годы термин «социаль­ная память» стал употребляться для обозначения понятия, имеющего методологическое зна­чение. Г лавной функциональной характеристикой социальной памяти является сохранение и передача самоидентичности национальной общности. Социальная память - это такой поли­гон, где испытываются жизнеспособность личности и народа.

Коллективная идентичность и репрезентации прошлого в условиях консумеристских ценностей Collective identity and representation of the past in conditions of consumers values

Аникин Д.А.

Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского, г. Саратов

E-mail: dandee@list.ru

В условиях современной консесусной демократии, служащей политическим оформлени­ем общества потребления, стратегии обращения к прошлому выбираются на основе принци­па конкурентности и рентабельности. Прошлое становится источником экономической эф­фективности, репрезентируясь не только посредством официальных документов или образо­вательных стандартов, а превращаясь в насущный элемент самоидентификации индивида посредством набора культурных знаков и символов. На смену постаментам и памятникам, как визуальным репрезентациям политики памяти, приходит использование исторических образов в рекламе и художественном кинематографе, постановка исторических ролевых игр, развитие альтернативной истории, отвечающей не принципам исторической достоверности, а динамике массового спроса. Формирование российской коллективной идентичности ока­зывается подвержено влиянию процессов, протекающих в условиях господства консуме- ристских ценностей, оказываясь в ситуации политического и социального риска. Репрезен­тация прошлого приобретает отчетливо выраженную политическую окраску, выступая в качестве ресурса трансформации российского социума в контексте модернизационных или регрессивных процессов.

Литургическое поминовение как фактор стимулирования благотворительности в современном российском обществе Liturgical commemoration as a factor of stimulation of charity in the contemporary Russian society

Будюкин Д. А.

Липецкий государственный технический университет, НИИ, г. Липецк E-mail: boudukin@yandex.ru

Благотворительность в традиционном обществе встроена в сложную систему социальных отношений, связанных с обменом дарами и трансляцией памяти. Все акторы в этой системе, ведущую роль в которой играет Церковь, в финансовом аспекте выступают одновременно в качестве как донора, так и реципиента. Казалось бы, бедные способны только получать, и давать в обмен им просто нечего. Однако, как указывает О.Г. Эксле, в традиционной соци­альной системе бедные тоже кое-что делают в ответ на те дары, которые получают, а именно молятся за благодетеля; молитва бедных имеет характер социального дара.

Главной целью жизни христианина является спасение души. Важную роль в его дости­жении, а особенно в облегчении посмертной участи, играют молитвы других людей. Поэто­му для православного то, что другие будут молиться о нем, является важным мотивом бла­готворительной деятельности. При этом литургическое поминовение действеннее частной молитвы.

Что касается бедных, то с распадом традиционных социальных структур благотворитель не может рассчитывать на их молитвы как ответный дар. Поэтому не приходится удивлять­ся, что, как известно из истории благотворительности в России (по данным И.В. Астэр), если на обустройство или ремонт храма православные прихожане всегда охотно вносили денеж­ные вклады, то в дело общественного призрения их взносы были намного скромнее.

В современном российском обществе продолжает существовать взаимосвязь между ли­тургическим поминовением и благотворительностью. Принимая пожертвования, Церковь является посредником между благотворителем и нуждающимися. В ответ на дар Церковь обеспечивает донатору молитву, мотивируя верующих на благотворительность. Особая роль монастырей в осуществлении этой функции обусловлена непрерывной трансляцией памяти в монашеской общине и особой компетентностью монахов в поминовении усопших.

Российский менталитет: сущность, структура, динамика Russian mentality: essence, structure, dynamics

Веряскина А. Н.

Нижегородский институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, г. Нижний Новгород E-mail: veryaskina-an@mail.ru

Менталитет - система стереотипов мышления и деятельности, выражающая систему при­оритетов и ценностей, определяемую объективными, достаточно постоянными факторами. Для характеристики менталитета этноса, прежде всего, имеет значение способность обеспе­чить его сохранение в разных исторических условиях. С этой точки зрения сущностными чертами российского менталитета являются «духовность», «коллективизм» и «государ­ственность». Насколько глубоко укоренены эти ценности в сознании россиян? Обратимся к результатам экспериментальных исследований («Европейское социальное исследование», «Наши ценности сегодня», «Ценностные ориентации современной молодежи» и др.). Неко­торые данные не подтверждают приписываемой «русскому национальному характеру» склонности к покорности, стремления следовать традициям, доминирования постматериали- стических ценностей над материалистическими. 51% респондентов выступает за коллектив­ные действия, 49% - за чисто индивидуальные. Базовые черты менталитета слабее выражены среди молодежи: к коллективистскому типу ментальности относится лишь 9% опрошенных. Усиливается значимость ценностей собственности и имущественного положения, реализуе­мых сквозь призму утилитаризма и прагматизма. Однако массовое сознание отчетливо раз­деляет сферы материального и духовного, принципиально отличая деятельность, направлен­ную на физическое выживание, и на бескорыстное духовное созидание. Державная доми­нанта остается опорной точкой национального самосознания для 60% россиян. Противосто­ящие эгоистическим ценностям «Универсализм» и «Благожелательность» находятся на вто­ром и третьем местах по значимости. Приведенные данные свидетельствуют об амбивалент­ности и эклектичности российской ментальности. В то же время, есть основания для заклю­чения, что кризис ценностного сознания вовсе не означает крушения сущностных черт рос­сийского менталитета. Они продолжают демонстрировать свою устойчивость и жизнеспо­собность.

Российская коллективная идентичность: основания и перспективы The Russian collectiveidentities: their causes and perspectives

Вотинцева Н.Н.

Пермский институт экономики и финансов, г. Пермь E-mail: n_votintseva@mail.ru

Последние события политической жизни российского общества особенно обостряют проблему направленности модернизации России.

Хочется верить, что в нашем обществе происходит осознание кризиса и экономический кризис - это лишь следствие. Кризис коллективной идентичности непосредственно связан с кризисом индивидуальной идентичности, соответственно, и причины кризиса коллективной идентичности аналогичны причинам кризиса индивидуальной идентичности.

Одну из самых серьезных причин кризиса называют несоответствие «исповедуемых» ра­нее принципов и ценностей и их невозможность претендовать на обоснованность и закон­ность сейчас .

Предыдущий тип коллективной идентичности, предполагающий центральную роль силь­ной авторитарной власти в общественном развитии, обеспечил успешное продвижение рос­сийского общества по пути авторитарной модернизации, но оказался исторически исчерпан­ным. В настоящий момент российское общество нуждается в переходе на новый этап мо­дернизации, который подразумевает не только мобилизующую роль государства, но актив­ность и самостоятельность гражданского общества, свободу индивидуальной инициативы. Предыдущая модель стала устойчивой частью российского менталитета. Сохраняющиеся в сознании элиты элементы этатистской идентичности препятствуют конструированию нового типа коллективной идентичности.

Создание новой модели коллективной идентичности необходимо и востребована такая модель, которая будет соответствовать реальному состоянию страны, объективным потреб­ностям ее развития.

Если рассматривать политическую элиту в качестве наиболее активного агента констру­ирования российской коллективной идентичности, то заинтересованности в этом у совре­менных представителей наблюдать не приходиться.

Настораживает возможность возникновения, процветания новых идеологий, по которым так истоковалось наше общество, под прикрытием которых может вырасти любая мифоло­гема.

Пропорциональный циркуль как механизм социальной памяти The proportional compass as a mechanism of social memory

Гусев П. Г.

Сибирская государственная геодезическая академия, г. Новосибирск E-mail: pgg47@mail.ru

Эмпирическое исследование познания предполагает построение теоретической модели знания, которая позволяла бы придать точный смысл представлениям о его характеристи­ках, в частности, о строении знания. Теория социальных эстафет, которую в течение мно­гих лет развивал М.А. Розов, предлагает вариант такой модели. Знание рассматривается здесь как особый механизм социальной памяти. Эта модель дает возможность выявлять различные виды знания, в результате чего возникает возможность строить детализирован­ную картину исторического развития познания. Важно, в частности, выявить формы зна­ния, функционировавшие в период, непосредственно предшествующий научной револю­ции XVII в. Рассмотрим один класс использовавшихся в то время измерительных инстру­ментов, которые называли измерительными или пропорциональными циркулями. Про­стейший из них появился в XVI в., с его помощью измеряли угол возвышения ствола пуш­ки. Его ножки-линейки соединялись под прямым углом, углы возвышения определялись с помощью отвеса на круговой шкале между ними. Затем на ножках стали наносить различ­ные шкалы. В 1579 г. более сложный вариант циркуля предложил Галилей. Используя его шкалы, можно было выполнять различные виды арифметических и геометрических опера­ций. Такие инструменты, кроме того что они являются средствами измерения, выполняют функцию особого механизма социальной памяти. Каждый участок шкалы здесь является ячейкой памяти, в который заносится определенная информация. Причем разные шкалы, расположенные на той или иной детали инструмента, хранят информацию разного типа. Мастер или военный, проводящий необходимое измерение, посмотрев на определенное деление шкалы, сразу получает ответ на важный для него вопрос, - например о величине площади или объема. Итак, пропорциональные циркули это не только измерительный ин­струмент, с помощью которого производится сравнение того или иного объекта с этало­ном, но и форма знания.

Коллективная социально-историческая память: между антропной идентичностью и кибер-регистрацией Collective socio-historical memory: anthropological identity vs cyber-registration

Дахин А.В.

Нижегородский институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, г. Нижний Новгород E-mail: nn9222@rambler.ru

Традиция исследований коллективной социально-исторической памяти от М. Хальбвак- са, Ф. Йейтс, П. Хаттона, Э.Зерубавеля до И. Шубрта, Н.Шебека, Л.Кожокари, О.Лойко и др. анализирует коллективную память сообществ, по умолчанию рассматривая её как есте­ственно-культурный, антропный процесс. В настоящее время, когда новые социальные яв­ления начинают базироваться и развиваться на платформе кибернетических систем, возни­кает новый контекст социального существования коллективной памяти. Антропное основа­ние коллективного памятования дополняется кибернетической оснасткой. Новые аспекты memory studies формируется в поле соотношения двух видов систем - антропо- информационных (антропная форма памятования) и кибер-информационных (кибернетиче­ская форма памятования). В сфере функционирования антропо-информационной системы человек опирается на активность антропной формы памятования и конституируется через структуры социальной идентичности сообществ людей. Так конституируются этнические, национальные, конфессиональные социальные общности, культурные и субкультурные со­общества. В сфере функционирования кибер-информационной системы человек опирается на ресурсы кибернетической формы памятования и конституируется через правила сертифи­кации, регистрации. Этот способ конституирования более и более характерен для института гражданства, для сообществ пользователей или потребителей. Антропная форма памятова­ния обеспечивает идентичность, связанную с предшествующей историей сообщества и лич­ности, репрезентирует «ископаемые» формации культуры. Кибернетическая форма памято­вания подключает современного человека к созданию информационных запасов для буду­щих пользователей: наращивание объёма кибернетической памяти требуется для того, чтобы её ресурсами можно было воспользоваться в будущем. Этого требует «экономика знаний», «пост-нормальная» наука, кибер-системы обеспечения безопасности.

Интеграционный потенциал российской идентичности Potential for integration of Russian identity

Иванова С.Ю.

Южный научный ценр РАН, г. Ставрополь E-mail: ethnos@stavsu.ru

Идентичность - самотождественность человека или группы с определенным со­циокультурным сообществом. Проблемы идентичности становятся особенно актуальными в переломные, кризисные периоды в истории стран. В данном контексте на первый план вы­ходят идентичности, основанные на идеях и ценностях, позволяющих обеспечить ста­бильность в конкретном социуме. В России таковой является российская идентичность. Формирование интегрирующего образа «мы - россияне» явля-ется сложной проблемой, решение которой связано с особеннос-тями нашей страны.

С одной стороны, становление российской идентичности происходит в поликуль-турной и мультиэтнической среде, с интенсификацией потоков миграции, тотальным этническим самоопределением. В этих условиях не стоит вопрос, быть населению мульти-культурными или нет. Множественность культур уже есть, и гражданам приходится выби-рать между раз­личными комбинациями элементов публичного выражения идентичности и решать, какое внимание уделять каждому из них. Сфера выражения идентичности весьма ши-рока. Речь может идти об определении «культурного акцента» в системе образования, при проведении праздников, установке памятников, учреждении эмблем и т.д. С другой, разру-шение социа­листической идеологии и официальной версии советской истории поставило под вопрос по­зитивную идентичность трех поколений советских людей, переводя этот конфликт из плос­кости политических или идеологических коллизий в персональную про-блему и экзистенци­альный кризис.

Следует отметить, что, несмотря на все сложности и противоречия идентификаци-онного процесса в современной России, результаты социологических исследований сви-детельствуют о том, что российская идентичность присутствует в идентификационной структуре современных россиян.

Генетическая память: миф или реальность Genetic memory: a myth or a reality

Кабулова М.Н., Кадырова Н.З.

Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека, г. Ташкент E-mail: mkabulova@inbox.ru

Психофизиолог и гипнотерапевт Л.П.Гримак в своей книге «Тайны гипноза» определяет генетическую память как способность «помнить» то, чего помнить никак нельзя, то чего не было в непосредственном жизненном опыте, в житейской практике индивида, ещё её назы­вают «памятью предков», «памятью рода».

Ещё английский философ Д.Локк утверждал, что новорожденный ребёнок представляет собой чистую доску, на которой социальная среда оставляет свой отпечаток, но современная генетика отвергает это. Хотя генетические особенности человека значительно изменились под влиянием социальных факторов, они существенно влияют на формирование человека. Доказано, что наследственность у всех организмов на Земле закодирована в последователь­ности нуклеотидов. У высших (эукариотических) организмов ген входит в состав особых нуклеотидных образований - хромосом. Ген несёт в себе информацию о наследственности клетки. Ген должен в себе нести информацию о прошлом, настоящем и будущем. Поэтому ген должен обладать памятью.

Немецкий психолог К.Юнг считал, что генетическая память встроена в структуры «кол­лективного бессознательного», которое, как глубинный уровень психики не зависит от лич­ного опыта и присущ каждому человеку. Коллективное бессознательное хранит множество первичных изначальных образов - архетипов. Они являются не столько воспоминаниями, но скорее предрасположенностями и потенциальными возможностями. К.Юнг считал, что ар­хетипы не передаются посредством культуры, а только генетически.

Итак, существует определенная наследственная структура психического, развивавшаяся на протяжении многих веков, которая способствует тому, что мы реализуем свой жизненный опыт различным образом.

Возможно жизненный опыт предков, записанный в генах, никуда не исчезает. Под влиянием определенной социальной среды ген «просыпается» и происходит «узнавание» незнакомой местности или под влиянием гипноза люди начинают говорить на незнакомых им языках.

Всё это свидетельствует о том, что генетическая память существует.

Кризис самоидентификации современного человека: онтологические и гносиологические аспекты Identity crisis of modern man: the ontological and gnosiologicheskie aspects

Кеидия К.З.

Оренбургский государственный университет, г. Оренбург E-mail: koka.keidiy85@mail.ru

Проблема самоидентификации человека относится к одной из главных проблем фило­софской мысли и современного общества в целом, остро проявившаяся в конце XX века. Согласно философской традиции обращение к человеку в любом познавательном контексте требует осмыслить его через категорию сущность. У Г егеля есть фраза о том, что наивыс­шее, чем может обладать человек, - это осознание своей сущности . Современный же чело­век столкнулся с глубоким кризисом процесса самоидентификации и вопрос «кто я?» стал не только предметом теоретического интереса, но и выражением бытовой ситуации, пережива­емой множеством людей. Причины кризиса самоидентификации заложены в самом челове­ке, неспособного собрать многогранную жизнь общества в одно целое.Весь двадцатый век, от самого начала и до конца, пронизан социально историческими потрясениями, которые не могли не повлиять на внутренне состояние индивида.

Проблема самоидентификации - одна из граней многообразной и вечной для человече­ства проблемы самопознания. Этой проблемой издревле занимались выдающиеся предста­вители таких древних наук, как философия и педагогика.

Ключевым фактором для определения самоидеитичиости человека оказывается выясне­ние отношения человека к иному, постольку существенное значение имеет постановка про­блемы открытости другому или иному. Открытость к иному выступает в качестве условия определения смыслового содержания самоидентичности человека в процессе его становле­ния. Тема открытости иному позволяет поставить вопрос об онтологической первичности различия в человеческом существовании, о постоянном воспроизведении отличения от идентичности себе. Тезис о первичности для человеческого существования различения с собой, казалось бы, противоречит тому, что в иные исторические эпохи основание; бытия человека виделось в его тождестве самому себе.

Самоидентификация - процесс соотнесения себя с собой, в результате которого форми­руются представления о себе как о самотождественной, цельной и уникальной личности.

Специфика внутренней речи и механизмы самоидентификации Specificity of internal speech and self-identification mechanisms

Костина И.Б.

Воронежский государственный педагогический университет, г. Воронеж E-mail: kib999@inbox.ru

Понятие идентификации, введенное в научный оборот З. Фрейдом, является необходи­мым условием формирования персональной идентичности.

Проблема самоидентификации находится на стыке социальной психологии и социологии знания. Ключевым моментом этого процесса можно считать состояние подражания, уподоб­ления личности некоторой социальной группе, порождающее у индивида особое чувство принадлежности данной группе (Г. Зиммель, Э. Дюркгейм, И. Гофман). С другой стороны, самоидентификация неразрывно связана со свободным личностным выбором и чувством обладания теми ценностями и предметами, которые символизируют данную группу (Л.С. Выготский, П.П. Блонский). В таком контексте механизмы самоидентификации неотделимы от интерпретационных процессов, обусловленных социальной природой мышления и спе­цификой речевого механизма.

Речь - это двусторонний процесс, предполагающий мышление вслух и мышление «про се­бя», его основная функция заключается в передаче смысла. Внешняя речь возникает из устной или письменной речи окружающих путем запоминания и повторения речевых сигналов. Она подчинена правилам естественного языка и оперирует преимущественно значениями слов. Ис­следования внутренней речи (Ж. Пиаже, Л.С. Выготский, П.П. Блонский, Б.Г. Ананьев, Н.И. Жинкин, Т.Н. Ушакова) показали, что ее важнейшим признаком выступает предикативность и ориентация на смысл, а не значение высказывания. Внутренняя речь связана с анализом и синте­зом речевых сигналов. В ее основе лежат динамические функциональные паттерны восприятия, которые обусловливают специфику субъективного языка и обеспечивают преимущественное оперирование смыслами и индивидуальными значениями слов.

Внутреннюю речь можно рассматривать как динамическую структуру персональной идентичности, обусловленную аффективно-волевыми процессами, лежащими в основании высших психических функций восприятия, мышления, памяти и воображения.

Православная самоидентификация: ценностная эволюция в истории русской культуры Orthodox Self-identification: Evolution of Values in the History of Russian Culture

Ледовских Н.П.

Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина, г. Рязань E-mail: ledoster@gmail.com

Проблема веры всегда занимала особое место в отечественной философской мысли. На протяжении столетий между понятиями «русский» и «православный» ставили знак равен­ства. В свою очередь «православный» означало «воцерковленный». Отчасти потому, что изначально русское православие представляло собой смесь восточно-христианских и языче­ских воззрений, здесь сложилась мирская или «своя» церковь. Она стала центром обще­ственной жизни общины, поддерживала и охраняла древнерусскую традицию соборности, или, говоря словами А. Клибанова, христианство воспитывало внутренний суверенитет лич­ности. Все церковные установления гармонично сочетали религиозно-мистические и рацио­нальные начала. Православие выбирает внутреннее совершенство, подчиняя материальное гармонии человеческих отношений, что можно считать основополагающей ментальной еди­ницей и отнести к разряду культурных универсалий допетровской эпохи. В стереотипных представлениях фиксируется максима православной веры - земная справедливость.

Вторая половина ХѴІІ - начало ХѴГІІ века стали тем рубежом, когда происходит смена ценностных ориентиров. Власти наносят авторитету церкви весьма ощутимый удар. Под давлением сама церковь отходит от своих лучших традиций и больше не представляет абсо­лютной ценности в массовом сознании населения.

В конце ХІХ - начале ХХ века в русской культуре очевидно наличие трех основных до­минант. Большая часть населения осталась верна обрядовой вере, оставляя за собой право нарушать сложившиеся установки при необходимости. В России появляются свои атеисты, выступающие против религиозно-мистических символов, но они, как правило, находили себе «новых богов». И, наконец, вера начала трансформироваться в общечеловеческий, гу­манистический идеал («вера - есть любовь»).

Ратуя за восстановление православия, мы должны отдавать отчет, какую именно тради­цию мы собираемся возрождать. Тогда станет понятным, почему по опросам у нас в настоя­щее время 57% верующих, а воцерковленных только 12%.

Роль социальной памяти в модернизационных процессах современной России The role of the social memory in moderning Russia

Лыкова В.В.

Курский государственный университет, г. Курск E-mail: tinalykova@mail.ru

Процессы трансформации, идущие в современных обществах, в том числе и в России, в большинстве своем обозначаются как модернизация. Она предполагает возрастание способ­ностей к социальным преобразованиям, что определяется не только объемом накопленного социального опыта, но и умением им оперировать.

Социально конструктивный характер современных трансформаций требует замены прежних механизмов социального наследования, новых форм работы с прошлым, что по­влекло за собой актуализацию такого концепта, как «социальная память».

Социальная память позволяет увидеть динамику трансляции передаваемых социокуль­турных форм через соотношение традиции и инновации, целостно представляет многообра­зие форм социального опыта в их противоречивом взаимодействии, анализирует конструи­рующую деятельность акторов социальных трансформаций: «работа памяти», «политика памяти».

Социальная память - совокупность символов и практик, кодирующих социальный опыт и используемый группой или социумом для трансформации прошлого в настоящее и будущее. В современных обществах социальная память - система, где взаимодействуют пласты со- циоисторического опыта во всем разнообразии форм. В российском обществе идет модифи­кация социальной памяти как в отношении ее содержания и механизмов функционирования, так и субъектов. С точки зрения содержания в социальной памяти, консервативной по своей сути, усиливается инновационная составляющая. На этапе преобразований память «откры­вается» для использования ино-опыта (внутреннего и внешнего), умножения и рекомбини­рования интерпретаций прошлого.

Механизм преобразований в социальной памяти носит самоорганизующийся- конструи­руемый характер, где конструирующую функцию задают элиты (навязанная память и дозво­ленная история). Инновационная деятельность реформаторов дополняется консервативно- стабилизирующей деятельностью других социальных групп. Сохранение многообразных пластов социального опыта является основой для успешной модернизации.

Этническая идентичность в поликультурном обществе Ethnic identity in a multicultural society

Назаров Р.Р.

Институт истории АН Республики Узбекистан, г. Ташкент E-mail: Shon2002@yandex.ru

Термин «этноидентичность» относительно нов, но интерес к нему значителен. Важ­ным аспектом является вопрос о том, как этноидентичность может быть выявлена. Эт- ноидентичность - важнейшее представление, оно формируется в оппозиции «свой» - «чужой», связано со стереотипами восприятия. Для того, чтобы произошли изменения в идентичности (социальной, этнической, личностной), необходимо радикальное измене­ние социальных категорий, служащих основой процессов идентификации. Такие изме­нения имели место на постсоветском пространстве. Большое значение приобрели такие формы групповой идентификации, как этническая, гражданская, религиозная. Возросла значимость личной идентичности.

Распад СССР и возникновение СНГ, наряду с социально -политическими и экономи­ческими трансформациями, породили новую этнополитическую и социально - психологическую реальность. Ее признаками являются: изменение этнополитических статусов; процесс поиска адекватной этнической, культурной, конфессиональной иден­тификации; рост этномиграций и осознание необходимости аккультурации; рост межэт­нической напряженности, локальных этноконфликтов, проявления ксенофобии; необхо­димость формирования общегражданских идентичностей и установок мультикультура- лизма; процесс изменения ценностей структуры индивидуального и группового (этниче­ского) сознания. Цель самоидентификации человека - поиск ответов на вопрос «Кто я?». Изменились не только социальные категории, к которым человек может себя причис­лить, изменилась и суть процессов самоидентификации, их направленность и цели. Под этими изменениями кроются изменения ценностей и потребностей. Межэтнические установки, ориентация на межгрупповые контакты связаны со стратегиями межэтниче­ского взаимодействия. Согласно теории аккультурации возможны 4 стратегии межэтни­ческого взаимодействия: ассимиляция, сепарация, маргинализация и интеграция. Опти­мальной стратегией адаптации этноса в полиэтническом обществе считается интеграция.

Текучая идентичность современного человека Liquid identity of modern man

Невелева В.С.

Челябинская государственная академия культуры и искусств, г. Челябинск E-mail: nevelev@chelcom.ru

Визуализация коснулась всех сторон, сфер жизни и деятельности современного человека. Ее преимущества используются в искусстве, где появляются новые, синтетические жанры (видеопоэзия). В науке визуальная антропология сочетает выразительные возможности со­временного искусства, гуманитарные идеи и информационные технологии. В интернете не­мало сайтов о визуализации мечты, желаний (созидательной визуализации) - одной из тех­нологий достижения успеха через целенаправленный процесс создания ярких образов ис­полненного желания для ускорения его исполнения.

Процесс визуализации побуждает вновь обратиться к проблеме персональной идентич­ности, метафизическая сторона которой связана с воспроизведением отношения индивиду­ального Я с определенным предметным основанием. Визуальный образ и слово в равной степени выступают такими основаниями в культуре.

Каждое средство идентификации делает мир соразмерным человеку. Образность привязывает человека к феноменальной стороне жизни, где доминирует множествен­ность отдельных элементов реальности. Клиповость образов оборачивается клиповой идентичностью. Слово обращает человека к сущностной стороне реальности. Современ­ный человек нуждается в слове-опоре, фиксирующем не случайное, ситуативное, а необ­ходимое и устойчивое.

Человек всегда относится к миру страстно. Страсть как гиперрефлексия возникает в условиях тотального релятивизма, когда все предметные основания персональной идентичности становятся текучими. Вещественно-предметные форм культуры превра­щаются в стремительно растущее множество предметов сиюминутного потребления. Образно-символические формы благодаря современным технико-технологическим возможностям тоже с трудом поддаются учету и контролю. Не являются исключением и слова: старые не всегда жизнеспособны; новых - не мало, но за ними не выявляется новый устойчивый смысл. Ситуация «текучей современности» налицо, но налицо и текучая идентичность.

Необходимо противостоять и агрессии визуальности, и нашествию многословия.

Проблема российской коллективной идентичности The problem of Russion collective identity

Петрова М.В.

Ижевский государственный технический университет, г. Ижевск E-mail: ssillver@udm.ru

В настоящее время в философской литературе широко представлен дискурс по теме идентичности. Предлагаем рассмотреть феномен российской коллективной идентичности через его проблематизацию.

На наш взгляд, сегодня существует реальная опасность разрушения российской коллек­тивной идентичности. После гибели Советского Союза, смены экономического и политиче­ского строя общества понятие «советский народ», на базе которого формировалась опреде­ленная историческая общность людей, перестает работать. Инерция жизни социальных ор­ганизмов еще продолжает удерживать общество в определенной целостности, но многие процессы, протекающие сегодня, не укрепляют основы российской коллективной идентич­ности. Проанализируем шаги, которые предпринимает политическая элита в этом направле­нии. В настоящее время в политическом пространстве представлено несколько векторов преодоления кризиса.

Вариант первый. Предлагается вернуться к механизмам коллективной идентичности, вы­работанным в дореволюционной России. Производится реанимация теории официальной народности, принципы которой были сформулированы, как известно, графом С.С. Уваровым еще в 1832 г. -«православие, самодержавие, народность». В этом контексте логично выгля­дят процессы восстановления института церкви, повышения статуса религии в обществе, утверждения авторитарного типа власти. Новая формула выглядит так: православная духов­ность, государственность, народность. Вариант второй. Делается ставка на опыт США. Предлагается создать в России свой великий плавильный котел и таким образом решить проблему российской идентичности. Вариант третий. Осуществляется ориентация на рус­ский национализм в рамках идеи унитарного государства.

Этническая идентичность и толерантность Ethnical identity and tolerance

Поликанова Е.П.

Московский государственный университет им.М.В.Ломоносова, г. Москва

E-mail: epmgy@mail.ru

Сегодня этнические проблемы являются наиболее острыми, болезненными и, наверное, трудно разрешимыми. Унификация культурных, духовных ценностей, и, конечно, матери­альных является источником, подпитывающим этнические проблемы. Наиболее современ­ным является понимание этноса как исторически сложившейся общности людей на опреде­ленной территории, обладающей стабильными особенностями культуры (в том числе языка) этническим самосознанием, этнической идентичностью. Исключительными или же взаимо­дополняющими друг друга факторами общности людей в сообществах являются: биологиче­ское родство, язык, культурные традиции и обычаи, религия, коллективные представления, ценностные ориентации и социальный статус. Можно сказать именно вера в свое существо­вание дает возможность существовать общности. Что такое этническая идентичность? Это всегда консолидация этнической общности, ощущение принадлежности к общности, ее обы­чаям, традициям, религии, этнокультуре. Этнос консолидируется через самоутверждение и утверждение своей исключительности.Идеал этноса - это то, во что верит этнос, это модель будущего, которая выступает духовным регулятором поведения человека. Для того чтобы идеал сформировался, необходима идеология, этническая идеология, которая является ин­струментом ориентирующим в обществе. Глобализация заставила по- иному взглянуть на смысл различий этносов и принять их и в этих условиях толерантное поведение, толерант­ность как терпимость к чужим мнениям, верованиям, иному поведению приобретает особое значение, ибо только оно приводит к диалогу, мирномусосуществованию,квзаимодействию и реальной взаимозависимости. Толерантность - это всегда терпимость, и это универсальная форма существования людей в обществе и существования человечества. Толерантность се­годня понимается как терпимость, но не безразличие, а всегда активная позиция, активное отношение, которое сформировалось у человека свободного общества на признании прав и свобод каждого человека, осознающего свои ценности.

Трансформация идентичности в пространстве Интернет Identity transformation in space the Internet

Пронин В.В.

Нижегородский государственный университет им.Н.И.Лобачевского, г. Нижний Новгород

E-mail: pronn@yandex.ru

Трансформация такого явления, как «идентичность», определяется качественными пере­менами, происходящими в обществе. Интернет рассматривается как новая форма бытия, которую человек произвел, сам того не желая и не имея возможности предвидеть результат. Все больше становится пользователей, для которых мировая сеть стала фактически средой обитания, сферой приложения своих ценностей и желаний, областью реализации своих мо­тиваций.

Виртуальная идентичность, основываясь на идентичности реальной, приобретает новые качества. Происходит трансформация идентичности, после которой человек получает воз­можность выразить только в своем сознании все стороны своего многогранного «Я». А часть этих сторон - причем гораздо большую, чем в реальности - можно выразить в сети. И что важно - услышать или прочитать между строк мнение собеседников, людей, по определе­нию, интересных и готовых разделить чьи-то взгляды.

Взаимодействие реального и интернет-пространства построено на иных законах, нежели карнавальное шоу и реальность. Сегодня можно выбрать себе любую (одну, две, сколько угодно) маску с любыми характеристиками, а затем, в процессе общения в сети, обогащать маску личной историей. И жить в «виртуальной реальности», пребывая одновременно в не­скольких образах, среди которых материальный образ становится не более чем пристанищем для придуманного сообщества виртуальных сущностей.

Найти для себя иной мир и жить в нем - идея не новая и молодежи свойственная, в ней выражается протест против существующего мира. Но реальной силы, способной изменить общество, контркультуры прежде не представляли. Сегодня мы наблюдаем, как контркуль­тура уверенно дополняет, а во многом просто вытесняет привычную культуру и сама зани­мает ее место. При этом неизбежно появляются новые роли (новые идентичности), происхо­дит переоценка ценностей, в том числе и материальных.

Принципиальной новизны в подобной смене ценностей нет - смена поколений всегда со­провождалась подобными процессами. Новизна в другом - Интернет все более вмешивается в дела реального мира. Практически все основные направления человеческой деятельности - бизнес, реклама, наука, искусство, спорт - используют сети как пространство реализации своих усилий. Новая культура отвечает на новые вызовы, а для этого нужны новые меха­низмы, способные поддерживать структуру общественных отношений, про которую писал Х.Ортега-и-Гассет. Такие механизмы и предоставляет сегодня человеку виртуальный мир, мир файлов, сайтов, логинов и ников.

Дух музыки в контексте идеи исторического самосознания Тимиряева А. У.

Башкирский государственный университет, г. Кумертау E-mail: timiryaeva83@mail.ru

Дух музыки оказывает воздействие на историческое самосознание в том плане, что эта музыка является классической, т.е. развивается независимо от внешних воздействий за счет накопленного в культурном прошлом нравственного и эстетического потенциала.

Музыка, как и философия, отражает историческую эпоху и в то же время постоянно вос­производит устойчивые связи в сложном взаимодействии объективного и субъективного, стихийного и сознательного, прошлого и настоящего.

Историческое самосознание задает потенцию(силу) самоопределения музыкального и поэтического бытия. Эта сила самоопределения есть особое качество исторического субъек­та деятельности, способного оказать воздействие на сам творческий процесс, в структуре которого музыка представляет собой «квинт эссенцию» фундаментальных ценностей бытия, поскольку соответствует высшим духовным потребностям и интересам человека.

Музыка (особенно в классическом своем варианте), направлена на то, чтобы выявить вибрации, которые есть способ воздействия на человека и на дух эпохи. Музыкальные виб­рации обладают как позитивно-созидательной, так и негативной, разрушительной силой. Классическая музыка погружает человека в состояние духовного «самоуглубления», способ­ствуя, в конечном счете, становлению исторического самосознания, которое гармонизирует отношения человека и Вселенной.

При этом, историко-социальное измерение музыки проявляется в самом факте «запазды­вания» экзистенции музыкального произведения. Данный факт позволяет высказать ту мысль, что историческое, культурное и самосознание как бы «предпринимается» над самими границами эпохи.

Человек, п своей природе, имеет высшее достоинство и назначение, состоящее в свободе от внешних, земных привязанностей, заблуждений и страстей. Но данное освобождение не есть бытие «взаймы», а есть некая музыка, рождающая чувство невозмутимости, безмятеж­ности.

Конструирование личностной идентичности через призму медийных и сетевых технологий Personal Identity Construction Through the Media and Network Technologies

Труфанова Е.О.

Учреждение Российской академии наук Институт философии РАН, г. Москва E-mail: eltrufanova@gmail.com

Одной из основных проблем в исследованиях современного субъекта познания является проблема его личностной идентичности. Современная личностная идентичность представля­ет собой крайне сложную структуру, которая не только является результатом сложного про­цесса конструирования, но и постоянно вынуждена подвергаться реконструированию. В сложном процессе становления личности главенствующую роль играет социальное констру­ирование, т.е. конструирование в результате воздействия на индивида социокультурной сре­ды, в которой происходит его развитие. Именно в результате социального конструирования формируются не только основные личностные особенности, но и способы идентифика­ции и самоидентификации субъекта. В современном мире социокультурное влияние на процесс конструирования идентичности субъекта транслируется не только напрямую, непосредственно, но и опосредованно - с помощью медийных и сетевых технологий. Именно развитие и распространение технологий глобальных коммуникаций, перешед­шее в активную стадию где-то с конца 90-х гг. ХХ века стало главной характеристикой новой эпохи в развитии общества и общественного сознания.

Медийные и сетевые технологии участвуют в построении индивидуальной картины мира субъекта (будь то индивид или группа), однако они не являются нейтральными ис­точниками знания и транслируют всегда не столько общие социокультурные стереоти­пы, сколько навязывают необходимые стереотипы и идеи, отбор которых осуществляет­ся политическими и экономическими силами. Интернет в этом смысле представляет со­бой более «демократичную» площадку нежели СМИ, однако и его развитие идет в сто­рону коммерциализации и политизации. Можно уверенно сказать, что от степени обще­ственно-политического контроля, который будет осуществляться над медийными и сете­выми технологиями, будет зависеть и то, каким образом будет конструироваться иден­тичность субъекта.

Конфликты идентичности в обществах на этапе транзита Conflicts of identities in transforming societies

Шарова В.Л.

Государственный академический университет гуманитарных наук., г. Москва E-mail: veronika.sharova@gmail.com

В сложно устроенном, дифференцированном человеческом обществе конфликты воз­никают не только по поводу разности интересов: проходят они и по линии водораздела ценностей, норм, традиций. Влияние культурных факторов на политические процессы - неоспоримая реальность современного мира. Дихотомия мы - они лежит в основе так называемых конфликтов идентичности, которые в сфере практической политики и на уровне обыденного знания трактуются как конфликты межнациональные межэтнические и т.п. Культура стала сейчас повсеместно применяемым синонимом идентичности, отме­чает профессор Йельского университета Сейла Бенхабиб в работе Притязания культуры. Равенство и разнообразие в глобальную эру.

Попытки осознать себя в качестве общего «мы» своим продолжением имеет консти- туирование образа «они». Дружественны ли, нейтральны ли «они», или за этим скрыва­ется образ Врага? Критерии принадлежности к «врагу» часто строятся именно на разно­сти культурных особенностей. Разность мировоззрений становится мощным конфликто­генным фактором. Особенно ярко проявляется он в обществах переходного типа, на эта­пе транзита, когда крушение прежней системы ценностей влечет за собой формирование новой социально-политической мифологии на фоне объективных социоэкономических проблем. Антицыганские выступления в ряде стран Восточной Европы, проблема «не­граждан» в Прибалтике, массовая кавказофобия в России - наглядные тому свидетель­ства.

Все громче раздаются утверждения о глобальном кризисе модели мультикультура- лизма, якобы провалившейся на Западе и не состоявшейся в России. Имеется ли в виду дальнейшее формирование замкнутых культурных анклавов, лишь терпящих сосуще­ствование рядом друг с другом? Едва ли крах подобной модели заслуживает сожаления. Но речь может идти и о постоянном диалоге по поводу мировоззрений, по поводу иден­тичностей, в рамках которого только и возможно приращение знания о Другом и выра­ботка навыков сознательного, доброжелательного общежития на этапе масштабных трансформаций.

Антропосоциальная мнемология в отечественной философии XIX-XX вв.

Фёдоров О. С.

Нижнекамский химико-технологический институт (филиал) Казанского национального исследовательского технологического университета, г. Нижнекамск E-mail: fyodorov68@mail.ru

В отечественной философии XIX-XX вв. зародилась антропосоциальная мнемология - учение о человеческой памяти. Её исследование разворачивается в рамках анализа триады «человек - общество - Бог». Исторически первым направлением исследований человеческой памяти стало духовно-социальное.

Его представляют религиозно ориентированные русские философы XIX - первой по­ловины XX века, занимающиеся разработкой следующих концептов человеческой памя­ти: «память-бытие», «память-творчество», «память-душа», «память-время», «память- социальность», «память-история», «память-самоидентификация».

Заложил основы духовно-социального направления исследований человеческой па­мяти в отечественной философии П.Я. Чаадаев. Значительное внимание феномену памя­ти в русле этой традиции уделил В.С. Соловьев. Онтологическую тему взаимосвязи Бога и памяти (Софии), развитую В.С. Соловьевым, продолжил П.А. Флоренский. Через тему Софии память тесно смыкается с проблемой вечности и времени у С.Н. Булгакова. Тема победы человечества над временем с помощью памяти присутствует в творчестве Н.Ф. Федорова и В.Н. Муравьева. У Л.П. Карсавина онтология памяти теснейшим образом связана с проблемой времени и социальной философией. Связь истории человеческого духа с историей мира, осуществляющаяся посредством человеческой памяти, выделяется и в философии Н.А. Бердяева. Но наибольшее развитие онтологические концепты памя­ти получают, по нашему мнению, в философском творчестве С.Л. Франка. Он включил проблематику памяти в анализ бытия души человека и духовной жизни общества.

В произведениях вышеуказанных философов большое значение приобретают понятия «единство», «целостность», «соборность».

Забывание отечественными философами понимается не как уход из бытия в небытие, а как временное «отчуждение» в потенциальное небытие, после которого идет вызыва­ние из потенциальности (актуализация как творческий акт).

Основная функция человеческой памяти, по мнению отечественных религиозных ф и- лософов, состоит в обеспечении целостности индивидуальности (душевной жизни).

Проблемные векторы идентификационных процессов в постсоветской России The Problems directions of the Identification processes in the Post-sovietian Russian

Фунтусов В. С.

Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет,

г. Владивосток E-mail: FVS44@yandex.ru

Российский человек в ХХ веке вынужден был дважды находиться в мучительной ломке прежней идентичности и формированием новой. Современный же этап, связанный с распа­дом СССР, еще масштабнее дезориентировал нашего соотечественника по всем ментальным векторам социальной жизни. Первое. В динамике прежнего распада сохраняется неопреде­ленность и аморфность целесуществования при отсутствии целеразвития, что предполагает наличие универсального ценностного скрепляющего все элементы социальной жизни цен­ностного ядра, Абсолюта. Второе. Отсутствие аксиологического созидательного компонента ведет к отсутствию креативного мобилизационного Мегапроекта, который бы помог мини­мизировать нарастающий процесс гетерогенизации сегодняшнего общества и способствовал бы идентификационные устремления конвергировать в созидательные трансформационные процессы, соединяя в себе взаимопротиворечивые его стороны - традиционализацию и ли­берализацию. Третье. Трансформация, как и идентификация - это целостные процессы, охватывающие собой повсюдно все сферы жизни. Самоопределение в настоящем непрерыв­но идет через ментальные каналы культурной памяти. Историческая память, в свою очередь, амбивалентна, избирательна и хранит в себе как созидательную энергию фактов, так и раз­рушительную. Необходима выверенная новая нарратология. Перестроечные интерпретаторы исторического исчерпали себя из-за отсутствия креативных начал, расщепили единую куль­турную почву, подогрев враждующую этническую энергию. Четвертое. Необходима выве­ренная, наступательная борьба за действенность и чистоту русского языка как культурного надэтнического скрепа. Перекосы в лингвистической политике, где приоритет отдавался малым языкам, привели к этническим конфликтным напряжениям. Концепты соборность, всеединство должны рассматриваться как аксиологический ориентир в формировании новой российской цивилизации. Лексические единицы такие, какпрезидент,спикер, полицейский свидетельствует о том, с кем наша политическая элита.

<< | >>
Источник: VI Российский философский конгресс. Философия в современном мире: диалог мировоззрений. Материалы (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012 г.). Том III. 2012

Еще по теме Круглый стол ФИЛОСОФИЯ РОССИЙСКОЙ КОЛЛЕКТИВНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПАМЯТИ:

  1. ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА. СОКРАЩЕНИЯ
  2. Введение
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  4. План монументальной пропаганды и разработка механизма воздействия на сознание и настроения граждан советской России
  5. § 9 Украинизация в период «развернутого наступления социализма по всему фронту» (1928-1932 гг.)
  6. Содержание
  7. Круглый стол ФИЛОСОФИЯ РОССИЙСКОЙ КОЛЛЕКТИВНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПАМЯТИ