<<
>>

§ 4.3. Соотношение поселений и могильников в Кисловодской котловине.

На сегодняшний день нам известно 127 могильников с материалами I - начала II тыс. н.э., из которых 96 относится к грунтовым. 77 из них с преобладанием катакомбных захоронений (I в.

до н.э. - XII в. н.э.), пять - с ямными погребениями (I-III вв. н.э.), четыре - с каменными гробницами (II-V вв.), на восьми могильниках обнаружены склеповые погребения (IV-VIII вв.); в более позднее время появляются захоронения в каменных ящиках (X-XII вв., два могильника). Помимо грунтовых могильников, известно 27 скальных, из которых семь содержат скальные захоронения в нишах-камерах (VII-X вв.) и 20 - в гробницах под скальными навесами (VII-XI вв.) (Таблица 18). Имеются также данные о двух подкурганных катакомбных могильниках, из которых один (курганная группа Левоподкумская 1, о которой шла речь выше) надежно отнесен к IV в. н.э., а сведения о втором (Волчьи Ворота) требуют проверки.

Большинство подобных памятников (99 из 127) было обнаружено работами предшественников, в особенности в ходе деятельности Кисловодской археологической секции, добровольные сотрудники которой приложили немало усилий по спасению древностей Кисловодской котловины, разрушавшихся в ходе строительных работ (об этом подробнее: Афанасьев и др., 2004. С. 25-45). 38 могильников I тыс. н.э. открыты в ходе работ Кисловодской экспедиции ИА РАН, однако многие из них не исследовались раскопками, поэтому имеются лишь общие данные о типе погребальных сооружений. Ряд погребений был доследован и опубликован (Коробов, 2004а; 2010а; 2010г; Коробов, Мастыкова, 2009; Коробов, Кадиева, 2010; Коробов и др., 2012).

Разумеется, по отдельно исследованным погребениям (а именно таковыми характеризуется практически весь массив имеющихся данных), мы не имеем возможности определить достоверно время существования каждого могильника. Однако можно попытаться грубо выделить хронологические диапазоны их функционирования исходя из самой суммарной информации об обнаруженных в могильниках захоронениях.

Данная информация имеется в неоднократно упоминавшемся своде древностей Кисловодской котловины (Афанасьев и др., 2004). Имеющиеся данные о могильниках обобщены в виде Таблица 18, где схематично указан временной промежуток, в который укладываются наши сегодняшние представления об обнаруженных там захоронениях. Часть материалов датируется весьма широко в пределах I тыс. н.э. из-за плохой их изученности (Васюкова Балка, Луначарский склеп, Три Печи, Долина Очарования, Санаторий Смена). Остальные имеют более четко выдержанные хронологически рамки своего существования (Таблица 18). Попробуем соотнести эти рамки с расположенными в непосредственной близи от могильников укрепленными и неукрепленными поселениями.

Прежде всего, вызывает интерес, насколько близко от поселений лежат могильники эпохи раннего Средневековья. Простейший ГИС-анализ,

заключающийся в построении буферных зон, позволяет достоверно ответить на этот вопрос. В литературе имеются наблюдения над тем, на каком расстоянии следует искать могильники возле раннесредневековых поселений. Так, для южноанглийской системы расселения англо-саксов V в. характерно расположение могильников на расстоянии не более 500 м от поселений, обычно около 150 м (Harrington, Welch, 2011. P. 151). Похожая картина, когда некрополи как правило локализуются на расстоянии 100-200 м и не более 500 м от поселений, наблюдается у раннесредневековых франков на севере Франции (Peytremann, 2003. P. 355) и у аламаннов в Юго-Западной Германии (Steuer, 1994. P. 94; Quast, 2006. S. 136).

При расчете буфера в 500 м вокруг поселений Кисловодской котловины I тыс. н.э. в эту зону попадает 84 из 127 могильников (рис. 148). Если буферную зону увеличить до 1 км (рис. 149), их число возрастает до 108. То есть, всего 19 могильников лежат на расстоянии более 1 км от ближайшего укрепления, что, на мой взгляд, может являться весьма серьезным аргументом в пользу приуроченности рассматриваемых погребальных памятников эпохи раннего и развитого Средневековья именно к укрепленным поселениям.

Это очевидно из приведенных карт на рис. 148-149, на которой видно, что большинство неукрепленных поселений не сопровождаются могильниками в близлежащей зоне.

Если мы построим аналогичные буферные зоны вокруг могильников I - начала II тыс. н.э., то окажется , что в радиусе 500 м от них находится 64 укрепления и поселения (рис. 150). Увеличивая этот радиус до 1 км, мы получаем 99 укреплений и поселений, находящихся в пределах данного расстояния от близлежащих могильников (рис. 151). Рассмотрим подробнее, какие же поселенческие памятники находятся на этом расстоянии от могильников.

Если начать наше описание с северо-восточных окраин котловины, то здесь, в долине Подкумка имеется несколько могильников (рис. 152). Прежде всего, это недавно обнаруженный катакомбный могильник Верхнеподкумский 1 (№ 921; Коробов, 2012*. С. 77)[12], расположенный на отрогах Боргустанского хребта на левом берегу р. Подкумок при въезде в Кисловодскую котловину. Могильник ограблен, погребальные сооружения в виде катакомбных захоронений видны в грабительских ямах. Материал из могильника пока неизвестен, равно как и поселение, жители которого оставили данный некрополь.

На правом берегу Подкумка рядом с укреплением Долина Очарования была обнаружена единственная катакомба одноименного могильника (№ 154), не содержавшая выразительного инвентаря и поэтому широко датирующаяся в пределах I тыс. н.э. Выше по течению на том же берегу на небольших холмах расположены грунтовые могильники Подкумский 1 и 2, содержавшие разнообразные погребения I-III вв. (№№ 158 и 159).

Далее лежит укрепление Тихий Уголок, в непосредственной близости от которого находится одноименный скальный и, по-видимому, катакомбный могильник (№№ 251 и 254). В скальном могильнике из 48 вырубленных в песчанике камер 46 оказались пустыми, когда их в 1960-х годах доследовал А.П. Рунич. Лишь две содержали инвентарь, относящийся к VII-IX вв. н.э. Грунтовый могильник зафиксирован С.Н. Савенко и мною в 1996 г. в котловане строящегося дома - там виднелись следы конского захоронения, скорее всего совершенного в дромосе катакомбы. Отсюда суммарная датировка данного памятника в рамках V- VIII вв., разумеется, не претендующая на достоверность.

Напротив этих памятников на левом берегу реки лежит целый комплекс археологических объектов у скалы Острый Мыс, включающий одноименные укрепление, поселение, один скальный и три катакомбных могильника (№№ 109, 110, 113 и 116). Обнаруженные в них захоронения относятся к III-VII вв. (Острый Мыс 1 и 3), VII-VIII вв. (Острый Мыс 2) или VII-IX вв. (скальный могильник Острый Мыс). Кроме того, в непосредственной близости от них лежит могильник Граничный, погребения которого в грунтовых ямах обнаружены С.Н. Савенко в 1970-х гг., они предварительно датируются I-III вв. н.э. (№ 117).

Укрепление и поселение Ясли находится в непосредственной близости от одноименного катакомбного могильника VI-VIII вв., а также рядом с могильником Три Печи (N°N° 75 и 185), относящимся к I тыс. н.э. (рис. 152, 159). В километровую зону вокруг него попадает также комплекс из укрепления и двух поселений Кабаногорское Кольцо, но они вряд ли соотносятся с могильником Ясли, поскольку отстоят от него более чем на 500 м и располагаются, к тому же, на другой стороне Кабан-горы.

Выделенные Г.Е. Афанасьевым в качестве потенциальных памятников эпохи раннего Средневековья в нижнем течение Аликоновки, Березовой и Ольховки (Афанасьев и др., 2004. С. 64) укрепления Гипотетическое 1 и 2 находятся вблизи от известных катакомбных могильников Набережная улица и Набережная улица, д. 63 (IV-VIII и IV-VII вв. соответственно), а также Рыбные Пруды (VI-VIII вв.) (рис. 159; №№ 70, 204, 552). На периферии километровой зоны от первых лежит и потенциальное укрепление Гипотетическое 3, но вблизи от него могильников эпохи раннего Средневековья неизвестно.

Выше по течению Подкумка на его левом берегу располагаются укрепление Тарный Склад и поселение Крымушкинская Балка 1, возле которых обнаружены катакомбные захоронения X-XII вв., относящиеся к могильникам АТХ-1, Мебельная Фабрика 2 и Лесхоз (№№ 125, 141 и 196). Последний сопровождает одноименное обширное поселение развитого Средневековья. На противоположном берегу реки находятся катакомбы I-III вв. (могильники Подкумские Террасы и Очистное, №№ 71, 80), скорее всего приуроченные к расположенным поблизости позднесарматским поселениям Железнодорожное и Железнодорожный Мост.

На левом берегу выше по течению Подкумка лежат широко известные катакомбные могильники эпохи раннего Средневековья Аланская Крепость 1 и 2 (V-X вв.), Мирный 1 (V-VIII вв.) и Мирный 2 (IV-VII вв.) (№№ 190, 193, 288, 298), рядом с которыми расположился целый ряд поселений. Примерно посередине между ними находится знаменитое укрепление Кольцо-Гора, которое соотносится с двумя одноименными могильниками X-XII вв. (№№ 144, 188). Могильники Аланская Крепость 1 и 2, очевидно, относятся к укреплению Аланская Крепость 1 и поселению Аланская Крепость 2. Более позднее поселение IX-XII вв. Аланская Крепость 1, исследовавшееся в разные годы Н.Н. Михайловым, А.П. Руничем, В.Б. Ковалевской (Ковалевская, 2005. С. 124-125), Г.Е. Афанасьевым и М.А. Гуськовым, находится рядом, ниже по склону. Труднее соотнести с конкретными поселениями могильники Мирный 1 и 2 - в 500-метровой зоне от них расположены укрепления Мирный 2 и Левоподкумское 1, а также поселение Левоподкумское 2; далее 500 м, но в пределах 1 км отстоят поселение и укрепление Мирный 1.

На правом берегу Подкумка примерно напротив Кольцо-Горы имеется еще один знаменитый конгломерат памятников в урочище Клин-Яр (рис. 153, 159). К раннесредневековому периоду здесь относятся катакомбные могильники Клин-Яр 3 (II-VIII вв.) и Клин-Яр 4 (V-VIII вв.) (№№ 222/258 и 225), очевидно приуроченные к останцовому укреплению Клин Яр и сопровождающему его одноименному поселению на его южных склонах. Несколько южнее на вершине гряды Волчьи Ворота располагается одноименный подкурганный могильник, разграбленные захоронения которого содержат катакомбные погребения, датировка которых требует разъяснения. К западу от останца Клин-Яр находится грунтовый могильник с катакомбами и ямами Малый Клин Яр 1 (II-V вв.) (№ 214/802) вблизи от одноименных укрепления и поселений. В километровой зоне от последнего, но на достаточном удалении известно также укрепление Сова 1.

Далее выше по течению на всем протяжении от пос. Мирный до аула Джага известны лишь три новых могильника (рис. 153): уже упоминавшийся выше курганный могильник IV в. н.э. Левоподкумский 1 (№ 928; Коробов и др., 2014), сопровождающий укрепление Подкумское 2, одиночное захоронение в яме неопределенного времени Мирный 3 (№ 932; Коробов, 2013*. С. 27-30) и катакомбы возле поселка Конзавод (№ 867; Коробов, 2010*. С. 46), хронологическая атрибуция которых еще ждет своего исследования. Знаменитое городище Рим-Гора сопровождается двумя катакомбными могильниками, один из которых относится к раннему, а другой - к развитому Средневековью (№№ 299, 301). По-видимому, к данному городищу относятся также расположенные на некотором удалении от него захоронения в скальных камерах и каменных ящиках (Учкекенские 1 и 2, №№ 740, 741) (рис. 154). Напротив Рим-Горы возле селения Джага известно три скальных могильника, устроенных в камерах (рис. 153; №№ 650-652). Происходящие отсюда материалы относятся к VII-IX вв., а приуроченность их к укреплению Джагинское не вызывает больших сомнений.

Памятники в верхнем течении Подкумка изучены хуже. Из известных ранее здесь находятся Корсунский склеп V-VI вв. (№ 939; Рунич, 1979. С. 234) возле укрепления Карсунка 2 (рис. 156) и могильники в окрестностях укрепления Уллу- Дорбунла: гробницы V в. и каменные ящики X-XII вв., а также предположительно захоронения под скальным навесом (рис. 155; №№ 902, 903 и 915; Коробов, 2013г. С. 120, 122). В пределах километровой зоны от данного городища на

противоположном берегу Подкумка находится катакомбный могильник X-XII в., скорее всего также относящийся к комплексу поселений Уллу-Дорбунла (рис. 155; № 936; Рунич и др., 1983. С. 58-59; Коробов, 2013*. С. 37). Остальные могильники (рис. 154, 155) - склеп возле укрепления Первомайский 1 (№ 869; Коробов, 2010*. С. 47), разграбленные катакомбы возле укреплений Терезинское 1 и 2, Подкумское 5, 7 и 9 (№№ 872, 889-890, 931; Коробов, 2009*. С. 92; 2010*. С. 50, 51, 59; 2012*. С. 76-77), скальное и предположительно катакомбное захоронения возле укрепления Карсунка 1 (№№ 846, 848; Коробов, 2009*. С. 9495) обнаружены в процессе авторской разведки и не доследовались, поэтому установить их культурно-хронологическую атрибуцию на сегодняшний день не представляется возможным.

Обратимся к долинам правых притоков Подкумка, начав с р. Березовой (рис. 159). По ее правому берегу недалеко от места слияния с Ольховкой известна целая серия катакомбных могильников, обнаруженных еще в 1930-е годы на так называемом Георгиевском Плато (Сан. им. Орджоникидзе, Георгиевское Плато 1, Сан. Наркомтяжпром; №№ 6-8) и рядом с ним (Сан. Смена, Васюкова Балка, Проспект Ленина; №№ 52, 54 и 553). Первые три имеют достаточно достоверную информацию о захоронениях IV-VII вв., данные об остальных неточны и поэтому носят суммарный характер датировки в пределах I тыс. н.э. Имеются также данные о катакомбных и ямных захоронениях I-III вв., происходящих с территории могильников Аэрофлот, Театральный, Церковная Горка, Кругозор и Буденовская Слобода (№№ 4, 5, 55, 57, 58).

В непосредственной близи от этих могильников известно лишь поселение Санаторий Смена рядом с одноименным могильником (рис. 159). В 500-метровой зоне от них лежат укрепление Красное Солнышко и поселение Красные Камни; в километровую зону попадают также укрепление Туркмения и поселения Туристическая Тропа и Первомайская Поляна. Однако все эти памятники расположены на мысах и склонах, отделенных от Георгиевского плато мощными балками, занятыми ныне курортным парком Кисловодска, и не могут соотноситься с упомянутыми могильниками. Приходится констатировать, что данный участок котловины испытал серьезное антропогенное воздействие и не может в настоящее время дать нам полную информацию об археологических памятниках. Укрепленное поселение, к которому относились могильники на

Георгиевском плато, скорее всего, располагалось там же и в настоящий момент полностью разрушено при строительстве гостиницы «Кавказ» и комплекса пансионатов и санаториев. Это предполагаемое укрепление может быть включено в дальнейший анализ под именем Гипотетическое 4 и условно отнесено к эпохе раннего Средневековья на основании материалов из катакомбных могильников Сан. им. Орджоникидзе, Георгиевское Плато 1 и Сан. Наркомтяжпром (IV-VII вв.).

В междуречье Березовой и Ольховки находится могильник середины I тыс. н.э. Красная Площадь (рядом с кисловодской крепостью), возле которого неизвестно ни одного укрепления с поселением (рис. 159; № 339). Ближайшие памятники отстоят от этого могильника на расстояние более 500 м: это поселение Крестовая Горка на другой стороне реки и укрепление Сосновый Бор. Более четкую картину дает расположенный на левом берегу Березовой комплекс памятников из укрепления Ломоносовка и очевидно относящегося к нему катакомбного могильника Бермамытский 1, датируемого VI-VIII вв. (рис. 159; № 255) В километровую зону от него попадает также укрепление Левоберезовское 1, которое с ним, скорее всего, не может быть соотнесено.

Выше по течению Березовой имеется серия памятников у Мосейкиного Мыса (рис. 159, 160), где в непосредственной близости от укрепления Мосейкин Мыс 1 и поселений Мосейкин Мыс 2 и 3 известны находки склепов IV-VI вв., не локализуемых в настоящее время (могильник Правоберезовский, № 346), а рядом с укреплением Мосейкин Мыс 2 нами было обнаружено захоронение VIII в., совершенное под скальным навесом (№ 792). Другие укрепленные и

неукрепленные поселения (Левоберезовское 4, Левоберезовское 11 и 12, Татарка) отстоят слишком далеко от этих могильников и, к тому же, находятся на другой стороне реки или ее притоков. Последним из известных на сегодняшний день могильников вверх по течению Березовой является катакомбный могильник V- VIII вв. Березовский 2 (№ 234), очевидно соотносящийся с укреплением Левоберезовское 3, расположенным в непосредственной близости от него. Поселение Правоберезовское 2 находится на другой стороне глубокого каньона

реки и на гораздо большем расстоянии от этого могильника. Выше по течению Березовой в непосредственной близости от укрепления Левоберезовское 5 вероятно находится одноименный катакомбный могильник (рис. 161; № 914; Коробов, 2011*. С. 67). На склоне ближайшего к укреплению делювиального холма при косом освещении прослеживаются провалы от камер катакомб. Однако эта информация неточна и нуждается в дальнейшей проверке.

Очень компактным представляется комплекс памятников в долине реки Кабардинки на вершине возвышенности Кугуль, где наряду с останцовым укреплением и двумя поселениями находится два одноименных катакомбных и два склеповых могильника VI-VIII вв., без сомнения относящихся к данным раннесредневековым местам обитания (рис. 160; №№ 39, 41, 43, 45). Сочетание в одном месте захоронений разных типов имеет явно выраженный социальный характер, когда местная элита была похоронена в расположенных на укрепленной площадке склепах, а рядовое население погребалось в катакомбах на склонах возвышенности. Впервые на это обстоятельство обратил внимание А.П. Рунич (1979. С. 247).

Выше по течению на правом берегу Кабардинки было обнаружено укрепление Кабардинское 1, возле которого известен одноименный могильник VIII-X вв., расположенный под скальным навесом (№ 172). На противоположной стороне реки в его непосредственной близости находится укрепление Кабардинское 2 (рис. 160, 161).

Интересным выглядит комплекс могильников и поселений у Лермонтовской Скалы, где также обнаружены яркие древности интересующего нас периода (рис. 160). Имеющееся здесь укрепление № 1 на левом берегу реки Сухая Ольховка очевидно сопровождается катакомбным могильником Лермонтовская Скала 1 (V-VII вв.), а также элитными захоронениями в так называемом Печоринском Склепе того же времени, находящимся под укреплением (№№ 97, 104). Рядом с ним известно также поселение

Лермонтовская Скала 2 (у реки). На противоположной стороне реки на правом берегу Ольховки был обнаружен знаменитый могильник V-VII вв. Лермонтовская Скала 2 (№ 92), возле которого находится одноименное укрепление.

Выше по течению Сухой Ольховки (рис. 160, 161) находится укрепление Высокогорное 2, рядом с которым известен очень интересный могильник II-IV вв. Высокогорный 1 (№ 98/99), где Я.Б. Березиным помимо катакомбного погребения было открыто несколько захоронений в каменных гробницах предгуннской и гуннской эпохи. Недалеко от него мною было доследовано катакомбное захоронение рубежа II-III вв., относящееся к могильнику Высокогорный 3 (№ 841; Коробов, 2010г). В долине соседней реки Ольховки в Игорской Балке Я.Б. Березин обнаружил разрушенные катакомбные захоронения V-VII вв. возле одноименного укрепления (№ 174). Недалеко от него же на другой стороне небольшой речки была открыта катакомба V-VI вв., известная под наименованием «могильник Нарзанный 2» (№ 385). В километровую зону от этих могильников попадают поселения Камышовая Балка 3 и 4, а также укрепление и поселение Султанные, но все они находятся совсем в иной ландшафтной ситуации. К последним, возможно, относится катакомбное захоронение Султан-Гора 4 (рис. 160; № 860; Коробов, 2009*. С. 96), находящееся на противоположном берегу правого рукава р. Ольховки, однако сведения об этом памятнике нуждаются в уточнении. Наконец, в верховьях Ольховки находится укрепление Султан-Гора, у подножья которого расположен могильник Султан-Гора 2, представляющий собой каменные гробницы, потревоженные грабителями (рис. 161; № 859; Коробов, 2009*. С. 96). Собранный возле грабительских отвалов подъемный материал позволяет предварительно отнести захоронения ко II-IV вв. н.э.

Южную границу Кисловодской котловины занимает несколько укреплений, находящихся на левом берегу р. Кич-Малки (рис. 161). Возле одного из них (Кич- Малка 1) была доследована катакомба с яркими материалами первой половины - середины VIII в. (№ 829; Коробов, 2010а).

Весьма сложную картину дает нам пространственное размещение многочисленных могильников вокруг знаменитого останцового укрепления Горное Эхо (рис. 159). Здесь прямо под укреплением на разных берегах реки находятся катакомбные могильники V-VIII вв. Отстойник и Задвижка (Кисловодское Озеро 1 и 2; №№ 12, 13) и Аликоновские склепы V-VI вв. (№ 940; Рунич, 1979. С. 234), а в непосредственной близости от укрепления на правом берегу Аликоновки: катакомбные могильники V-VIII вв. Луначарка 1 и Луначарка 2 (№№ 9, 36), а также скальный могильник VIII-IX вв. Митькин Кутан и катакомбный могильник Горное Эхо 2 (V-VIII вв.) (№№ 19, 35). Чуть дальше от Горного Эха лежит могильное поле Мачты (№2 10/797), на котором обнаружены захоронения, совершенные со II по VIII вв. н.э. При этом исследователями отмечается, что четких границ между этими грунтовыми могильниками не существует (Аржанцева и др., 2003. С. 21) - скорее всего в данном случае мы имеем дело с обширным могильным полем, на разных участках которого совершались захоронения на протяжении длительного времени.

На другой стороне реки находятся катакомбные могильники Директорская Горка (III-VIII вв.), Горное Эхо 1 (VI-VIII вв.) (№№ 14, 17), ямные захоронения I- III вв. могильника Развилка и скальный могильник у моста через Аликоновку (VIII-IX вв.) (№№ 20, 239). В самую минимальную буферную зону в 500 м вокруг этих могильников попадает несколько поселений и укреплений. Очевидно, что Горное Эхо является из них центральным, к нему могут относиться могильники Задвижка вместе с Аликоновским склепом, Отстойник, а также могильное поле на окраине поселка Луначарка (Луначарка 1 и 2, Мачты). Несколько далее от него отстоит скальный могильник Митькин Кутан, находящийся в некой пространственной изоляции. Кроме того, эти могильники могли быть связаны с населением, проживавшим на поселение Луначарка, расположенном на одноименном мысу. Могильник Директорская Горка мог быть связан с одноименным поселением на склонах этой возвышенности. Поселение Горное Эхо соотносится с обоими одноименными могильниками, поскольку поблизости нет остатков других крупных раннесредневековых поселений, а река в данном месте не представляет собой непреодолимой преграды. Расположенные поблизости поселения Митькин Кутан 2 и 3 и Острый Курган 1 либо маловыразительны, либо находятся на высоком плато правого берега

Аликоновки, а не у уреза воды, как вышеобозначенные памятники у пионерского лагеря «Горное Эхо».

Несколько изолированно выглядит скальный могильник у моста через Аликоновку, с которым могли бы соотноситься укрепления Броненосец 1 и 2, если бы они не были расположены на противоположном берегу реки на периферии 500-метровой зоны. Данный факт вкупе с изолированностью скального могильника Митькин Кутан может косвенно свидетельствовать о том, что носители обряда захоронения под скальными навесами, сменившие алан - носителей обряда катакомбных погребений - изменили сложившуюся до их появления систему соотношения поселений и могильников. Несомненно, это должно было быть связано с поиском пригодных для захоронений скальных навесов, которые могли располагаться на более значительном удалении от поселения, чем делювиальные склоны с выходами глины, пригодные для устройства катакомбы.

Что касается укреплений на скале Броненосец, то наиболее близким к ним является могильник Хлораторный, содержавший катакомбные захоронения V-VII вв. (№ 268). Недалеко от него в балке Солдатской находится комплекс памятников из одноименных укрепления, двух поселений и предположительно могильника VI-VIII вв. (№ 267).

Выше по течению Аликоновки находится еще один сложный конгломерат поселений и могильников возле знаменитой скалы «Замок» (рис. 158, 159). Здесь на вершине скалы расположено одноименное укрепление, сопровождающееся поселением, катакомбным могильником II-VIII вв. и скальным могильником VIII- IX вв. (№№ 26/27, 442). На другой стороне Аликоновки недалеко от небольшого укрепления Замковое 2, представляющего собой одиночную каменную башню, в срезе проселочной дороги нами было обнаружено сооружение, напоминающее каменный склеп, названное могильником Кордон (№ 868; Коробов, 2010*. С. 29), сведения о котором требуют проверки раскопками.

С правой стороны обширный мыс, занятый Замковым укреплением № 1, ограничен руслом речки Мокрая Балка, в среднем течении которой найдено два катакомбных могильника Мокрая Балка 1 (V-VIII вв.) и 2 (VII-VIII вв.) (№№ 28 и 29), расположенных поблизости двух одноименных укреплений и, скорее всего, оставленных их жителями.

На левом берегу Аликоновки (рис. 158) известно катакомбное захоронение VII-IX вв. (могильник Катыхинский 1) и пять одноименных скальных

могильников VIII-XI вв. (дата несколько условная, поскольку материалов из этих могильников немного) (№№ 327, 334-337, 382). Катакомбное захоронение, а также скальные могильники 1 и 3, возможно, имеют отношение к укреплениям напротив Катыхинской Балки 1 и 2. Через небольшую балку от них находится укрепление напротив Катыхинской Балки 3, к которому мог бы относиться скальный могильник Катыхинский 2б. Могильников в непосредственной близости от основного в данной местности укрепления Катыхинское 1 на правом берегу реки, сопровождаемого поселением Катыхинское 3, пока не найдено. Однако, весьма примечательным выглядит расположение скальных могильников Катыхинское 2а и 4, которое вновь демонстрирует изолированное, оторванное от близлежащих поселений, размещение. На периферию их 500-метровой буферной зоны попадают укрепление и поселение Катыхинское 2 и укрепление Арбакол, но они лежат на противоположных берегах этих труднопроходимых глубоких каньонов и, поэтому, не могут достоверно соотноситься с данными могильниками.

Два новых могильника были открыты в ходе наших работ в окрестностях Конхуторского укрепления эпохи раннего Средневековья (рис. 158). Это

несколько доследованных за грабителями катакомбных погребений VI-VII вв. могильника Конхуторский 2 (№ 830; Коробов, Кадиева, 2010; Коробов, Мастыкова, 2009), находящиеся в непосредственной близости от небольшого укрепления Зуретинское, и расположенное на удалении в 300-350 м от укрепления Конхуторское 1 одиночное захоронение в каменной гробнице конца IV - первой половины V в. н.э. (№ 850; Коробов и др., 2012. С. 187-190). В связи с последним представляется весьма важным установление времени обитания населения на укреплении Конхуторское 1 в пределах V - первой половиной VIII в. н.э. Это

следует как из многочисленного керамического материала, имеющего аналогии в катакомбных могильниках Кисловодской котловины, так и из результатов радиокарбонного анализа кости животного из почвенного зондажа 1 (см. выше). Поэтому весьма любопытным представляется обнаружение данного захоронения в гробнице в непосредственной близости от укрепленного поселения Конхуторское 1, существовавшего в эпоху раннего Средневековья, скорее всего, как одно из мест обитания аланского населения. Тип погребального сооружения является характерным для автохтонного «субстратного» населения Верхней Кубани, а его датировка в пределах конца IV - первой половины V в. предшествует времени возникновения укрепления Конхуторское 1. Это дает основание видеть в данном микрорегионе зону, перспективную для изучения процесса проникновения первых носителей аланской культуры в среду местного, предшествующего ей населения Кисловодской котловины. Изучение данного процесса - дело будущих исследований.

Выше по течению Аликоновки находятся еще три могильника на левом берегу и один - на правом (рис. 158). Это расчищенное нами катакомбное захоронение VIII в. могильника Указатель на периферии километровой зоны одноименного укрепления (№ 852; Коробов, 2009*. С. 39-50), катакомбный могильник Нарт-Башинский 1 VI-IX вв. возле укрепления Водопадное (№2 380) и раннесредневековый могильник из катакомб, подбоев и каменных гробниц Нарт- Башинский 2 V-VII вв. возле одноименного укрепления (№2 491; Коробов, 2009*. С. 61). Несколько дальше от последнего отстоит по берегу реки укрепление и поселение Аликоновское 14, остальные поселенческие памятники расположены на большем расстоянии и на другой стороне глубокого каньона Аликоновки. С ее правого берега в балке Эчкивашской открыт одноименный скальный могильник VIII-X вв., находящийся прямо под поселением Медовой Правобережное 1 (№ 316).

долине Аликоновки, некоторые из них выглядят изолированными и оторванными от поселений эпохи раннего Средневековья. К таковым я отношу могильники Ниязбековский 2 и Эшкаконские 1-5 и 11 (№№ 731-735, 738 и 770). В непосредственной близости от скального могильника Ниязбековского 1 (захоронения в нишах, № 769) находится открытое Г.Е. Афанасьевым одноименное укрепление, недалеко от укрепления Эшкаконское Правобережное 1 был обнаружен скальный могильник Эшкаконский 24 (рис. 154; № 737), а рядом с могильником Эшкаконский 6 (№ 736) на расстоянии чуть более 500 м расположено укрепление Эшкаконское 21. Правда в последнем случае следует отметить, что это укрепление занимает вершину скального мыса с очень отвесными обрывами, вход на который удобен с противоположной от могильника стороны. Перепад высот здесь составляет не менее 250 м, и сообщение между этими памятниками крайне затруднительно. Данные обстоятельства не позволяют достоверно соотнести скальный могильник Эшкаконский 6 с укреплением Эшкаконское 21.

Подведем итоги. Мне представляется совершенно очевидным приуроченность практически всех открытых на сегодняшний день грунтовых и склеповых могильников к поселениям эпохи раннего Средневековья, прежде всего укрепленным. При этом, исходя из имеющейся информации о датировках обнаруженных в этих могильниках захоронений, не будет излишне смелым предположить, что укрепления, сопровождающиеся известными на сегодняшний день могильниками, вполне могут быть названы синхронными, существовавшими на протяжении V-VIII вв. н.э.

Ряд могильников с захоронениями в каменных гробницах и грунтовых ямах, а также в некоторых катакомбах относится к предшествующему периоду I-III вв. Подобные погребальные сооружения в настоящий момент связываются с выделяемым В.Ю. Малашевым горизонтом Подкумок-Хумара, оставленным «субстратным» населением Кисловодской котловины, предшествующим волне аланских переселенцев (Габуев, Малашев, 2009. С. 157-158). Следует отметить, что далеко не все из них соотносятся с рассматриваемыми в данной работе поселениями (рис. 162) - примерно треть могильников (все они с захоронениями в ямах) лежит на удалении более 500 м от поселенческих памятников. Если попытаться проанализировать пространственное распределение материалов из достоверно датированных комплексов могильников III-VIII вв. (Абрамова, 1987; 1997. С. 25-45; Коробов, 2010г), то на III в. приходятся сведения из 11 подобных памятников (рис. 163), десять из которых сочетают захоронения в ямах и катакомбах местного типа, характерного для горизонта Подкумок-Хумара (Церковная Горка, Мачты, Директорская Горка, Замковый 1, Буденновская Слобода 1, Острый Мыс 1, Подкумские 1 и 2, Клин-яр 3 и Высокогорный 4; №№ 4, 10/797, 14, 26/27, 58, 109, 158, 159, 222/258, 841). Имеются также сведения о захоронениях в каменных ящиках и гробницах могильника Высокогорный 1 (№ 98/99).

Как стало очевидным из наших работ последних лет, некоторые из носителей данного погребального обряда доживают до времени широкого расселения аланских племен по Кисловодской котловине, что маркируется повсеместным

распространением Т-образных катакомб по всей изучаемой территории с середины V в. н.э. Однако первые катакомбные захоронения, достоверно связываемые с носителями аланской культуры, были исследованы нами на вновь открытом курганном могильнике Левоподкумский 1 (рис. 164; № 928). Изученные здесь комплексы позволяют отнести время первого проникновения алан в окрестности современного Кисловодска уже в первой половине IV в. н. э. Они сопровождают типичное «земляное городище», слои обитания на котором датируются в пределах III- IV вв. по обнаруженным здесь керамическим фрагментам, а также данным радиоуглеродного анализа.

Со второй половины IV в. появляются также первые грунтовые катакомбы на могильнике Клин-Яр 3, связываемые с аланским населением (Малашев, 2008. С. 273. Рис. 6) (рис. 164; № 222/258). Как мы видим из карты, приведенной на рис. 164, оба этих памятника, отстоящих на 7 км друг от друга, расположены в среднем течение р. Подкумок на севере котловины. Южнее материалы IV в. присутствуют в захоронениях в катакомбах местных типов могильника Замковый 1 (№ 26-27) и в каменных гробницах могильников Высокогорный 1 и Конхуторский 3 (№№ 98/99 и 850), очевидно, относящихся к субстратному населению Кисловодской котловины.

Примерно через одно-два поколения обряд захоронения в катакомбах Т- образной формы становится доминирующим на территории Кисловодской котловины на протяжении нескольких сотен лет. Причем характерно именно повсеместное распространение данного обряда. Если нанести на карту могильники с наиболее ранними комплексами этапа Іа и Іб хронологии погребений Кисловодской котловины (V в. н.э.) (Малашев, 2001. С. 38-39. Рис. 59; Гавритухин, 2001. С. 48), упоминаемые также в работе М.П. Абрамовой (1997. С. 25-45), с добавлением новых открытых в последнее время комплексов, то получается следующая картина (рис. 165). Достоверно материалы этого раннего этапа обнаружены в катакомбных захоронениях могильников Сан. им. Орджоникидзе, Георгиевское Плато 1, Сан. Наркомтяжпром, Отстойник и Задвижка (Кисловодское Озеро 1 и 2), Замковый 1, Мокрая Балка 1, Лермонтовская Скала 1 и 2, Острый Мыс 1, Клин-Яр 3, Березовский 2 и Хлораторный (Зеленогорский 1) (№№ 6-8, 12, 13, 26/27, 28, 92, 97, 109, 222/258, 234 и 268). Из приводимой на рис. 165 карты очевидно, что тринадцать наиболее ранних катакомбных могильников занимают центральную часть котловины и распространяются по основным долинам рек, примыкающих к Подкумку. Скорее всего, перед нами пути заселения Кисловодской котловины носителями катакомбного обряда погребения, связываемыми с аланами, от Подкумка вверх по течению его основных притоков. Однако, находки V в. присутствовали в погребениях в каменных ящиках могильника Высокогорный 1 и Корсунка (J№N° 98/99, 939) захоронение которого М.П. Абрамова также относит к ящикам, а не склепам (1997. С. 29), а также в гробнице на территории городища Уллу- Дорбунла (J№ 903). Очевидно, что погребальные сооружения в виде каменных гробниц и ящиков располагаются на южной периферии котловины или отстоят достаточно далеко на запад от места распространения катакомбного погребального обряда.

В последующую эпоху VI-VII вв. (хронологические периоды Ів-Ід, ІІа-ІІб и ІІІа-ІІІб периодизации В.Ю. Малашева и И.О. Гавритухина - Малашев, 2001. С. 38-39. Рис. 59; Гавритухин, 2001. С. 48) возрастает количество катакомбных могильников с захоронениями в Т-образных усыпальницах и полностью исчезают погребения в каменных склепах и гробницах (рис. 166-167). На смену им приходят единичные погребения в каменных склепах, присутствие которых на территории катакомбных могильников или вблизи от них носит, скорее всего, социальный характер, что уже отмечалось исследователями (Рунич, 1979. С. 247). К середине VIII в. (период ІІІв периодизации В.Ю. Малашева и И.О. Гавритухина) число катакомбных могильников резко сокращается, смещаясь из центра на периферию Кисловодской котловины (рис. 168), а их место занимают скальные захоронения, которые заслуживают отдельного внимания.

Мне уже приходилось писать о том, что следует различать захоронения, совершенные в нишах-камерах, которые близки типологически катакомбным, и погребения под скальными навесами, устроенные совсем по иному обряду (Коробов, 2004. С. 89). Кажется, к данному тезису прибавился еще один весомый аргумент - пространственное соотношение скальных захоронений и укреплений эпохи раннего Средневековья, многие из которых сопровождаются катакомбными погребениями, надежно соотносимыми с аланским населением. Если мы учтем деление скальных захоронений на совершенные в нишах и под навесами, то картина их распространения вкупе с другими способами погребения станет еще более четкой (рис. 169). Из карты с 500-метровой буферной зоной вокруг аланских укреплений совершенно очевидно, что многие эти укрепления сопровождаются именно грунтовыми катакомбами, а некоторые также склепами и погребениями в нишах, устроенных в выходах скал. 61 из 75 подобных могильников лежит в 500-метровой зоне вокруг аланских укреплений.

При этом, около половины из известных захоронений под скальными навесами (8 из 21), и прежде всего наиболее ранние и яркие из них (могильники в долине р. Эшкакон), находятся вдалеке от раннесредневековых укреплений (на расстоянии более 500 м), и не могут с ними соотноситься (рис. 170). Данное наблюдение может свидетельствовать в пользу иноэтничности носителей обряда захоронений под скальными навесами и их более позднего освоения котловины, совершившегося после ухода оттуда аланского населения в середине VIII в. н.э., о чем уже писали исследователи (Кузнецов, 1962. С. 76; 1992. С. 217; Ковалевская, 1984. С. 156;

Рунич, 1988; Афанасьев, Рунич, 2001. С. 22-23; Афанасьев и др., 2004. С. 53). Весьма вероятно существование других способов расселения, характерных для этого населения, сменившего алан в окрестностях современного Кисловодска.

Таковыми представляются имеющиеся на сегодняшний день аргументы в пользу культурно-хронологической атрибуции поселенческих памятников

Кисловодской котловины I тыс. н.э. Проведенный анализ поселений позволяет разделить имеющиеся места обитания на два основных массива - «земляные» городища на мысах с эскарпированными склонами и возвышенности на холмах, которые сопровождаются поселениями на речных террасах, по-видимому, существовавшие в первой половине I тыс. н.э., и «каменные» крепости на останцах и скальных мысах в сопровождении неукрепленных поселений на мысах, склонах и плато, материалы с которых относятся ко второй половине рассматриваемого периода. Изучение хронологических особенностей подобных поселений позволяет доказательно высказать предположение о синхронности изучаемых памятников в рамках V-VIII вв. и, следовательно, пригодности рассмотрения всего массива укреплений и поселений как одновременных. Данное положение является краеугольным камнем дальнейшего изучения системы расселения населения Кисловодской котловины в I тыс. н.э., чему посвящена следующая глава исследования.

<< | >>
Источник: Коробов Дмитрий Сергеевич. СИСТЕМА РАССЕЛЕНИЯ АЛАН ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ В I ТЫС. Н.Э. (ЛАНДШАФТНАЯ АРХЕОЛОГИЯ КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЫ). ТОМ 1. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме § 4.3. Соотношение поселений и могильников в Кисловодской котловине.:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 1.5. История исследования поселений I тыс. н.э. в Кисловодской котловине.
  3. § 2.3. Методика использования аэрофотосъемки в Кисловодской котловине.
  4. ОПИСАНИЕ ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИХ И КЛИМАТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ В КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЕ И ИСТОРИИ ЕЕ ЗАСЕЛЕНИЯ
  5. § 3.5. Современный климат Кисловодской котловины.
  6. § 3.6. Население Кисловодской котловины в древности и Средневековье по данным археологии.
  7. § 3.7. Результаты почвенно-археологических исследований следов древнего и средневекового земледелия в Кисловодской котловине.
  8. § 3.8. Палеоклиматическое моделирование зон земледельческой активности в Кисловодской котловине.
  9. ХАРАКТЕРИСТИКА ПОСЕЛЕНИЙ КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЫ
  10. § 4.1. Классификация поселений Кисловодской котловины
  11. § 4.3. Соотношение поселений и могильников в Кисловодской котловине.
  12. МОДЕЛИРОВАНИЕ РЕСУРСНОЙ ЗОНЫ ВОКРУГ ПОСЕЛЕНИЙ АЛАН КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЫ В I ТЫС. Н.Э.
  13. § 5.4. Скотоводство в Кисловодской котловине в I тыс. н.э. по данным полевого обследования и результатам дистанционного зондирования.
  14. ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМЫ РАССЕЛЕНИЯ В КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЕ В I - НАЧАЛЕ II ТЫС. Н.Э.
  15. § 6.1. Особенности расселения алан Кисловодской котловины во II-IV вв.
  16. § 6.2. Особенности расселения алан Кисловодской котловины в V-VIII вв.
  17. § 6.5. Кисловодская котловина в раннем Средневековье - «племенное королевство» аш-тигоров?
  18. СИСТЕМА РАССЕЛЕНИЯ АЛАН ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ В I ТЫС. Н.Э. (ЛАНДШАФТНАЯ АРХЕОЛОГИЯ КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЫ) Исторические науки: специальность 07.00.06 - археология Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук ТОМ 2
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -