<<
>>

Круглый стол ФИЛОСОФИЯ ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТИ: БИОЭТИКА, ИННОВАТИКА, ЭКОЛОГИЯ


Биоэтика и развитие нанотехнологий Bioethical values and development of nanotechnologies

Белялетдинов Р.Р.

Институт философии РАН, г. Москва E-mail: airfind@gmail.com

Новые технологии порождают ценностные этические конфликты, снятие которых лежит в плоскости междисциплинарного диалога.

Обычно это процесс начинается с моделирова­ния рисков, алармизма, а заканчивается нахождением пути, или, точнее, компромисса, в рамках которого технология может развиваться, не угрожая жизни и здоровью людей. Как правило этот компромисс оформляется в форме этических кодексов, норм и т.п., регулиру­ющих ту или иную сферу исследовательской и производственной деятельности.

Между тем, интересно отметить, что нанотехнологии выделяются в ряду новых техноло­гий поскольку меняют уже сложившуюся траектории экспертизы как допуска рисков в об­мен на блага. Непредсказуемость свойств нано частиц, созданных при помощи нанотехноло­гий, является проблемой, которая подрывает саму идею этической экспертизы, так как не позволяет более-менее четко дать оценку возможных рисков. В связи с этим происходит столкновение ценностей технического развития и безопасности, предсказуемости и факти­ческой неконтролируемости, ставшее одной из основных биоэтических проблем развития нанотехнологий. Рефлексия биоэтического и социального контекста нанотехнологий не столько изменили этическую методологию оценки новых технологий, сколько вывели саму идею риска на новый уровень видения риска как неотъемлемого элемента развития. Некото­рые авторы в своих размышлениях уже не пытаются разделить риски на максимально допу­стимые и неприемлемые, а включить все совокупность технологических издержек в траек­торию сознательного ответственного выбора.

Иммунология как фактор интеграции различных мировоззренческих систем в медицине Immunology as integration factor of different philosophical systems in medicine

Булдакова Ю.Р.[1], Головизнин М.В.1, Dagvateseren B,

Chimedragchaa Ch.[2], Varlamova T.S.2, Altantsetseg A.2, Uuganbayar B.2

монгольской) медицины, где подход к норме и патологии традиционно связан с изучением «целого» раньше частей, понятие болезни трактуется как нарушение равновесия между ча­стями организма, а лечение представлялось как восстановление баланса. Попытки синтеза «западного» и «восточного» регуляторных подходов, поиск параллелей между традицион­ными системами регуляции тибето-монгольской медицины «rLung», «mKhris» и «Bad Kan» («ветер», «желчь» и «слизь») и нейроэндокринной регуляцией предпринимаются в частно­сти в Монголии. Современная иммунология также может явиться «мостом» между «запад­ным» и «восточным» подходами в медицине. Иммунная система есть лабильная, структура с прямыми и обратными связями. Принцип баланса показателей у конкретного индивида как основа нормы и дисбаланса как основа иммунопатологии на наш взгляд больше близок к «восточному» интегральному подходу к болезни, чем к «западному» принципу диагностики, то есть «распознавания», разделения целого на части. Параллели между современной имму­нологией и восточной медициной пока не изучены. Гипотетически эффекты «rLung» («вет­ра») могут быть сопоставимы с эффектами хемокинов, «mKhris» («желчи») с эффектами «хелперных» а «Bad Kan» («слизи») - «супрессорных» иммунных факторов.

Проблематика топологического подхода к общей патологии Problematics of the topological approach to the general pathology

Васильев О.С.

НИИ Спорта Российского государственного университета физической культуры,

спорта и туризма, г. Москва E-mail: iaam@yandex.ru

Патология не знает границ отдельных специальностей , (И.В. Давыдовский).

Анатомо-физиологическая сложность строения человеческого тела проявляется в нетриви- альности его пространственной организации. На протяжении ряда лет исследователи разных отраслей знания искали способы адекватного пространственного представления человеческого тела. 1852—1859 гг. хирург Н.И. Пирогов выпустил атлас «Топографическая анатомия, иллю­стрированная веденными в трех направлениях распилами через замороженные человеческие трупы». В. 1946 г. патолог Р. Вирхов указывал на ограниченность рассмотрения анатомического материала в простых пространственных отношениях. В 1947г. физиолог Н.А. Бернштейн ставит вопрос о топологическом характере нервно-мышечной регуляции движения. В 1947г. биолог К. Уоддингтон поставил вопрос о необходимости создания теории топологического типа, общей для всех биологических структур, которая могла бы оперировать такими понятиями как изгиба­ние, склеивание, образование дырок и выпячивания в определенных участках.

Фундаментальные достижения в осознании топологического подхода ко всему живому принадлежат В.И. Вернадскому (1863—1945) и Н.А. Бернштейну (1896-1966).

Вернадский выдвинул фундаментальное предложение - исследовать не столько геомет­рическую форму живых организмов, сколько геометрию пространства ими обусловливаемо­го. Он полагал, что в окружающее нас пространство включены дисперсным образом и в дисперсной форме бесчисленные мелкие римановские пространства живого вещества. К сожалению, тип геометрии пространства живого до сих пор не известен.

К началу XXI века клиническая медицина вплотную подошла к топологическому взгляду на пространственную организацию человеческого тела. К топологическим можно отнести практически все органические и функциональные изменения в организме человека. Однако, в силу сложности меж- и трансдисциплинарного диалога, перехода к топологическому дис­курсу в клинической медицине еще не произошло.

Творческий акт и творческая личность глазами врача The creative act and creative presonality through the eyes of medical doctor

Головизнин М.В.

Московский государственный медико-стоматологический университет, г. Москва

E-mail: mvasilef@mail.ru

Проблемы творчества и творческой личности формально не лежат на пересечении фило­софской и медицинской реальностей и вполне разрешимы в рамках гуманитарного знания. Вместе с тем, «взаимопроникновение» медицины и философии художественного творчества имеет разноплановый характер и длительную историю. Достаточно упомянуть попытки взгляда на творчество «извне», восходящие к трудам итальянского антрополога Ч. Лом- брозо, философские обобщения теоретиков художественного творчества, являвшихся меди­ками по образованию (А.А. Богданов, З. Фрейд), рефлексии самих творческих личностей, страдавших тяжелыми болезнями (В. Ван Гог). Философское познание творческого акта предполагает определение красоты как гармонии частей и целого и целостность личности художника в момент творческого акта как условие познания красоты. Медицинское изуче­ние патологии творческих личностей позволяет сделать аналогичные выводы. Так, анализ рисунков больных шизофренией, в том числе, профессиональных художников, выявляет признаки распада художественной формы, степень которого коррелирует с глубиной рас­щепления психики больного. Функциональная асимметрия полушарий мозга была открыта нейрофизиологами и изучена в рамках психологии, однако, именно клиника продемонстри­ровала утрату либо образного либо, формально-логического компонентов творческого про­цесса у больных с изолированным поражением соответственно правого или левого полуша­рия. Психологи и философы выдвинули тезис о «наивном» восприятии мира творческими личностями. Медицинские наблюдения за погруженными в гипнотический сон людьми при внушении «регрессии возраста» показали, что пласты психики, имеющей отношение к ран­нему детству, существуют у взрослых в «дремлющем состоянии» и могут активироваться. Т.о., целостность личности как необходимое условие создания красоты, может быть пред­ставлена как результат синхронизации горизонтальных (право-и левополушарных) взаимо­связей, и взаимопроникновения «вертикальных» (сознательных и бессознательных) слоев психики.

Предпосылки и причины появления биоэтики в современном мире Origin of bioethics in modern world - premiseses and reasons

Засухина В. Н.

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет имени Н. Г. Чернышевского, г. Чита E-mail: zasuha_72@mail.ru

Появление биоэтики в современном мире никак нельзя назвать случайным, оно имело предпосылки.

Возникновение правозащитного движения. В его рамках был поставлен ряд серьезных проблем, в том числе и таких, которые имеют четкую биоэтическую направленность: про­блема общественных приоритетов: что значимее для общества - научные интересы или же здоровье и благополучие отдельно взятого человека; проблема защиты прав и свобод от­дельно взятого человека - защиты в том числе и от произвола со стороны экспериментиру­ющих ученых.

Именно в рамках правозащитного движения были сформированы два важнейших для биоэтики принципа: «добровольное информированное согласие» и «автономия личности.

Наращение социальных функций медицины.

В середине прошлого века начинают обращать внимание на то, что здоровье - это фено­мен не чисто медицинский, а включающий в себя помимо психофизиологических компонен­тов еще и социальные. Возникают понятия «социальное здоровье» и «социальные предпо­сылки физического здоровья».

Появление экологического, или «зеленого» движения было вызвано кризисом во взаимо­отношениях между обществом и природной средой, положившим конец оптимистичному отношению к научно-техническому прогрессу.

Процесс антропологизации научного и философского познания, под влиянием которого формируются новые методологические подходы и принципы. Целью науки становится не столько научная истина, сколько ее соотнесенность с нравственностью и безопасностью че­ловека.

Появление междисциплинарных стратегий развития науки.

Биоэтика является такого рода наукой, которая интегрирует те знания естественных и социально-гуманитарных наук, которые могут быть полезными в защите жизни, здоровья и благополучия человека от всего опасного, что несут в себе открытия современной цивилиза­ции.

Появление биоэтики обусловлено многими причинами:

- растущий разрыв между естественнонаучным и социально-гуманитарным знанием, научным и нравственным развитием общества;

- серьезные ценностные сдвиги и внутри медицины;

- необходимость вывести обсуждение моральных проблем биомедицинских наук и здра­воохранения из узко корпоративной сферы;

- возникновение новых медицинских технологий, которые породили множество острей­ших проблем, требующих жесткого юридического и морального регулирования;

- растущая взаимозависимость научных и социальных реалий современности;

- необходимость возвращения доверия к научному прогрессу и традиционной медицине.

Маргинализация этномедицины в трансдисциплинарном биоэтическом диалоге Marginalization of ethnomedicine in transdisciplinary bioethical dialogue

Исаева Ю.А.

Нижегородская государственная медицинская академия, г. Нижний Новгород

E-mail: l20009@yandex.ru

Рассматривая современные биоэтические проблемы, мы говорим о необходимости тран­сдисциплинарного подхода, объединяющего «усилия экспертов и представителей обще­ственности в совместное действие». Сейчас более важен вопрос о характере подобного диа­лога, нежели о его участниках, т.к. формирующаяся идеология постнеклассической науки требует обрисовки базовых понятий и процессов, что отвлекает от деталей. И все же, кто они, эти эксперты и представители общественного мнения?

Традиционно считается, что в эту когорту в обязательном порядке должны входить фи­лософы, врачи, биологи, юристы, богословы. При таком подходе игнорируется довольно весомая система представлений о человеческом теле, здоровье и болезни, которая традици­онно формируется в каждой культуре.

В нашем сознании прочно укоренилось восприятие биомедицины как своеобразной ва­вилонской башни: «нерассеянное», универсальное, монументальное знание стремиться ввысь к торжеству бессмертия человеческой телесности подобно стенам легендарного со­оружения. Это, с одной стороны, отводит биомедицине лидирующие позиции в нашем со­знании, а с другой стороны, служит источником разнообразных этических рефлексий, вос­принимаемых зачастую как неразрешимые. Последнее происходит потому, что главной в биомедицине является знаниевая компонента, на которой затем наращивается этический контекст.

Этномедицина проигрывает биомедицине в знаниевой сфере, но может дать многое в трансдисциплинарном диалоге, поскольку изначально сохраняет и развивает этический и социальный контекст человеческой телесности.

Вопрос, в каком виде этномедицина должна присутствовать в процессе исследования биоэтических проблем, требует серьезных размышлений, но стоит подчеркнуть: ее искус­ственная маргинализация существенно сужает трансдисциплинарный диалог.

Философские аспекты гуманитарной биологии - новой модели биологического образования Philosophical aspects of human biology - the new model of biological education

Карташова Е.Р.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва E-mail: nvfitiskina@mail.ru

В настоящее время на стыке естественных и гуманитарных знаний активно развивается гуманитарная биология, которая охватывает все возможные вклады современных биологи­ческих наук в жизни общества. Гуманитарная биология включает в себя междисциплинар­ные биолого-гуманитарные научные направления, в том числе общие представления о муд­рости строения и функций живых организмов - биософию; философию жизни, уже не как свойство биоса, а как многоплановое понятие культуры с разными представлениями о цен­ностях, предающих смысл человеческой жизни; биополитику, способствующую формирова­нию гражданской позиции в социальном поведении и политической жизни человека; всеоб­щую экологию, базирующуюся на фундаменте биологической науки, включающую нрав­ственный аспект взаимодействия человека с природой, что также характерно для биоэтики и биоэстетики. В гуманитарную биологию входит также биосемиотика и эволюционная эпи­стемология, помогающая разобраться в границах нашего познания и понимания.

Все эти разделы гуманитарной биологии выступают как комплексное целое, имеют единую основу, заключающуюся в обобщенном философском понимании роли коэволю- ционного процесса общества с биосферой. В настоящее время общество должно стре­миться в глобальном масштабе не допустить перехода биосферы в состояние, к которо­му человечество не адаптировано. Человечество не должно нарушать стабильности сво­ей экологической ниши в результате техногенного развития. Всю сложность данной проблемы отчетливо понимал еще в начале XX века В.И. Вернадский, уловивший зако­номерную связь между материально-энергетической структурой биосферы и человече­ством. Гуманитарные биологи свою просветительско-педагогическую деятельность ви­дят в том, чтобы как можно большая общность людей, в первую очередь молодое поко­ление, в своей практической деятельности осознало планетарную роль вида Homo sapi­ens - особого вида сущего, субъекта социального процесса, творца культуры и стала га­рантом сохранения биоса во всех его формах.

Медицинская антропология в перспективе гуманитарных методологий Medical Anthropology in the perspective of humanitarian methodologies

Кириленко Е.И.

Сибирский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития России,

г. Томск E-mail: e.kirilenko@ngs.ru

Медико-антропологические исследования, ориентированные на сопряжение медицины и гуманитаристики, - императив времени: медицина сегодня заняла важнейшее место в «архи­тектуре гуманитарных наук» (Фуко).

Анализ медицины в логике структурно-функционального подхода может стимулировать обсуждение вопроса о статусе медицины в системе культуры и диспозиции различных куль­турных систем.

Герменевтически ориентированные методологии позволяют раскрыть специфику меди­цинского опыта.

Семиотический подход рассматривает медицинские предметы как элементы культурного текста, включенные в его синтаксис (в ситуации с неясной этиологией заболевания возмож­на отсылка к укорененным и мифологизированным в культурном сознании болезням).

Анализ культурной семантики медицинских предметов ориентирует на их символиче­ское прочтение. Лекарство помимо непосредственно функционального назначения может представать как знак социальной идентификации, как коммерческий продукт, и т.д.

В перспективе феноменологического анализа медицинский опыт открывается как направленность сознания на предметы, содержательно ограниченная полюсами здоровье - болезнь. В своем становлении этот опыт связан со сферой первичных смыслов жизненного мира, которые соприсутствуют в процедурах оформления релевантных для медицинского опыта содержаний.

Эффект лекарств «символического действия» - это отклик медицинского опыта на уко­рененные в культурном сознании структуры.

Социальная феноменология реабилитирует мир повседневности как «верховную реаль­ность» в сфере значений (А.Щюц), как область смыслов, явным или скрытым образом про­являющихся в виде устойчивых структур медицинского сознания и поведения, выражающих культурное своеобразие медицинского опыта.

Феноменологический подход предполагает символическую интерпретацию медицинских предметов как носителей «интерпретационных релевантностей» (А. Щюц), позволяющих увидеть различное содержательное наполнение структур медицинского опыта в различных культурных контекстах и жизненных мирах.

Философия трансдисциплинарности как реинкарнация изначального вопрошания The philosophy of transdisciplinarity as the reincarnation of the original questioning

Российский гуманитарный научный фонд, г. Москва E-mail: larisaki@rfh.ru

1. Поступок современного человека, неважно в мысли или действии, неразрывно связан с поэтическим (в смысле поэзиса как произведения) преступлением. Вспоминается у Цветае­вой: «Каждое поступить есть преступить - чей-то закон: человеческий, божеский или соб­ственный». Поэтому в многомирье человеческого «дома культуры» из разных углов (фило­софских, научных, политических, экономических, богоословских и т.д.) звучит слово «кри­зис». Поступаясь классическими нормами, историческая ситуация вынуждает «преступать себя», совершать поступок творческого преобразования мира. При этом, заглядывая за пре­делы себя, человек, в тоже время, оглядывается на себя как возможность самого себя.

2. Парадоксальность заглядывания за рамки себя в том, что «возможность себя» открыва­ется не просто как прокурсивное узнавание себя в некоторой новации (неважно какого ро­да), но как такое дискурсивное действие, которое содержит в себе и план рекурсивного воз­вращения к началам.

3. В этом «заглядывании» человек одновременно активно действующая (ответственная) сторона и сторона страдательная, активно-пассивно отвечающая на вызов конкретной ситу­ации в уникальный момент времени. Он различает себя в экзистенциальном интервале пе­реживания выхода за то, что установлено как известное к тому, что в нем загадано как воз­можное. Этот интервал как срединное существование идентифицирует человека как присут­ствующего. Пределами интервала выступают классические антитезы единого и многого, тождественного и инакового, бытийствующего и становящегося и т.д.

В выступлении (за-ступлении - пре-ступлении) будет показано с отсылкой на проблемы биоэтики и экологии то, что философия трансдисциплинарности по сути является реинкар­нацией проблем начала философствования как такового.

Трансдисциплинарные узлы знания и инновационные прорывы в науках о жизни и когнитивных науках Transdisciplinary Nodes of Knowledge and Innovative Breakthoughs in Life Sciences and Cognitive Science

Князева Е.

Институт философии Российской академии наук, г. Москва E-mail: helena_knyazeva@mail.ru

Характерной особенностью современной науки является порождение сложных трансдис­циплинарных узлов знаний. Именно на трансдисциплинарных полях исследований осу­ществляется сегодня конструктивный диалог между специалистами разных дисциплин, рождается новое знание, происходят инновационные прорывы в понимании мира. Феномен трансдисциплинарности имеет свои особенности и отличается от междисциплинарности и полидисциплинарности. Интенсивно развиваются такие области трансдисциплинарных ис­следований, как теория сложных адаптивных систем (называемая в России чаще всего си­нергетикой), исследования будущего (futures studies), когнитивная наука (cognitive science) и науки о жизни (life sciences). В науки о жизни входят ныне не только собственно биология, но и нейрофизиология, нейропсихиатрия, нейролингвистика и даже нейрофилософия, а так­же биоэтика и более специальная ее часть медицинская этика. Если в XX веке флагманские концепции науки возникали на базе физики и астрономии, то в XXI веке лидерство явно пе­рехватили науки о жизни с биологией и медициной в их ядре. Именно науки о жизни дают мощные импульсы для развития всего комплекса когнитивных наук и современной эписте­мологии в том числе. Наиболее важными методологическими подходами в когнитивной науке, эпистемологии, прогнозировании и биоэтике являются когнитивный, феноменологи­ческий, динамический, экологический, конструктивистский и так называемый тройственный подход к познанию - triple E approach - Embodied, Embedded and Enactive Cognition. Внима­ние к человеческой когнитивности, всех пластов сознания и тела-сознания, интуиции и ло­гики усиливается во всех областях науки, вплоть до микроэкономики. Интерес к феномено­логии в духе Э. Гуссерля и М. Мерло-Понти усиливается благодаря изучению непосред­ственного опыта сознания и его субъективных качеств - qualia. В основе динамического подхода, являющегося современным продолжением и расширением традиционного эволю­ционно-эпистемологического подхода (К. Лоренц, Д. Кэмпбелл, К. Поппер).

Гибриды и химеры человека и животного. От мифологии к биотехнологии Hybrids and chimaeras of human and animal. From mythology to biotechnology

Кожевникова М.

Институт философии Российской академии наук, г. Москва E-mail: kmagdalena@yandex.ru

Достижения биотехнологий позволяют предполагать, что скоро человек сможет размно­жаться новым, «неестественным» образом, менять свой геном, передавать эти изменения по наследству, что повлияет на структуру отдельных семей и общества в целом. Возникает во­прос, будут ли люди будущего людьми в нашем понимании этого слова? Сегодня проводят­ся эксперименты по созданию гибридов и химер человека и животного в трех областях: 1) пересадка человеческих эмбриональных стволовых или нервных клеток в мозги приматов (как эмбрионов, так и взрослых особей) и пересадка фрагментов мозга. 2) пересаживание тканей или эмбриональных стволовых клеток зародышевой линии в ранние эмбрионы, что может привести к производству человеческих эмбрионов в животных и эмбрионов живот­ных в человеке. 3) оплодотворение половых клеток человека и животного. Гибриды - это результат скрещивания двух организмов, в результате чего каждая клетка нового организма имеет полный состав генов родителей (исходных организмов). Химеры имеют клетки или органы других организмов, относящихся к тому же или другому биологическому виду. В значении организмов, включающих в себя человеческий и животный материал, химерами будут пациенты ксенотрансплантации и трансгенные животные с человеческими генами. Ключом, позволяющим приблизиться к решению вопроса, что представляет собой человек в контексте создания гибридов и химер человека и животного, является оппозиция культура- природа, которая служит не только познавательной структурой, но также способом бытия в мире. Химеры и гибриды (мифические и научные) можно рассматривать, как способ при­близиться человеку к миру природы, а современные эксперименты как продолжение куль­турных фантазий о человекозверях. Наука реализует образы, которые сопровождают челове­ка уже тысячи лет. Вопрос возникновения химер и гибридов не выдумка футурологов, а ре­альность, с которой мы встретимся еще при жизни. Философская и этическая подготовка человечества должна идти параллельно с развитием биотехнологий.

Бионика в междисциплинарном синтезе философии, архитектуры, биологии, экологии и других наук

Лавникевич Л.П.

Санкт-Петербургское философское общество, г. Санкт-Петербург E-mail: club-unisys@mail.ru

Как происходит эволюция? В природе она происходит с помощью двух основных факто­ров: мутации и селекции, в рукотворной природе через небольшие изменения и отбор. Эво­люция в технике, архитектуре происходит значительно быстрее, чем в природе, потому, что новизна чаще всего воспринимается положительно.

Закономерности формообразования живой природы можно использовать не только при создании новых технических систем, но и решая художественно-эстетические проблемы в архитектуре.

Интерес архитектуры к формообразованию в живой природе реализуется в направлении, которое называется бионикой. Бионика (от греч. bion - элемент жизни, буквально - живу­щий) - это область междисциплинарных теоретических исследований и практик тесно гра­ничащих с биологией, экологией, физикой, химией, кибернетикой, инженерными науками. Бионика решает свои задачи на основе анализа структуры и жизнедеятельности организмов живой природы и условно не живой. Но одной лишь логико-аналитической деятельности для решения задач и выдвигаемых архитектурной бионикой целей мало, необходимы мето­ды синтеза.

Бионика, это новая платформа переосмысления новых философских оснований человече­ской деятельности, это новое познание человеком мира и самого себя, это практика преобра­зования мира.

У природы есть свои законы, по которым происходит формообразование всех ее состав­ляющих систем и элементов. Одним из основополагающих является закон золотого сечения - это закон пропорциональной связи целого с его частями. Золотое сечение проявляется в формах живой природы, в архитектуре, а также за пределами предметного мира - в музыке и в математических алгоритмах. Оно представлено и как объективная характеристика динами­ки функциональных отправлений человеческого организма. В нем - суть проявления Гармо­нии Природы.( 1)

Кроме золотого сечения в архитектурной бионике есть еще ряд основных принципов, за­имствованных у природы, с помощью которых решаются красота и рациональность архи­тектурных решений.

Конкретная универсальность и биоэтика Concrete universality and Bioethics

Моисеев В.И.

Московский государственный медико-стоматологический университет, г. Москва

E-mail: vimo@list.ru

В докладе исследуется феномен так называемой «конкретной универсальности» - уни­версального знания, способного в результате определенной процедуры систематически при­лагаться к частным ситуациям. Наиболее известным примером конкретной универсальности выступают естественнонаучные законы, которые формулируются в виде универсальных суждений, где фигурируют переменные, на места которых можно подставлять частные зна­чения, получая конкретное знание. В докладе обсуждается тема границ подобного вида уни­версальности и возможностей её использования в биоэтическом дискурсе.

Отсутствие конкретной универсальности в гуманитарной области можно связать, с одной стороны, с отсутствием идеи переменной, и, с другой стороны, с использованием несуще­ственных переменных и основанных на них моделей.

Пытаясь двигаться к использованию в гуманитарном знании и (био)этике концепта пере­менной и существенных моделей, следует искать в этой сфере принципиально иные прими­тивы, которые лежат в иной смысловой плоскости и позволяют финитизировать дурную бесконечность абстрактно-универсальных построений.

В докладе выдвинута гипотеза, что таким принципиально новым примитивом гума­нитарного знания должна выступать идея субъектной инвариантности (симметрии). Сделаны попытки рассмотреть два вида такой инвариантности - основанной на варьиро­вании свободных детерминант действия и предполагающей структуру субъектного мно- гоединства.

Выдвигается принцип координации этих двух видов инвариантности - принцип универ­сализации объёма инвариантности действия. Исследуются различные как общеэтические, так и биоэтические примеры с этой точки зрения.

Формулируется идея главенства второго вида инвариантности как субъектного многоедин- ства. Этот вид инвариантности предлагается в качестве принципиально нового примитива по­строения гуманитарного знания. Нравственные определения действия предполагаются суще­ственными только в связи с влиянием на состояние и меру субъектного многоединства.

Надзирать и наказывать М. Фуко и проблемы современной биоэтики Observe and punish by M. Fucoult and problems of modern bioethics

Нагорных О.С., Нагорнов Е.А.

Нижегородская государственная медицинская академия, г. Нижний Новгород

E-mail: evnagor@yandex.ru

М. Фуко в работе «Надзирать и наказывать» констатирует смягчение наказания в класси­ческую эпоху, где исчезают публичные кровавые казни: «на смену палачу, этому прямому анатому страдания, приходит целая армия специалистов: надзиратели, врачи, тюремные священники, психиатры, психологи, воспитатели». Привело ли это к гуманизации индивиду­альной жизни, к освобождению от насилия? Согласно Фуко - нет. Да, мы уже не видим раз­рываемого тела, не видим крови. Аппарат наказания стал практически не виден и анонимен. Но в этом М. Фуко видит не ослабление, но усиление принуждения индивида.

Казни ушли в прошлое, но сам аппарат принуждения стал более тотальным, более диф­фузным и всепроникающим: ибо он охраняет уже не тело короля, но само общество, поэто­му, ни одна из сфер общественного производства уже не может быть нейтральной. Аппарат наказания становится существенным элементом зарождающейся биополитики: казнь усту­пает место наказанию, дисциплине и тюрьме, которые теперь экстраполируются на все об­щество. Создается принципиально новая экономия нормализующей власти, ставшей одной из основных функций современного общества. Исправлению подлежат уже не столько пре­ступления, акты агрессии, но прежде всего страсти, инстинкты, аномалии, физические недо­статки, неприспособленность и желания.

В конечном итоге дисциплинарному исправлению, на основе расширяющегося знания, подлежит душа индивида. Аппарат принуждения интересует не столько само наказание, сколько эффективные меры исправления преступника и последующего профилактического контроля. «Судьи нормальности окружают нас со всех сторон. Мы живем в обществе учите­ля-судьи, врача-судьи, «социального работника»-судьи; именно на них основывается повсе­местное господство нормативного; каждый индивид, где бы он ни находился, подчиняет ему свое тело, жесты, поведение, поступки, способности и успехи». Не только тюрьма, но и больница, и школа на рубеже XVIII-XIX веков становятся дисциплинарными аппаратами принуждения, объективирующими индивида.

Паритет окружающей природной среды и человека как проблема биоэтики Parity of environment and the person as the bioethics problem

Науменко О.А.

Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека, г. Ташкент E-mail: naumenko06@mail.ru

В современном противоречивом и глобализирующемся мире одними из самых актуаль­ных научных проблем являются проблемы развивающимися быстрыми темпами биоэтики.

В системе «Человек - Природа» гуманное отношение к природе и окружающей среде рассматривается с позиций её ценности и значимости по отношению к самому человеку. Правомерно ли данное отношение?

Природа обладает не меньшей ценностью, чем человек и поэтому ограничение вмеша­тельства человека в процессы, происходящие в природе, носит не просто номинальный ха­рактер. Необходимо соблюдать паритет в отношениях в рамках систем «Человек - Природа» и «Человек - Окружающая среда», где обе категории находятся в ранге высших ценностей.

В середине XX века очень остро встал вопрос о сохранении биоразнообразия. Такое по­ложение дел привело к ухудшению состояния окружающей среды, так как человек, нарушив экологический баланс, внёс изменения в природную цепь и разрушил её звенья.

Касательно центральноазиатского региона проблема взаимоотношения человека с окру­жающей средой вылилась в так называемый «Аральский кризис», который в конце XX - начале XXI века принимает глобальные масштабы.

Современные темпы развития градостроения, развития индустрии и промышленности требуют естественных затрат. Всё увеличивающаяся вырубка лесов ускоряет процессы из­менения климата на Земле, состояние атмосферного воздуха резко ухудшается. На совре­менном этапе развития человеческой цивилизации просто необходимо формирование новой биоэтической парадигмы, причём на всех уровнях и во всех сферах жизни общества.

Современная биоэтическая парадигма не должна носить сугубо медицинский или биоло­гический характер. Она должна проникать во все сферы человеческой жизнедеятельности, но особую важность она должна приобрести в формировании нового отношения, взгляда, мировоззрения на окружающую среду и место человека в этой среде на уровне паритета ценности окружающей природной среды и ценности личности человека.

Биоэтика и современная гуманистическая парадигма Bioethics and the modern humanistic paradigm

Никулина М.А.

Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону E-mail: nikulina_marina@mail.ru

Значительная интенсификация и расширение поля исследований феномена жизни во вто­рой половине ХХ в. стали причиной формирования современной биоэтической науки, что свидетельствует о повышении мировоззренческого, методологического, эвристического и ценностного потенциала биоэтики в целостной системе материальной и духовной культуры общества. Новый статус биоэтики выдвигает целый ряд приоритетных проблем, требующих осмысления. Среди них первостепенной становится проблема выявления мировоззренческой роли биоэтики, ее вклада в осознание представлений о месте и роли жизни на Земле и в око­лоземном пространстве, в методологическое осмысление целенаправленного процесса ко­эволюции природы и общества. В настоящее время заметно повышается теоретический и методологический статус биоэтики в формировании интегративных представлений, образу­ющих канву новой универсальной картины мира - онтологического основания мировоззре-

259

ния. Биоэтика дает интеллектуальное обоснование, социальное оформление публичным дис­куссиям, в ходе которых общество принимает решения о том, где пролегают границы чело­веческого существования.

Современная гуманистическая парадигма предполагает обостренную этико­философскую рефлексию над нравственными основаниями клинической медицины, биоме­дицинских исследований и доклинических испытаний. Именно в рамках биоэтики, где мо­раль проявляется в высшем - гуманистическом - смысле, в ситуациях на грани жизни и смерти Живого, осуществляется философское переосмысление таких категорий, как гума­низм и справедливость, благо и вред, страдание и сострадание, и распространение их «юрисдикции» на отношение человека к любому Живому [M. Balls, 2009].

Биоэтика в рамках современной гуманистической парадигмы характеризуется радикаль­ным поворотом от способов эмпирического описания врачебной морали к обостренной фи­лософской рефлексии оснований нравственности в биомедицинских исследованиях, форми­рованием своих собственных положений о моральных ценностях, расширением проблемно­го поля биоэтики.

Проблема понимания нормы и патологии в разных типах рациональности The problem of understanding of standart and pathology in different types of rationality

Петрушина А.В.

Институт философии РАН, г. Москва E-mail: nejmon@rambler.ru

Современное социально-гуманитарное знание отмечает достаточно определенный трансформационный сдвиг в понимании рационального в связи с включением в сферу науч­ного познания культурно-ценностных законов, свойственных реальной человеческой жизни и «жизненным явлениям» вообще. Объясняется это рядом обстоятельств, среди которых приоритетное положение занимает, во-первых, поиск определенных универсальных правил, гарантирующих эффективность взаимодействия людей с окружающим миром и, во-вторых, стремление как можно глубже осознать интеллектуальные механизмы, используемые в по­иске этих правил.

Все, что лежит за пределами реального и потенциального знания, принято относить к сфере иррационального. В самом широком смысле термин «рациональность» означает ра­зумность, осмысленность. Тогда как иррациональность подразумевает наличие тех областей миропонимания, которые недоступны для языка разума и не соответствуют законам логики. Вследствие этого оказывается, что иррациональность приобретает значение некоторого ре­жима сбоя, искажения разума, и оцениваться должно через эту «негативную дополнитель­ность».

Однако тот факт, что научное знание в своих исследованиях стало учитывать историче­ское и гуманитарное знание, привело к расширению границ научного познания. Современ­ные дискуссии по проблеме взаимоотношения рационального и иррационального с учетом социокультурного, исторического контекстов выявили неясность как самих терминов «ра­циональное» и «иррациональное», так и критериев их демаркации.

Этапы неклассической и постнеклассической рациональности оказали значительное вли­яние на определение таких понятий как «норма» и «не-норма» (иначе «патология»). Расши­рение и «размытие» границы их различения поставили не только вопрос о возможности пре­дельного определения данных терминов, возникла также проблема границы нормы и пато­логии, которая состоит в наличии онтологически значимых пограничных состояний, благо­даря которым становится возможным выход человека к глубинным смыслам бытия.

От философии к праву - это ли судьба биоэтики?

From Philosophy to the Law - whether it is destiny of bioethics?

Седова Н.Н.

Волгоградский государственный медицинский университет, г. Волгоград E-mail: banavr17@gmail.com

Биоэтика является философской наукой со специфическим - нормативно-оценочным - понятийным аппаратом. Она комплементарна философии медицины, но не является ее со­ставной частью. Приоритетными проблемами для философии медицины являются проблемы онтологические и гносеологические, а для биоэтики - аксиологические и праксеологические.

В биоэтике можно вычленить трехуровневую структуру: теоретическая биоэтика, прак­тическая биоэтика и прикладная. Очевидно, что только теоретическая биоэтика может вы­ступать и выступает как прикладная философия. В то же время, все три уровня биоэтики существуют в единстве, связь между ними носит векторный характер.

Теоретическая биоэтика отстает в своем развитии от практической и прикладной, что может привести к дефрагментации дисциплины в целом и потере ею своего научного и со­циального статуса. Преодолеть эту тенденцию можно, целенаправленно разрабатывая ак­сиологические проблемы биоэтики как первичные по отношению к деонтологическим.

Но, с другой стороны, современная праксеология детерминирована в большей степени деонтологическим контентом биоэтики, следствием чего является активное сближение биоэ- тических и правовых концептов. Можно говорить о реальности методологического кроссин­га биоэтики и права.

Методологический кроссинг биоэтики и права осуществляется в общем категориальном поле, где понятия, обозначающие ценности биоэтики и/или права, имеют свой источник в одном из этих интеллектуальных комплексов, но активно «работают» в объяснительных процедурах другого комплекса по принципу прямой и обратной связи. Соотносясь как пере­секающиеся множества, биоэтика и право создают нормотворческое поле, которое нельзя отнести ни к той, ни к другой дисциплине, что создает проблемы нормативной идентифика­ции. Но такое поле пересечения необходимо для рождения новых идей, норм, оценок, вос­требованных как в биоэтике, так и в праве.

Компетентностный подход к философскому знанию: от любомудрия к биоэтическому экоцентризму Practical approach to the philosophical knowledge: from passion of wisdom to bioethical ecocentrism

Федотова Е.В.

Саратовский государственный социально-экономический университет, г. Саратов

E-mail: ev-fedotova@mail.ru

Философия как научное направление вызывает горячие споры в практичном XXI веке, а студенты считают философию как дисциплину пустым занятием, ссылаясь на «расплывча­тость мысли» многих философских трудов. Вместе с тем, ни у кого не вызывает сомнения необходимость оздоровления тела, духа и разума всего человечества. Только философия может видеть мир без политической ангажированности, религиозной ограниченности, «ра­нимости» искусства. Многоуровневый компетентностный подход к образованию в области философии предполагает расширение возможностей практической деятельности философов- консультантов населения. Однако целесообразнее получить соответствующие компетенции врачу психотерапевту, психологу, социальному работнику. Философское знание отличается от обыденного своей элитарностью. В то же время обязательное изучение философии преду-

261

смотрено всеми образовательными стандартами высшего профессионального образования. Студенты, получающие квалификации «бакалавр» или «магистр» по направлению ФГОС ВПО 03100 «Философия» должны получить профессиональные и общекультурные компе­тенции, которые позволят им трудиться в средствах массовой информации, музеях, органах управления, общественных и коммерческих организациях. Обилие практических перспектив будущих специалистов в области самой фундаментальной науки поражает. Это внушает надежду на то, что философия перестанет замыкаться на совершенствовании своего поня­тийного аппарата и постарается ответить на вопросы реальности. Как решать проблему здо­ровья населения мира, если планета перенаселена? Почему не удается решать экологические проблемы, сохраняя качество жизни населения? Почему мудрейшие и образованнейшие фи­лософы не только не допускаются к власти, но и отторгаются народом? Главный вопрос: разумно ли человечество, которое рубит сук, на котором сидит, постоянно теоретизируя о социальной справедливости и любви к ближнему? А может быть вспомнит об ограниченно­сти познания и тщете усилий в вечности и бесконечности и не ответит ничего?

Биоэтические противоречия современной трансплантологии и пути их преодоления Bioethical contradictions of modern transplantology and solutions to bioethical problems

Щепеткова Г.С.

Московский государственный медико-стоматологический университет, г. Москва

E-mail: galinkis@yandex.ru

Наряду с другими медицинскими проблемами находящихся на стыке биологии и этики, трансплантология имеет комплекс противоречий, которые разрешаемы медицинскими и юридическими нормами лишь частично. С одной стороны пересадка органа способна быть безальтернативным методом спасения жизни, и такой императив сводит гуманитарные огра­ничения к минимуму. С другой, ослабление патернализма современной медицины, расшире­ние автономности пациента в процедуре принятия решений, напротив, воздвигает барьеры в получении донорских органов от трупов и от живых субъектов. В законах разных стран про­блемы трансплантологии решаются с учетом различного соотношения биологической и эти­ческой парадигм. В частности, в Нидерландах - «презумпция донорства»-возможность изъя­тия органа по медицинским показаниям без прижизненного согласия пациента или его пред­ставителя, тогда как в Австралии такое согласие обязательно в любом случае. Тем самым, на практике, проблема изъятия и пересадки органов сводится либо к биологической, либо к этической составляющей. («биоредуктам» или «эторедуктам»).В конце ХХв. в решении про­тиворечий трансплантологии наметились 3 направления: создание искусственных органов; ксенотрансплантация с использованием трансгенных животных; выращивание человеческих органов из стволовых клеток. Все эти направления способны минимизировать этические барьеры, и главную биологическую проблему трансплантологии-иммуносупрессию. На наш взгляд, наиболее перспективным обещает быть применение технологий стволовых клеток, т.к. они позволяют вырастить здоровый орган, идентичный утраченному по антигенному составу. Использование ксенотрансплантатов и искусственных органов возможно более проблематично, т.к. искусственный аналог, не являясь живым элементом, не может адекват­но взаимодействовать с тканями как биологический объект. В то же время, при использова­нии трансгенных ксенотрансплантатов врачи столкнулись с неизвестным ранее феноменом переноса от животного к человеку «медленных вирусных инфекций».

<< | >>
Источник: VI Российский философский конгресс. Философия в современном мире: диалог мировоззрений. Материалы (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012 г.). Том III. 2012

Еще по теме Круглый стол ФИЛОСОФИЯ ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТИ: БИОЭТИКА, ИННОВАТИКА, ЭКОЛОГИЯ:

  1. Содержание
  2. Круглый стол ФИЛОСОФИЯ ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТИ: БИОЭТИКА, ИННОВАТИКА, ЭКОЛОГИЯ